In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных флэшбэков и AU » (~2600 лет до н.э.) Все мы бабы - стервы


(~2600 лет до н.э.) Все мы бабы - стервы

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время действия: ~2600 лет до н.э., времена правления лугаля Гильгамеша
Участники: Иштар, Нинлиль
Место событий: славный город Урук и его окрестности
Описание: любая женщина негодует, если мужчина поступает не так, как она желает, но не любая женщина - богиня. И если даже мирная домохозяйка страшна в гневе и с чугунной сковородкой в руках, то что уж говорить о владычице ветра и покровительнице войн? Особенно если они с горя приняли на грудь.
Вот вам предыстория нападения небесного быка на город Урук, отраженная в мифах, но стыдливо умолчавшая детали. Вот вам еще один повод не доводить своих возлюбленных до белого каления.
Ни один бык не пострадал.

+2

2

Мужчины - зло. Как их выносит Вселенная, Нинлиль решительно не понимала. С ее точки зрения, небеса уже давным-давно должны были свергнуть ее прекрасного супруга на землю, а с земли - в подземное царство к Эрешкигаль. А там уже деваться некуда, кроме как развоплотить этого мерзкого бога до невозможности обретения им нового обика в ближайшие сто тысяч лет. Додумав эту прекрасную и сладкую мысль, Нинлиль сделала еще один глоток из кувшина с вином. Кажется, второго по счету. До этого было выпито примерно столько же пива. К сожалению, пьянела богиня до отвращения медленно. То есть, на данный момент была трезва как стеклышко. И даже почти точно помнила, чем именно разозлил ее драгоценный супруг на этот раз. "Еще один глоток" оказался последним для этого кувшина и, оглядев помещение, Нинлиль пришла к неутешительному выводу - выпивка закончилась. И не звать же Энлиля, чтобы тот принес еще. Во-первых, она на него обижена. Во-вторых, он наверняка уже куда-то испарился. В-третьих, а не пошел ли он куда подальше. Примерно по тому маршруту, о котором Нинлиль думала минутой ранее.

- Ой нет, не пошел бы. Он может дойти до Эрешкигаль и с ней остаться! - Этого нежная психика Нинлиль уже ни за что бы не выдержала. Волевым усилием она заставила себя не думать о супруге. Действительно, ну его... Но не в подземное царство!

Сейчас ей требовалось подумать о другом. Первое, где найти еще выпить. Второе, с кем выпить найденное. Одна она пила последние пятнадцать минут - и ей это категорически надоело. Тут вставал вопрос, кто бы мог оценить ее страдания. Точно не дети. Эти, пожалуй, еще за папу горой встанут. Неблагодарные создания. Не Нинлиль ли была лучшей матерью на свете, давая чадам полную свободу действий и начисто избавив от материнских заботы и давления?! И где благодарность? Правильно, нет ее и не будет. Энлилю на Энлиля, увы, тоже не пожалуешься. Да и непонятно, куда он делся. Дружки Энлиля отпадали. Выходило, что кроме как с внучкой - и выпить с горя не с кем. Ужасно. Вот она - суровая женская доля. Раздумывать более Нинлиль не стала и направилась на поиски Инанны, обитавшей в последнее время в Уруке. Вот туда недовольная и почти совершенно трезвая богиня и направила свое ветреное "я". Ну держись, Урук!

Отредактировано Ninlil (2014-06-06 18:38:59)

+3

3

Все мужики одинаковы!
Что распоследний нищий, что царь...распоследний!
Как коленки лобзать и на простыни льняные тащить, так "О, Инанна, о свет очей моих", а как жениться, - и ведь сама, сама предложила, от них дождешься! - так сразу найдется сотня причин, почему этого делать ну никак нельзя. Коня она, понимаешь ли, любовью своей со свету сжила. И дался им этот конь! Хотя да, жеребчик был ничего себе так. Хотя бы не разговаривал и не оправдывался, как какой-нибудь жалкий финикиец.
И удушить Гильгамеша прямо там же, на месте, вот этим самым плетеным пояском, не было никакой возможности, потому что он, во-первых, сильнее и эту могучую шею еще и не ухватишь, а во-вторых, жалко пояс. Ну а в-третьих, какой ни завалящий, а царь, и припрятать его в выгребной яме совершенно не культурно. Нет! Нет, этот жалкий мерзавец должен подохнуть на глазах у всех, униженный и обесчещенный, как сама оскорбленная богиня.
И совсем не имеет значения, что честь свою она оставила где-то еще задолго до могучих объятий героя.

О, Иштар была зла. Так зла, что не могла усидеть на месте, металась по изукрашенным покоям и швыряла все, что могла поднять. Или хотя бы пинала то, что могла сдвинуть, не особо заботясь о сохранности хрупких девичьих косточек. Богиня ведь. Сунувшийся было верховный жрец кубарем вылетел из дверей прямо вместе с подносом фруктов, правда, теперь нахлобученным на благородную лысину, зато осознавший, что сегодня богини любви нет дома, есть только темноокая богиня войны, жаждущая крови и отмщения.
То, что город еще не бился в агонии сражений без смысла и цели, было заслугой желания Астарты сначала расквитаться с обидчиком жестоко и прилюдно. А если все жители вырежут друг друга, то кто же будет смотреть, как возлюбленный лугаль их падет? Тщеславная богиня жаждала зрителей и оваций.

Один кувшин с вином она грохнула об пол. И тут же отскочила от предсказуемо расплескавшейся багровой лужи. Брызги были везде. На стенах, на занавесях, даже на самой Иштар. И расхохоталась. Нет, это не было веселье, смех получился на диво истерический, и где-то внизу служители прекрасной торопливо искали, где бы им спрятаться, дабы переждать начинающуюся бурю.
Драгоценная бабуля явилась как раз в тот момент, когда несчастная внученька присосалась ко второму, выжившему кувшину, твердо решив вот прямо сейчас утопиться в алкоголе назло всем своим любовникам, поклонникам и последователям.
- А, ты вовремя, - с маниакальным блеском в глазах возвестила она родственнице, оторвавшись, наконец, от сосуда и кривя в усмешке губы в темно-красных пятнах. - Я сейчас напьюсь и умру. А потом его убью.
Нелогичная последовательность действий Иштар нимало не смутила.

+3

4

Нинлиль, по-прежнему, была почти трезва, а потому отсутствие логики в словах любимой внучки углядела сразу же.

- Хочешь напиться, а кувшин с вином разбила. Внучка, так ты не то что не умрешь и никого не убьешь, но даже толком не опьянеешь, - наставительно сообщила она Инанне на правах старшей родственницы, укоризненно покачала головой и оценила урон, уже нанесенный покоям внучки. Не густо. И без должного творческого подхода. Поразительно, как богини на эмоциях теряют хватку. Даром что богиня войны и любви, а туда же. Не дожидаясь приглашения, Нинлиль отобрала у младшей родственницы кувшин, выпила оставшееся в нем вино, а затем уселась в ближайшее плетеное кресло и поправила тунику.

- Кого убивать-то будешь? Мне вряд ли стоит надеяться, что это мой дражайший супруг и твой не менее ценный дедушка?

В общем-то, на совсем трезвую голову Нинлиль бы не стала задавать второй вопрос. Супруг ей был нужен скорее живой, чем нет. Как бы ни хотела она его убить. На почти трезвую голову эта мысль ее не слишком тревожила. Энлиль виноват? Виноват. Вот пусть сам и выкручивается, если внучка и жена чем-то недовольны. Впрочем, беспокоиться за этого плута и эгоиста не стоило. Не Инанне ему противостоять, право слово. Тут Нинлиль посетила идея, что логика мысли начинает сбиваться, и поспешила отвлечься от мысленного диалога с самой собой.

- Еще выпить есть? - задала она внучке следующий, куда более важный вопрос. Кого убивать - дело десятое. Сперва нужно как следует выпить и разработать план. Жертву найти несложно. Тем более, что Инанна, кажется, прекрасно знает, кого ждет печальная кончина в самом ближайшем будущем.

+2

5

Упражняться в логических изысканиях Иштар не любила никогда. Даже будучи доброй, довольной и слегка блаженной, как после хорошей горячей ванны с ароматными травами или после хорошего же секса. Впрочем, другого у нее обычно и не бывало, любовников богиня автоматически наделяла даром ублажать женщину, на долгий или краткий срок, в зависимости от отношений. Не хотелось, знаете ли, разочаровываться.
Мужчины, они и без неудачных постельных сцен способны разочаровать на всю оставшуюся жизнь.

- Почему не убьешь? - кровожадно поинтересовалась Инанна. - Черепки острые, берешь один такой и вскрываешь гаду горло. А потом режешь себе вены и трагически погибаешь.
Конечно же, завершать свою прекрасную жизнь суицидом она не собиралась.
Боги, говорят, в принципе на такое способны, как и на самопожертвование, скандинав Один вон глаз добровольно отдал и к дереву прибился. Но что с северянина взять? Ледяным ветром мозги застудило, да и вообще, ну мужик же, ну что хорошего от него ждать.

- А что, любимый дедушка опять накосячил? - спросила она, едва заметно выделяя интонацией слово "опять".
Право на ошибки и идиотизм она признавала за всеми дражайшими многочисленными родственниками, все мы не без грешка, тем и прекрасны. Но сейчас в голове выстроилась нехитрая логическая цепочка: все мужики козлы, Энлиль тоже мужик, следовательно - козел.
В чем повинны несчастные рогатые зверюшки, история так и умалчивает по сей день.
Мысли обиженной богини каждый раз съезжали на одну и ту же колею. Человек, у которого болит нога, будет думать о ноге. Баба, которую кинул хахаль, будет думать об этом самом хахале, причем в самом что ни на есть кровавом ключе. Иная женщина, может, и поостережется на мужчину руку поднимать, да и силенок не хватит, но Иштар была отнюдь не обычной девицей.
Но мысль покалечить дедулю ей еще в голову не приходила. Хотя и была заманчивой. Хотя и была глупой.
Ну вот даже если предположить, что грохнуть Энлиля удастся, что дальше-то? Вот то-то и оно...

Шваркнув и вторым, пустым уже кувшином об пол и потоптав самые крупные черепки, - хруст должен был символизировать хруст ломаемых костей лугаля - богиня рывком открыла дверь и рявкнула в коридор:
- Принесите еще вина! Два кувшина, - и, подумав, добавила. - Лучше четыре! И пива!
А еще лучше сразу в бадье. Чтобы они вдвоем с бабушкой в прямом смысле в вине утопились. Но - как же отказать себе в удовольствии погонять жрецов туда-сюда лишний раз. Что потребуется добавка, Иштар даже не сомневалась.
- Гильгамеш - негодяй, я ему никогда не прощу, - возвестила, обернувшись таки к Нинлиль.
Жрецы принесли выпивку. И смылись побыстрее, пока в них не прилетело ничем тяжелым.
Они прекрасно знали, что бывают дни, когда обожаемую богиню, как и любую женщину, лучше лишний раз не раздражать.

+2

6

- А потом оно на тебе заживает прежде, чем ты успеваешь покинуть этот бренный мир, - ехидно сообщила Нинлиль внучке. - Впрочем, воля твоя, конечно. Но, по-моему, это ужас как скучно. Да и такой богине, как ты, не пристало размениваться на умерщвление черепками. Мелковато, не находишь?

Следующий вопрос внучки поверг богиню в состояние легкого замешательства. Потребовалась пауза, чтобы собраться с мыслями. Нинлиль перекинула ноги через подлокотник кресла, скрестила руки на груди и вздохнула с преувеличенным трагизмом. Потому что о причинах своей обиды на Энлиля она уже напрочь забыла. Вроде, с чем-то он там не согласился. Или что-то сделал без нее. Или собрался сделать. Или...

- Да какая разница, в чем?! - рявкнула она вслух, не слишком обращая внимание на то, что отвечает не совсем на тот вопрос, который задала Инанна, и одни махом осушила принесенный слугами кувшин на треть. - Главное, что он исчез прежде, чем я успела высказать ему, все, что о нем думаю в этот раз. И даже не пытайся его защищать!

Нинлиль недовольно поморщилась, прикидывая, какой урон южный ветер может нанести покоям Инанны, ежели та возжелает встать на сторону любимого дедушки.

- А в чем твой лугаль провинился? - поспешила она сменить тему, пока не потребовалась устраивать локальную междоусобную войну с любимой внучкой.

Отредактировано Ninlil (2014-06-11 20:12:49)

+2

7

Защищать кого бы то ни было она не собиралась. Тем более, дедушку от бабушки. Сам виноват, что женился. Ну, в смысле, хорошо, что женился, иначе бы не было на этом свете прекрасной и замечательной Иштар, но все равно -  сам дурак. Только боги могут быть столь мудры, дальновидны - и столь слепы и подвержены страстям, которые сами же и придумали.
Как богиня войны и секса, потрахаться и дать кому-нибудь в морду Иштар была всегда не прочь. Неважно, в каком порядке.

- Я?! - высказала свое отношение к семейным разборкам уже вслух. - Да я ему б еще и добавила! Да что он мне сделает вообще? В угол поставит?! Я уже взрослая, я могу делать, что угодно!
В целом, разговор двух родственниц напоминал беседу двух глухих, когда каждая говорила о чем-то своем, вроде как отвечая на реплики, но если задуматься... а вот задумываться у обеих явно не получалось, вселенская обида в крови тесно смешалась с алкоголем, и потому всё божественное существо алкало возмездия, не суть по какому поводу. Бабы, они такие: сама придумала - сама обиделась - сама отомстила - сама простила. А виновник и по совместительству жертва всего это безобразия даже и не в курсе.
Но дедушку однозначно надо было наказать. Чтоб неповадно. Это пресловутая женская солидарность.
- А ты его это...супружеского долга лиши.
Как по ней, отказ в сексе был очень-очень даже суровым наказанием. А уж забрать саму возможность им заниматься...
- Или...или... о! - мучительные рассуждения вслух пришли в логическому заключению. - А давай мы его вообще неспособным на секс сделаем!
Это да, это мы можем, умеем, практикуем. Чудное название "импотенция" людишки еще не придумали, но смысл действа ясен. Правда, над богами такую штуку Инанна еще не проворачивала, но если пьяному человеку море по колено, то нетрезвому божеству и глава пантеона по силам. Воображаемым.

- Он на мне жениться не захотел! - взорвалась Иштар, переходя уже на крик. - ОН! НА МНЕ! НЕ ЗАХОТЕЛ!
Подлец, мерзавец, негодяй, скотина и прочие эпитеты, которыми она могла бы наделить лугаля, застряли в глотке, зато щедро были политы вином, которое заодно выплескивалось на грудь и подол, но на это внимания можно не обращать. Ой, да какая разница, красное и красное, и пусть все думают, что это кровь невинных жертв, которых богиня в ярости порвала голыми руками. И зубами.
- Трус несчастный! - с этими словами она энергично махнула рукой. Той самой, в которой кувшин. Вино плеснуло на Нинлиль, превращая и ее в подобие девы войны. - Ой! Ой, прости, я тебе сейчас дам другое платье.
Отшвырнув кувшин, - он предсказуемо перевернулся, разбился и разлил остатки жидкости - кинулась к ложу, на котором как раз валялось несколько нарядов, один из которых Иштар вручила бабуле.
Довольно фривольный наряд, надо сказать.

Отредактировано Ishtar (2014-06-15 17:36:33)

+3

8

- Супружеского долга его лишить? - Нинлиль звонко и почти истерично расхохоталась. - Думаешь, он не найдет, с кем мне изменить через пять минут после этого?

Последняя фраза прозвучала как-то совсем горько. Не то что бы Нинлиль была сторонницей моногамии. Она и сама порой любила и пофлиртовать, и зайти дальше этого с кем-то, кроме драгоценного супруга. Но ревновать мужа ей это не мешало, как и разносить в пух и прах дам, которые имели несчастье заинтересовать Энлиля. Если это были земные женщины. С богинями было посложнее. Тут приходилось находить способы облить этих особ ядовитым презрением и тем удовлетвориться. Интересно, а не может греческая Афродита что-нибудь такое устроить, чтобы на Энлиля больше ни одна земная женщина и ни одна богиня, кроме самой Нинлиль, не посмотрели? Ну, не навсегда, а всего на пару-тройку веков. Исключительно в воспитательных целях. Или это не входит в компетенцию богини любви? А в компетенцию Инанны?

- Жениться он не захотел? И из-за этого ты так, гм, убиваешьс... в смысле, убиваешь все вокруг? - искренне удивилась Нинлиль, и тут же оказалась облита. Не презрением - обычным вином. Но платье, увы, было безнадежно испорчено. В связи с чем, по покоям внученьки пронесся быстрый, но весьма разрушительный порыв ветра. Так, для профилактики.

- Спасибо, дорогая, - промурлыкала Нинлиль, переодеваясь. - Ну вот что. Хорошую вещь браком не назовут. По-моему, каждая из нас может сказать это на личном опыте. А Гильгамешу твоему надо отмстить. Со всем возможным размахом. И забыть о нем. Будем город разрушать? Или есть идеи получше?

Отредактировано Ninlil (2014-06-18 15:28:50)

+1

9

Общее недовольство жизнью и мужиками в сумме с алкоголем давало синергетический эффект. Богинь несло. Да еще так быстро, что удивительно даже. Века возлияний, казалось, должны были наложить отпечаток, научить сопротивляемости винным парам. Но если хочешь напиться - долго ли умеючи?
То, что Энлиль кобель - далеко не новость. Так ведь и бабушка не невинная козочка. Да кто из богов вообще фанатично моногамен, воздержан и скромен? Сама сущность тех, кто требует людского поклонения, не давала от этой самой скромности трагично и скоропостижно помереть.

Порыв ветра толкнул Иштар на постель, на ногах она не удержалась. Побарахтавшись в собственных разбросанных тряпках, все же села, являя собой прекрасную иллюстрацию к "я упала с сеновала, тормозила чем попало". И неважно, что сеновалы актуальны для славянского пантеона - в простынях богини щедро были рассыпаны душистые травы, хоть она и не помнила, лежат ли они там по ее велению или же просто сама опрокинула очередной букет, пока виртуозно раскидывала вещи, громя комнату. Тонкий стебелек запутался в прядях, Инанна вынула его, повертела в пальцах и неожиданно икнула.
- Вот ну что ты делаешь, а? - неубедительно возмутилась. - Я тебе что, очередная дедушкина шлюха?
Мысль вилась вокруг головы, но никак не могла попасть внутрь. Вскочив, Иштар стремительно пересекла комнату, чтобы присосаться к очередном кувшину, потому что все еще ощущала себя прискорбно трезвой и адекватной.
Хотя адекватной не была никогда в жизни.
Но с дедушкой не трахалась. Идея была нова и свежа. Но небезопасна для озвучивания.
И вообще, козел он.
Хотя зоофилия таки входила в длинный список достоинств богини.

- Не жениться не захотел, а на мне не захотел! - рявкнула Астарта, оскорбленная в лучших чувствах. - Улавливаешь разницу? Кто он и кто я! Я не просто его убью, я весь город подниму на войну, пусть они умирают, зная, что какой-то трусливый пес обесчестил женщину и испугался!
Хотя эту самую женщину обесчестили давно, и она сама не помнит, кто.
- О, а тебе идет, - легко переключила внимание, разглядывая бабушку в собственном платье. - Такая хорошенькая, что Энлиль слепой тупица. И я его растопчу.
Последняя фраза не относилась к главе пантеона, эмоции снова унесли буйную Иштар в неведомые дали.

- Заставлю землю жрать. Отдаться сотне рабов безмолвно, - продолжала кровожадно бухтеть богиня, бегая в мокром грязном наряде. - Конь! Конь ему не понравился! Ну да ладно, сам будешь с козами на виду у всех сношаться, с жирными коровами. С быками.
Маниакальный взгляд Инанны снова остановился на Нинлиль.
- Мне срочно нужен бык-насильник.

+2

10

- Очередная дедушкина шлюшка, - елейно отозвалась Нинлиль, - таким слабым ветерком не отделалась бы.

Платье ей действительно шло. Примерно, как храмовой проститутке. Впрочем, в последний раз богиня страдала стеснительностью в день встречи с Энлилем. Нагишом у речки. После от этого недостатка пришлось срочно избавляться. С таким мужем пришлось развивать другие сильные и слабые стороны. Не до скромности стало. Ну а если кто спутает повелительницу южного ветра с надиту (что, в общем-то, могло иметь свои плюсы) или, что хуже, обычной проституткой... Да и быть надиту - благородное занятие. Но все равно - пускай пеняют на себя. Размышляя таким образом, Нинлиль прослушала половину воплей внучки. Кроме нескольких последних фраз.

- Энлиля топтать не надо. Развоплотит тебя - и будешь потом мучаться несколько десятилетий. Если повезет, и тебя раньше не развоплощу я, - решительно заявила она Инанне. У всего есть границы. Она вольна возмущаться на мужа, сколько ей вздумается. Внучка - дело другое. Цепко ухватив нетрезвую родственницу за локоть, Нинлиль увлекла ее на улицу.

- Итак, что нам требуется для мести? По пунктам, дорогая. По пунктам. Можно начать с быка, - милостиво разрешила она, по-прежнему не отпуская Инанну от себя. Мало ли.

Отредактировано Ninlil (2014-06-21 13:21:36)

+2

11

- Не развоплотишь, - расхохоталась Астарта. - Неправда, ты меня любишь.
С горячей убедительностью заявила она, патетично взмахивая руками и устремляя на Нинлиль лихорадочный взор. Впрочем, тень сомнения набежала на прекрасное личико, Иштар подозрительно прищурилась, уперла руки в боки в лучших традициях рашн баба, коих еще не существовало в помине, но с которыми все будут далее сравнивать эту пафосную позу.
- Ведь любишь? Хоть ты меня любишь?!
Она, конечно же, преувеличивала. В одном только этом городе у нее были десятки жрецов и жриц, сотни почитателей, некоторое количество любовников, многие из них даже не догадывались, что делят ложе с капризной богиней. Ее любили и ей поклонялись. Но какая женщина упустит случай потребовать лишнего признания?
Пусть даже и у собственной бабушки.

Хорошо быть богиней.
Ну правда, хорошо.
Можно вывалиться из собственного храма на слегка заплетающихся ногах, в изгвазданном платье, и никто не обратит на это внимания, никто просто не посмотрит в их сторону. Даже в легком опьянении она прекрасно помнила, что являть свой светлый лик желательно только тогда, когда уверена в красоте и адекватности этого самого лика.
- Нам нужен большоооой такой бык. С большииииим, - хихикая, показала ладонями размер.
Подумала и развела руки еще шире. Получалось уже почти что осадное копье. Ну и пусть. Горяча и сурова месть божества, которому впервые в жизни отказали, да еще кто! Человечишка!
- А потом, потом...потом он нападет на этого мерзавца и покроет его, как последнюю корову. Ой, коровка, - их как раз несло мимо вечернего рынка.
Торговля уже свернулась, пастухи разбирали непроданный товар, чтобы привести его сюда завтра с утра.
В каком-то доме супружеская пара молилась ей самой. Иштар словно магнитом потянуло в ту сторону. Пара просила о ребеночке. "Ааа, что три раза мучиться", - решила богиня и одарила сразу тройней. Как будет мучиться при родах эта несчастная женщина, Иштар не подумала. Ну, помолится еще раз. Ей же.

За городом было почти пустынно. Конечно, кто ж сунется разбойничать там, где правит прославленный полководец. Ну совсем идиотами быть надо. Или очень умными.
- Люди же не виноваты, что он такой, правда? Если людей сейчас перебить, кто мне молиться будет?! - бурно жестикулируя и живя активной внутренней жизнью.
Какое-то стадо мирно паслось на берегу Евфрата. Путаясь в юбке и высоких зарослях травы, Иштар устремилась туда. Споткнулась о молоденького пастушонка, нахально дрыхнущего в зарослях. Выругалась не приличествующим богине образом, но милостиво отступила, не стала карать неразумного смертного. Просто наслала на него яркий эротический сон, от которого мальчишка явственно застонал.
Остановилась, покусывая губу.
- Как-то это слабовато, не находишь? - спросила, нахмурившись.
Сердце просило грандиозного.

0

12

- Да люблю я тебя, люблю, - в сердцах выдохнула Нинлиль. Вообще, любила не всегда, под настроение и с разной интенсивностью. А некоторых случаях - и люто ненавидела. Хоть Инанна и была ее любимой внучкой. Всегда и навечно Нинлиль любила только Энлиля, пусть и периодически желая сделать с ним много чего нехорошего. Но Инанна определенно хотела сейчас не это услышать.

Пока внучка разглагольствовала, Нинлиль успела облагодетельствовать процветанием их нелегкого ремесла с полдюжины карманников на городском рынке. Что поделать, настроение ужасное. Честным людям придется подождать, пока богиня южного ветра снова обретет душевный покой и внутреннюю гармонию. Вот поможет Инанне отмстить Гильгамешу, помирится с Энлилем - и сразу понесет радость более заслуживающим этого людям. С формальной точки зрения. А сейчас - увы и ах.

- Достаточно сильно, если у этого будет много, очень много зрителей, - уверенно заявила она. - Заодно можно донести до народа светлую мысль, что их лугаль глубоко и жестоко оскорбил богиню. И теперь несет за это заслуженное наказание. По-моему, самое то.

Отредактировано Ninlil (2014-06-27 21:18:44)

+1

13

Но нет, мало было богине просто разъярить быка. Слишком просто, слишком мелко. Небесные создания насылают на города небесных тварей. Во славу свою или являя божественный гнев. А кто сказал, что боги только сидят, всех любят и всех прощают? Ну, кто-то скажет через две с чем-то тысячи лет, и это очень понравится людям, и они пойдут следом, но сейчас - сейчас в этих землях властвуют шумерские боги.
Временами милосердные, временами коварные, а временами - типичные пьяные бабы.

Критически оглядев "орудие мщения", Иштар одной рукой ухватила несчастное животное за рог (Гринписа еще не придумали, судебной системы тоже), второй вцепилась в запястье бабушки и ломанулась к Ану. На дедушку они решили злиться, Энки не захочет слушать грандиозных планов мщения, а бездеятельному богу как будто все равно. Сейчас он почти не высовывал носа из логова, технично перекладывая полномочия на коллег, но собирая свою порцию обожания и почитания. Умеет же кто-то работать, а... А ты старайся, оргию устрой, пинка для храбрости воину под зад дай, сама еще с кем-нибудь переспи. Впрочем, последнее сугубо удовольствия для и никак с божьим промыслом не связано. А то если не себе, то и не людям. 
- Ну все, сначала свадьба, потом ложе, - опрометчиво заявила она бабушке.

Один из верховных предсказуемо сидел на своем троне и пялился. Пялился на быка, который мычал и пытался вырвать рог из цепких ручонок рыжей. Проще было вырвать рог из башки и сбежать, высоко вскидывая копыта. Где там дорогая Нинлиль и не осталась ли от нее только оторванная конечность, вдохновленная Иштар не замечала.
- О отец богов, молю о твоей помощи, - без всякого почтения и смущения заголосила она. - Ничтожный человек оскорбил мое доброе имя, помоги же мне отомстить. Дай же сил этому зверю уничтожить город Урук, стереть с лица земли презренного лугаля, забывшего свое место. И пойдем с нами, хоть посмеешься.
Ни к селу, ни к городу закончила пафосную речь.
Наверное, Ану хотел бы отказать. И даже открыл уже было рот, чтобы послать нетрезвую родственницу куда подальше. Бык выбрал прекрасный момент, чтобы внести разнообразия в местный интерьер. С соответствующим ароматом.
- Если уберешь это животное отсюда, - брезгливо молвил отец богов.
- Да сразу же, - легко пообещала Инанна.
И он дал быку силы.

Погнала быка с неба на землю Иштар. Зверь подошел к Евфрату и в семь глотков его выпил. Пересохла река возле Урука! Раз дохнул бык. От его дыхания разверзлась яма, и в нее упали сразу сто мужей Урука. Второй раз горячо дохнул бык. Еще одна яма разверзлась, и в нее упало двести человек! Бык снова дохнул и обрызгал Энкиду слюною. Герой прыгнул, схватил быка за рог, но тот мощным ударом хвоста отбросил его в сторону.

И было Иштар весело. Пока эти мерзавцы не поломали ее игрушку. Богиня психанула и прокляла весь город. На сильно удачливого и смелого Энкиду наслали смертельную болезнь, чтобы не путался больше под ногами.
Но это уже совсем другая история.

+1


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных флэшбэков и AU » (~2600 лет до н.э.) Все мы бабы - стервы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC