In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (15.01.2014) что у Януса в кармашшшшках


(15.01.2014) что у Януса в кармашшшшках

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/06/29d4f7836da43786ff80d08881ffb70e.png[/AVA]
Время действия: 15 января 2014 года;
Участники: Геката, Гефест, фанклуб буквы "Г";
Место событий: Австралия, небольшой пыльный городишко, название которого невозможно разглядеть на картах;
Описание: если богиня мрака железно решила покарать, остановить её не сможет даже фургончик с мороженным.
Кучка самых обычных вещей, два бога и Великий Вопрос Жизни, Вселенной и Всего Такого.

Отредактировано Hecate (2014-07-22 14:14:11)

+1

2

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/06/29d4f7836da43786ff80d08881ffb70e.png[/AVA]
― Мисс, пожалуйста, отключите ваш сотовый телефон. Правила безопасности необходимо соблюдать всем без исключений, ― молоденькая стюардесса в форменном костюме невероятно низко склонилась над фрау фон Рихтгофен.
― Чудный вид, ― губы Корнелии растянулись в зловещей улыбке. Перед глазами колдуньи настойчиво вздымалась грудь бортпроводницы, так и силясь вынырнуть из декольте прямиком в руки нерадивой пассажирки. ― Юная плоть, нежная кожа,примечательная родинка. Если бы вы, милая, наклонились ещё чуть ниже, мне, как настоящей леди не осталось бы иного выхода, кроме как изнасиловать вас в тесном и крайнем неудобном туалете, ― ледяной взгляд богини впитал сияние стыдливого румянца, залившего щёки стюардессы, после слов Гекаты распрямившейся в одно мгновение, словно прутик. ― Вы, кажется, что-то лепетали насчёт телефона? Выключаю, не извольте беспокоиться.
Само собой, богиня не собиралась отключать сотовый телефон. Когда вы вынужденно покидаете жилище, оставив там за главного сомнительного типа с кучей вредных привычек, волей-неволей не захочешь терять связь с внешним миром ни на минуту. Гораздо проще использовать немного божественного гипноза.
Проводив оценивающим взглядом удаляющуюся фигурку бортпроводницы (Геката всегда знала толк в женской красоте и никогда не упускала случая к этой самой красоте припасть), богиня продолжила набивать письмо с подробным планом физических упражнений, перечислением здоровой пищи (которая разрешена к употреблению неким рыжим, не знающим меры ни в чём организмом), и несколькими пустяковыми поручениями хозяйственного характера.
«Свет очей моих Бруно, не приведи Создатель, ты впустишь в дом кого-то без моего ведома. Сию же секунду явлюсь и выпотрошу всех незваных гостей, а тебя заставлю съесть рагу имени несостоявшейся дружбы».
За последнюю неделю на долю Гекаты выпало слишком много пространственно-географических перемещений. Идя по следу из слухов, богиня старалась поговорить с каждым, кто что-либо знал о таинственных нападениях. Собирая информацию по крупицам, Геката совершенно точно знала, что в её распоряжении находится некий артефакт, уже лишенный вложенной в него силы, поскольку своё предназначение исполнил. Придя к выводу, что подобную «безделицу» абы кто не изготовит, богиня решила направиться к одному из главных подозреваемых за консультацией.

Пятнадцатичасовой перелёт через Тихий океан и последующая скоростная езда по пыльным дорогам не самым лучшим способом сказались на настроении богини. Сменив одно зимнее лето на другое, Геката прибыла-таки в место назначения.
Если бы не приветственный транспарант на въезде, то с большей вероятностью этот захолустный городишко богиня приняла бы за бензоколонку. Впрочем, именно вокруг бензоколонки была сосредоточена основная часть местной цивилизации. Туда-то Корнелия фон Рихтгофен и отправилась, дабы испить грязной воды и обрести ценные сведения.
― Мистер… ― томный взгляд скользнул по стойке, ― Хёрнби, только вы сможете помочь мне в одном важном деле, не терпящем отлагательств. Говорят, вы знаете всех в этих местах. ― «Не мудрено, в таком-то захолустье». ― Подскажите, где я могу найти мистера Джона Грейвза? Какая-то поломка произошла в машине и местный работяга, встреченный мной на шоссе, порекомендовал обратиться к вам за помощью в поисках этого талантливого механика.
Просьбу о помощи Корнелия подкрепила многообещающей улыбкой.
― Затылок Грейвз? Конечно, я его знаю!

Восемь минут спустя Геката стояла напротив трейлера, объятого языками нарисованного пламени, чуть в стороне расположился гараж, вывеска на котором сообщала всем любопытствующим, что это место является мастерской. По периметру оккупированного богом участка крайне живописно обустроились разнокалиберные кучи металлолома.
Аура любящего своё одиночество божества очень отчётливо ощущалась в этом месте. Аккуратно ступая по усеянной нечаянными ловушками земле, Геката подошла к трейлеру и постучала в жестяную дверь костяшками пальцев. Особой необходимости в этом не было, ведь Гефест уже знал о прибытии нежданной гостьи, но жизнь среди людей приучила богиню к некоторым церемониальным проявлениям вежливости.
― У тебя тут… уютно.

Отредактировано Hecate (2014-07-22 14:16:15)

+6

3

Когда неподалеку появилось другое божество, Гефест узнал об этом почти сразу же — металл сказал ему. Весть передалась по проводам, как по паутине до ее хозяина доходит дрожь, сообщающая о добыче. (Гефест, конечно, не одобрил бы сравнения с пауками, да и думать о других богах, как о добыче, не собирался. Много чести!)
Итак, металл сказал ему — где, хотя и не мог сказать — кто. Гефест сомневался, что кого-то из божественной братии могло вот так запросто занести в крошечный городок, самой главной достопримечательностью которого являлся указатель, сообщающий, что до пустыни Виктории оставалось не такое уж большое количество километров.
Но вот, допустим, самого Гефеста тоже вполне можно было считать достопримечательностью.
Так бывало — боги иногда искали его, чтобы починить, сделать, обменять. (Ну или обвинить в желании присвоить Египет и поугрожать разрезать на кусочки.) (Египет! Много чести!)

Гефест вышел из трейлера, осмотрелся, после чего шепотом передвинул нескольких сторожевых собак (постороннему они могли показаться просто грудами металлолома) и, прихрамывая, направился к гаражу. Лязгнула, закрываясь, металлическая дверь, вспыхнула обводящая буквы красная подсветка, почти невидимая в ярком австралийском солнце.
«Закрыто».
Вернувшись, Гефест критически осмотрелся. В общем, сразу было видно: здесь живет холостяк. На мини-холодильнике стояла начатая упаковка пива, мешок с грязным бельем раздулся до того, что готов был треснуть, а полусдутая кукла Аглая выглядывала из-за шкафа, вопросительно округлив губы.
Гефест поколебался. До прихода гостя еще было время, и желание показать, насколько он, Гефест, не зависит от чего-либо мнения, боролось с нежеланием, чтобы его называли богом свинарников (сам Гефест не преминул бы назвать неряшливого бога богом свинарников, это точно).
В конце концов он ограничился тем, что скормил остатки пищи вместе с одноразовой картонной посудой притаившемуся в углу крошечному очагу, в котором трепетал одинокий, не дающий дыма лепесток огня. Вместо них он поставил ноутбук, на котором запустил лайв-камеру вулкана Сакурадзима. После чего затолкал весь сваленный на двух плетеных стульях хлам за раскладушку и на этом успокоился.
Металл снова заговорил.
Гефест опустился в одно из кресел и мысленно отсчитал: «Три, два, один...»

В дверь постучали. Не самое характерное для богов действие. Впрочем, дожидаться ответа гость... гостья не стала.
Она зашла в трейлер, такая элегантная, как будто соткалась из лунного света и ночной прохлады прямо вот здесь, на пороге, а не шла по улицам. Богиня, одно слово.
Гефест улыбнулся ей почти искренне. Эту ауру он знал — научился угадывать за годы очень вежливого, ледяного, как снега на склонах Олимпа, общения. Но пуще всего ему был знаком этот взгляд. Любой другой мужчина, наверное, под таким взглядом бы съежился, а Гефест просто почувствовал себя спокойно.
— Мир тебе, Геката, — сказал он.
Геката нравилась Гефесту хотя бы за то, что была мужененавистницей. Гефесту в некоторой степени льстило, что его презирают не за внешность, не за хромоту, не за наставленные Афродитой рога, не за слабую устойчивость к спиртному и прочее из его длинного мысленного списка непростительного, а просто за то, что у него между ног.
Человеческие правила вежливости, многие из которых перенял Гефест, требовали, чтобы он встал, предложил женщине сесть и, возможно, какой-нибудь прохладительный напиток. Ничего из этого Гефест делать не стал. Отчасти из-за подозрения, что Геката не примет его вежливость, отчасти из-за того, что «Геката» и «женщина» в его голове плохо ассоциировались друг с другом. Женщина... Ну что женщина. Ноги, грудь, способность рожать детей и смеяться над мужчинами. Приятно смотреть, приятно трогать, приятно подчинять себе. А с Гекатой Гефест с удовольствием бы пошел на футбол. Полюбоваться на чирлидерш.
― У тебя тут... уютно, — сказала она. Гефест коротко пожал плечами, думая про себя, что тон она, конечно, могла бы выбрать и попроще. Но это Геката.
— Стараюсь, — сказал он и решил, что на этом с реверансами можно и заканчивать, и пора переходит к делу. — Полагаю, не тоска по моей компании привела тебя сюда?

+7

4

[AVA]http://s1.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/07/2e32f9e77e489a44b5220bd60097561a.png[/AVA]
Не часто судьба сводила Гекату с коллегами по пантеону. Впрочем, колдунья сознательно избегала встреч с божественными греками, к коим не испытывала сколь-нибудь нежных или, Перс упаси, родственных чувств. Оказавшись на другом конце света, посреди дорожного трейлера, захламлённого всевозможным инвентарём, богиня поняла, что была бы рада встретить Гефеста и при более благоприятных обстоятельствах.
— Ты прав, не в наших с тобой обычаях соблюдать прелюдии, — взгляд богини уцепился за резиновую руку, выглядывающую из-за шкафа, в который, как подозревала заслуженная мать всея греко-римского пантеона, Гефест попытался спрятать всё лишнее. Так же поступали и её многочисленные монструозные дети, и даже дети простых смертных. Отчего-то сей факт настолько умилил богиню, что даже её воинственный настрой немного смягчился, она ведь за долгие столетия успела позабыть о неисправимой наивности божественного кузнеца.
Не дожидаясь, пока бог-отшельник проявит хоть какие-то зачатки гостеприимства, и попросту не нуждаясь в них, Геката подцепила банку пива из открытой упаковки, присела на раскладушку и дёрнула к себе на колени притаившуюся куклу. Пристально поглядев резиновому изделию в широко распахнутые глаза, богиня попыталась повторить изгиб губ, что так успешно зафиксировал неизвестный китайский мастер.
— Определённо тут есть, чему поучиться, — подытожила Геката, размяла челюсть и, перехватив обнажённую даму поперёк груди, прижала её к себе, будто плюшевую игрушку. — Как нарёк милую даму?
С этого ракурса обжитое помещение открывалось немного в ином виде. На этот раз Геката разглядела то, что поначалу ускользнуло от её внимания – атмосферу. Огонь присутствовал не только на обшивке трейлера, но и внутри. Небольшой очаг с теплящемся огоньком, извержение вулкана на экране ноутбука – всё это невольно напоминало великие кузницы Гефеста.
— Я пришла к тебе за помощью.
«А, может, и за возмездием».
Геката извлекла из сумки пластиковый вакуумный пакет, наподобие тех, в которых нынче любят хранить улики правоохранительные органы. Внутри пакета содержалась настоящая солянка из предметов, на первый, пятый и даже сорок восьмой взгляд никак не связанных друг с другом: коробочка тик-така, брелок в виде Эйфелевой башни, старая кассета с альбомом Depeche Mode «Songs of Faith and Devotion», свёрток марихуаны, пальчиковая батарейка, измерительная рулетка, мобильный телефон, использованная зубочистка, дырявый носок, коробок спичек, крошки, леденец в виде петушка, резинка для волос, половина расчески, стеклянная рюмка и железная вилка. В действительности весь этот хлам объединяло одно – Бруно Эдж Пасс.
— Если бы ты решил сделать опаснейший артефакт, способный отобрать силу у богов, каким бы он был?
Немигающий взгляд Гекаты внимательно следил за реакцией Гефеста. С одной стороны богине не хотелось, чтобы именно он оказался тем самым мастером, что приложил руку (пусть и косвенно) к исчезновению Януса, с другой – это бы значительно упростило задачу, ибо поиски виновных уже начали утомлять даже любящую вести активный образ жизни Гекату.

+3

5

Любая другая бы наморщила нос, эдак презрительно приподняла бы бровь, неодобрительно поджала губы, взглянув на Гефестову берлогу, но только не Геката.
Геката подцепила его пиво и его Аглаю — и при этом не растеряла ни капли своей элегантности.
Одно слово, богиня.
Аглая ей даже, вроде, понравилась (в этом они с Гефестом достигли абсолютного взаимопонимания, хотя, казалось бы, не много ли чести?)
— Как нарек милую даму? — спросила Геката, заставив Гефеста слегка нахмуриться. Взаимопонимание взаимопониманием, но Гефест всегда очень трепетно лелеял свою частную жизнь и неприкосновенность ее.
Никому другому он бы не ответил — но для Гекаты смог сделать исключение.
— Аглая, — коротко уронил он, наблюдая, как богиня тискает куклу, от чего та в скором времени грозила превратиться просто в резиновую малопривлекательную тряпочку. И сразу мрачно предупредил: — Не подарю.

А потом тон Гекаты изменился. И взгляд изменился тоже. И в трейлере резко похолодало: даже лепесток огня в очаге съежился и побледнел.
Гефест поднял взгляд с мусорного пакета на Гекату. Ее вопрос, ее голос явно давали понять, что спрашивает она не из праздного любопытства.
— Артефакт, способный лишить бога силы? Золотая сеть, например, — сказал Гефест, криво ухмыляясь. — Или золотой трон. Я люблю золото, чудесный металл.
Под стылым взглядом Гекаты он принялся шарить по полкам в навесном шкафчике, потом под стульями, потом за холодильником. Наконец, металлическая миска с выщербленным краем (можно узнать следы зубов, если присмотреться) нашлась на столе, рядом с ноутбуком.
Не потрудившись вытряхнуть шелуху и нераскрытые зерна попкорна, Гефест взял пакет с хламом и высыпал его в миску, после чего грузно осел на стул и в задумчивости потер затылок.
Артефакт, способный лишить бога сил.
Сделать из него смертного.
Гефест пусть и жил в самом глухом медвежьем углу, который только ему не лень было найти, кое-что слышал о нападениях на богов. И все надеялся, что однажды прилетит, например, одному египтянину (больше по привычке надеялся, правду сказать)... но прилетело, кажется, кому-то, близкому Гекате, — иначе с чего бы она, сторонившаяся прочих богов, отправилась за помощью.
Гефест сразу убрал из миски брелок, мобильник, вилку, батарейку и кассету, стараясь не касаться остальных вещей, а после, оставив себе вилку, принялся в задумчивости помешивать ею остальное, как самый несъедобный в мире суп.
А после Гефест встал и принялся за новые поиски. Где-то в районе Гекаты, из-под небрежно свернутого покрывала он извлек увеличительное стекло вроде монокля и вернулся к миске, попутно сминая вилку в кулаке и пальцами придавая ей вид щипцов.
После тщательного осмотра миску покинули носок, рулетка, сломанная расческа, зубочистка, рюмка и резинка для волос.
— Должно быть клеймо мастера, — коротко пояснил Гефест Гекате. — Там его нет точно.
Теоретически, Гефест представлял, как сделать артефакт, подобный описанному Гекатой. Другое дело, что он не стал бы тратить столько сил — богов много, и опасность напороться самому слишком велика. И на вещи, в которую вложено столько, должен был остаться отпечаток сил мастера. То, что для другого мастера выглядело клеймом, помечающим: «Да, сей шедевр сотворен именно мною».
Гефест продолжил осмотр. Коробок спичек тоже покинул миску — когда Гефест тщательно изучил каждую спичку.
Леденец был осмотрен на просвет и отвергнут тоже, и у Гефеста остались двое подозреваемых.
Первым он принялся за драже — высыпал их из коробочки...и почти сразу понял — вот оно. Для верности он осмотрел одну из конфет через монокль и убедился, что не ошибся.
Клеймо было. Оставалось определить, чье оно.
— Беру за работу, — сообщил Гефест, указывая на сверок марихуаны. — Если только у тебя нет золота.
После чего в третий раз направился на поиски. Очки нашлись при помощи Гекаты — болтались у Гефеста на шее на шнурке.
Гефест надел их, осмотрел драже, побарабанил пальцами по краю миски, вспоминая, а после назвал Гекате имя.
Велунд.

+3

6

[AVA]http://s1.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/07/2e32f9e77e489a44b5220bd60097561a.png[/AVA]
«Золотая сеть, золотой трон…» — мысленно повторила за богом Геката и с облегчением втянула ноздрями воздух, ощущая его несказанную свежесть. Как оказалось, богиня не хотела ссориться с Гефестом в гораздо большей степени, чем могла предположить. Божественный кузнец был весьма консервативен во вкусах в отличие от того, кто приложил руку к исчезновению Януса.
— У тебя отличный вкус, не то, что у этого шарлатана, — богиня не собиралась льстить или умасливать Гефеста комплиментами, она прекрасно знала, что подобное скорее вызовет негативную реакцию, нежели настроит кузнеца на продуктивное сотрудничество. При этом она не могла запретить себе маленькую прихоть – говорить то, что думает.
Геката молча наблюдала за манипуляциями Гефеста. Стороннему наблюдателю действия бога-кузнеца показались бы странными, бессмысленными, но кому, как не покровительнице ведьм и колдовства понимать всю важность ритуалов, способных настроить нужным образом, помочь наиболее эффективно выполнить поставленную задачу. Богиня не задавала вопросов и не пыталась поддержать разговор, просто наблюдала и с молчаливым вниманием принимала обрывочные объяснения, которые периодически вылетали из уст Гефеста.
Геката наизусть запомнила полный перечень и внешний вид всего барахла, что добыла у Бруно. Конечно, она не могла отказать себе в удовольствии построить собственные предположения. Если бы какой-нибудь тотализатор заинтересовался содержимым карманов одного языческого бога и начал бы принимать ставки, Геката поставила бы на вилку. К её большому разочарованию вилка довольно быстро покинула хит-парад подозрительных предметов по версии Гефеста. Зато дальше за камерным расследованием богиня могла наблюдать уже без отвлекающего азарта.
«Тик-так» стал неожиданностью. Пугающей и неприятной. Слишком уж внезапное решение, что делало мастера, изготовившего артефакт, непредсказуемым.
— Эта трава дорога одному моему знакомому, как память о несбыточной свободе, — Геката ухмыльнулась, вспомнив о Бруно. — Конечно же, я не с пустыми руками ехала к тебе, самое чистое золото, какое только смогла найти в этом подгнивающем мире.
Тряпичный свёрток ценной тяжестью придавил Аглаю, художественно разложенную Гекатой на покрывале.
Теперь у богини было имя мастера, ступившего на опасную тропу, и она не могла позволить себе потерю драгоценного времени. Геката сгребла в пластиковый пакет весь хлам, принадлежавший Янусу и Бруно, и, не злоупотребляя гостеприимством бога-отшельника дольше, направилась к выходу.
— Будь осторожен, кузнец. Но если беда всё же коснётся тебя, знай, что ко мне ты можешь придти за помощью.
И это было гораздо больше, чем «спасибо».

+3


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (15.01.2014) что у Януса в кармашшшшках


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC