In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (31/12/2013) Весело-весело встретим Новый Год


(31/12/2013) Весело-весело встретим Новый Год

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Время действия: 31 декабря 2013.
Участники: Иштар, Нинлиль, Эрешкигаль, Сет, Энлиль.
Место событий: уютный домик где-то в австрийских Альпах.
Описание:
Лишившийся божественных сил Сет не находит помощи в родной семье и ищет ее в чужой, а Энлиль всегда рад ему в этом посодействовать. Вот только «операция» требует объединенных усилий нескольких богов, а вернее, богинь, и есть опасность, что спасение Сета обернется шумерским смертоубийством. А может быть, и не обернется. Праздник же. Веселый семейный праздник.

+3

2

Прошло уже несколько дней с тех пор, как от Сета поступил сигнал SOS, и за эти несколько дней стало ясно, что а) помочь его беде можно, но сложно; б) египтяне для этого пальцем о палец не ударят и в) все это светит большой кабздой. Как, впрочем, и любое дело, в котором был замешан Сет.

Идея на время скрыть Пустынного в тихом уголке австрийских Альп была неплохой – примерно как идея спрятать шило в мешке: на первые несколько секунд – полный порядок. До тех пор, пока мешок не прохудится. Практика показывала, что попытки удержать Сета в четырех стенах – дело неблагодарное, и Энлиль, проявив благоразумие, быстро от них отказался. Если египтянину охота сломать шею, раскатывая по округе на сноуборде, то кто он такой, чтобы ему мешать? Тем более что закисший с тоски Сет – это даже хуже мертвого Сета. На порядок хуже.

Поэтому, затащив Пустынного в австрийское захолустье, Энлиль решил более ни в чем его не ограничивать: без божественных сил все равно далеко не ускачет, а если и правда рассчитывает на помощь – соизволит потрудиться и дожить до того момента, как она явится. Кстати, об этом. Осмотр «пациента» показал, что для исцеления придется попотеть, причем не ему одному. Однако попробуй уговори кого-то из богов поделиться своими и так не то чтобы чрезмерными по нынешним временам силами ради пустынного злыдня из чужого пантеона. Поэтому Энлиль задумал применить военную хитрость: собрать всех, кого можно собрать, на семейный праздник. Правда, приглашал не всех подряд, а исключительно избранных. И избранных из числа избранных, которые могли хотя бы в теории проявить участие по отношению к Сету или по каким-то иным мотивам поучаствовать в восстановлении мировой справедливости. Приглашал тоже по-разному. Эрешкигаль отправил открытку. Красивую, в черно-красно-белых тонах, в которой в витиеватой форме предлагал сестрице из преисподней отметить Новый Год в его не очень скромном обществе. Инанне приглашение отослал посредством современной чудо-техники через смс, в котором выразил категорическое горячее желание лицезреть любимую внученьку в новогоднюю ночь с обещанием незабываемого сюрприза. Сюрпризов предполагалось аж целых два, но вдаваться в подробности Энлиль не торопился, потому что один из них обещал стать для Иштар неприятным. И, наконец, Нинлиль удостоилась от него звонка, во время коего владыка воздуха успел сообщить, что соскучился и ждет свою драгоценную половинку в уютном домике в Альпах, потому что не хочет встречать этот Новый Год без нее. И, в общем-то, никому не соврал. Только все равно что-то подсказывало Энлилю, что с этим чудесным домиком в горах ему в скором времени предстоит попрощаться – шумерские богини всегда были темпераментны, и с годами это не проходило.

Минимальные меры предосторожности обернулись максимальными запасами алкоголя, которые они организовали совместно с Сетом. А дальше оставалось только ждать и надеяться, что семейное празднование обойдется без трупов и развоплощений. Что характерно, сразу после рассылки приглашений Пустынный схватил сноуборд и радостно умотал в неизвестном направлении – очевидно, справедливо опасаясь присутствовать в человеческом теле при встрече Эрешкигаль и Иштар. И, честно говоря, Энлиль его за это не осуждал.

+5

3

Что может быть лучше романтической встречи Нового года в чудесном домике в горах в обществе любимого супруга? Тем более, если супруг - бог, а ты сама - богиня. Разве что тот факт, что супруга этого ты знаешь уже не первую тысячу лет и уже давно выучила: романтика в ваших отношениях бывает только раз в несколько сотен лет или по принципу сыра в мышеловке. Проще говоря, когда Энлиль что-то задумал. А уж когда он без увиливаний заявляет, что соскучился... В общем, дело нечисто. Только любопытство удержало Нинлиль от скандала прямо по телефону. Передумает еще - и отзовет приглашение. И все развлечения пройдут мимо нее. Этого взбалмошная богиня ни за что допустить не могла. Конечно, можно явиться незванной. Но именно сегодня Нинлиль не была настроена на подобные выходки. Поэтому она изобразила по телефону искреннюю радость и неземной восторг. Вряд ли муж поверил, но приличия были соблюдены.

По удачному стечению обстоятельств, Нинлиль находилась в этот момент в Вене на презентации своей новой коллекции. Так что тратить силы на божественные перемещения не пришлось. Уже через несколько часов после разговора, преодолев извилистую горную дорогу (и получив от нее огромное наслаждение), Нинлиль остановила свой автомобиль у названного супругом домика.

- Неплохо, - заключила она, оглядывая его. Похоже, из окон открывался приятный взгляду вид, а сам дом производил впечатление уютного. Как и охарактеризовал его муж по телефону. Подхватив чемодан, богиня поднялась по ступенькам к входной двери и позвонила. - Ну и где же предновогодняя романтика?

Кто же этот плут затеял на этот раз? Право слово, все выглядело слишком красиво, чтобы быть правдой.

+4

4

Эрешкигаль любила сюрпризы – хотя бы потому, что в её долгой-предолгой жизни они случались крайне редко. Последний был, кажется, несколько тысяч лет назад, когда Нергал, отправленный папенькой в преисподнюю, неожиданно понравился хозяйке Иркаллы.
Или считать сюрпризом возможность выходить на поверхность? Пфф.

В любом случае, получив открытку от дорогого брата, Эрешкигаль перечитала строчки несколько раз и уже после пятого прочтения решила, что поедет. Подвох? Вне всякого сомнения. Предприятие самого сомнительного толка только приобретало привлекательности. К тому же, особенной скромностью Энлиль никогда не отличался: Эрешкигаль ничего не забыла. Эх, было время…

Собиралась женщина очень быстро и вещей взяла совсем немного. Главное – скорость, а не количество тряпок. Говоря откровенно, одеваться богиня не очень-то любила, но, вот беда, в мире смертных приходилось себя заставлять. Издержки цивилизации.
Перед выходом из своей нью-йоркской квартиры, которую «Рита Кастро» купила на немалые доходы от своего скорбного бизнеса, Эрешкигаль ещё раз перечитала открытку. Даже царапнула острым ногтем строчки – как будто ожидала, что несколько букв отвалится и послание приобретёт совершенно иной смысл. Но нет, всё вроде бы осталось как раньше, и женщина решила не затягивать с отправлением. Координаты ей были известны, а путешествовать человеческим транспортом Эрешкигаль так и не научилась. От самолётов её трясло, от машин тошнило, а в трамвай она не влезла бы даже по личной просьбе Ану.

Перед зеркалом – пушистую шапочку с помпоном на макушке (Альпы же!) – и в путь. Сил у Эрешкигаль было достаточно для такого перемещения, и уже через несколько мгновений богиня приземлилась в маленькой гостиной альпийского домика. С сумкой в одной руке, с открыткой – в другой. Шапочка кокетливо съехала набок, и Эрешкигаль всё той же рукой с открыткой быстро водворила её на место.
- Есть кто дома? – звонко выкрикнула она, с наслаждением прислушиваясь к звуку собственного голоса: она ведь так давно не говорила на родном языке. С тех самых пор, пожалуй, как съехала из Иркаллы и превратилась в космополита.

И тут в дверь позвонили. Эрешкигаль бросила сумку на пол и отправилась открывать.

Отредактировано Ereshkigal (2014-06-15 23:50:08)

+5

5

Шумеры праздновали новый год после весеннего равноденствия, и к новомодному веянию отмечать смену циферки на календаре посреди зимы Иштар так и не могла привыкнуть. Гибкая психически, как и все боги, она прекрасно адаптировалась к этому времени, рассылала многочисленным знакомым открытки и писала поздравления фанатам на форуме, но все равно в упор не понимала, как можно устраивать праздник в такую холодину.
В конце концов, столетиями жила она под жарким солнцем Междуречья, брачные узы с Сетом завели ее в полный песков Египет, а после она вдоволь путешествовала на разным теплым странам, предсказуемо недолюбливая зиму. И, конечно же, Рождество.
Было бы странно, если бы она отмечала праздник чужой паствы, да?

Но 30 декабря в Берлине у них состоялся славный такой концерт, на котором она опять неприлично обожралась и неприлично же совратила (в который раз уже) собственного тур-менеджера - верного жреца, охотно поддающегося женским чарам Инанны. И решила остаться на несколько дней в большом городе, где так красиво горели разноцветные огни, а люди радовались и любили: частично и ее стараниями.
Смска дедушки удивила Иштар. Он, конечно, дорогой и любимый, но ничего вместе они не отмечали очень давно, а может, и вовсе никогда. Тем подозрительнее выглядело приглашение
Богиня как раз попивала кофе в симпатичном ресторанчике на набережной Шпрее, успев сфотографироваться со случайно встретившимися фанатками: получив свою порцию обожания, она щедро благословила девчонок на личную жизнь. Ну а что?
Правда, когда попыталась позвонить и уточнить, что, собственно, за фигня, вездесущая сотовая связь подвела. Видимо, в горах с покрытием было не очень. Или Энлиль специально вырубил мобильник, чтобы разжечь любопытство внучки посильнее.

Впрочем, сюрпризы она любила. Как и дедушку.
Оставив на столе купюру, она вышла в ближайший же переулок и прямо оттуда перенеслась в Альпы. Тут было не очень далеко.
И чуть ли не лоб в лоб столкнулась на крыльце с дорогой бабушкой.
- Надо же, это становится все интереснее, - сказала, улыбаясь широко. - Семейный сбор? А по какому поводу? О, ради неба, скажите мне, что мы будем с кем-то воевать.
Не то чтоб очень хотелось войны, но и без нее было скучно. Поучаствовав немного в сирийском конфликте, богиня жаждала новых приключений.

Дверной замочек щелкнул.
- Дед, что за?.. - весело начала она. - Что за?!
Резко перешла на злобный такой тон, увидев на пороге драгоценную сестрицу.
[AVA]http://se.uploads.ru/jayQL.png[/AVA]

+5

6

Сет был абсолютно прав, когда растворился в снежной пустыне за порогом мирной австрийской обители, и поступил крайне мудро и своевременно, совершив не бегство, но тактическое отступление – ибо, по закону подлости, девочки слетались на шабаш практически синхронно.

Услышав шум внизу, Энлиль расцвел в улыбке и отложил книгу. Кажется, он по этому скучал. Вскинув руку, глава шумерского пантеона бросил взгляд на часы и засек время. Было бы интересно проверить, через сколько минут начнутся первые разрушения. Но, с другой стороны, богинь он пригласил сюда по делу, а если придется их разнимать и успокаивать, то Сет будет вынужден проходить человеком еще очень и очень долго.

Вздохнув, Энлиль легко соскочил с кровати, покинул спальню и спустился вниз. Божественная температура в горном домике стремительно накалялась.

– Девочки! – с неумеренной жизнерадостностью окликнул шумерок Энлиль, гостеприимно разводя руки в стороны. – Передать не могу, как я вам рад.

Истинно так: ощущения от присутствия в одном доме сразу трех богинь были совершенно непередаваемыми. Левая рука владыки воздуха ненавязчиво скользнула к плечам Эрешкигаль, по-родственному приобнимая богиню и так же ненавязчиво пододвигая ее чуть в сторону от дверного проема, чтобы освободить проход.

– Сестренка, – поприветствовал владычицу царства мертвых Энлиль, при этом, конечно, первым делом подарив ей проникновенный взгляд и такую же улыбку, а по завершении своего коварного маневра получил возможность узреть двух богинь сразу.
– Внученька! – Обнимать Иштар и Эрешкигаль одновременно он все-таки поостерегся и решил, что это не горит – всегда успеют.

– И свет очей моих Нинлиль, – сделав на этот раз шаг навстречу, Энлиль поймал руку супруги, коснулся ее губами, а потом, не выпуская ее руки из своей, первой провел Нинлиль в комнату и усадил в одно из двух кресел.

– Присаживайтесь, не стесняйтесь, – пригласил он Эрешкигаль и Иштар. По общему тону этого приглашения было ясно, что в застенчивости ни одну из них никто не подозревает, и скрывать это Энлиль не считал необходимым – зачем, когда тут все свои и знают друг друга, как облупленных.

– Приятно видеть вас втроем. Редкое зрелище, – умильно сообщил он. – Предлагаю за это выпить.

И ведь надо же, фужеры и бутылка шампанского в ведерке со льдом уже ждали своего часа, заранее заготовленные на овальном столике между диваном и креслами.

+7

7

Появление внучки могло означать только одно - встреча Нового Года если и пройдет романтично, то точно не тет-а-тет. Впрочем, супруг и не говорил по телефону, что они будут вдвоем. Это, разумеется, не помешало бы Нинлиль обидеться и разнести тут все вокруг, но пока подобное действие представлялось не то что бы глупым... Скорее, несвоевременным. Успеется. Можно подумать, Энлиль ни разу ее обиженной не видел. Даже скучно.

- Внучка, воевать в канун Нового Года? Вечно ты торопишься, - усмехнулась Нинлиль. - Если уж и делать это, то...

Закончить фразу она не успела, потому что в проеме распахнувшейся двери возник не кто-то, а бывшая пассия Энлиля, успевшая еще и когда-то давно родить от него ребенка. То, что произошло это печальное событие задолго до появления Нинлиль в жизни Энлиля, никак не способствовало развитию у ветреной богини теплых чувств к владычице подземного царства. Какая разница, когда это было? Вот исчезла б Эрешкигаль вообще, тогда б Нинлиль воспылала к ней любовью. А так-то... Если любимую внучку Нинлиль еще согласна была потерпеть, то эту дамочку... Не говоря уже о том, что у Иштар с Эрешей тоже не все ладно было. И Энлиль не мог этого не понимать, когда звал их троих сюда. Только ли троих, кстати?

- Здравствуй, золовушка, - промурлыкала Нинлиль со сладкой улыбкой, но дальнейшему обмену любезностями воспрепятствовал драгоценный супруг. Из его цепкого захвата попробуй вырвись. И хорошо, пожалуй, что воспрепятствовал. Самое малое, чем отделалась бы Эрешкигаль, - отпечаток коралловых губ на щеке. Надо же как следует поприветствовать ненавистную родственницу.

- Дурман души моей, - похлопав ресницами, отозвалась богиня на приветствие и позволила усадить себя, куда Энлилю захотелось. - Я скучала. Выпить, прекрасная мысль. Неправда ли, дамы?

Нинлиль скользнула вежливо-равнодушным взглядом по Иштар и Эрешкигаль, а потом перевела его на супруга. В мягкой улыбке и спокойных, казалось бы, глазах Энлилю не должно было составить труда прочитать: "Какого черта тут происходит, любимый?"

Отредактировано Ninlil (2014-06-16 19:17:14)

+5

8

Эрешкигаль всё ещё любила сюрпризы. Даже тогда, когда они были настолько неприятными. Присутствие супруги Энлиля настроение почти не испортило: жёны – это придуманное обществом необходимое зло, с которым приходится мириться. К тому же, звание жены не предоставляет ровным счётом никакой гарантии, что мир будет вертеться только вокруг Нинлиль. Он и не вертелся.
«Золовушку» Эрешкигаль проглотила молча, только зло сощурила чёрные глаза. Взгляд у неё всегда был недобрый: суеверные бабушки иногда крестились и прятали внуков под авоськами. Она кивнула верховной богине, мысленно подталкивая её взглядом: «Ну свались, свались со ступенек, сделай мне приятное, свекровушка». Перебирать родственные связи всегда было забавно, как и высчитывать, что Нинлиль приходится ей не только свекровью, но и невесткой.

Когда супруга Энлиля всё-таки никуда не свалилась, Эрешкигаль не расстроилась. Она уже увидела Иштар, и вот тут-то небольшой альпийский домик стал медленно покрываться инеем не только снаружи, но и изнутри. Холодная корка поползла от порога, прямо от меховых сапожек Иркаллы вглубь гостиной. Под ноги Энлилю, вовремя почувствовавшему: ещё немного – и на месте дома будет воронка. Как после прямого попадания бомбы.
Уже слыша голос брата, Эрешкигаль не сводила взгляда с ненавистной Инанны, которая нарочно – да, нарочно! – явилась, чтобы испортить старшей сестре праздник. Не поленилась явиться из тьмутаракани, бросила все дела, только чтобы назло, назло, назло!..
«Шестьдесят болезней, - почти радостно думала женщина. – Схема удобная, проверенная, не подводила. Как там было? На уши её, на глаза её, на ноги её, на руки, на зубы, на кости… За это надо выпить!»

Последняя мысль была ловко подсажена ей в голову Энлилем: Эрешкигаль просто механически повторила то, что секунду назад предложил брат. Она не заметила, как две богини успели переместиться из запорожного пространства в гостиную.
- Мне тоже приятно тебя увидеть, - Эрешкигаль тоже умела улыбаться многообещающе и проникновенно. Но её улыбка пока ничего хорошего не сулила.
Женщина сбросила сапоги и куртку и заняла второе кресло: спиной на один подлокотник, ногами – на другой. Шапочка с помпоном продолжала мирно красоваться на макушке, резко контрастируя с недобрым взглядом и несколько напряжённой улыбкой.
- Полагаю, дорогой мой… браааат, - приветствие верховному богу превратилось в бесконечную тянучку. Эрешкигаль откровенно издевалась, мечтая о реванше. - Именно тебе мы обязаны столь прелестной компанией. Объясни нам пожалуйста, зачем мы здесь. Пока твой дом ещё цел.

В помещении ощутимо потянуло холодом, хотя дверь уже успели закрыть.

Отредактировано Ereshkigal (2014-06-16 22:11:01)

+4

9

дорогой сестре посвящается

[audio]http://pleer.com/tracks/5746609BMRc[/audio]

- Это и есть твой сюрприз? - спросила Иштар неприятным голосом.
Предвещавшим, что в скором времени богине запросто сорвет резьбу, и перестанет существовать не только скромный домик в горах - вместо самих гор останутся зияющие котлованы.
Она ничего не имела против дорогих родственников, вот только Эрешкигаль относить к ним отказывалась, предпочитая считать, что эта подлая стерва затесалась в славный шумерский пантеон по ошибке, по недоразумению. Или по своей безграничной наглости, которой ей хватило и сейчас, чтобы выбраться из своей вонючей подземной дыры и испортить богам радость встречи. Царство мертвых вообще давно следовало напрочь залить бетоном, чтобы эта никогда не смогла уже выйти на поверхность, и ради такого благого дела Инанна не пожалела бы всех своих сбережений, накопленных за века.
Вдох-выдох.
Спокойствие, только спокойствие. Мир, благоденствие, котятки, голова Иркаллы на осиновом колу.

Неудержимо тянуло врезать Энлилю по его улыбающейся роже.
Упасть на пол и колотить по нему кулачками с воплями, как делают человеческие дети, когда им что-то не нравится, когда они не получают желаемого.
Хлопнуть тяжелой дверью, послав родню в самую глубокую из глубоких преисподен - таковая получится, если объединить все подземные миры всех мифологий.

Прерывисто выдохнув, грохнула все же дверью - почему-то изнутри. Эхо раскатилось далеко в горах. Сладко было воображать, что так будут греметь комья земли, падающие на крышку гроба сестрицы. И неважно, что божественные трупы не закапывают в землю в деревянном ящике с пошлой бархатной обивкой.
И вещей-то у нее с собой не было - только сумочка в которой документы (фальшивые, конечно же), деньги, женские мелочи и билеты на завтрашний самолет. А ведь так хотелось потратить время на шоппинг, не обременяя себя багажом, который увезет менеджер, не думая о божественных распрях, обо всех проблемах чокнутого мира и о грядущей промо-фотосессии.
И лучше бы она отписала дедушке в ответ короткое "fuck off", право слово, обидевшись, через пару лет и отошел бы, а озверевшие богини владыке пантеона будут икаться еще долго. Если он вообще переживет бабские разборки. Если они все переживут.
Вдох-выдох.
Инструктор по новомодной йоге поражался пластичности Иштар, но никак не мог ничего не поделать с буйным нравом, хотя и пытался научить техникам обуздания гнева. Куда там! Теперь ее бесил еще и инструктор, и весь фитнес-клуб заодно.

В сапогах и стильном своем пальто плюхнулась на диван, вытянула ноги на сидение, предоставляя дедушке выбирать, на какой подлокотник ему хочется приземлиться. Ну или пусть постоит.
- Ты позвал нас выпить? Как мило с твоей стороны, - сладкая патока яда сочится с красивых губ. - И даже пригласил для нас личный кондиционер, предусмотрительно. Зимой в Альпах так не хватает холода.
Елей и мед. Гадючьи клыки и скорпионье жало.
Впрочем, бутылку она берет и ударом по дну выбивает пробку, нимало не заботясь о том, что пена льется на пол, льется по пальцам, пачкает руки. Куда охотнее она бы выпачкала их кое-чем алым. И это отнюдь не сладкий ягодный сок, как нетрудно догадаться.
Делает глоток и вскидывается, хищно принюхиваясь, вслушиваясь. Вчувст-вы-ва-ясь.
- Мне кажется или египетским духом несет?
Много лет прожив с ними, деля с одним из них постель, египтян Астарта чуяла за версту. Не всех, конечно, тех, кого знала. Особым запахом, уникальной вибрацией воздуха, следами на земле.
В конце концов, даже людишки чуют феромоны и духи себе подобных. [AVA]http://se.uploads.ru/jayQL.png[/AVA]

Отредактировано Ishtar (2014-06-17 00:17:38)

+5

10

Тактический маневр частично сработал: до сей поры все оставались живы, целы и благополучно истекали ядом, а не кровью. Но шумерские богини от этого обычно не умирают, потому что запасы яда в их организмах неиссякаемы и безграничны, проверено тысячелетиями.

На требовательный взгляд супруги Энлиль ответил самым что ни на есть невинным, однако разнообразия ради собирался ответить, но сделать это оказалось невозможно, пока не выскажутся все многообожаемые им дамы.

Воспользовавшись тем, что Инанна отвлеклась на окружающую обстановку, владыка воздуха ловко извлек из ее рук бутылку и наполнил шампанским пустующие бокалы. Первый из них он передал Нинлиль, второй вручил сестре. Эрешкигаль в это время как раз адресовала ему то самое требование, которое мгновениями раньше отчетливо читалось во взгляде супруги главы шумерского пантеона. Причем сопровождалось вполне откровенной угрозой. «Пока твой дом еще цел».

– Мой дом – ваш дом, – радушно сообщил Энлиль, вкладывая высокий фужер в руку владычицы подземного мира и отступая на шаг, так, чтобы иметь возможность обозревать всех трех богинь одновременно.

– Как вы все справедливо предполагаете, я позвал вас сюда не из ностальгических соображений и не для того, чтобы посмотреть, как вы разносите этот домик на щепки. Хотя должен признать, что понаблюдал бы за этим процессом не без удовольствия.

Зная, сколь бурной может быть реакция, совершенно невозможно было удержаться от того, чтобы не подразнить трех импульсивных богинь, и Энлиль не считал нужным отказывать себе в такой малости, какие бы взрывоопасные последствия она не сулила. В каком-то смысле ему действительно было бы даже приятно на это посмотреть.

– Инанна права, хотя я абсолютно не представляю, как ей удалось почуять то, чего нет. Собственно, именно в этом и заключается причина, по которой вы здесь. – Можно было бы ввернуть еще пару-тройку изящных по форме и туманных по содержанию конструкций, но теперь, когда речь зашла о деле, терпение шумерских богинь Энлиль предпочел лишний раз не испытывать. – Я позвал вас в надежде, что вы великодушно согласитесь помочь богу, попавшему в беду и не нашедшему поддержки в своем родном пантеоне. Я говорю о Сете. И строго говоря, сейчас он не бог, а самый обыкновенный человек.

На этом месте владыка воздуха счел необходимым сделать паузу: во-первых, потому что того требовал момент, а во-вторых, потому что после такого заявления его бы все равно неминуемо перебили.

+4

11

Решка и Инанна высказывались, ни в чем себе не отказывая. Оставалось надеяться, что супруг знал, что делает, приглашая их всех сюда. Хотя с него сталось бы сделать это исключительно из желания развлечься на Новый Год. Если так - то ли еще будет.

Нинлиль приняла из рук мужа бокал, откинулась на спинку кресла и... и совершенно неожиданно поняла, что начинает получать удовольствие от происходящего. И даже издевательски-невинный взгляд Энлиля, которым тот ответил на ее немой вопрос, почему-то не раздражал. Вероятно, по причине того, что владычица южного ветра любила быть особенной и непредсказуемой. В данном случае, это, кажется, обозначало не шуметь, не возмущаться, не угрожать и ничего не требовать. Ради уникальности можно было и приложить усилия к тем действиям - вернее, их полному отсутствию, которые она обычно считала ниже своего достоинства. Да и не она ли сегодня думала, что ее обиды - это слишком предсказуемо и банально? Пора внести разнообразие в семейную жизнь.

Нинлиль сделала глоток шампанского и мирно выслушала монолог супруга, из которого, в очень общих чертах, стало ясно, для чего он собрал тут ингредиенты для шумерского коктейля Молотова.

- Как же с ним, бедненьким, такая печаль приключилась? - с крайне серьезным выражением лица спросила Нинлиль, догадываясь, что ответ она получит не раньше, чем Решечка и внучка скажут свое слово. - И что делать надо?

Сету богиня, в общем-то, симпатизировала. Так что не видела особых препятствий к тому, чтобы поучаствовать в помощи ему - каким бы то ни было образом. Да и вряд ли Энлиль хорошо примет отказ.

+4

12

Эрешкаль вдруг резко расхотелось скандалить. И голова Инанны где-нибудь на крыше показалась вариантом не слишком удачным. У этой богини настроение менялось резко и беспричинно, и вот теперь она внезапно решила: раз сразу никто не умер, пару часов можно и выждать. Мало ли, вдруг брат что-нибудь интересное скажет. И брат не подвёл.

Женщина повертела в руках преподнесённый Энлилем фужер, потом посмотрела сквозь стекло на Иштар. Отражение рыжей красавицы некрасиво расплющилось, и губы Эрешкигаль чуть тронула улыбка. С младшей сестрой они ещё непременно поговорят, без свидетелей - тогда и результат будет намного более... Намного более.
- Великодушно? - переспросила хозяйка Иркаллы. На её лице было написано неподдельное изумление: что случилось с самим Энлилем, если он рассчитывает на великодушие этих женщин? Иронию в голосе верховного бога она предпочла не заметить. - Нет, честное слово, это просто очаровательно. С каких это пор великодушие стало одной из твоих - или моих - добродетелей?
Она предпочитала обращаться к брату так, как будто досадной помехи в лице Нинлиль и Иштар в комнате не было. Кровожадные инстинкты контролировать было проще, если притвориться, что не замечаешь двух богинь, с одной из которых у Эрешкигаль было что-то вроде вооружённого нейтралитета, а с другой - самая настоящая, непрекращающаяся война.

Жаль, что боги были и вполовину не так сильны как когда-то. Во времена славы Шумера и Аккада они могли стирать с земли целые города, а теперь даже навредить друг другу как следует не могли. Весьма печальный итог для тех, кто привык всегда получать желаемое.
Эрешкигаль продолжала вертеть фужер в руках, продолжала смотреть и слушать. Улыбка из недоуменной вскоре превратилась в скептическую.
- Раз уж ты решился на такую авантюру, то, верно, не рассчитываешь на отказ. Я не против помочь, но ты будешь мне должен, Энлиль.
Ей всегда хотелось это сказать.

+4

13

Если бы какой-нибудь разнесчастный экстрасенс из тех, что любят нынче во множестве показывать в телешоу, сунулся сейчас в Альпы, его бы скрутило в бараний рог от эманаций, которые выдавали шумерские богини, загнанные в ограниченное пространство и это самое пространство заполнявшие, как дым. Или как кот, который везде и нигде сразу. Ауры накладывались, и казалось, что при соприкосновении Астарты и Иркаллы явственно слышно шипение. Как если капнуть водой на раскаленную сковороду. Пших - и нету.
Воздух, напряженный и звенящий, точно уже не подходил под определение чистого и целебного. Такой можно было использовать на манер "Циклона Б".
Но пытаться убить "горячо любимую" сестру на глазах у Энлиля вполне себе бесполезно. Разнимет, надерет задницы и поставит в разные углы. Возможно, в разных частях света. А родственная встреча продолжится в виде конференции по скайпу.

Ну вот, еще и бутылку отняли. Возмутиться она не успела, только протянула требовательно руку, чтоб дорогой дедушка вернул отобранное. А то что за беспредел, младших нельзя обижать, даже если этим младшим много сотен лет.
Она не смогла бы объяснить, что именно учуяла. Может, запах. Сколько бы лет ни прошло, за богами тянулся след особого аромата, который не перебить духами, сивушными парами и прочими веществами. Специфический след феромонов, который богиня-шлюха ощущала особенно остро, как и от людей, с которыми ей довелось провести ночь. А уж если не одну... Можно сказать, что любовников она опознала бы с закрытыми глазами в толпе, привычно отмечая их чем-то невидимым и почти бесполезным. Не как скот, клейменный пастухом, но как отголосок памяти, закладка сладких воспоминаний. Если было что помнить. Мало кто из египетских богов мог этим похвастаться.
Например, драгоценный бывший.

Сет. Ну конечно.
Даже не удивлялась уже, когда что-то странное и страшное, гибельное, оказывалось связано с теперь уже бывшим мужем. Сет и опасность – синонимы.
Впрочем, нельзя сказать, что ее это не устраивало.
«Давно надо было взять его в наш пантеон» - подумалось в какой-то момент.
Раз уж повелитель пустынь так легко и охотно водил дружбу и секс с шумерами.
«И тогда на месте Вавилона тоже была бы пустыня.»

- Что он опять... - начала было и поперхнулась словами. Сказанное верховным походило на абсурд. - В смысле?!
И, нет, она не особо интересовалась происходящим с другими богами, занятая своими эгоистичными целями и планами. То, что ее саму, нихрена не знающую, не подкараулил в темной подворотне этот, сил богов лишающий, можно было списать на чудовищное везение. Наверное. Ну или сексуально озабоченная певица мало интересовала этого. Какая от нее вообще опасность. А вот от пустынного...
Иштар даже соизволила убрать ноги с дивана, села, являя собой воплощенное нетерпение и напряжение. Облизнула нервно губы.
- Где он?

Не то чтобы все эти годы она шибко переживала за Сета и его дела. Нет, тут уж стоило бы переживать за тех, кто по глупости или самоуверенности встал на его пути. Но они не были друг другу чужими, не расстались врагами, и потому это все Инанне сейчас не нравилось. Очень не нравилось.
Она не любила, когда какая-то хрень происходила с ее друзьями.
Сета, с некоторой натяжкой, можно было назвать другом. Пусть и не виделись уйму лет. [AVA]http://se.uploads.ru/jayQL.png[/AVA]

Отредактировано Ishtar (2014-06-19 22:53:16)

+5

14

Все складывалось вполне неплохо – даже не пришлось никого долго уламывать. То есть, тащить сюда за шкирку Сета, чтобы он занимался этим увлекательным процессом сам, возбуждая в сердцах шумерских богинь жалость и участие своей беспомощностью. Или, как вариант, просто кого-нибудь возбуждая. Творческие методы всегда дают наиболее интересные всходы. На этот раз посмотреть на старания Сета в области межпантеонной коммуникации присутствующим, по-видимому, было не суждено. Хотя, конечно, ничто не мешало ему появиться и все подпортить, а потом начать склеивать осколки заново. Это же Сет.

Пока же каждая из богинь по тем или иным соображениям не возражала против того, чтобы оказать помощь непутевому египтянину. Энлиль прикинул, во что это ему выльется. Инанна поучаствует в процессе восстановления божественных сил Сета по доброй памяти, на правах любимой жены и без лишних хитроумных условий. Наверное. Нинлиль, о чем сложно было даже мечтать, тоже проявила полную боевую готовность на спасение рядового Сета безвозмездно – очевидно, потому, что симпатизировала египтянину – хотя в глубине души Энлиль не сомневался, что это не помешает ей выставить ему лично счет когда-нибудь потом, когда дражайшей супруге это будет наиболее выгодно и удобно. А вот Эрешкигаль о своих притязаниях заявила сразу, и по большому счету Энлиль не мог не согласиться с тем, что особой заинтересованности в поддержке Сета у нее не имелось. Так что условие справедливое.

– Хорошо, – легко согласился владыка воздуха, глядя на богиню подземного мира. Возможно, даже слишком легко, но к чему все усложнять. Во-первых, кем бы он был, если бы доставил сестрице столько удовольствия сразу, а во-вторых, как говорится, «свои люди – сочтемся».

– Как с ним приключилась такая печаль, полагаю, лучше всего объяснит он сам. – Это Нинлиль. – Вот сейчас наглотается снега, вернется и объяснит. – А это Нинлиль и Иштар сразу.

– Делать вам, строго говоря, ничего не нужно – всего лишь открыть для меня доступ к вашей божественной энергии, часть которой я соберу в один поток и волью в Сета, как вино в опустевший сосуд. До истощения никого не доведу, обещаю.

По расчетам Энлиля, если у кого-то и могли возникнуть возражения, то именно на этом этапе, потому что обещание он, конечно, дал и сдержит, но количество отнимаемой силы при этом никак не регламентировалось. К тому же, это был вопрос доверия – причем доверия взаимного, потому что если кто-то из девочек попытается в разгар процесса захлопнуть энергетический канал и преуспеет в этом, покрывать недостаток силы придется всем остальным, включая его самого, в противном случае вся затея пойдет прахом.

– Если возражений нет… – Энлиль обвел шумерских богинь взглядом и достал из кармана самый что ни на есть обыкновенный человеческий мобильник.

– Тащи сюда свою тощую пустынную задницу, – елейно произнес он в трубку.

+5

15

За последние четыре часа Сет успел укататься, замерзнуть, отогреться горячим глинтвейном и компанией милой сноубордистки, пару раз поймать кант, ухнуть головой в сугроб и покорить трассу с очаровательным названием «Камикадзе». Одним словом не скучал и развлекался, как может себе позволить бог, променявший песчаную пустыню на снежную, а божественное существование – на человеческое. О последнем досадном факте Сет, увлекшись покатушками по австрийским склонам, в какой-то момент даже забыл. Вспомнил лишь, когда усталость начала давать о себе знать.
Тогда-то его и настиг звонок от Энлиля. Короткое сообщение шумера недвусмысленно намекало, что он благополучно пережил встречу с драгоценными родственниками, а интонация – что разговор завершился их согласием. Еще это означало, что египтянин по уши впрягся в долги перед шумерами. Не в те, когда можно с честным лицом набрехать, получить желаемое и сразу же позабыть об обещанном. Слишком дорогой была цена. И подразумевал пустынный совсем не свое счастливое избавление от прелестей смертного существования, пускай оно и являлось целью их с Энлилем мероприятия. Речь шла о доверии, подорвав которое единожды, едва ли стоило рассчитывать в будущем на своевременно подставленное плечо помощи. Боги – существа злопамятные, не имеют привычки разбрасываться привязанностями и забывать о старых счетах. Отчасти пустынному грело душу то, что задолжал он шумерам, а не дорогим сородичам, которые парой дней раньше дали ему понять о его, Сета, месте в их пантеоне. Вернее, о его отсутствии.
Спустя четверть часа со сноубордом на плече Сутех спустился в захолустную деревеньку, где ничто не выдавало близкое присутствие грядущего праздника. По-видимому, запас годовой радости австрийцы исчерпали на прошедшее Рождество – праздник, с недавних пор упавший еще ниже в личном рейтинге бога хаоса.
Дом Энлиля все так же возвышался над своими альпийскими собратьями. Без видимых следов разрушения. Других свидетельств, что встреча вышла бурной, пустынный тоже не заметил, и, бросив доску у входной двери, ввалился в прихожую. Стащил неудобные, жесткие ботинки, снял намокшую куртку и прошел в гостиную. Лучезарно улыбнулся всей честной компании, мысленно отмечая, что любезное приглашение Энлиля весело-весело встретить Новый год все потенциальные участники не только приняли, но и не разбежались после озвучивания владыкой воздуха иной цели шумерского семейного собрания. Сутех уже успел попривыкнуть, что за минувшие несколько дней на горизонте не ощущалось ни одного божества – и вовсе не потому, что их, божеств, там действительно не было. И сейчас, шумерская четверка производила обманчивое впечатление мирной семьи, собравшейся встретить Новый год в теплой, дружественной обстановке. Если старательно не замечать, как две очаровательными богини взглядами норовят снять друг с друга шкуру.
- Нинлиль, - пустынный поприветствовал супругу шумерского плута. Взгляд его переместился на хозяйку Иркаллы. – Эрешкигаль.
И, наконец, последняя по счету, но не по значимости для Сета, гостья владыки воздуха.
- Моя драгоценная Иштар, - песчаный тепло улыбнулся бывшей супруге.
К ней у Сутеха всегда было и оставалось особенное отношение, его не смогла испортить даже вставшая между ними тень его брата. Египтянин опустился на диван рядом с Инанной. Снова обвел взглядом шумеров.
- Вот уж не думал, что под Новый Год обрету новую семью, - с улыбкой произнес пустынный.
Такой нехитрой подменой понятий Сет постарался дать понять, что каждому из решивших ему помочь, из бескорыстных ли побуждений, особенностей взаимоотношений с верховным или личных мотивов, он задолжал ответную услугу.
Семья же помогает друг другу, верно? И долги отдает сполна.
[AVA]http://s9.uploads.ru/zV1GD.jpg[/AVA]

+6

16

Решка торговалась. Инанна, кажется, беспокоилась. Нинлиль расслабилась и просто пила шампанское. Возражений на предложение Энлиля у нее не было. Возникнут проблемы - с мужа же и спросит. Да и невыгодно ему всерьез ослаблять собственный же пантеон ради помощи Сету. А от случайностей и чужой вздорности (уж Нинлиль-то могла о последнем написать поэму, такую, что Гомер с Данте бы поблекли) никто не застрахован. Но тут уж не попробуешь - не узнаешь. Хотя Решка внушала определенные опасения. Особенно, после того, как супруг так легко согласился быть ей должным. Но это, в конце концов, тем более проблемы мужа, а не Нинлиль. Она же будет пай-девочкой, а потом при случае напомнит и Энлилю, и Сету о долгах. Если возникнет такая необходимость. Или не напомнит. Тоже вполне возможно. Время покажет.

- Сет. - С улыбкой кивнула появившемуся временно-не-богу Нинлиль. А ведь и правда - человек. Что ж такое произошло-то? За египетского бога она не переживала - устроит ему сейчас Энлиль сеанс переливания божественной энергии, и все будет хорошо. Но вдруг это не единичный случай? - Энлиль сказал, что ты сам расскажешь, как тебя... угораздило.

Новая семья. Нинлиль не смогла сдержать негромкого смешка, хотя и догадывалась, что Сет имеет в виду немного другое. Но, учитывая то, что он некогда был женат на Инанне, а с Энлилем уже давно и тесно знаком, не такая уж и новая. Так что прозвучало забавно.

+2

17

Эрешкигаль предоставила родственникам возможность поплеваться ядом и на некоторое время выпала из беседы. Всё это было бы весело и можно было бы плеваться ядом вместе со всеми, если бы не было так мучительно обидно. Энлиль её обманул. Пусть без обмана ему никогда бы не удалось собрать вместе трёх своенравных богинь, пусть без хитрости не удалось бы благое дело спасения Сутеха. Всё равно. Он её обманул.

Богиня очень долго ждала, когда Энлиль захочет встретиться. Слишком гордая, чтобы сделать первый шаг, она рассчитывала, что однажды брат вспомнит про неё. И позовёт. И вот теперь, когда встреча наконец состоялась, Эрешкигаль не чувствовала ничего, кроме обиды и какого-то жгучего отчаяния. Её позвали, чтобы использовать. Нужна была не она сама, а её сила. Снова обман. Если подумать, всё, что в её жизни было связано с Энлилем, было связано с хитростью. Верховного бога шумеры цветисто славили как "мудрейшего", а Эрешкигаль считала, что он просто научился врать лучше других.
Когда-то давно именно хитрость позволила владыке воздуха вырваться из подземного царства. Он предоставил хозяйке Иркаллы замену, и, подчиняясь законам богов, женщина отпустила его вместе с семьёй. Но ей совсем не понравилось, как с ней поступили. Эрешкигаль очень долго переваривала обиду - примерно лет девятьсот. А потом очень вовремя подвернулся Нергал, обиженная богиня вышла замуж и на какое-то время успокоилась. И вот теперь новая обида.

Эрешкигаль всё-таки была шумерской богиней. Гордость и вспыльчивость не мешали ей затаиться и сделать вид, что всё в порядке. Да, она поможет египтянину и отдаст столько силы, сколько Энлиль посчитает нужным позаимствовать. Но потом... верховному богу только предстоит узнать, сколько он должен на самом деле. Не за силу. За обман. Сейчас она сидела, как неживая. Пальцы вцепились в мягкую обивку кресла, губы улыбались с нарочитой непринуждённостью - и то, и другое можно было бы списать на раздражающее присутствие Инанны. Но Инанна-то как раз была совсем не при чём: именно поэтому не было никакого скандала и разрушенного дома.

Сейчас богиня могла думать только о том, как плохо быть обманутой и о том, как ей обидно. И глаза темнели, окончательно теряя сходство с человеческими. Глаза хозяйки Иркаллы - как два чёрных зеркала, в которых нет ни понимания, ни прощения. Появившегося в комнате египтянина Эрешкигаль поприветствовала вежливо, но сдержанно, кивком. Задержала взгляд на несколько мгновений, а потом снова отвела глаза. Надо помочь - значит, она поможет. Большего от неё и не требуется. Ей понравились слова пустынного про новую семью. Это звучало красиво. Но у Эрешкигаль было смутное подозрение, что шумеры так добры, пожалуй, только к новым родственникам, но отнюдь не к тем, с которыми действительно общая кровь.

Женщина заставила себя успокоиться. Сняла наконец с головы пушистую шапочку, аккуратно разложила на коленях, заботливо расправляя нитки, вылезшие из помпона. Потом повернулась к брату и с деланным безразличием предложила:
- Забирай силы, сколько нужно. Не обеднею.
И подумала:
"Ты меня уже и так обокрал".

+4

18

Дело это не то чтобы пахло дурно, скорее, отдавало неким душком. Ни один бог просто так не становится человеком, даже не шибко отягощенная интеллектом и могучей интуицией Иштар не могла этого не понимать. Что-то случилось, и дорогой дедушка отчего-то не желает говорить обо всем сразу. Можно, конечно, потом зажать Сета в углу, потому что и этот мерзавец наверняка не скажет здесь всей правды, только выльет ушат и маленький кувшинчик патоки, столь убедительной, что кто-то да поверит. Но ей ведь он не станет врать? Не врал же раньше.
Особенно если взять за яйца.

- Нормальная у него задница, - эхом к словам Энлиля отозвалась. Ну, как эхом. В трубке, наверное, услышали.
Ну так для хозяина означенной части тела явно не новость.
Сняла пальто, в котором стало неудобно и жарковато в теплом доме, небрежно кинула на подлокотник.
Даже как-то странно было собраться семьей. Даже если из семьи здесь было всего четыре представителя. Слишком давно этого не случалось, а повод…повод казался даже неважным. Как и то, что верховный позвал лишь богинь, лишь женщин. Бабы, конечно, сердобольнее, но это если говорить о смертных. Одного взгляда на дорогую сестрицу хватило бы, чтобы понять – связываться себе дороже. А особенно быть должным.
Впрочем, идея получить еще один способ манипулировать дедулей была даже привлекательна. Ну, кроме больших красивых глаз и по-детски надутых губ.

- К слову, об истощении, - проникновенно улыбнулась Инанна. – У меня свадьба весной, и если вы меня развоплотите, я найду способ устроить вам войну со всем скандинавским пантеоном.
Нет, никому она не угрожала, что вы. Просто предупреждала.
С энергией сейчас у всех у них не очень хорошо. Не так плохо, как пару столетий назад, но от прежнего могущества остались только сладко-горькие воспоминания, цветные картинки и утраты. Города развеялись в пыль, кости паствы смешались с землей, дым костров инквизиции, а после и фабрик поглотили ароматы благовоний.
Нео-язычники, виккане, стали для нее новой усладой. Представляя своими ипостасями три образа их триединой богини, Девы-Матери-Старухи, Иштар собрала немалое число последователей. Дуальное божество этого современного культа, Рогатый бог, веселило ее как образ. С рогами он потому, что напарница неверна или ошибка, мутация? Впрочем, ей было все равно, покуда можно являть свою силу верующим, получая ее обратно, распространяя зерна веры. Как удобно, что сейчас есть интернет, и среди нелепых советов малолетних «ведьм» друг другу можно найти и настоящие молитвенные тексты, чье звучание отзывается вибрацией во всем теле, как бы далеко их ни произносили. Ну да, а кто ж туда эти тексты выкладывает-то…
- Бабушка, мне нужна твоя профессиональная помощь! Никогда не думала, что это скажу, но мне нужно платье. Белое, - с легким сарказмом проговорила, закатывая глаза.
Ох уж этот Фрейр с его фондом и его добрым именем.

Возню в прихожей она услышала, только вот не ощутила даже намека на божественное присутствие. И потому уставилась на вошедшего Сета широко распахнутыми глазами, пристально, с неким болезненным любопытством, словно пытаясь забраться в его голову и душу, вытрясти все мельчайшие детали – и не желая этого одновременно. Как будто сказанное вслух делало всё непоправимым.
И обняла бывшего мужа порывисто, едва не свалившись к нему на колени. Сложно сказать, так ли уж велика была любовь между ними, тысячелетия уже минули. Но совместные занятия идиотизмом точно сближают. Пальцы легко скользнули по скулам мужчины, изучая.
- Как, как ты умудрился? – шепот горячий. – Кто тебя так? Осирис?
Где-то в самой глубине зрачков застыл…ужас? [AVA]http://se.uploads.ru/jayQL.png[/AVA]

+4

19

Пока Сет влачил остатки своего бренного существования прямиком в альпийский домик его шумерского собрата, Иштар развлекала семью светской хроникой из жизни богов. И, в частности, сообщением, что снова собралась замуж.

– Приглашаешь? – поинтересовался Энлиль, не опускаясь до бесплодных попыток шутливо укорить внучку за ее любвеобильность и стремление скрепить очередной приступ божественной страсти узами законного брака, потому что, во-первых, сам всегда был не дурак сходить налево (женился, правда, только однажды), а во-вторых, как ни крути, а это было в самой природе Инанны, и бороться с этим было бы не только бессмысленно, но даже преступно. Поэтому Энлиль ее просто благословлял. Каждый раз.

– Скандинавы, – задумчиво произнес он, выловив в потоке речи Иштар новую крупицу существенной информации. – И кому же посчастливилось стать жертвой твоего внимания на этот раз? Только не говори, что увела мужа у кого-то из северных богинь, мне и без них хватает разгневанных женщин.

Как бы легкомысленно ни звучали мыслеизъявления Энлиля и насколько бы увлеченным разговором о грядущем замужестве внучки он ни выглядел, он не переставал наблюдать за каждой из расположившихся в гостиной богинь и под конец фразы скользнул цепким взглядом по лицу Эрешкигаль. Сестрица и впрямь выглядела недовольной, но она в принципе никогда не отличалась жизнерадостным нравом, а в присутствии Иштар – тем более, поэтому, отметив этот факт как данность, глава шумерского пантеона не стал заострять на нем свое внимание. К тому же, его отвлекло появление гвоздя программы и виновника «торжества» в лице Пустынного.

– Сет, ты очень вовремя! – расцвел Энлиль. – Мы тут как раз обсуждали очередную свадьбу твоей бывшей.

Невозможно было об этом не сказать в тот момент, когда Иштар начала ощупывать Сета на предмет повреждений или чего-то более занимательного. Хотя чего она там раньше не трогала.

– К слову, Нинлиль права: продолжение этой темы может подождать. А сейчас, будь любезен, поведай своей «новой семье» историю свих злоключений, и перейдем к делу.

Это, между прочим, было в интересах самого же Сета, а потому Энлиль сомневался, что египтянин станет тянуть с рассказом. Тем более что и говорить-то там было особенно не о чем.

Подойдя к креслу супруги, верховный шумерский бог приподнял руку жены и невозмутимо уселся на освобожденный таким образом подлокотник, временно оставив ладонь Нинлиль в своей. К слову, перед началом этого божественного собрания Энлиль потрудился организовать несколько месс во славу шумерских богов, верховных и не только, и в это самое время дополнительная ниточка силы, он чувствовал, тянулась и к Нинлиль. Весьма своевременно.

+4

20

Не успел Сет устроиться на диване, как оказался в объятиях бывшей супруги. Или она в его – такие мелочи меркли перед одним простым фактом: она была рядом.
- Свадьба? – переспросил он и повернул голову к Инанне. – Чудесная новость. Поздравляю, любимая!
Рука его уже нашла свое место на талии Иштар. Пустынный склонился к бывшей супруге и подкрепил устное поздравление – материальным. Мимолетно коснулся губами ее губ и еле заметно улыбнулся.
На упоминание Осириса усмехнулся и понимающе покачал головой. Брат его был причастен разве что косвенно; не к первопричине - к подзатянувшимся последствиям, но Инанне об этом знать необязательно. В непрекращающуюся череду распрей со своими божественными сородичами Сет не втягивал ее и раньше – пока она сама не изъявляла желание устроить что-нибудь… фееричное.
Ненавязчивым движением руки Сет сократил расстояние между ним и Инанной до полного его отсутствия и только потом посмотрел на шумеров. От него ждали истории, как он докатился до жизни такой, человеческой. Все, кроме Энлиля, который ее слышал не единожды вместе с красочными комментариями самого Сета.
- Ничего интересного, - заговорил пустынный, перемещая взгляд от одной из родственниц шумера к другой. - В Луксоре некто очень ушлый решил пошутить надо мной и Бастет. Не бог, я не почувствовал чужого присутствия, а оружие, которым он воспользовался, артефакт - очень немногие способны создать такой.
То же самое Сет сказал Баст еще в Луксоре, и за прошедшее время природа артефакта не стала яснее. Пустынный все еще оставался человеком: уставал, ему по-человечески был необходим сон, а повреждения регенерировали так же медленно, как и у людей. Что будет при полном разрушении оболочки песчаный смутно догадывался, и мысль эта никак не прибавляла ему радости.
- Мои люди занимаются этим, - под уклончивым «люди» он подразумевал  Имсета, которому накануне поручил разведать божественное сарафанное радио на предмет схожих случаев. Осторожно и не привлекая к себе лишнего внимания.
- Пока ничего конкретного. Был ли это единичный случай личной вендетты или нет, я еще не знаю.
Как бы беспечно Сет ни подавал историю своих приключений, за ироничными фразами и полуулыбками он не мог скрыть неприглядной ее сути - если кто-то действительно устроил сафари на богов, имея на руках оружие, способное сделать божество беспомощным и уязвимым, дело заставляло задуматься.
[AVA]http://s9.uploads.ru/zV1GD.jpg[/AVA]

+5

21

Внучка в очередной раз собралась замуж. Вопрос "Милая, а жених-то точно согласился?" так и вертелся на языке, но сейчас у них имелась куда более актуальная тема для разговора, да и подкалывать Инанну в присутствии Эрешкигаль было как-то...недальновидно. У женщин есть отвратительная привычка объединяться против общего врага. Спевшиеся против нее бывшая любовница мужа и любимая внучка в планы Нинлиль не входили. Решка же выглядела недовольной, что Нинлиль могла понять, и как будто обиженной, но так как богиня южного ветра не имела ни малейшего представления, с чего бы Эрешкигаль на что-то сейчас обижаться, она решила, что ей показалось. В общем, не злите подземного тигра, он и без вас прекрасно разозлится.

- Хорошо. Будет тебе платье, - улыбнулась она Инанне. Представляя удовольствие от процесса примерок, богиня испытала прямо-таки садистское предвкушение. - И чем, скажи, тебе так не нравится белый цвет? Тем более, что даже он бывает разных оттенков.

Но дальше действительно пришлось перейти к более серьезным вопросам. Потому что брак Инанны, а также все приготовления к нему, иначе как цирковым шоу Нинлиль считать отказывалась. Но на жениха было глянуть интересно. Особенно, если Нинлиль с ним не знакома.

История Сета, донельзя краткая, вызвала у богини бурю эмоций и столько же вопросов. Даже если предположить, что артефакт "заточили" специально под Сета, сама возможность создания чего-то подобного... Это опасность для всех богов. Ее ладонь в руке Энлиля, впрочем, лишь слегка сжалась и почти тут же снова оказалась расслабленной.

- Это что же получается? По миру шляется какая-то сволочь, способная делать из богов людей, да так, что, чтобы вернуть тех в естественное состояние, нужно созывать половину пантеона во главе с верховным богом? - Нинлиль вопросительно приподняла брови и допила шампанское из своего бокала.

Прелесть какая.

+5

22

Разговоры разговорами, а Эрешкигаль начала терять терпение. Выдержкой и хладнокровием она никогда не отличалась, а сейчас было слишком много персон вокруг, к которым она могла бы предъявить претензии. Но пока хозяйка Иркаллы терпела: она уже пообещала поделиться силой и теперь не могла уйти.
Большую симпатию вызвал египетский гость: Сет, потерявший силы, вёл себя так, будто случилось что-то не слишком значительное. И на заявление Иштар о грядущей свадьбе враждебно реагировать не стал. Эрешкигаль его выдержке позавидовала: сама бы она молча сделала какую-нибудь катастрофическую глупость. В прямом смысле катастрофическую. Выпустила бы из подземелий Иркаллы мертвецов-людоедов, как грозилась уже не раз. Наслала бы болезней - не шестьдесят, а побольше - на первого, кто попадётся.

Сообщение пустынного оказалось тревожным: если неведомый владелец артефакта смог отнять божественную сущность Сета, то и остальные тоже в большой опасности. Может быть, завтра придут за кем-то из шумеров и придётся вытаскивать уже кого-то из представителей своей семьи. Хотя Сету Эрешкигаль помогла бы охотнее, чем той же Иштар. Она раздражала, но, правда, уже не вызывала нервной чесотки. Богиня чувствовала, что неприязнь к сестре будто бы притупилась. Странно. Но ничего, в комнате ещё было достаточно кандидатур на роль раздражителя.

Очень злила Нинлиль, сидевшая с мужем за ручку. Эрешкигаль бросила быстрый и недобрый взгляд в сторону верховной богини и тут же снова отвернулась. По её мнению, супруга главы пантеона должна внушать уважение - царственная женщина, которая умеет держаться с достоинством и имеет влияние на окружающих. В лице дочери Ниншербаргунну она такой царицы не видела. Если бестолковой Инанне ещё простительно закатывать глаза и говорить глупости, то верховной богине - нет. По мнению Эрешкигаль, из неё самой получилась бы куда лучшая царица.
Нинлиль очень удивила, задав вопрос, ответ на который был и так очевиден. Сутех объяснил ситуацию довольно понятно, к чему же переспрашивать? И словечки эти. "Сволочь". "Шляется". Хороша владычица. Держит марку.
Иркалла медленно подняла взгляд, посмотрела на руку Энлиля, не выпускавшего ладонь жены, а потом сказала тихо, но с неприязнью:
- На какой же дуре ты женился, брат мой.

И, не дожидаясь ответной реакции, Эрешкигаль рывком поднялась с кресла и вышла из комнаты. Хлопнула входная дверь, выпуская богиню на улицу. Начиналась метель, а хозяйка Иркаллы остановилась в десятке метров от дома и запрокинула голову, смотря на небо.
"Как же сложно здесь, на земле, - думала она. - Под землёй куда проще".
Но она обещала остаться и помочь.

Отредактировано Ereshkigal (2014-06-29 23:49:43)

+4

23

- Ну разумеется, герр и фрау Кайзер, как же иначе, - церемонно склонила голову и тут же рассмеялась, вовсе не стремясь весельем разозлить старшую сестру еще больше, но, видимо, преуспевая в этом. - Это Фрейр. И если северные богини чем-то недовольны, то это их проблемы, не мои.
Хотя, конечно, Иштар прекрасно знала, что женщины скандинавского пантеона могут доставить ей предостаточно проблем. Но вряд ли станут это делать только из-за того, что очередной бог влюбился в вавилонскую блудницу. Она - это вирус. Зараза. Единожды переболев, приобретаешь иммунитет, да и течение болезни нельзя назвать тяжелым. Скорее - увлекательным. Хотя у кого-то приключается хроническая форма и рецидивы.
- Ты же знаешь, я люблю красный, - бабушке с улыбкой.
Жрицы в легких алых одеяниях, обнажающих тонкие руки. Багровая кровь, пропитывающая землю, усыпанную павшими в бою воинами, до самого царства мертвых. Первая кровь девочки, ставшей девушкой. Первая кровь невесты, ставшей женой. Кровь матери, рожающей долгожданное дитя. Карминовые всполохи страсти.
В сердце Астарты нет места белому цвету.

Как-то совершенно просто и естественно устроилась на коленях Сета, нимало не смущаясь тому факту, что только что говорила о браке с другим мужчиной. Он - свой, а со своими богиня привыкла и любила поддерживать постоянный физический контакт. Ощущать тепло тела.
- Ну спасибо, любовь моя, - хмыкнула и вернула легкий, невесомый поцелуй.
Но состояние пустынного тревожило ее. Его человечность. Его уязвимость. Его слова.
Что-то в это мире пошло не так, и вечное противостояние богов разных пантеонов друг с другом и с "коллегами" из монотеистических религий, похоже, грозило перейти на новый уровень. Конечно, можно было решить, что кто-то просто отомстил Сутеху, да хоть бы и его многочисленные родственники, - отрицание причастности Осириса на миг озарило душу радостью - но что-то не давало покоя. Не давало повода решить, что все так просто.
- Бастет, - высказала наконец, сформулировала смутную мысль. - Зачем бы ее трогали, если бы работали против тебя?
Божественная кошка была весьма симпатична Инанне. Весть о том, что и она пострадала, огорчала. Но уж ей-то родной пантеон наверняка не откажет в помощи...
Бывшего мужа было очень, чудовищно жалко. Хотелось утешить, но не стала бы унижать гордого египтянина своей жалостью. Вместо этого просто осторожно отвела от его лица упавшие на лоб пряди. Мягкая, ненавязчивая ласка, участие, небезразличие.

Выпад Эрешкигаль заставил поджать недовольно губы. Проследив за уходом сестры, повернулась к Энлилю, чуть щуря глаза.
- Зачем ты ее позвал? Она не умеет исцелять, она может лишь убивать, - задала вопрос, мучивший еще с самого объявления истинной цели семейного сбора. - В нашей семье есть и другие боги, которые не отказались бы помочь.
И, одарив пустынного ободряющей улыбкой, решительно поднялась, привычно одернула короткую юбку.

Иштар сама не знала, зачем вышла следом за сестрой. Просто молча, прислонившись к дверному косяку, наблюдала за ней, торчащей в снегу. Чужой. Непонятной. Неприятной. За женщиной, которую ненавидела многие столетия, но даже не могла внятно объяснить - за что.
Потом осторожно спустилась по скользким ступеням, подошла ближе, проваливаясь каблуками в свежевыпавший снег.
- Я не позволю тебе даже прикоснуться к нему, - богиня говорила негромко, но в горах голос звучит иначе. - Ты не умеешь обращаться с живыми, вокруг тебя только смерть. Сету не нужна твоя помощь. Никому не нужна. Лучше уходи.
Без насмешки, без злобы. Спокойно и холодно, чего трудно было бы ожидать от страстной Иштар.
И, не дожидаясь ответа, вернулась в дом. Она вообще не хотела говорить с владычицей Иркаллы. Но просто не могла не сказать ей этого. Не могла ей доверять, не могла открыться, позволить ослабить себя в ее присутствии. Энлиль силен и умен. Но он не может гарантировать, что добрейшая старшая сестра не вцепится в глотку младшей.

В доме было тепло.
На зимнем ветру руки замерзли, и теперь кончики пальцев покалывало. Очень человеческое ощущение. Пребывая столько времени в человеческой оболочке, слишком привыкаешь к ней, к ее реакциям. Иногда даже почти забываешь, кто ты есть. В этом мире, в это время - немудрено.
Слишком связаны плотью и людьми.
Замерев на пороге комнаты, с какой-то мучительной нежностью разглядывала бывшего супруга.
-  Сет, - подала наконец голос. - Каково это? Быть человеком? [AVA]http://se.uploads.ru/jayQL.png[/AVA]

Отредактировано Ishtar (2014-06-30 04:26:43)

+4

24

Сет взял слово и Иштар – в объятья. Инанна не возражала. Они вообще смотрелись вместе донельзя очаровательно и, по мнению Энлиля, подходили друг другу идеально. Но лезть в их отношения он, разумеется, не собирался. Иштар не может жить без перемен. Если на этот раз она избрала Фрейра, то оставалось только пожелать ему удачи. А еще терпения. И силы духа.

Пустынный со скучающим видом поведал свою историю обществу неанонимных богов, а Энлиль в это время следил за лицами. Объединяло всех одно – общая обеспокоенность внезапно появившейся новой угрозой. У Сета, конечно, хватает врагов, перебрать хотя бы всех его родственников, но невозможно было не подумать о том, что этот инцидент мог быть направлен не против него одного. В конце концов, Баст тоже пострадала, и не меньше. Сформулировать вопрос взяла на себя труд Нинлиль.

– Именно так, – спокойно подтвердил Энлиль. А следом неизбежно возникал другой вопрос – что с этим делать. Вернее, он непременно возник бы, если бы успел. Но Эрешкигаль была быстрее. За ходом ее мысли Энлиль не успевал, но результаты умозаключений сестрицы говорили сами за себя. А еще он заметил, куда именно упал взгляд богини перед тем, как она позволила себе высказаться.

Провожая Эрешкигаль внимательным взглядом, Энлиль выпустил руку Нинлиль и мягко придержал ее за плечо. Нет, он вовсе не предполагал, что его супруга накинется на владычицу подземного царства в порыве оттаскать ее за волосы. Сестрица, между тем, поставила верховного шумерского бога в неудобное положение: он не мог просто самоустраниться, когда кто-то оскорблял его жену в его присутствии. А с другой стороны, он понимал, что Нинлиль тут, в общем-то, ни при чем.

Однако претензии к нему нашлись и у внучки. Женщины! Иштар хотела знать, зачем он позвал ее многообожаемую сестру. Да, Эрешкигаль ведь действительно не умеет исцелять, а может только убивать.

– Сет тоже, – коротко ответил Энлиль. И стоило бы удержать Инанну от дальнейших телодвижений, но шумер понадеялся, что в этом ему поможет египтянин. А зря: если Иштар что-то решила, она это сделает.

Входная дверь открылась и закрылась снова. Компания разделилась. Энлиль остался невозмутим. Ситуация пока еще не выбилась за рамки штатной. А ведь он нарочно их сюда позвал – проверить, изменилось ли что-нибудь за последние годы. И, если удастся, поставить в ситуацию, требующую обоюдного доверия, потому что когда боги массово открывают друг другу свою энергию, они наиболее уязвимы.

Энлиль посмотрел на супругу.
– Не бери в голову, она просто злится на меня, – прокомментировал он, не считая необходимым уточнять, кого именно подразумевает. Однако больше всех от взбалмошности шумерских богинь мог пострадать Сет. Каково ему сейчас? Энлиль поймал взгляд египтянина. Что бы там ни бурлило у него внутри, Сутех держался молодцом. Интересно, вел бы он себя также, если бы вокруг сейчас находилась его родная семья?

Шумер поднялся с подлокотника кресла, на котором сидел.

– Пойду посмотрю, чтобы они друг друга не поубивали, – сказал он и направился к выходу, едва не столкнувшись в дверях с Иштар, отступил на шаг, пропуская ее в дом, а сам вышел на улицу. Там Энлиль молча приблизился к Эрешкигаль и остановился, не дойдя до нее двух шагов. Начало разговора требовало хорошей паузы в качестве прелюдии.

– Ну давай, скажи мне, – спокойно предложил Энлиль.

Он бы добавил еще приглашение вернуться в дом, но оно несколько противоречило первому пункту, поэтому ему ничего не оставалось, кроме как с этим повременить.

+4

25

На шумерском небосклоне стремительно собирались грозовые тучи - пока еще отчетливо витающим в воздухе предупреждением, подогреваемым взаимными упреками и сомнениями. Первыми каплями надвигающейся бури тяжело упали слова Эрешкигаль. Не осталась в долгу и дражайшая женушка, однако словами Иштар не ограничилась – ринулась вслед за сестрой, но все же атмосфера в альпийском домике была еще далека от того, чтобы резкое слово или тяжелый взгляд поспособствовали коллективному выплеску всех тщательно лелеемых обид. Поэтому Сутех справедливо полагал, что Энлиль утихомирит свое любезное семейство - не первый год в верховных. За тысячелетия уже выработал верную тактику усмирения сородичей: одного по шерстке погладить, второго пригрозить без десерта оставить, третьего ослепить лучезарной улыбкой... В конце концов, если вынужденные соседствовать друг с другом в ограниченном пространстве боги не осыпают друг друга упреками и обвинениями, это уже моветон.
Женщины! – пронеслось в мыслях Сета, но вслух свои мысли он благоразумно не озвучил. В комнате все еще оставалась Нинлиль - на удивление спокойная после выпада Эрешкигаль.
- Иногда родственников очень хочется убить, - с плутовской улыбкой доверительно сообщил пустынный. – Или хотя бы отправить в долгосрочный отпуск.
Что, в общем-то, было равнозначно первому предложению.
Сутех проводил взглядом исчезающую спину Энлиля и, когда прозвучал вопрос Инанны, неторопливо перевел его с уже захлопнувшейся двери на богиню. Бывшая супруга хотела знать. За последние несколько дней вопрос с хэштэгом #бытьчеловеком вырвался в неоспоримые лидеры в личном рейтинге Сета. Чужое любопытство пустынный понимал. Боги сколько угодно могут притворяться людьми, раствориться среди них и врасти в их шкуру, но с высоты своей божественной сущности им не дано понять, как это – быть человеком. Будь они тысячу раз созданы по образу и подобию.
Быть тусклой искрой в потоке себе подобных. Чувствовать свою уязвимость и постыдную беспомощность. С неприятным удивлением ощущать, как саднит ладонь после удара бессильной злости. Получить публичный плевок в лицо от дорогих сородичей. Раздавить свою гордость и просить помощи, чтобы не сдохнуть как собаке. Быть зависимым: от чужого настроения и еще кучи гребаных факторов, которые норовили дать о себе знать.
- Достаточно познавательно, - губы пустынного растянулись в улыбке, - чтобы не пожелать этого еще раз.
И пока разговор не ушел в подробности неприятной темы, предпочел переключить его на другую, более подходящую, чтобы разрядить обстановку и заполнить возникшую с уходом Энлиля паузу.
- Так когда свадьба, Иштар?
Кто второй участник церемонии пустынного интересовало мало. Как и то, что этот кто-то может высказать пожелание не видеть бога хаоса на своей свадьбе. Высказать он, разумеется, может, но Сет мысленно уже внес в свой список личных дел свадьбу Инанны и не пропустит такое веселье.
[AVA]http://s9.uploads.ru/zV1GD.jpg[/AVA]

+4

26

Выпад Эрешкигаль оказался настолько внезапным, что в первую секунду Нинлиль даже слегка растерялась. Определенно, золовка, невестка и бывшая пассия Энлиля жаждала продемонстрировать окружающим, что она тут - самая взбалмошная и невыносимая. Иштар, впрочем, отказывалась довольствоваться вторым местом. Нинлиль задумчиво проводила внучку взглядом и с самым безмятежным видом посмотрела на супруга.

- Не буду, дорогой. - Улыбнулась она, а про себя сделала окончательный вывод, к которому стоило прийти еще минут десять назад. Решка банально ревновала и завидовала. Ну и пусть ее. Вот только неужели нельзя сперва вернуть Сету божественное состояние, а потом уже заниматься личными разборками? Невежливо по отношению к гостю, пусть он и наверняка привык к еще не таким выступлениям в собственном пантеоне. Да и непрактично столько времени тратить непонятно на что. Впрочем, высказывать эту мысль Нинлиль поостереглась. Не стоило быть уличенной Энлилем в таких рационалистичных размышлениях. Даже если Энлиля сейчас нет в комнате.

- Хочется, - усмехнувшись, кивнула она Сету. - Некоторых даже не иногда, а постоянно. Только большую часть времени - это не самая лучшая идея. К сожалению.

Все-таки родной пантеон - это родной пантеон. Что ни говори. Хотя вот Сету это родство мало помогло... Ну да у них там свои заморочки.

- Внучка, что бы ты ей ни сказала, ты это сделала зря, - на правах бабушки пожурила она вернувшуюся Инанну, прекрасно понимая, что эффекта от этих слов не будет никакого. В одно ухо влетит, из другого вылетит. А то и вовсе мимо ушей продефилирует.

Поставив бокал на столик, Нинлиль чуть нахмурилась и выслушала донельзя краткий ответ Сета на вопросом о том, как трудно быть человеком. Инанна, конечно, нашла, что спросить. В общем-то, и так очевидно, что приятного мало. Нинлиль от одной только мысли о возможности подобного становилось жутковато. Зависеть от расписания поездов, самолетов и прочего человеческого транспорта. Беспокоиться о еде или о том, как бы не замерзнуть зимой. Или о том, как не потерять красоту и привлекательность. И что куда страшнее - знать, что ты можешь умереть. И умереть очень легко. И без малейшей возможности восстановления.

- Действительно, Инанна, сколько у нас есть времени на пошив свадебного платья? - поддержала Нинлиль смену темы. - И как так случилось, что твой выбор пал на северянина?

Интересно, долго Энлиль будет Решку уговаривать вернуться? А если не уговорит, они втроем будут осуществлять задуманное? Какой ненужный расход энергии. А все из-за чьих-то несвоевременных закидонов.

Отредактировано Ninlil (2014-07-09 21:00:38)

+4

27

Эрешкигаль начала уставать - не от враждебности, а от равнодушия. От нежелания понять, что все эти всплески ярости и гневные слова вызваны одним только желанием привлечь внимание. И печально было, что Иштар высказалась за всех, озвучивая мнение, единое для всех любящих родственников. "Ты не нужна нам, уйди прочь. Мы не хотим выносить даже твоё присутствие". Шумеры были готовы оказать помощь попавшему в беду египетскому богу, но не видели в своей семье такой же беды. В каждой семье есть своё чудовище. В пантеоне Кемета - бог засухи, в Междуречье - богиня подземелий.
Эрешкигаль казалось, что она понимает причины, вынудившие Сета обратиться не к своим родственникам, а к семье Энлиля. Свои помогают неохотно, чужая беда всегда кажется интереснее. Да и чем не повод продемонстрировать своё великодушие, чем не повод получить в должники бога, отнюдь не последнего по силе? Её тошнило от притворства, от улыбок, полных фальшивого дружелюбия.
"Доверься им, Сутех, - думала богиня с горечью. - А потом они обдерут тебя как липку, прикрываясь всё теми же благими намерениями. Или мне следует сказать не "они", а "мы"? Пока ведь я ещё здесь".

Она не понимала, почему всё ещё была здесь. Ей следовало сразу, с порога убраться домой. Не в нью-йоркскую квартиру, где Эрешкигаль так успешно притворялась человеком. А в спасительные подземелья Иркаллы, где будет только она и толпы мервецов, не способных оскорбить её ни словом, ни делом. Да, ей следовало уйти сразу, чтобы не слышать жалящих оскорблений Инанны, её жутко правдивых слов. Эрешкигаль окружала только смерть, она не умела помогать живым и не умела исцелять. Когда-то смертоносный взгляд выпил жизнь из тела Иштар, и даже теперь, став слабее в тысячу раз, старшая сестра оставалась тем же, кем и была. Богиней мертвецов. Какую силу она могла отдать Сету, даже если хотела ему помочь?

Но Эрешкигаль оставалась, и холодный ветер обжигал ей щеки. Она ждала - как раз это она хорошо умела. Ждала многие тысячи лет, отчего бы не помедлить ещё несколько минут? И сердце пропустило удар, когда Энлиль всё-таки вышел следом за ней.
- Я так много хотела тебе сказать, - богиня не могла заставить себя повернуться и взглянуть брату в лицо. Она по-прежнему бессмысленно вглядывалась вдаль, пока слёзы не выступили на глазах.  - Но это было целую вечность назад.
"Что сказать тебе, брат мой? Что я каждый день из отпущенной мне вечности сожалела о твоём уходе. Что я проклинала законы богов и твою хитрость, которые позволили тебе уйти. Что я проклинала свою гордость, которая не позволяла нам увидеться. Мне так жаль, что ты позвал меня не ради меня самой, а ради того, чтобы я стала сосудом, из которого можно зачерпнуть силы".
- Ты слышал слова Инанны? Она права, говоря, что мне здесь не место. Мне никогда не находилось места среди вас. О чем думал наш отец, Энлиль, когда живой отправлял меня под землю, когда радовался, что у Иркаллы есть хозяйка? - Эрешкигаль покачала головой. - Боюсь, он не думал вовсе, как не думают те, кто продолжает хулить меня. Мне так тяжело  видеть это очаровательное семейное сборище. Ты ведь лучше других понимаешь, ради кого я приехала сегодня.

Отредактировано Ereshkigal (2014-07-12 23:38:29)

+4

28

Эрешкигаль не торопилась к нему оборачиваться, и это говорило о том, что все еще хуже, чем можно было ожидать. Проще говоря, дело дрянь. Потому что если шумерка в гневе – это страшно, то шумерка на грани нервного срыва – совсем катастрофа.
Тем более если она богиня. Тем более если это Эрешкигаль. И тем более в такой неподходящий момент. Более неудачное время для разговора по душам выбрать было бы сложно – но это для Сета, который вынужденно пребывал в человеческой шкуре, для Нинлиль и Иштар, которые ждали в доме, и для Энлиля, надеявшегося поживее разобраться с делом без лишних эмоций. А вот с точки зрения защиты интересов Эрешкигаль, время было выбрано идеально. Да, определенно: сестренка не оставила ему никаких шансов проигнорировать проблему или отложить ее решение на потом. Хочешь получить желаемое – будь любезен постараться, и не когда-нибудь, а прямо здесь и сейчас. И признать, наконец, что проблемы повелительницы Иркаллы – это и твои проблемы тоже, причем не только из-за того, что ты верховный бог этого взбалмошного пантеона. Самое фатальное женское коварство – в их искренности. Если бы Энлиль заподозрил Эрешкигаль в попытке сознательного манипулирования им, она бы ничего не добилась. Но она не пыталась спровоцировать его – по крайней мере, насколько он мог судить – и тем самым не оставляла ему выбора.

Энлиль тихо подошел к сестре со спины. Его ладони мягко легли на основание шеи Эрешкигаль, скользнули к плечам. Энергия загробного мира, насквозь пропитавшая ее, ощущалась холодом одиночества и бесконечной, безнадежной тоски.  Владыка воздуха и владычица подземного царства – они были так непохожи, а все-таки оставались братом и сестрой, и даже больше.

– Не подумай, что я защищаю нашего папашу, – негромко начал Энлиль, едва не касаясь губами волос Эрешкигаль, – но неужели ты предпочла бы довольствоваться ролью, например, девы Ниппура?

Такое сравнение он выбрал не случайно: девой Ниппура когда-то была Нинлиль. Другим покровителем города в ту пору являлся он сам – что, впрочем, отнюдь не означало обязательного брачного союза. Хотя Нинлиль это, как известно, не остановило.

– В Иркалле ты много веков была единственной и безраздельной повелительницей. Царство мертвых больше царства живых, а ты была в нем королевой. – Энлиль немного потянул сестру на себя, так что теперь его грудь касалась ее спины, и продолжил говорить. – Инанна неправа. Неважно, что было раньше. Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними. Это неизбежно, но в нашей власти сделать так, чтобы перемены привели нас туда, где мы хотим быть.

Настойчиво, но деликатно, готовый в любой момент отпустить, если того пожелает Эрешкигаль, Энлиль за плечи развернул ее к себе лицом.

– Я знаю, почему ты здесь, – сказал он, все еще держа ладони на плечах сестры. – Поэтому я не требую, а прошу тебя: давай вернемся в дом и избавим Сета от его беды. Я обещал ему помощь. К тому же… Ты же не хочешь, чтобы мой должок перед тобой пропал втуне, ведь правда? – улыбнулся Энлиль. Между прочим, еще неизвестно, во что ему все это выльется. А все Сет. Может, было бы проще самому его придушить?..

+4

29

Эрешкигаль могла понять брата, который поспешил исчезнуть из Иркаллы так быстро, как только у него получилось. В подземном царстве не было ничего радостного и даже разнообразия красок не наблюдалось. Печальные души влачили свои дни в темноте и питались пылью и глиной - отнюдь не шведский стол, что ни говори. Могла бы понять его и сейчас, когда он вышел за ней следом с исключительно миротворческой целью.
Но Эрешкигаль нравилось верить, что Энлилю не всё равно, и что все свои слова владыка ветров произносит искренне, осуждая решение Ану и жалея сестру. Она была королевой подземного мира - это верно, но кому захочется оставаться там бесконечно долгие, одинаково серые дни и ночи? У Эрешкигаль не было возможности вырваться, потому что эти оковы надели на неё с почестями и вместо пленницы назвали владычицей. Сложно устоять против такого обмана, если не знать, что вечность - это очень, очень долго.

Богиня наконец повернулась брату лицом, подняла глаза, надеясь, что ветер уже успел осушить её слёзы. К чёрту драму, Энлилю нужно было просто решить задачу - вернуть родственницу в дом, потому что гость ждёт, остальные члены семьи тоже в нетерпении и ритуал откладывать нельзя.
- Ты сказал бы мне, что угодно, Энлиль, - печально сказала женщина, касаясь холодной ладонью щеки брата. Это не был холод зимы, это был холод Иркаллы, прикосновение стылого камня. - Сказал бы что угодно, лишь бы исполнилось так, как ты хочешь.
Ей по-прежнему хотелось уйти, и сейчас, быть может, даже больше прежнего. Богиня выбрала неподходящее место для жалоб и разговоров, но другого, она боялась, у них не будет. А значит, сердце будет болеть ещё очень долго.
Эрешкигаль убедилась, что щека брата оказалась проморожена как следует, как после хорошей анестезии, погладила её ещё раз и отстранилась с видимой неохотой.
- Пообещай мне, - попросила она, - что ты ещё придёшь поговорить со мной. Пообещай, что найдёшь время.
Богиня отвернулась и направилась к дому, проваливаясь в снег. Каждый шаг давался ей тяжело: она уже представляла, какими взглядами встретят её Нинлиль и Инанна. И только Сету, кажется, будет всё равно.
На самом пороге она обернулась, подождала Энлиля, чтобы не возвращаться в гостиную одной.

+4

30

Наверное, это была единственная причина присутствия здесь старшей сестры.
Те, кто могут лишь убивать, лишь калечить - они похожи, и, не способные исцелить кого бы то ни было, обладают все же сходной энергетикой. Эрешкигаль можно было бы назвать направляющим вектором, якорем для силы, которой Энлиль собирался накачать египтянина.
Если получится.
Дед, разумеется, всегда уверен в том, что делает, но что-то подсказывало Иштар, что с такой ситуацией он столкнулся впервые. Они все. И все они в опасности, мало ли, откуда в очередной раз вылезет сумасшедший некто, отбирающий у богов самое главное. Их суть.

- Я так не считаю, - отрицательно покачала головой, отвечая Нинлиль.
Как бы там ни было, она желала ухода сестры. Даже если без нее будет труднее, даже если без нее затея пойдет прахом. Богиня нежно любила Сета, несмотря на то, что с их расставания как пары прошло уже пять тысяч лет. Как друга, как брата, как сладкое свое прошлое, и причин обижаться на пустынного у нее не было. Скорее, это он мог бы затаить обиду на шумерку, совершенно внезапно переключившуюся на его брата. На его ненавистного брата. Впрочем, а что это дало? Столетия боли, ощущение черной дыры в груди, а то, что произошло в Австралии... нет, Иштар не могла сказать, что счастлива.
Ее разрывало на части противоречиями. Те часы, что они проводила теперь изредка с Осирисом, успокаивали лишь на время. Ровно до того момента, как Марта Стоун переступала порог своего дома. Одна.
Но дома был Фрейр. Которого она тоже любила.
Гребаное чувство вины росло и наслаивалось. Так у людей растет раковая опухоль, покрывая метастазами все вокруг.

- Ты так многословен, - усмехнулась, усаживаясь рядом с Сетом. Взяла его ладонь в свои, согревая, согреваясь сама. - Запомни это ощущение. Насколько хрупка и ценна маленькая человеческая жизнь. Вспомни, когда снова будешь отнимать их.
Наверное, это богиня плодородия говорила в ней. Та, что даровала жизни. Отнюдь не та, что правила бал на поле боя, залитом кровью.
Что ж, он явно не хочет об этом говорить, зачем же настаивать.

И скривилась от вопросов.
- Далась вам эта свадьба, - с утрированной тоской и отчаянием в голосе. Вечеринки это всегда весело, но вот их подготовка... - Весной.
Неопределенно повела плечами. Человеческие даты оставались для бессмертной лишь условностью. Она вполне могла спутать март с маем, понедельник с четвергом, и только бдительный менеджер не давал расслабиться и пропустить свои же концерты. А то неловко бы вышло.
- Ну, так получилось, - двусмысленная, пошловатая улыбка тронула губы. И правда, так получилось, просто Лето Любви свело двух богов, и они не сумели разойтись. - Что ты имеешь против северянина?
Впрочем, даже если имеет, для Иштар это ничего не меняет.

Только вот сестра никуда не ушла.
Астарта ощущала ее ауру. Снова ближе. Стерва никуда не делась. Напряжение богини ощущалось в хватке тонких пальцев, стиснувших руку Сета, словно бы это могло удержать от глупостей. Как бы не так. [AVA]http://se.uploads.ru/jayQL.png[/AVA]

+4


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (31/12/2013) Весело-весело встретим Новый Год


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC