In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных флэшбэков и AU » (13.05.1816, AU) Hocus Pocus


(13.05.1816, AU) Hocus Pocus

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[NIC]Maman Brigitte[/NIC][STA]black cats and voodoo dolls[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/t/sPMZh.jpg[/AVA]Время действия: 13 мая, пятница. Год 1816-й от Р.Х.
Участники: Себек (Барон Суббота), Эрешкигаль (Маман Бриджит)
Место событий: Новый Орлеан, штат Луизиана, США.
Описание: Кто в просвещённом XIX веке верит в глупых негритянских духов? Всё это чушь и предрассудки. Молодой амбициозный европеец решил продемонстрировать своей даме один из ритуалов вызова - исключительно в познавательных целях. А лоа взяли и отозвались.

Отредактировано Ereshkigal (2014-09-14 19:41:01)

+1

2

[NIC]Baron Samedi[/NIC][STA]Dance on my grave[/STA] [AVA]http://static.diary.ru/userdir/5/8/6/2/586277/81398950.jpg[/AVA] [SGN]Fuckin'- What the fuckin'. Fuck. Who the fuck fucked this fucking... How did you two fucking fucks... (c)[/SGN]

Барон наблюдал.
Лоа кружили вокруг него, пели в уши, пытались угнездиться в его глазах, сгорали на кончике сигары, чтобы тут же возродиться в выдыхаемом дыме. Маленькие лоа, безымянные лоа, похожие на спирали, на многоножек, похожие на всех зверей сразу и ни на одного конкретно. Лоа, о которых по-ту-сторону не знали или могли встретить лишь в кошмарных снах.
За его спиной была Бриджит. Бриджит, добрая королева, та, из-за которой рот барона сам собой начинал растягиваться в похабной ухмылке; та, от которой его мысли окрашивались в тьму гаитянских ночей, начинали пахнуть ромом и пропотевшей одеждой.
Бриджит, с которой они были в ссоре (опять!), Бриджит - гнев его и похоть его.
...Хотя гнева в бароне с каждой минутой становилось все больше.

По-ту-сторону от него было как будто зеркальное отражение. Молодой белый с масляным фонарем, окруженный мотыльками, как маленькими безымянными лоа.
За его спиной была девушка - креолка, возможно. Слишком темная для скучной европейки кожа, слишком выразительный рот.
Они пришли на кладбище, не спросив разрешения перед воротами, и барон сердился на них.
- Мадемуазель Диана, смотри, - сказал ей мальчишка, глупый белый мальчишка, непрожаренное мясо, непропеченная глина. - Сейчас я докажу тебе, что в наше время верить в пыльных божков - себя не уважать.
- Крокодил тебя и твою мамашу дери! - возмутился барон вслух - и за его спиной Бриджит замерла, и насторожилась, и сделала шаг ближе.
И точно так же, настороженно и плавно, как зверушка, сделала шаг мадемуазель Диана. Барон поневоле облизнулся, глядя на нее.
Хо-ро-ша, как телица, как молоденькая газель, так и ждущая, чтобы ее поймали!
Глупый-белый взял свой саквояж, вытащил из него банку с мукой, вытащил черную курицу с мертво свесившейся головой и сложенный лист бумаги. Барон заклокотал, как перестоявший на огне гумбо, когда узнал в переплетении линий веве. И узнал, что это за веве.
Этот мальчик, этот сын облезлой белой суки, за дыркой которой выстроились все мужчины Нью-Орлеана, собирался призвать самого мсье Самеди, самого барона Субботу.

Глупый-белый кривлялся, совершая ритуал, не обратился к Папе. Голос его едва-едва достигал ушей барона - не знал бы, принял бы за шепот маленьких безымянных лоа.
Но барон знал. Барон ждал, практически беспрерывно ругаясь сквозь зубы и отвлекаясь лишь за тем, чтобы зафиксировать перемещения Бриджит за своей спиной.
И когда настало время, дверь была открыта, порог был пересечен, и барон первым делом затейливише обложил белого выблядка черными словами. После - закрыл двери на кладбище. Если бы сосунок мог пошевелить лапкой - и то бы не сбежал, а он не мог.
Девочка, мадемуазель Диана, телица-девственница (девственниц барон чуял по запаху и видел по глазам) держалась лучше.
Она пыталась ему что-то говорить, но ее разум был отравлен, ее кровь была слишком жидкой, она не могла знать или вспомнить нужных слов.
Барон безмолвно оскалился на нее в улыбке, шутливо раскланялся, сняв цилиндр. А после развернулся к глупому сучонку.
Он собирался избить его тростью, забрать его руку, проклясть его член и поселить в его кишках самую черную, самую зловонную гниль.
Потому что так это делается на его земле.

+4

3

[NIC]Maman Brigitte[/NIC][STA]black cats and voodoo dolls[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/t/sPMZh.jpg[/AVA]В орлеанской ночи рокотали барабаны. Глухо рокотали, мерно, настойчиво, вытягивая С-Той-Стороны покровителей всего, чего только могли придумать люди. Звали удачу. Звали смерть. И звали Барона.
Маман Бриджит танцевала, не оставляя на рыхлой земле никаких следов. Тихо позвякивали вплетённые в косички медные монетки, тёмные губы кривились в улыбке. Бриджит вытанцовывала свою злость, прищёлкиванием пальцев прогоняя раздражение. Ей хотелось разбить о баронский череп свою любимую деревянную ложку. Ту самую, что на длинной ручке. Ту самую, которой она так недавно помешивала гумбо. Теперь варево побулькивало, выплёскиваясь через край котелка. Позабытое. У баронессы нашлись дела поважнее.  Подумать только, они с месье Самеди уже в который раз перетягивали чужую душу, как лоскутное одеяло. Барону молились, чтобы навести порчу. Его жёнушка должна была спасать. И спасала не всегда. Сейчас Маман только и могла что приплясывать под барабанный рокот и примериваться ложкой к макушке Самеди. Ту душу она упустила, но следующую уж никак не отдаст. Хоть три ложки изломает, а не отдаст.

Но на стороне людей происходило кое-что интересное.
- Ты гляди-ка, - восхитилась Маман Бриджит, - да никак он тебя звать собрался!
Она похлопала муженька по плечу. Карающая ложка отодвинулась на безопасное расстояние. Сейчас лоа хотела посмотреть, что будет дальше. Ритуал был пародией, но вся атрибутика была соблюдена. Даже курица, клятая курица, и то была.
- Мне на суп мяско, - скалилась баронесса. Ей было весело. - А девку не тронь, ума у неё, что у той дохлой птахи. Зато перья хорошииии...
Когда отворился проход на С-Той-стороны, и Барон Самеди шагнул к людям, улыбаясь своей жуткой улыбочкой, Бриджит скрестила на груди смуглые руки. Траурной каёмке под ногтями баронессы позавидовала бы любая нищенка, но сейчас эту лоа никто не видел. Зато Барона было заметно распрекрасно.
Белый наглец мигом растерял всю свою наглость и едва не испачкал штаны от испуга. Он пятился прочь от Барона и махал перед его носом самодельным амулетом.
"Стой, стой, ты теперь мне подчиняешься!", бормотал он, и На-Той-Стороне оглушительно, заливисто хохотала Маман. Как весело, как же весело было ей! Гумбо булькнул, выливаясь на пол, и баронесса забросила ложку в бурлящее варево и ловко перескочила через лужу. Отвлекаться она тоже не собиралась. Она ждала своей очереди.
А очередь должна была скоро наступить. Диана, глупенькая красотка-мамзель, додумалась до единственной вещи, которая могла бы её спасти. Она упала на колени и стала прямо там же, на земле, чертить знаки, открывающие дверь снова. На этот раз для женского лоа, для хозяйки кладбищенских ворот. Для ворчливой, несносной баронессы Бриджит, которая шустро выпрыгнула С-Той-Стороны. Выписала пируэт, взметнув рваные, кремового кружева юбки до середины бёдер, остановилась, всё так же пытаясь отдышаться от смеха.
И сделала шажок в сторону Дианы, заслоняя девчонку собой.
"Маман, Маман, Маман", тряслась та, а баронесса потрясла чумазым кулачком перед носом муженька.
- Опяяяяять?!! - предчувствуя новый скандал, завела она. - Ублюдку хоть червяков в кишки напусти, а девку не тронь!
Мамзель вскинула огромные тёмные глазищи и тихо, но твёрдо произнесла:
- И червяков не надо. Маман Бриджит, помоги ему, ну пожалуйста.
- Ха!  - сказала лоа, но сделала ещё полшага вправо. Ближе к глупому белому.

Отредактировано Ereshkigal (2014-07-20 20:56:16)

+2

4

[NIC]Baron Samedi[/NIC][STA]Dance on my grave[/STA] [AVA]http://static.diary.ru/userdir/5/8/6/2/586277/81398950.jpg[/AVA] [SGN]Fuckin'- What the fuckin'. Fuck. Who the fuck fucked this fucking... How did you two fucking fucks... (c)[/SGN]

Барон не обратил внимания на телицу-девственницу и ее плаксивое бормотание, а зря, зря, зря.
Женщины все поголовно коварные, как змеи, как болотные топи, те, которые прикидываются лугом и только и ждут, когда доверчивый сердцем наступит.
А иногда не коварные, иногда просто упрямые, и чего только не натворят из упрямства, из желания сделать "по-своему".
Вот решила мадемуазель Диана, девочка с глазами жертвенной телицы, защитить своего глупого белого мальчика от страшного барона. Не дура ли? Дура.
Но хоть и дура, а кровь у нее не такая уж и жидкая, как казалось на первый взгляд.
Единым упрямством - а как еще? - девочка вызвала Бриджит. Бриджит, что тоже упряма, как целое стадо мулов.
Будь женская покорность жидкостью, пахнущей сладко, как ром, то покорности Бриджит мужу не хватило бы, чтобы скрыть и донышко бутылки.
Бриджит стояла на его пути, скрестив руки на груди, пышущая жаром и злым весельем. Когда она такая, в постели от нее искры летят и подушку поджигают.
Но сейчас барон не собирался отвлекаться на темные колени, на голые локти, на шею.
Барон считал себя оскорбленным и собирался сполна отплатить обидчику, который припал к земле и накрыл голову руками. Белое мясо - нежное мясо. Курица на суп - это не серьезно.
- Женщина, - сказал барон, наклоняясь вперед и тяжело опираясь на трость, - бери девочку, что вызвала тебя, и ступай прочь, ступай хоть домой, хоть на перекресток, мне нет дела.
(Ложь.)
- Женщина, - сказал барон, делая шаг вперед, наступая, нависая над женой своей, ненаглядной своей, ненавистной и любимой своей, - ты хочешь, чтобы все лоа вокруг смеялись над старым бароном, который не может охранить кладбище, и только утирается, когда на него плюют? Не бывать тому, Бриджит. Прошлая душа достанется мне, эти давай поделим пополам.

+2

5

[NIC]Maman Brigitte[/NIC][STA]black cats and voodoo dolls[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/t/F72c4.png[/AVA]Сколько было таких глупых мамзелек, что искали покровительства Бриджит? Много было, ой много. Кому-то она помогла, а кого-то так проучила, что те потом долго вспоминали Маман. Главное, что баронесса никогда не отказывалась прийти. Иногда повеселиться, иногда посочувствовать. Сейчас ни того, ни другого не было. Плевать ей и на Диану, и на её хахаля, у которого не мозги в башке, а труха. Просто звёзды так совпали, что Самеди зовут убивать, а её защищать. В сотый, в тысячный раз зовут.

И решила Маман Бриджит, что пора её муженьку закатать губу да убираться обратно домой. Есть два виноватых дурака, и помереть бы им сегодня, если б час назад крепко не поссорились два лоа. Где-то там поссорились, На-Той-Стороне, и перетащили свою обиду сюда.
- Дела тебе нет! - обидно захохотала Бриджит, как умела только она одна. Сверкнули белые зубы, сверкнули монетки в тёмных косах. И слёзы сверкнули в глазах юной Дианы. Ей не хотелось умирать. - Ври кому хочешь, Самеди, а меня тебе не обмануть. Нет уж, клянусь, с места не сойду.

Она понимала мужа. Есть обиды, которые ни один лоа терпеть не будет. И осквернившие кладбище по всем законам должны были быть наказаны. Но не сегодня, не в эту ночь. Можно было бы заставить сладкую парочку расплатиться позже. Отпустить, чтобы поверили в свою удачу, а потом затребовать должок. Аккурат в тот самый день, когда они меньше всего ждут. Бриджит хотела отсрочки - пусть умрут, если так хочется Барону. Но не сегодня. Сегодня Маман костьми ляжет, но никого не отдаст.

И Бриджит шагнула вперёд, глядя в глаза Самеди, ненавистного и любимого своего. И так глядела, что воздух вокруг потрескивал, и мурашки бежали по коже.
А потом сказала, как выплюнула:
- Нет. Я не уйду.
Маман улыбнулась, и улыбка её была дразнящей и злой:
- Заставь меня уйти, если сможешь.

Отредактировано Ereshkigal (2014-09-14 23:50:24)

+2

6

[NIC]Baron Samedi[/NIC][STA]Dance on my grave[/STA] [AVA]http://static.diary.ru/userdir/5/8/6/2/586277/81398950.jpg[/AVA] [SGN]Fuckin'- What the fuckin'. Fuck. Who the fuck fucked this fucking... How did you two fucking fucks... (c)[/SGN]

Барон знал, что закончится именно этим. Знал, еще когда Бриджит появилась с-той-стороны, подобрав юбки и бросив гумбо выкипать в жижу, которой только крокодилов кормить.
Барон знал, что она встанет перед ним, неприступно скрестит руки на груди, и от нее будет пахнуть вызовом и специями, сладостью и опасностью.
Он сделал шаг вперед - теперь они стояли, почти соприкасаясь лбами, дышали друг другу в лицо жарко, как два волка над добычей.
- Не уйдешь, значит, госпожа моя сука,  - сказал барон с любовью. - Возлюбленная дрянь моя, сладчайшая отрава печени моей.
Он поднял руку, потянулся к лицу Бриджит, но вместо прикосновения к горячей щеке сомкнул пальцы на монетке в волосах, легчайше потянул за нее, продолжая проговаривать оскорбления - тем голосом, каким другие мужчины говорят другим женщинам о любви.
Барон и говорил о любви.
А потом в другой руке его блеснуло острое, лишенная монетки прядь волос Бриджит покачнулась под порывом воздуха. А сама монетка затанцевала, заблестела в костлявых пальцах барона.
- Возьму и отдам твоей девчонке, - сказал Самеди. - Пусть отправит тебя обратно.
Он коротко оскалился в сторону мадемуазель Дианы, та закрыла глаза ладонями и отчаянно замотала головой - даже волосы взметнулись.
- Ты говоришь, госпожа моя, мне нет дела, и ты права, как оказываетесь правы и сметливы вы, ведьмы, всегда, как только дело доходит до вмешательства в мужские дела.
Барон подбросил монетку в воздух, поймал ее, на раскрытой ладони в полупоклоне преподнес Бриджит обратно.
- Так ведь и тебе все равно, ты, красивая черная леди.
Он выпрямился, сжимая монетку в кулаке, а потом со смешком отправил ее прямо за воротник супруги своей, прямо в вырез блузки. А после сделал один последний шаг и за талию крепко прижал Бриджит к себе, наклонился к ее уху, зашептал жарко и убедительно:
- Ты говоришь, госпожа моя, заставить тебя уйти, а я вместо это приглашаю тебя на танец.
И в первых па ему почти пришлось тащить упирающуюся супругу - но потом, о, потом!
То была яростная и страстная пляска, когда партнеры впиваются друг в друга пальцами до синяков; смотрят, как будто хотят сожрать. То была пляска двух лоа, что могли ненавидеть друг друга по нескольку раз за ночь, а утром - нежно любили.
Они кружили, они вертелись, притопывали ногами. Юбки Бриджит закручивались вокруг ее коленей, цилиндр барон сбился залихватски набок. Музыка была не нужна - ритм отбивало отчаянно колотящееся сердечко милой девочки, как бишь ее, Дафны? Бедняжка не знала, что и думать. Спасена ли она и ее кусок белого мяса?
...Нет.
- Госпожа моя, - сказал барон, разжимая руки и выпуская Бриджит. - Победа за мной.
И в завершающем па затер ногой часть того веве, что нарисовала испуганная девочка, того веве, что позволило Бриджит сбежать с-той-стороны.
- Ступай домой, женщина, и сделай мне сандвич! - Барон расхохотался.

Отредактировано Sebek (2014-09-15 22:13:04)

+2

7

[NIC]Maman Brigitte[/NIC][STA]black cats and voodoo dolls[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/t/F72c4.png[/AVA] У лоа свои законы - чёрные, как ночь, чёрные, как чернила. Как перья дохлой курицы, которой Барона выманили С-Той-Стороны. Нельзя играть с лоа - это любой скажет, кто зовёт на помощь не доктора, а бокора. Любой скажет, было бы кому слушать. Нельзя играть с лоа, иначе лоа поиграют с тобой.
Бриджит любила веселье, но сегодня белым повезло. Она уже не видела их, потому что ночь стянулась до лица Самеди, до его слов - слушать не слушала, но понимала. Правильно понимала.
Монетка блеснула у носа Бриджит, смуглые пальцы схватили воздух. Не поймала.
- Хороший ход, муженёк, - улыбнулась Маман. Не то улыбнулась, не то зубы показала. "Не тронь". Мамзелька бы ни за что, ни за какие сокровища не отправила назад свою надежду на спасение. Только Бриджит стояла между людьми и смертью - и это была самая прочная стена, что можно было придумать.
- И мне всё равно, - шепнула она, вцепляясь пальцами в плечи Самеди. Не то обнимет, не то придушит. - Вот тебе моя правда.

Ночь вспыхнула, закружившись в пляске - и звёзды качнулись вправо. А потом съехались влево, будто собираясь ссыпаться в цилиндр Барона. Хорошо плясали лоа, не оставляя следов. И Бриджит не отводила глаз. И смеялась.
За кладбищенскими воротами залаяла собака, следом подхватила другая, пока целый хор не завыл протяжно. Пока не запел полночную песню о страсти и страхе. И снова о страсти - её было больше.
Пятилась глупенькая мамзель, утаскивая своего кавалера подальше от безумных духов, выторговывая себе несколько минут жизни. Ещё не подозревала, что будет жить долго, потому что было уже не до неё.
А потом линия веве обломилась набок, и символ начал таять. Открылась дверь На-Ту-Сторону, куда Маман должна была вернуться. Но она не хотела возвращаться одна.
- Каков подлец!... - выдохнула Бриджит с нежностью и сильнее сомкнула объятья. И втащило их обоих сквозь открывшуюся дверь, прочь от старого кладбища в сумрак мира духов.

Где-то глухо рокотали барабаны. Булькало в котле, выкипая, позабытое варево. И Бриджит наступила ногой на свою любимую ложку. Ту самую, что на деревянной ручке. И сломала.
- Потом поговорим, - сказала она. - Утром.

La fin.

Отредактировано Ereshkigal (2014-09-17 23:41:19)

+2


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных флэшбэков и AU » (13.05.1816, AU) Hocus Pocus


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC