In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Основная игра » (25/01/2014) Вересковый мёд


(25/01/2014) Вересковый мёд

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время действия: 25 января, 2014
Участники: Фрейр, Баст
Место событий: Лос-Анджелес, спа-центр
Описание: Чужая ошибка может свести старых знакомых.

Отредактировано Freyr (2014-07-16 00:01:19)

0

2

Фрейр никогда не брал с собой много вещей, если куда-то уезжал. Тем более, если срывался по звонку.  Проще жить, если ты налегке. Философия бродяги.
И ещё Фрейр никогда не одевался тепло, что тоже укладывалось в философию.

От Нью-Йорка, где он теперь жил до Лос-Анджелеса, где ему надлежало появиться, было совсем ничего, по большему-то счёту. В самый раз, чтобы ещё раз восстановить всю последовательность, начиная с конца. От испуга Кристины Энгельман, каким-то чудом вспомнившей его номер, до того дня, когда он с ней познакомился. И были это  вовсе не привычные ему отношения - интимные, с долей романтических чувств, но деловые, даже покровительственные. Фрейр просматривал каждое дело своего фонда, возможно удивляя кого-то своей работоспособностью и запасом сил. Но иногда дело заинтересовывало его настолько  - хотя, может быть, играло своё роль сочувствие - что в делах он принимал самое непосредственное участие.

Виктор Хорн не только сидел в офисе, это знали все, кто с ним работал.

Так или иначе, Кристина Энгельман, фамилия была по мужу, доказала Фрейру, что даже из руин человек может подняться. А  у этой сказки был и вовсе счастливый конец. Девушка вышла замуж.

Фрейр практически исчез из её жизни. Не резко. Просто отпустил подопечную, только иногда справлялся. Он любил, чтобы всё было в порядке.

И как гром среди ясного неба. Звонок под вечер. А как результат, Фрейр искал нужное ему место, задумчиво оглаживая углы маленького, плотного пакета в его кармане. Заведение некой Мириам Фарис, женщины завидной привлекательности, было ему известно только на словах, в спа-центры а-ля Баст Фрейр не заявлялся. Всё- таки, это был женский уголок.

И мадемуазель с аккуратным французским маникюром, подобранными светлыми волосами и слишком узкими, для такого строения лица, бровями, явно считала точно так же. Вышколенность не позволила ей отпустить ремарку, с Фрейром не наблюдалось не единой особы женского пола. Да и она его не знала, а уж она-то наверняка помнила, пусть и не слишком точно, мужей своих посетительниц.

—  Приветствую вас в..., - пока она проговаривала, где она его приветствует, и как она рада его видеть, Фрейр огляделся, кивнул гголовой, и застал конец монолога, —  могу ли  я чем-то помочь вам?

Её звали Анна.
Фрейр посмотрел ей прямо в глаза.

—  Возможно. Я бы хотел повидать Мириам Фарис.

И прежде чем девушка успела хоть что-то заметить, он продолжил, не сводя с неё глаз.

— Предупредите её о моём визите. Можете передать, что старому знакомому не терпится лицезреть её.

Ему не хотелось её очаровывать, разводить болтологию. Проще было слегка «пожать» её мозги гипнозом, не такая сильная у неё была воля.

— Идите, - милостиво разрешил Фрейр, и обернувшись, на незнакомую ему женщину, улыбнулся ей. — Анна сейчас будет, если вам она нужна, ей пришлось отойти.

+2

3

[AVA]http://1.fwcdn.pl/ph/18/88/571888/255492.2.jpg[/AVA] Не то чтобы возвращение в стены «Пер-Бастет» были сродни возвращению в Египет, но что-то было в этом общее. Спа-центр был ее современным храмом, где она могла восстановить здоровье людей и чувствовать, как их благодарность делает ее сильнее. Укрепляя Баст, клиентки сами себе делали лучше.
Вновь ставшая богиней она прошла вдоль стен, проводя рукой по стенам, покрытым декоративной штукатуркой. Все кругом было богато раскрашено истинно египетскими узорами, к которым подходили с особой щепетильностью и бесконечной любовью, массивные колонны тут и там пестрили изображениями лотосов, стены содержали в себе тексты давно забытых событий и естественно изображения самой богини радости и веселья. Как только она оказалась в родных стенах атмосфера внутри разрядилась. Богиня почувствовала, как спало напряжение и что растения вновь наливались жизнью  - все вокруг было радо ее видеть. Последний месяц не был удачным в истории существования спа и Баст искренни надеялась, что больше этого не повторится.
Наверху на нее, без умолку щебеча, налетела Брук. Бастет и представить себе не могла, как соскучилась по этой женщине, ей было трудно не заключить ту в объятия и приласкать как давно потерянную дочь. Богиня-кошка давно задумывалась о том, чтобы открыться ей и назначить на почетное место жрицы, ведь не смотря на бумажные дела, именно этим Брук и занималась – поддерживала в посетительницах веру в свою начальницу.
- Миз Фарис! Вас так долго не было, вы не отвечали на телефон, мы начали беспокоиться…
- Все хорошо, дорогая, - с улыбкой отозвалась Мириам. – Мой отпуск несколько затянулся. Что у нас нового?
- На рождественские праздники посещаемость была занебесная, - Рождество. Рождество. Рождество. Баст откровенно коробило от этого праздника, особенно теперь, когда ей преподнесли подарок, от которого она была не в восторге. Так рассуждая о случившемся, богиня пропустила мимо ушей большую часть пламенного рассказа секретаря. Распорядившись ее не беспокоить без надобности, она вошла в кабинет, сбросила с себя пальто, хранившее, как ей мерещилось, еще запах Анубиса и перекинула его через спинку стула. Оглядев скептически свое отражение в зеркале, она фыркнула и недолго думая, открыла шкафчик со сменной одеждой (с преобладанием белых блузок – всякое могло случиться) вытащила всего-навсего белый хлопчатобумажный халат. Поправив на переносице очки «для антуража», Баст перешла в соседнюю комнату и не сразу поняла, что что-то не совсем так, как было в день, когда она переместилась в Люксор. Не придав первоначально этому внимания, богиня занялась было составлением рецептов масел, что использовались исключительно здесь. Ее секреты не покидали «Пер-Бастет», так же как никто не знал древнеегипетские секреты красоты и здоровья. Когда в кабинет, вроде бы без стука, влетела секретарь с ресепшена.
- Миз, там к вам посетитель, - Анна выдержала паузу, когда темные брови Баст взметнулись вверх, она едва ли не шепотом добавила: - Мужчина.
- О, великие! Ты словно никогда не видела мужчин, - иронично отозвалась она, снимая халат и, не заботясь об аккуратности, кинула куда-то в сторону. – Он представился?
- Нет, но сказал, что он ваш старый знакомый и хочет вас… «лицезреть».
Что ж это немного проясняло. Но надежда умирала последней. Главное чтобы это не был очередной родственник, возжелавший увидится с ней от нечего делать.
И это был не родственник.
Знакомая, неродственная энергия, которая не дарила ей тепло, как всего сутки назад это было с судьей загробного мира, нахлынула одновременно с настроениями бога, зашедшего к ней на огонек. В холле было пустынно, Анна за Фарис не увязалась, желая посплетничать с Брук. Они могли говорить откровенно, но постараться не повышать голос.
- Сам Фрейр почтил мою скромную обитель своим приходом, - кошка говорила не слишком пафосно, позволяя смешливым ноткам взять вверх. – Ты делаешь этот день теплее, мой дорогой. Какими судьбами?

+1

4

Фрейр остался один, даже и не проследил, куда ушла та женщина, смерившая его взглядом, а потом, видимо, решившая, что себя она не уронит, если посмотрит на него подольше.  Время им не ощущалось. В кармане лежал пакет, похрустывая при каждом движении, пока Фрейр проходился вдоль стены. Не умея, не желая быть статичным, как египетский иероглиф.
Наконец, ожидание - на самом деле, оно было недолгим - прервалось появлением Баст. Чуть насмешливая, знающая себе цену. Фрейр не мог не попытаться хотя бы подумать, как можно прощупать, коснуться.  Достать до Баст. Узнать, каким звуком, каким цветом отсвечивает богиня
Нет. не игра. И не обольщение.
Интерес, складывающийся из множества деталей, расцвечивающий этот мир. Однажды он бросил его в объятия Иштар, однажды...

— Почти без повода, — Фрейр улыбнулся, — если не считать таковым посетить саму покровительницу кошачьего племени.

Первым, что он сделал, когда подошёл к ней ближе, был жест. Обыкновенный вежливый жест, используемый, чтобы поприветствовать женщину.
Фрейр забрал её руку в свою, поднёс к губам. И на этом вся аналогия  с женским романом ндцатого века или же несколько старомодной вежливостью, погасла. Поцелуй Фрейра пришёлся на запястье.

Он отпустил её руку и огляделся ещё раз, прежде чем вернуться к Баст.

— Думаю, не зря женщины так любят это место. Иллюзорная свобода от мужчин.

Фрейр не договорил главного. А именно, про свободу мужчин от женщин, тоже иллюзорную.

—  Но должен признать, что у меня есть о чём поговорить с тобой, но сделать бы  я это хотел где-то... в более закрытом месте. Не возражаешь?

Отредактировано Freyr (2014-07-19 01:06:51)

+1

5

[AVA]http://1.fwcdn.pl/ph/18/88/571888/255492.2.jpg[/AVA]  - Почти? - переспросила богиня и лукаво ему улыбнулась. - "Почти" не считается.
Все таки удивительно был устроен мир в котором жили боги. Они могли не видеться десятилетиями, столетиями и приэтом при новой встречи посчитать, что этого времени и не было. Да, а стаканом пива, шердане или чего-покрепче помяналось былое, в виде их совместных приключений или довольно сдержанных встречь, после чего рождалась идея - а не помянуть ли, а не дряхнуть ли. Баст была на грани этого предложения, когда выдержав с достоинством поцелуй в запястье, пронзивший ее насквозь от яркости ощущений от той силы, что исходила от Фрейра, фыркнула и обняла его, позволив малой толики себя прежней вырваться. В "Пер-Бастет" Мириам была молчаливым наблюдателем, начальником и почти почиталась за лекаря, некоторые посетительницы говорили что у Фарис золотые руки и исцеляющие прикосновения. Что ж это было правдой, особенно сейчас, когда она желала проверить себя - в полном ли объеме все вернулось. Бастет чувствовала, что прохлада Чикаго возымела действие реабилитации, как и общество там встреченное. Кто бы мог подумать, чем обернется деловая поездка?
Кошка задумчиво улыбнулась.
- Ради всех богов, не говори так. Это не пристанище заядлых феминисток, - она нахмурилась. Никто видимо не брал в расчет тот факт, что массажисты тут разгуливали с голым торсом, на радость всем посетительницам. - Они отдыхают от мужей и семьи. Восстанавливают свое здоровье. Это место где они могут почувствовать себя центром мироздания.
"А говорили мне открыть ночной клуб, где не было бы столь умиротворенно", - пронеслось в голове, но эта мысль давно стала для богини назойливой мухой. Клубов была масса, но ничто так не соответствовало духу кошки как размеренность, спокойствие и вид того, как посетительницы нежатся в экстазе удовольствия.
Баст отстранилась от собеседника, выжидательно на него глядя. Все-таки он пришел не из праздного желания провести с ней свободное время. Ее интуиция или, быть может, тысячелетия понимания божественной психологии, или же все же развитая эмпатия, посылающая ей флюиды и сигналы, что бог несколько насторожен.
- Стоило догадаться, что ты здесь не из-за желания пуститься во все тяжкие, - с неприкрытой грустью произнесла Баст. Все-то в последние дни было против того, чтобы она потянулась к собственным истокам отвечавшие за радость во всем мире и в ней самой. Не долго думая, она попросила идти за ней. Пройдя холл и взбежав вверх по ступенькам, слыша за собой шаги не отстающего скандиавского бога, Баст толкнула вторую дверь по правую руку от нее и оказалась в слабоосвещенном помещении, куда нередко заглядывали все кому не лень. Но дождавшись когда Фрейр окажется внутри, она закрыла дверь, не повесив однако табличку "не беспокоить". Повернув переключатель комната озарилась ярим желтым светом, немного ослепив Баст. Она прищурилась и опустилась на диван. За ширмой и многослойним воздушным пологом распологался массажный стол. - Мой кабинет стратегически выгоден для подслушивания моей... секретарши.
Она правтически сказала "жрицы".

Отредактировано Bast (2014-07-20 19:12:08)

+1

6

Кратким мгновением спустя Баст уже обнимала его, несколько его удивив. Возможно, так проявлялось южное гостеприимство, к проявлению коего он так и не мог привыкнуть? Фрейр практически не мог подумать о том, чтобы северянка так внезапно обняла его, прижавшись крепко, разве что, она была бы ему очень знакома, как и он ей. Хотя, кто разберёт этих женщин, если им хочется выразить свою симпатию или показать глубину своего гнева.
Фрейр улыбнулся, отвечая Баст объятием на объятие. Богиня умудрилась его взволновать быстрее, чем он мог подумать о такой возможности.
Объятие распалось, а ощущения остались исчезающим эхом.

— Умоляю тебя, я ничего не говорил про феминисток и их гнездо.

Уголок пакета впился в бедро. И впился повторно, ещё ощутимее, когда Баст привела Фрейра в более укромное место.
— Я был бы рад пуститься с тобой во все тяжкие, — как было не вспомнить это, раз сама Баст огорчилась, или же сделала вид, что огорчилась. — однако, кое что-то может показаться тебе интересным, может и не менее, чем развлечения.

Фрейр вытащил свёрток – простой прямоугольный пакет с логотип ом какой-то аптечной свети., плотный, шурщащий так, будто в его создании приняли участие коты, желавшие выпустить в свет больше импровизированных игрушек для своего племени. И, сев рядом с богиней, он передал пакет ей, слегка хмурясь.
Окружающий интерьер его пока никак не интересовал. Фрейр следил за Баст, с вниманием, скользя взглядом от её лица к её рукам. То ли пытаясь понять реакцию богини раньше, чем она что-либо скажет, заглянув в пакет, то ли любуясь тенями, делавшими Баст суровее, чем она казалась на ярком свету. Впрочем, никакого опасения в его взгляде не было.

И пока Фрейр молчал.

+1

7

[AVA]http://s40.radikal.ru/i087/1408/b4/32b85b7ae38e.jpg[/AVA] Темные, излучающие тепло, уют и озорство глаза плавно сменили объект своего пристального внимания. Пакет в руках скандинавского бога, по меньшей мере, интриговал, так как было не ясно, что в нем скрывалось. Она не уделила должного внимания тому, что тот был из аптеки. Вряд ли Фрейр по пути заехал к фармацевту, чтобы купить Баст в подарок глазные капли. Насколько знала богиня-кошка, бог был куда более… романтичен.
Бастет нахмурилась, когда в помещении повисла напряженная тишина, не предвещавшая ничего хорошего за собой. К тому же сам Фрейр не соответствовал светящемуся изнутри ярким радостным живительным светом. Когда бог присел рядом с ней, Баст немного сместилась, сев на диване боком и осторожно, словно имела дело со всеми чудовищными обитателями Дуата, приняла пакет. Тот, в опровержение настроения нависшего над головами двух богов, жизнерадостно зашуршал, видимо все свое сознательное существование только и хотел оказаться в нежных руках богини веселья.
- Где ты это нашел?
В ее голосе не звучало прежних игривых ноток. Баст была сосредоточена, если не сказать, что она начинала злиться, когда вытащила небольшой флакончик с золотистым эфирным маслом. Бережно открутив крышку, богиня вдохнула аромат. Кориандр, кипарис и мускус. Она знала, что наверху в ее «маленькой лаборатории» есть такие масла. Она самолично их делала, как когда-то ее учил Нефертум.
- Это очень-очень печальная новость, мой дорогой Фрейр. Это значит, что кто-то из моих либо бессовестно глуп и страдает склерозом, либо Брук не оправдала моих надежд, - ни один из этих вариантов ей не был по душе. Как она могла доверять людям, которые были ее работниками, ее последователями? Как могла быть уверена, что ее труды, к которым она относилась со всей своей щепетильностью, не полетят под ноги стаду нильских гиппопотамов? Как она могла быть уверена, что за кражей не последует нечто более компрометирующее?
В любом случае, Баст не впала в ярость, слишком хорошо зная результаты такой слабости. И она решила разобраться во всем этом тихо в  узком кругу работников, пока в Чикаго не открылся второй спа-центр.
- Как говоришь, зовут эту женщину?

+1

8

Если говорить про сочетание запахов, запертых во флакончике, как непослушный джинн в его лампе, то больше всего Фрейру нравился кипарис. Остальные ноты, по его мнению, выпадали. Но на вкус и цвет, как говорится...
За действиями Баст Фрейр наблюдал вдумчиво.
Вынутый ею флакончик он успел уже рассмотреть ранее. Повертеть в руках, и чего уж скрывать, открыть. Заодно постарался стереть отпечатки чужих пальцев, невесть почему. Так, рефлекс, наитие, хотя чего ему было опасаться от Баст? Да нечего. Баст не была ему врагом. Баст не была врагом Иштар (Враг Иштар, считай, это смертный приговор. Для врага.) И если уйти в детали, что Фрейру и Баст было нечего делить, сферы разные.

— Не нашёл, а меня попросили о помощи. Потому что не хотели забирать принадлежащее тебе.

Фрейр был абсолютно спокоен. Всё волнение  - как же, дело касалось его подопечной, мог ли он не волноваться, направляясь к Баст? - схлопнулось. Ничего не оставив после, но уступив место интересу, вспыхнувшему вновь, благодаря сосредоточенности Баст.

— Сомневаюсь, что кто-то из твоих помог это сделать. Просто кто-то повстречался со старыми демонами.

Прямого ответа Фрейр так и не дал.

— И это единственное, что он взял из этого места, можешь не волноваться.

+1

9

[AVA]http://s40.radikal.ru/i087/1408/b4/32b85b7ae38e.jpg[/AVA] - Он? – переспросила Бастет и еще несколько раз повторила местоимение, а следом с лукавой улыбкой и яркими вспышками в бархатно карих глазах проговорила: - Ты имеешь в виду «человек», а не половую принадлежность? Я бы знала, если бы ты был связан с каким-нибудь из моих массажистов.
Богиня закрыла флакон, вновь повертела его в тонких пальцах и поднялась с дивана, чтобы сделать пару шагов по комнате. Она прикоснулась к невесомой газовой ткани полога, разделявшего комнату на две части, не отрывая взгляда от флакона. Ей не было жалко содержимое. Ей было неприятно, что ее секреты могут вылезти в то время, когда ее нет рядом. И ведь попади масло в руки знатока, они задались бы вопросом - откуда в двадцать первом веке с такой легкостью проделывают рецепты, утерянные тысячи лет назад.
- Этот человек раскаивается? – богиня взглянула на Фрейра и, удовлетворившись его ответом, кивнула: - Разве я могу не простить? В прочем я предпочла бы личную беседу и заверение что такого больше не повториться, а не ставить тебя в неловкое положение и отрывать от дел.
Бастет протянула руку с флаконом:
- Отдай его ей. Скажи что подарок.
Женщина красива, когда счастлива. Это такая же простая истина, как и то, что крепкий восьмичасовой сон так же полезен для красоты. А ей – Баст – было необходимо знать, что красота, женская красота, расцветает от ее присутствия. В душе богини так становилось теплее и распускались белоснежные цветки лотоса. Так она могла свернуть горы и вновь быть собой. Собой. А не своей жалкой копией.
- Все же я рада, что ты здесь. В этом городе одиноко без друзей, с которыми можно поговорить. Скажи мне, - темные брови сошлись у переносицы: - ты слышал что-нибудь о дерзких нападениях на древних богов?
«Может, в Старом свете что-то об этом известно? Или о ком-то кто повинен во всем этом?»
Правда чуть погодя богиня решила, что следовало начать с разговора о прошлом. И поинтересоваться, как поживает Иштар, не приехала ли шумерка с ним, сейчас отдыхая после бесконечных гастролей и жизни рок-певицы. Какая бестактность.

Отредактировано Bast (2014-11-06 16:11:08)

0


Вы здесь » In Gods We Trust » Основная игра » (25/01/2014) Вересковый мёд


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC