In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Основная игра » (28.01.2014) Скажи, что есть кнопка, которая может все это исправить!


(28.01.2014) Скажи, что есть кнопка, которая может все это исправить!

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время действия: 28 января все того же 2014 года. На улице около 20 градусов тепла по Цельсию.
Участники: Хатхор, Баст
Место событий: спа-центр "Пер-Бастет", Лос-Анджелес, Калифорния, США.
Описание: Когда дело касается сестринской заботы и волнения преодалеть полмира, чтобы убедиться, что все действительно хорошо, наименьшая плата.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/7/7c/Los_Angeles_Pollution.jpg/700px-Los_Angeles_Pollution.jpg

0

2

Хатхор не любила Америку и никогда бы по своей воле не поселилась там. Жители этой страны считали культурой то, что досталось в наследство от других - какие-то огрызки, пародию на истинное искусство. Богиня считала, что приехать в Штаты - всё равно что окунуться в кадушку с грязью. Но ради сестры она была готова и не на такие жертвы. Весть о нападении на Баст дошла до женщины слишком поздно: возможно, даже несколько недель спустя после того, как об этом узнали все остальные члены семейства. Хатхор была в ужасе. Одна только мысль о том, что сестра осталась в неведомом "где-то там" без защиты, без поддержки, в хрупком смертном теле, вызвала у неё озноб. И она немедленно собралась ехать в Лос-Анжелес.
В этот раз богиня решила обойтись без маскировки. Поэтому когда Ла Малена вплыла в аэропорт Милан-Мальпенса с десятком чемоданов, она вызвала настоящий переполох. Можно было бы обойтись без шума. В конце концов, боги ещё не утратили способность перемещаться из одной точки света в другую. Но Хатхор казалось неправильным являться просто так, посреди гостиной. Она должна была именно приехать, преодолеть всё это расстояние в знак, наверное, уважения. Она не знала, вернулась ли к Баст божественная сила и на всякий случай решила беседовать на равных.
И, к тому же, Хатхор нужен был этот переполох, нужны были все эти взгляды, направленные в её сторону. Она хотела, чтобы ей восхищались - чужие эмоции придавали ей сил. Успокаивали.
История повторилась и в Лос-Анджелесе, только в этот раз прима прошествовала не от входа, а по направлению к нему. Пару раз щёлкнули вспышки фотоаппаратов - папарацци здесь никогда не дремали. И это тоже было хорошо.
Когда Хатхор устроилась на заднем сиденье такси, она протянула водителю визитку с адресом спа-центра и откинулась на спинку диванчика. Она не хотела смотреть на город, который загорался десятками огней в вечерних сумерках. Лос-Анджелес был по-своему красив и манил тех, кто желал славы и признания. У Ла Малены всё это уже было, а египетская богиня просто беспокоилась за сестру. В руке Хатхор держала сотовый, пальцы плясали по кнопкам, раз за разом промахиваясь. Она всё никак не могла набрать нужный номер, чтобы предупредить о своём приезде, и вскоре оставила это безнадёжное занятие.
Вскоре такси притормозило возле входа, выгружая итальянку вместе со всем её багажом. Хатхор только посмеивалась, пока батарея ярких, всех цветов радуги чемоданов выстраивалась возле крыльца. Потом вошла внутрь, направляясь к стойке администратора. Служащие бросились на улицу: теперь неудобный багаж стал их заботой.
Богиня выложила на стойку ещё одну визитку - с эмблемой "Ла Скала" и именем певицы, напечатанным помпезным золотым шрифтом.
- Я хочу видеть синьорину Фарис, - сказала она. Даже лёгкий итальянский акцент, и тот остался.

+2

3

«Пер-Бастет» разваливался на глазах. Так сказала Брук, когда вернулась Баст из своего незапланированного отпуска растянувшегося на месяц. Обычно ее помощница замечалась за преувеличением, но в этот раз девушка не солгала ни в одном слове. Почувствовав неладное многие постоянные посетительницы в последний момент звонили и отказывались от процедур, массажисты и косметологи не выходили на работу, ссылаясь на плохое самочувствие и недомогание (Баст впервые была рада, что не открылась перед помощницей, хотя знала, что больше откладывать нельзя), растения вяли, как бы за ними не ухаживали, розы в которых утопал кабинет Мириам завяли на следующий же день после ее ухода и вот… была совершена кража массажного масла, которые богиня делала, ссылаясь на древние египетские рецепты. Ничто в этом новом мире не могло сравниться с ее секретами долговечной женской красоты. Но стоило Фарис появиться в своих владениях, все вновь наполнилось жизнью. Администратор широко заулыбалась, Брук засуетилась, а сама Баст попросила пару часов абсолютного одиночества – благовония, масла и крема сами себя не сделают. Богиня отдала бы многое, чтобы в двери ее кабинета вошел ее сын, она не отказалась бы от его тонкого обоняния и тысячелетних знаний, но приходилось делать все самой. В этом столетии Нефертум предпочитал растения парфюмерам.
В прочем то касалось первых дней возвращения Бастет в свое святилище. Нынче она вызвалась сама сделать массаж и наспех накинув форму, поверх строгого простого платья, туго затянув волосы в хвост, встретила новую клиентку. Если хочешь, чтобы люди за тобой шли – предстань перед ними и докажи, что ты этого достоин. Мириам слушала воодушевленное щебетание светловолосой невероятно хрупкой девушки и изредка смеялась, представляя в красках то, о чем она говорит, пока растирала руки, разогревала масло и, принимаясь ловко водить ладонями по гладкой спине. Быстро отыскав проблемное место, Баст принялась вправлять на место позвонок, сдабривая все это ощущением своей божественной силы.
- Я слышала, что делают маски для лица из золота…
Баст фыркнула:
- Абсолютно бессмысленная процедура. Потраченные на ветер деньги и время, - она задумалась и добавила: - Хотя если хотите почувствовать себя Клеопатрой, то можно пойти и не на такие траты…
- Миз Фарис, - вкрадчиво окликнули богиню, та в удивлении обернулась и посмотрела на собственного администратора, что несколько нервно сжимала визитную карточку. Ох, уж эти посетительницы, которые думает, что у Мириам есть время за ними делать и ублажать каждую их прихоть! Это она делает одолжение, но никак не они ей. 
Но все же она вытерла руки о полотенце, взяла карточку и кинула взгляд на четкие витиеватые ряды букв. Ла Скалла. Милена Росси. Хорошо, что Хатхор не читала ее мыслей, раздражённо родившиеся в первый момент.
- Маргарет, я прошу прощения, срочное дело, - Мириам стащила через голову защитную одежду, распустила волосы, окинув себя оценивающим взглядом в зеркала, чуть взлохматив у коней темные кудри и покидая кабинет проговорила: - Лана, найди Эйба, пусть срочно придет сюда. Маргарет, пять минут, и вы снова будете на седьмом небе.
Торопливо Баст прошлась по коридорам, пока не окинула взглядом ажиотаж, который могла навести только ее сестра. Интересно, куда она собралась складывать все эти чемоданы? За небольшим раздражением, что Хатхор могла бы и позвонить, чтобы не превращать их встречу в фарс и десяток чемоданов, которые теперь стали главным раздражителем для богини-кошки. Но раздражение как рукой сняло, когда их взгляды встретились.
При виде сестры все сковывающие ее барьеры рухнули и, забыв, что помимо их двоих тут еще есть люди, Баст попыталась вспомнить о древних приветствиях:
- Приветствую тебя, владычица музыки и ликования, - выждав мгновение богиня, попыталась прочитать в сердцах и поняла саму цель визита.
Хатхор волновалась.
И подойдя к той, богиня-кошка заключила оперную приму в объятия, тихо прибавив:
- Я цела. Наш отец вылечил меня.

+2

4

Когда-то, в незапамятные времена, плескались над храмами разноцветные флаги, и дым курильниц наполнял благоуханием прогретый воздух. Когда-то народ Кемета славил прекрасных дочерей Ра, подчас вознося им молитвы как одной богине. Сестры нередко делили одно святилище на двоих, милостиво преклоняя слух к мольбам верующих. Они обе берегли и преумножали красоту мира, заставляя расцветать целые сады, пока ветра нового времени не разбросали их по разным уголкам земли.

Баст сотворила настоящий оазис посреди города, закованного в металл и бетон, а Хатхор нашла утешение в искусстве, превратив сцену "Ла Скала" в свой алтарь. Тысячелетия, щадившие бессмертных сестер, принялись теперь выпивать силу из богинь. Те, что сами щедро делились силой, теперь должны были довольствоваться жалкими крохами. И Хатхор холодела при одной только мысли, что кто-нибудь из её семьи ослабеет настолько, что исчезнет навеки. Она чуть было не потеряла Баст - из-за прихоти смертного или бессмертного, пожелавшего лишить силы сразу нескольких египетских богов. Пусть Ра согласился спасти свою дочь, пусть силы богини снова вернулись к покровительнице кошек, но Хатхор вдруг задумалась, а сделал бы отец то же самое для неё. Она всегда была преданной и почтительной, но воля царя богов непредсказуема и помыслы его сокрыты даже для тех, кто когда-то сидел на ступенях подле его престола.

Впрочем, столь мрачные мысли не могли долго задерживаться в голове Хатхор, и уже через несколько мгновений она с искренней радостью обнимала сестру.
- Приветствую и славлю госпожу Бубастиса, отраду очей моих, - в тон хозяйке дома отозвалась гостья и после продолжила говорить уже без особенных церемоний. Древний язык, на котором было привычнее говорить обеим богиням, к счастью, не был понятен служащим спа-центра. Иначе они могли бы усомниться в душевном здоровье не только своей работодательницы, но и некоторых ее посетителей.
- Я приехала сразу, как узнала о том, что с тобой произошло. Новость дошла до меня с опозданием, и я боялась, как бы не случилось худшего. Но, когда я вижу тебя невредимой, мне кажется: камень свалился с моего сердца. Прошу тебя, расскажи мне подробнее, сестрица, как же произошло такое несчастье. Возможно, мы все еще в опасности.

Хатхор осмотрела вестибюль, в котором они все еще находились, и заметила:
- Мы привлекаем слишком много внимания. Может быть, нам стоит пройти внутрь?

Отредактировано Hathor (2014-08-09 17:07:18)

+2

5

Ни расстояния, ни время, ничто не стояло на пути бессмертных. Баст понимала это глядя на свою сестру, единственно горячо любимую. В их жизнях было многое, что каждая хотела бы позабыть, но были еще приступы ревности, которые испытывала она к Хатхор. Давая слабину своему темному началу, жаждавшую не только смертей, дурманящего солоноватого вкуса крови, звона войны и разрушения, Сехмет-Бастет желала быть единственной. Но то были времена юности, пропитанные неопытностью и тщеславием. По прошествию десятилетий, а следом и столетий, Баст осознала как безгранична ее любовь к сестре и что вся вражда, которую она сама и затевала, глупа и неоправданна. Сама же Хатхор будто не замечала перепадов  настроений, когда из родственной души, та превращалась в заклятого врага, пытавшегося отобрать ее величае.
Но как уже было сказано - это было давно. Сестер разделяли океаны и страны, часовые полюса и ныняшние стремления. Им не за что было соперничать, каждая пошла своей дорогой. Баст знала насколько прекрасна Хатхор, когда она выходит на легендарную сцену Ла Скалы, как приковывает к себе взгляды, завораживая неземной красотой и высоким красочным голосом, полным соловьиных трелей,  от которого даже у Баст бежали мурашки вдоль позвоночника. А сама богиня-кошка создала блеклую, но от этого не менее дорогую сердцу, копию своего храма в Бубастисе. Не хватало разве что кошек... Но по новым правилам, это считалось вопиющим нарушением санитарных норм. Злило ли это богиню? Еще как!
- О, они привыкли, - отмахнулась Баст от собравшейся массовки. Задумавшись на  мгновение, отстранаясь от Хатхор и несколько импульсивно похлопала в ладоши, пытаясь разогнать наблюдателей: - Вам нечем заняться? Что ж тогда отыщите Брук, скажите, чтобы она отвезла чемоданы сеньориты Росси ко мне домой, и вызовите такси. Ммм... лучше два. Или ты желаешь немного насладиться моими скромными талантами? Ты летела из Милана? Массаж или шоколадное обертывание?
Баст улыбнулась, соблазняя сестру на приятное времяпрепровождение, которым она могла самолично ту одарить, только скажи Хатхор хоть слово за любую их процедур, которые были в ходу в этих стенах
- И я расскажу все, что ты хочешь знать. И может быть, сверх того, - на этот раз богиня озорно ей подмигнула.

Отредактировано Bast (2014-08-09 23:45:14)

+2

6

Хатхор привыкла к тревогам. Само пребывание в египетском пантеоне означало интриги и заговоры родственников, бесконечные сражения за власть или внимание верующих. Богиня с тоской вспоминала время, которое считала золотым веком Та-Кемета - то самое время, когда наконец закончилась долгая тяжба Гора и Сета и законный владыка занял престол Чёрной земли. Могла ли она тогда подумать, что проживёт достаточно долго, чтобы увидеть закат своей силы, чтобы увидеть, как набирает силу человечество? Всё, что оставалось сейчас богам - создавать подобия, слабые подобия того, что раньше составляло их гордость. Этот спа-центр был выстроен дорогим и роскошным, но не мог сравниться ни с одним, даже самым скромным храмом госпожи Бубастиса. Впрочем, выбирать не приходилось.
Хатхор улыбнулась, принимая приглашение сестры.
- Да, я проделала долгий путь, - подтвердила она. - Очень устала. И если ты предлагаешь мне гостеприимство, то я буду только рада остаться здесь подольше.
Ла Малена наклонилась, расстёгивая ремешки туфель, и спустя пару мгновений уже прошлась по холодному полу. Возможно, она заставила персонал удивиться ещё раз, но её это не очень волновало. Слишком много внимания никогда не бывает.
- К тому же, скоро мы готовим новую постановку, и уже через неделю свободного времени не останется вовсе.
Хатхор помолчала немного, а потом задала вопрос, который беспокоил её уже давно.
- Скажи, сестра, если ты была в такой опасности, но отчего ты не захотела сообщить мне? Я с радостью поделилась бы силой, только чтобы ты вернулась.
Богиня покачала головой, показывая, что таким невниманием несколько расстроена, но настаивать на ответе не стала. Она не хотела думать о том, что сестра не пожелала сказать ей нарочно. Проще было думать, что Баст просто не хотела беспокоить родственницу и попросила помощи у других членов семьи. В любом случае, Хатхор не стала бы считать, что ей намеренно пренебрегли - она и подумать не могла, что у кого-то хватит на это наглости. Поэтому женщина быстро перевела разговор в другое, более безобидное русло. В котором и сама Баст должна была чувствовать себя свободнее, ведь это касалось её салона.
- А можно и массаж, и обёртывание?  - спросила Хатхор. - От кошкотерапии я бы тоже не отказалась. Здесь ведь у тебя есть хоть одна кошка?

Отредактировано Hathor (2014-08-23 22:38:12)

+2

7

- Тебе всегда здесь рады, - заново раздав указания, Баст протянула руку сестре, чтобы Хатхор пошла за ней. «Пер-Бастет» был истинно ее территорией, здесь и только здесь она чувствовала то самое былое обожание к себе, то самое могущество, потому что в этих стенах, что возводились с аккуратностью и любовью, она чувствовала себя богиней. Любые мрачные мысли отступали на задний план. А когда под одной крышей находились обе египетские богини веселья, разве может кого-либо снедать грусть? - Все что пожелаешь. Но с кошкотерапией придется повременить. У некоторых посетительниц начинается аллергия, пришлось ограничится исключительно статуэтками. Несусветная глупость, как и мнение санэпидемстанции, что кошки – могут переносить заразу. Тем временем чемоданы пропадали в такси. Брук непременно отзвонится, когда приедет домой к начальнице, но в этот момент Баст будет слишком занята, чтобы лично ее благодарить. Потом. Все потом, сейчас владычицей ее внимания была сестра, чьи появления были редки, неожиданны, но от этого не менее приятны. Богиня толкнула дверь, впуская Хатхор внутрь. В воздухе витал тягучий сладковатый запах мускуса, излюбленный у покровительницы кошек. Приглушенный золотистый свет сам по себе уже располагал к расслаблению. Сколько женщин под размеренный бархатный голос и уверенные движения рук начинали дремать лежа на массажном столе?
- Новая постановка? И что же?
Баст легко махнув рукой, указала на ширму, за которой сестра могла избавиться от одежды и вверить себя в ее заботливые руки. Сама богиня-кошка методично сняла с длинных тонких пальцев кольца, с запястий – браслеты, чтобы ничто не помешало и не причинило хоть малейшего дискомфорта Хатхор, следом в сторону были отставлены туфли, а волосы, как и некоторое время назад, были стянуты в небрежный высокий хвост. Новость о новой постановке Баст заинтересовала. Выступления Ла Малены были той частью редких встреч доставляющих самое большое удовольствие.
Богиня накрыла бедра Хатхор полотенцем и медленно начала растирать масло, выработанное из цветов бигарадии.
- Я… - да, она знала, что Хатхор не просила ответа, но Баст должна была сказать. Рано или поздно она узнала бы всю правду о случившемся от Гора, отца или Осириса. Больше этого повториться не должно. – Я поддалась собственным страхам. Все это… случилось так неожиданно, меня накрыла паника и даже после встречи с Осирисом и твоим мужем, я не была готова кому-либо звонить. Хотелось скрыться. Исчезнуть. Затеряться. И это удавалось. Это была абсолютно новая для меня роль, я одна в толпе людей, но им нет до меня никакого дела. Пока наш отец меня не нашел.
Она замолчала, чуть усилия прикосновения, загипнотизировано следя, как ее руки скользят по расслабленной спине Хатхор.
- Я никогда, ни в одно из тысячелетий, ни в одни раз развоплощений и тяжелой участи разваливающегося Та-Камета не была беспомощной.

+1

8

Хатхор никогда раньше не бывала в "Пер-Бастет". Это было удивительно, ведь она постаралась объехать почти всех родственников и проверить, как им сейчас живётся. Всё дело было в том, что сестрица обосновалась в Америке, которую Хатхор считала весьма бестолковой. И старалась не ездить туда без крайней необходимости. Дочери Ра встречались не так уж и редко, но всякий раз на нейтральной территории. Хатхор охотно приглашала к себе в Милан, особенно когда готовилась новая постановка и Ла Малена должна была петь ведущую партию. Хатхор звонила - порой, даже слишком часто. Хатхор разве что письма не писала - и то, только потому, что папирус был уже не в ходу, а электронные послания были так же нелепы, как трансляции опер по телевизору.

Сейчас богиня осматривалась, с удовольствием вдыхала запахи масел, так напомнившие ей ароматы, витавшие в настоящих храмах, в настоящем Пер-Бастет. Жаль, что не было кошек - они ведь были глазами и ушами своей покровительницы и приносили немало пользы.
- Санэпидемстанция! - фыркнула Хатхор из-за ширмы, расстёгивая пуговицы блузки. - Звучит как название заразной болезни. От этой, с позволения сказать, организации вреда больше, чем от любой, самой заразной зверушки. Я молчу о том, когда они начинают истреблять коров, прикрываясь угрозой эпидемии.
Упоминание СЭС разозлило её не на шутку. Конечно, сейчас людям проще прийти и сделать больному животному смертельный укол, чем воскурить благовония у алтаря божества и попросить помощи. Сейчас смертные ни во что не верят. На что они вообще рассчитывают?
Уже собирая волосы в пучок на макушке, Хатхор спохватилась, что сестре, должно быть, не очень интересны её возмущения. В конце концов, "Пер-Бастет" существовал для того, чтобы помогать забыть о тревогах. И все заботы следовало оставлять за порогом.

Именно поэтому Хатхор ни словом больше не обмолвилась ни о вездесущих проверяющих, ни о своих чемоданах, которые кто-то куда-то увёз. Она забралась на массажный стол, легла и удобно устроила подбородок на ладонях. Ей сразу захотелось подремать, и голос Баст доносился до неё словно бы издалека. Но сведения были важные, и богиня не позволила себе их пропустить.
- То есть, ты просто решила затеряться в толпе, чтобы не привлекать к себе внимание? Но, сестра моя, на тебя же могли напасть, могли даже, - Хатхор произнесла последнее слово с ужасом, - убить! И мы потеряли бы тебя очень надолго!
Она тревожно шевельнулась, а потом снова заставила себя расслабиться.
- Скажи, что ты думаешь делать дальше? Будешь так же вести своё дело, принимать клиентов в "Пер-Бастет"? Я могу вернуться к себе в Милан, готовиться к премьере "Анны Болейн", но это неправильно - делать вид, что ничего не произошло. Я бы предложила навестить отца. Ра мудр и наверняка уже знает, кто был виноват в нападении. Возможно, ему даже известно, как обезопасить остальных от такого несчастья, что случилось с тобой.
Хатхор хотелось бы верить, что отец по-прежнему всемогущ, но она не верила. Она понимала, что бог солнца ослаб так же, как и все они, потеряв свои храмы и паству. Но Ра всё же оставался главой пантеона. И всё ещё оставался их отцом.

Отредактировано Hathor (2014-09-08 22:45:28)

+2

9

Ей передавалось волнение сестры.
Баст сбилась, на несколько секунд убирая со спины Хатхор свои руки и с задумчивостью на них взглянула. Словно бы они ей не принадлежали, словно бы она, наконец, поняла, что несколько недель проведенных в образе человека изменили ее раз и навсегда. Пока Баст не знала как к этому относиться. Сотя что-то в глубине подсказывало это люксорское нападение важный опыт в жизни той, кто никогда не утрачивал абсолютно всю веру. Из года в год, из века в век, из тысячелетия в тысячелетие люди чтили красоту, любовь и веселье, они развивали медицину и все равно вели войны. Покуда все это останется в мире будет существовать и богиня, которая теперь знает насколько людям необходима вера хоть во что-то.
Если не будет ничего, смертные прекратят развитие.
Но отгоняя от себя столь разрушительные мысли, Бастет усмехнулась на праведный гнев своей сестры. Без кошек это место не было истинным храмом. Когда-нибудь она отвоюет свое право. Как нелепо – богиня, чьим тотемным животным является кошка, должна отвоевывать право их разводить на своей территории. Эти и многие другие глупые правила зарождали конфликты и медленно разрушали жизнь. Кошки злопамятны, а их мать и покровительница никогда не жаловалась на свою память. Она могла простить, но не забыть.
- Убить? – об этом Баст не думала на тот момент. Мириам Фарис пусть и была известной личностью в определенных кругах, но никто не писал ей писем с угрозами, никто ее не преследовал, никому не выдавали запреты и уж точно никто не хотел ее убить. В связи со слухами о расширении бизнеса ей оставляли сообщения на автоответчик с предложением назначить дату интервью, в ящике рабочего стола накопилось уже с несколько десятков визитных карточек, но не более того. Все кругом знали, что миз Фарис личность скрытная и редко идущая на контакт. Что, надо признать, странно. Но у богатых свои причуды. – Никому не было до меня дела, душа моя.
Ей захотелось обнять Хатхор, так крепко насколько это было возможно, поцеловать в щеку и пообещать мерцанием звезд и солнечным светом, что они никогда не потеряют ее надолго. Что сестра не потеряет ее. Но Баст прекрасно знала, что нельзя давать обещания, которые нельзя исполнить, пусть она не развоплощалась уже очень и очень долго. Напряжение Хатхор перекачивало и в Бастет.
Глубокий вдох. Выдох.
Вдох…
Вместе с усилением движений рук, что со знанием дела скользили, гладили, мяли спину сестры, она посылает в нее ощущение спокойствия, пытаясь доказать что все вокруг не вымысел, что все встало на круги своя и они вместе. Здесь и сейчас все хорошо.
- Отец вернул мне силы. Пять тысяч лет я охраняла его, охраняла египетских царей и египетский народ, не просила ничего взамен, чувствуя его любовь… И в момент когда он увидел меня… человеком… единственной моей мечтой было раствориться в Вечности. У меня не повернется язык просить его о помощи снова, - дрогнувшим голосом произнесла она, - по крайне мере пока я не почувствую что снова смогу иссушить землю палящим солнцем. Так что да, «Пер-Бастет» будет и дальше принимать гостей. Но это не значит, что я просто так оставлю этот случай. Если придется – я предложу свою помощь и Сету. Его мстительность доведет до виновного.
Она прошла к низу массажного стола и принялась втирать горько-сладкое на запах масло в кожу ног, разгоняя любые признаки усталости после перелета.
- Обезопасить всех нас? Хатхор, когда ты стала такой осторожной? Быть может, мы должна пройти через это? Нам бросают вызов, чтобы мы доказали что достойны своих сил и возрождения веры в древних истинных богов?

0


Вы здесь » In Gods We Trust » Основная игра » (28.01.2014) Скажи, что есть кнопка, которая может все это исправить!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC