In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Прошлое и будущее » (10/2012) Десятая муза - бессонница. (c) Сесборн


(10/2012) Десятая муза - бессонница. (c) Сесборн

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

Время действия: октябрь 2012 года
Участники: Эйр, Нeнабожо
Место событий: Оттава, Канада
Описание: в течение недели на уроках засыпают одни и те же ученики и только преподавателю искусств кажется это странным. Что бывает, когда встречаются два бога разных пантеонов.

Отредактировано Eir (2014-08-23 03:17:49)

+1

2

Когда-то пару столетий назад кто-то назвали это время года индейским летом. Узнав это, Ненабожо лишь усмехнулся и оценил отсутствие чувства юмора у людей. И пусть последнее время предпочитали всем рассказывать политкорректную версию названия. Но он то знал, точно знал, что в первую очередь имелось ввиду не яркая листва, напоминающая красивые наряды коренных жителей Америки, а предательство и коварство. Индейское лето было прекрасным временем, когда листва переливалась всеми оттенками красного, желтого, коричневого. Это время утренних туманов и теплого солнца, коварных сквозняков и неожиданных коротких ливней. Никогда не знаешь, что ждать от погоды в эти дни. Как и от индейца, вышедшего на Тропу Войны. Хотя, вот уж что-что, а от воинов, объявивших войну ожидать стоило только одного - стрелу и желательно пониже копчика.
Это было его любимое время. Двуличное, коварно и прекрасное. Ненабожо никогда не отличался скромностью и не понимал тех, кто стеснялся и пытался строить из себя честного и добропорядочного полезного члена общества. За последние годы он нахватался многих оборотов речи, потребляя телевизионную людскую жвачку. Но с высоты своего возраста так и остался верен правде жизни: "Никогда не стоит забывать, что под роскошным оперением хвоста павлина скрывается обычная куриная задница". Поэтому последнее время он с наслаждением ощипывал "павлиньи хвосты" вскрывая их истинную сущность.
Сменив место жительства, он оказался в Оттаве. Потянуло, так сказать на историческую родину.  Да и близость народов, все еще помнящих его имя и умеющих возводить трясущиеся палатки наполняли его силой. Не той, что раньше бурлила в нем, подобно Ниагарскому водопаду. Теперь это был жалкий ручеек. Но это же лучше засухи, не правда ли?  Ненабожо не умел долго грустить и ничего не делать. Он всегда жил сегодняшним днем и не особенно задумывался о будущем. Кстати о настоящем. Эту квартирку Ненабожо выбрал за потрясающий вид из окна. Алая листва кленов, подобно жадным языкам пламени тянулись к небесной синеве. Мешанина цветных крыш и золотистых крон деревьев распростёрлась лоскутным одеялом перед его взором. «Хорошо есть», - улыбнулся Ненабожо, - «и хорошо весьма».
Он явился в эту пятиэтажку чуть более десяти снов назад. Пришельцы именовали этот временной промежуток днями, но Ненабожо предпочитал иное летосчисление. Шла десятая луна – время путешествий. Душа рвалась куда-то и желала сотворить нечто. 
Долго ждать не пришлось. Стоило поселиться на пятом этаже, где целую ночь можно было слышать воркование голубей под крышей и шорох и возню мышей под полом, как воспоминания стали являться в вигвам его памяти чаще, чем ему бы самому хотелось. Когда-то на этом месте рос густой лес. Он помнил его. И скорбел по его утрате. Это не улучшало настроения и даже приблудная серая кошка по имени Кошка не могла своим урчание успокоить мятежную душу шаловливого духа.
Ничто и никто, пока он не столкнулся с двумя девчушками лет одиннадцати и их матерью. Склочная особа с боевой раскраской на лице, которую некоторые почему-то называли экстравагантным макияжем, отличалась хамским и надменным поведением. Она спорила с соседями из-за громко играющего телевизора, хамила тихой старушке, держащей в своей квартире трех болонок, требуя усыпить разносчиков заразы. И даже посмела фыркнуть ему вслед, когда Ненабожо с ее точки зрения посмел скрипеть лестницей, поднимаясь к себе наверх. Ее дочки-близняшки, обладая классической ангельской внешностью, были испорчены воспитанием своей матери. Но они были не безнадежны. Он видел это и подумывал о том, что стоит эту семейку немного проучить. Совсем чуть-чуть.  Чтобы задумались о своем отвратительном поведении. Поэтому Ненабожо повадился каждую ночь посещать сны этой семейки. Одни лишь воспоминания о его ночных похождениях заставляли шаловливого духа смеяться и настраивали на дальнейшие проказы. Он помнил, как явился к женщине в облике паука и пугал ее до тех пор, пока та не проснулась. А затем посетил сны девочек, которых заставил убегать от неожиданно увеличившихся болонок старушки-соседки. Собачки мстили глупым девочкам за то, что те каждый день всеми силами старались досадить несчастным животным. Видите ли, собачки мешали им своим лаем, когда девочки занимались музыкой. Действовали близняшки с детской жестокостью, подстрекаемые своей мамой. Начав с невинных шуток, Ненобожо вошел во вкус и уже в следующий раз наполнил сны этой семьи оживающей посудой, загадочно мерцающими лампами и другими штампами, которые он не раз наблюдал во время просмотров фильмов ужаса класса В. Он давал им возможность остановить кошмары, что врывались вместе с самим Ненабожо в их сны. Он не накидывался на семью с жадностью оголодавшего волка на беззащитную добычу. Что стоило глупой женщине улыбнуться своему соседу, а не гордо отвернуться и презрительно фыркнув заявить свои дочкам:
- Видите этого пьянчугу? Никогда не разговаривайте с такими людьми. Они воняют.
А что стоило глупым девчонкам возразить? Ничто? Поэтому из сна в сон, они сами загоняли себя в ловушку собственных кошмаров. Он не подсказывал им правильного поведения. Не в его правилах подсказывать.
Ненабожо размышлял о том, что обычно люди догадывались, что что-то происходит не то и стоит как-то решать проблему. Да хотя бы пойти к психотерапевту! Есть такие люди, которые делают вид, что разбираются в людях и знают, как решать их проблемы. Кстати, шаловливый дух довольно улыбнулся, потому что он кажется знал, что его привело в этот город, полный грустных воспоминаний об утраченном. Съезд психологов в Оттаве. О, да. К ним стоит наведаться.  Но сейчас было откровенно лень даже менять позу. Ненабожо так и остался сидеть на свое кресле у распахнутого окна и любоваться видом. Его левая рука задумчиво почесывала урчащую Кошку на коленях, а на губах появилась хитрая улыбка прожженного плута и мошенника.

Отредактировано Nanabozho (2014-08-22 22:05:26)

0

3

Индейское лето в этом году было великолепным. Насыщенного цвета листва украшала деревья, ожидая первых морозов, после которых укроет пестрым ковром дорожки и дороги города.
Осень.
Она любила осень. Любила прохладный моросящий дождь, что навевал грусть, заставляя играть печальные истории любви на фортепиано. Любила горьковато-сладкий запах сгорающих листьев, просящих оплакать их прах жалобным стоном скрипки. Она любила осень за элегантность теплого длинного пальто, что напоминало ей о других жизнях. Она любила осень, потому что за ней шла зима. Романтик в душе и жизни она не позволяла горю и боли управлять ее - управлять эмоциями и поступками. Слишком много она видела в своей жизни, чтобы...
Чтобы что?

Эйр вздохнула, отпуская кружевную тюль в учительской, закрывая туманный пейзаж за окном. Однажды ей хотелось попробовать нарисовать такое утро: чувственное, ранимое и нежное - туманное.
На какой-то момент богиня забыла, что не одна, но никто не заметил полета ее мыслей. У нее всегда получалось быть не заметной: проживать одну жизнь за другой и теряться летописях одинокими упоминаниями. Таков был ее выбор.

Осень - это полумрак квартиры, свечи и бокал красного французского вина. Но для этого надо было еще дожить. Стрелки настенных часов никак не хотели двигаться - впереди были еще две пары: класс скрипки и история искусства.
Взгляд на часы, снова. Говорить с коллегами не хотелось - на них осень влияла несколько иначе, чем на нее. Хмурые, злые, промокшие они бурчали слова приветствий и спешили налить себе кофе, который давно уже остыл, и от этого их настроение портилось еще сильнее.
Пора было уходить, пока ее не втянули в вечный разговор "почему не заварили свежее кофе".

Тихо извинившись, Эйр, прихватив с собой папку с нотами, выскользнула в прохладный коридор и уже через пять минут закрыла дверь в музыкальный класс. Здесь можно было выдохнуть. Выдохнуть и приготовиться к уроку.
Но вместо того чтобы достать из шкафа свою скрипку, купленную давным-давно у еще никому не известного Маттиаса Клотца более трех сотен лет назад, Эйр подошла к старому роялю. Кончики пальчиков скользнули по гладкой поверхности, спускаясь к затертым клавишам.
Та-та-та-та...Та-та-таaa-тааа...Там-там...
Нежная прекрасная мелодия рождалась под ее пальчиками.
Та-та-та-та-там... Та-та... Та-та-та-та...Та-та-там...
- Et si tu n'existais pas, dis-moi pour qui j'existerais, des passantes endormies dans mes bras, que je n'aimerais jamais. Et si tu n'existais pas je ne serais qu'un point de plus, - в какой-то момент к мелодии присоединился голос.
Сколько бы столетий ей не было, но это песня тронула Эйр. Единственное напоминание о прошлых жизнях.
Та-та-та-там... Та-татара... Та-та-та-тааа... Та-та-та...

- Как красиво!
Пальцы дрогнули от неожиданности и Эйр сфальшивила. Женщина не ожидала, что девочки придут, да еще и с мамой, на урок. Хотя... Скрипок с ними не было.
Разговор с семьей был коротким: девочки чувствую себя плохо, что по ним и было видно, поэтому не могут сегодня заниматься, но если "мисс Сканди не против придти завтра к ним домой и дать частный урок - конечно, все будет оплачено", то они быстро наверстают пропущенное. Эйр была не против. Два часа свободы от маленьких спиногрызов - какой учитель об этом не мечтает?
Единственное что зацепило женщину в оправданиях напористой матери, так это хронической недосыпание ее чад. Это могло быть и нервным: переходной возраст, влюблюнность - и все же это цепляло, словно кто-то дергал за струны ее мыслей, возвращая назад к этим словам.
Как не странно, но после это инцидента день прошел быстро, даже стремительно. Сканди надо было приготовить частные уроки, проверить домашнее задание по истории искусства, желательно без желания напиться, что порой было очень сложно. Она никак не могла понять откуда дети брали бред, о котором писали: книги, интернет, псевдо-учения - разобраться с этим могла помочь лишь бутылка вина, которую к сожалению она разбила, упустив сумку с покупкам.
Не ее день. Был.

Новый день, суббота, пришел слишком рано. Лучи холодного осеннего солнца нагло напомнили, что пора поднимать свою тушку и тащить ее на урок. Одно дело был урок, а другой - присутствующая при этом мать: оханья, аханья, комментарии и подсказки, и невероятно ужасный чай.
По какой-то причине мать ее учениц считала, что поскольку она родилась в Европе, то должна любить чай. Тут можно было головой биться об стену, но вместо заказанного каппучино приходилось пить... коричневое варево. Так что в этот раз Сканди приняла меры и взяла с собой термо-кружку, которую наполнила в Starbucks ароматным кофейным напитком.
Урок начал, к ее радости, в отсутствие матери. Это давало немного времени, чтобы настроить девочек. Нельзя было придти с утра, заставить малышек взять скрипки и смычки и начать играть ноты - нет. Она начала играть и выбрала одну из современных мелодий от Линдсей Стирлинг, ведь скрипка - это не только пыль веков, но страсть, томная любовь, воспоминания и осенняя грусть.

0

4

Его идиллию нарушила музыка, зазвучавшая откуда-то снизу. Оттуда обычно слышались гаммы и в качестве бесплатного бонуса добавлялась отчаянно фальшивящая скрипка. Как можно извлекать из столь прекрасного инструмента, столь отвратительные звуки Ненабожо представить себе не мог. И пробовать не хотел. По крайней мере в этот самый момент. Кошка обычно в такие моменты запрыгивала на подоконник и начинала воинственно мяукать, вызывая на бой за территорию обнаглевшую противницу. Откуда ей было знать, что эти отчаянные "мявы" извлекала из многострадальной скрипки одиннадцатилетняя девчушка с кудряшками цвета спелой пшеницы и огромными голубыми глазками. В общем ангел воплоти.
Но это было необычно и вот так сразу за один день научиться так играть было просто не возможно. И что это означало? А это означало, что там кто-то гостит. Он взял эту семейку под свою плотную опеку и любые изменения в их образе жизни воспринимал с легким приступом ревности. Никто не должен их трогать кроме меня!
Первой на разведку отправилась Кошка. Она встала, потянулась и неторопливым ленивым шагом прошла по его ногам, перешла на подоконник, на край которого шаловливый дух пристроил свои босые пятки и отправилась вниз. Ненабожо отправил своего посланника, подтолкнув кошку к нужным ему действиям.
На карнизе приоткрытого окна квартирой ниже, откуда раздавалась музыка появилась обычная серая полосатая кошка. Подобных зверей частенько можно было встретить на улицах, помойках или в квартирах людей. Гибкая с гордо задранным хвостом, она толкнула лапой створку окна и вошла внутрь, сев на подоконнике и уставившись на незнакомку внимательным взглядом. Она села в позе кошачьих египетских статуэток, лишь кончик хвоста нервно подрагивал, указывая на то, что перед богиней и детьми сидит живое существо. Взгляд был уверенным и наглым.
- Пошла вон! – одна из девочек не задумываясь схватила со стола тетрадку и запустила ее в кошку, прося помощи у своей учительницы, - Эйр! Прогони ее, эта поганка любимую вазу мамы разбила. А нас потом ругали.
Кошка даже ухом не повела, лишь облизнулась и сощурила свои желтые глаза. У нее был такой вид, как будто она смеялась над сидящими в комнате людьми.
Не успела потрепанная тетрадь упасть на пол, как за окном появились сначала мужские босые ноги в голубых джинсах, потом торс, и весь незнакомец во всей красе. На нем была футболка цвета хаки с надписью белой краской во всю грудь: «На колени! Смертные!».
Ненабожо не любил долго ждать. Поэтому выбрался в окно спустя пару мгновений, после того, как отослал Кошку на разведку и спустился по водосточной трубе к нужному окну. Он всегда делал то, что хотел. Приземлившись на карниз, Ненабожо толкнул левой рукой створку окна и в одно ловкое движение оказался внутри, присев на корточки рядом с кошкой. Его насмешливые зеленые глаза уставились на Эйр, а потом он выдал:
- Опа!
То, что в гостях у девочек сидит не просто женщина, а некто обладающей силой он определил сразу. С этим божеством он никогда не встречался, иначе запомнил бы.
Скрестив ноги по-турецки он сел прямо на подоконнике и подхватив под живот кошку, почесал ее между ушей.
- Ну, Хау! Бледнолицая незнакомка.
А потом расцвел в очаровательной шкодливой улыбке. Кошка же зажмурилась и ответила на его действия довольным урчанием, наполнив комнату своим низким рокочущим голосом.

+1

5

Много столетий медицина занимала основную часть жизни: лечение, поиски трав в лесах, их заготовка, приготовление снадобий. Не все лечилось одними только божественными силами, иногда было достаточно выпить настойки валерьяны или крапивы. И все же несколько раз приходилось туго.
История знает много случаем, когда целительницы, травницы сжигали на кострах - у Эйр получалось их избегать. Однажды, даже посчастливилось заметить с усердием собирающих хворост горожан. Тот день она никогда не забудет: никакой благодарности или намека на предупреждение об опасности. Нет. Ее пациенты собирали хворост для костра.
Наверное, именно по этой причине новым обликом стала учительница искусства: не крови, не болезней, никаких скальпелей операционных и срочных вызовов среди ночи - только музыка и краски.
Музыка могла успокоить не хуже лекарства, а порой и исцелить. Не все конечно, но людям с ограниченными способностями или инвалидам - искусство помогало.

Музыка так поглотила Эйр, что она не сразу поняла кто к ней обращается, а вот полет тетради встретила негодующим восклицанием:
- Мая, нельзя так обращаться с животными.
Кошка совсем не выглядела уличной. Откормленная с лоснящейся в лучах осеннего солнца шкурка, да и вид горделивый красавицы, не испугавшейся летящего школьного предмета, говорил скорее о наличии дома и хозяйки.
- А вы не пугайте ее. Кошки создание чувствительные и любопытные, - продолжила Эйр, укладывая скрипку в чехол. - Ею скорее интересуют звуки, чем колбаса в холодильнике.
Женщина хотела показать девочка, что это милое создание не надо бояться, а, наоборот, стоит приласкать и может у девочек появился бы покоренный слушатель, или же очень хороший пушистый друг. Для нее живое создание было куда более атрактивней, чем куча плюшевых монстров.
Только вот у кошки, оказывается, была не хозяйка, а хозяин.
Наглый молодой человек, не задумавшийся ни о высоте здания, ни о том что он проникает в чужую квартиру, просто влез в окно и устроился на подоконнике как у себя дома.
Эйр приоткрыла губы для ответа, но с них сорвался лишь тихий непонятный звук. Луч солнца, что прежде прыгал по ковру комнаты, обнял гостя со спины, придавая его ауре невероятное золотое свечение. Эйр давно не видела такого. Перед ней было божество. Очень древнее, что явно не влияло на степень его хамства.
- И Вам доброго утра, сэр. Но, кажется, вы перепутали квартиры. И вы вошли в окно - чужое окно, хочу заметить, - начала Эйр, вернувшись к своему привычному учительскому тону, - а не в дверь. Так что прошу Вас покинуть помещение. Кошка может остаться.
Взгляд прищуренных серых глаз впился в лицо незнакомца. Она его не знала, а может и не помнила. В мире существовало много пантеон и еще больше религий и духов, а внешний был обманчив. Лицо ей говорило о молодом человеке, а аура о древнем существе.
Почему существе?
Эйр не хотела спешить с выводами и тыкать в гостя пальцем со словами: п´шел вон, бог! Мало ли кому взбрендило в голову навестить ее урок.

А эта жизнь так хорошо начиналась. Без божественных собратьев.

+1

6

Ненабожо нахмурился и погрозил пальцем Майе:
- Какая плохая девочка, чем тебе кошка помешала?
Его вопрос был поддержан возмущенным мяуканьем и звуками рвущейся бумаги. Кошка с самозабвенным видом трепала валяющуюся на полу бумагу. Она бы не обратила на нее никакого внимания, предпочитая греться на его коленях, если бы не Ненабожо, который подтолкнул ее к этому действию.
Шаловливый дух свесил ноги с подоконника, склонил голову на бок и прищурил правый глаз, разглядывая отчитывающую его женщину. Нет, не женщину - богиню. Она была такой строгой, что Ненабожо так и подмывало подойти и дернуть ее за косичку. Останавливало лишь одно - отсутствие этой самой косички.
- Сэр, - протянул с легкой насмешкой дух и улыбнулся, - как официально то.
Она была учительницей. В поведении так и сквозила строгость и сдержанность. Какие божества отличались подобным поведением? Учитывая, что стервозность являлась одной из основных составляющих божественных сущностей женского рода, то список для угадывания серьезно сократился, но и это не могло ему особенно помочь. Среди богиней всегда встречались вот такие вот исключения. И этих исключений было достаточно много, чтобы безошибочно определить, кто перед ним стоит: добродушная богиня плодородия или исцеления, или сдержанная воительница. Последние отличались неконтролируемыми вспышками гнева и ловким метанием посуды и молний вслед удирающего Ненабожо. То фарфоровое блюдо эпохи Мин его затылок чувствовал до сих пор, стоило вспомнить всю историю с начала и до конца и посмеяться в очередной раз над собой и своей собственной неосторожностью. Знал же с кем связывался, ан нет, все сделал, чтобы спешно покинуть Поднебесную во избежание последствий. Не смерти, а всего лишь очередной встречи с одной прекрасной и очень мстительной богиней. Ну кто знал, что ее ревность не знает границ?
- Мой дом, что хочу в нем, то и делаю.
Он встал на ноги, потом наклонился и поднял Кошку на руки.
- Моя Кошка и я буду решать, где ей быть.
Животное было не против. Звери любили Ненабожо. А он любил их. Так с кошкой на руках он и пошел через комнату, направляясь к двери. Лезть обратно через окно он категорически не хотел. А еще эта незнакомка. Дразнящая шаловливого духа своей загадочностью. И, да, он любил подшучивать и подцеплять вот таких строгих и правильных. Беззлобно конечно. Если его ветреная натура не решит, что стоит пошутить от души и посмотреть на то, как разгневанный объект его юмора попытается достать наглого и самовлюблённого Ненабожо.

0

7

Самым плохим началом дня был не будильник, разорвавший предрассветную тишину, а сорванный урок. Столько планов провалилось и все потому что одному божеству не сиделось на месте. К сожалению, кроме как отчитать нарушителя спокойствия, она больше ничего не могла сделать, а очень хотелось. Видно душа валькирии еще в ней жила.
Да, когда-то давно, до перерождения, целительница Асов была валькирией, которая вместо того чтобы провожать души погибших воинов, оживляла их. И в серых глазах полыхнул огонь гнев. Доля секунды - один миг - и пустота. Ничего кроме раздражения и желания поставить на место.

Притихшие девчушки переводили удивленные взгляды с учительницы на не прошенного гостя. Малышкам было и жутковато, и невероятно интересно. Пока что побеждал, только интерес.

Насмешливый взгляд наглых глаз божества проникал глубоко под кожу, поднимая внутри бунт, желание... взорваться. Давно, такого не было. Очень давно, да и закончилось все тогда плохо. Эйр помнила лишь боль, которая пронзила ее стоило несчастной склянке вписаться в плечо удирающего.
Ха! Дар!
Так это называли старшие Асы. Для нее же это было проклятием. Она не могла даже хрупкую тарелку запустить в обидчика без того чтобы каждый нерв в ее теле не разорвало от боли. Поэтому пришлось принимать меры относительно своего характера: порядок, холод, строгости - это охлаждало темперамент перерожденной валькирии.
- Правила приличия еще не отменяли, сэр, - отрезала женщина, приподнимая бровь. Это было единственной реакцией на кошку, что драконила тетрадь ее ученицы. - А теперь будьте столь любезны и покиньте эти квартиру.
Стараться не замечать восхищенные взгляды девочек было еще тяжелее, чем... Было тяжело, а малышки смотрели на нее во все глаза, ловя каждое слово, словно она делала что-то им не знакомое и не понятное.
- Молодой человек, - божество было, конечно, древним, но не тело, которое оно себе создало, - это не ваш дом. Квартира по-соседству - вполне, но это, - Эйр указала рукой на комнату, - чужая собственность. И мне было бы предпочтительней чтобы вы ее покинули... Пока хозяйка не вернулась и не вызвала полицию.

И кажется божеству действительно надоел ее холод - как всегда. Если что-то долго игнорировать, то в конце интерес пропадает. Только вот последняя фраза царапнула Эйр по нервам.
Наглое создание!
Да кем он себя возомнил?!
Да...
Пришлось на мгновение прикрыть глаза и успокоиться.

Холод, тишина, покой. Холод, тишина, покой. Холод и покой.

Это всегда помогало и когда Эйр вновь открыла глаза, то они были похожи на серый лед, покрывающий ее родные фьорды.
- Достаньте, пожалуйста, свои скрипки и ноты, а я провожу нашего... гостя. Чтобы не заблудился.
Мило улыбнувшись, Эйр поспешила за мужчиной.
У целительницы появилось одно подозрение и захотелось его сразу же развеять:
- Я так понимаю, что за, - убедившись, что девочки не подслушивают, бросила Эйр в спину уходящему, - срыв моих занятий я обязана так же Вам. Детям нужен здоровый сон - прекратите свои шуточки, иначе я могу стать Вашей проблемой.

Отредактировано Eir (2014-08-24 22:01:11)

+1

8

- Правила? Приличия? - бросил через плечо уходящий Ненабожо, - не слышал о таком.
Он помнил времена, когда правила рождались вместе с новым миром, восстающим из вод. Он сам нес закон людям. Ха, какая-то богиня решила его учить правилам приличия. Он на дух не выносил, когда его кто-то поучал. Внутри все начинало бурлить и кипеть и тогда Ненабожо начинал шалить, творить глупости или задираться.
А вот упоминание частной собственности и обращение молодой человек заставили его резко развернуться, так и не покинув порог этого дома. Он развернулся на пятках и опустив кошку на пол, позволил ей покинуть поле боя. Тем более, что богиня была слишком догадлива. Возможно, она сказала это наугад. Но последнее слово должно было остаться за ним.
- Это моя земля, - сказал он тихим голосом, - это мой дом.
Его голос стал чуть громче. В открытое окно впорхнула стайка воробьев. Они наполнили комнату задорным чириканьем и начали кружиться под потолком, рассаживаться по шкафам, драться друг с другом, пытаться стащить недоеденную булку на столике. Занятия проводить в комнате стало совершенно невозможно, тем более, что девочки испугались и попытались спрятаться за спиной Эйр. Их испуг быстро сменился чисто детским любопытством и восторгом, при виде птиц, кружащих по квартире.
- На месте этого дома когда-то была священный лес, - продолжил Ненабожо, голос его был полон неприкрытого сарказма, - здесь бродили волки и рыси, а там, в двух кварталов отсюда любили разбивать лагерь анишшинапе. А на месте дома напротив была полянка, где был поставлена первая трясущаяся палатка и люди начали возносить свои молитвы, прося духов о благосклонности и защиты от Вендиго. А потом пришли потомки твоих учеников и решили, что имеют право на эти земли.
А потом он неожиданно крутанулся на одной ноге, рассмеялся и вся его серьезность куда-то исчезла.
- Урок окончен, мэм.
Воробьи взвились под потолок, кружа там и чирикая, а потом стремительно покинули квартиру, также, как и влетели в нее. Лишь последний из стаи еще долго кружил у окна, чирикая и не решаясь вернуться к вкусной булочке.
Сестра Майи растерянно всплеснула руками и заплакала:
- Диван! Смотри, Майя!
Воробьи оставили после себя пух, помет на поверхности стола, подлокотнике дивана и наверху шкафа.
Ненабожо довольно хмыкнул и вышел на лестничную клетку. Он уже решил, что девочек можно пожалеть, а вот их маме спокойно спать давать еще рановато.

+1

9

Именно в такие моменты Эйр вспоминала, что когда-то была валькирией. Некогда оборванные крылья мистическим образом требовали освобождения, так что чесались лопатки. Плечи напрягались в ожидание привычной тяжести, но ничего не происходило.
Фантомная боль.
Парадокс фантомных болей удивлял ее всегда. Еще на полях битв, когда она и ее подруги собирали души, воины кричали от боли там где ничего не было. Малая толика воспоминаний, которая к ней вернулась после перерождения, мучила сознания яркими картинами боли, страданий и запаха крови. То что можно было  бы забыть. То что хотелось забыть, но так и не уходило из памяти.
Такая боль преследовала и ее. Не всегда, но когда хотелось почувствовать легкость, раскрыть крылья и улететь - она просыпалась, напоминая как с ней обошлись Верховные Асы. Их понятие о черном и белом Эйр не понимала.
Мир не черно-белый. Он цветной.
Цветной!
Эйр пришлось повторить это еще несколько раз, чтобы не запустить в божество уже не имагинерным, а вполне себе настоящим стаканом. Учитель нашелся! Это он ей рассказывал что случилось с его Лесом?! А что сделали с ее Горой? Единственным местом, где она чувствовала себя дома? Ее превратили в открытую шахту!
В серых глазах мелькнула вспышка гнева:
- Мир изменился. С этим фактом надо смириться и жить.
Не было бы рядом девочек она смогла бы задать тот единственный вопрос, который интересовал больше, чем желанием запустить стакан: кто он?
Клоун!
Это был не бог, а самый настоящий клоун. Вел себя так словно весь мир был ему должен - наглец и хам. Нашелся учитель! Но ее гневу так и не суждено было выплеснуться на голову наглого гостя - ее отвлекли девочки.
- Спокойно. Я все уберу. Достаньте мне пылесос и тряпку, - она чеканила каждое слово, выходя из квартиры следом за мужчиной.

Нет, стакан не полетел в него. Эйр сделала нечто другое. Нагнав наглеца, она прикоснулась к коже на руке кончиками пальцев, считывая его чи, как врач информацию с карты пациента.
- Кто ты?!

+1

10

Гордое заявление богини об изменившимся мире рассмешили Ненабожо. Он звонко расхохотался. став похож на глупого мальчишку. Шаловливый дух не боялся. что их кто-то услышит. Совсем не боялся. Он веселился и развлекался. Его имя можно было бы перевести, как клоун. Не было в языке, на котором он говорил других близких к нему понятий. "Кстати, она не представилась мне? Ладно я! Но она же вроде из вежливых. Хей хо! А она вообще умеет злиться?"
- Тебе не говорили, - ответил на прямой вопрос Ненабожо, откровенно хамя и проверяя толстокожесть своей собеседницы, - что не стоит воздействовать или совершать нечто с незнакомцем верх хамства?
Руку он не выдернул, позволив себя потрогать.
- Что понравился? Ты в восторге от меня и прикоснулась, дабы почувствовать мое величие и могущество? - его как всегда несло, он говорил и говорил, весело улыбаясь.
Но взгляд говорил совсем о другом. У молодых мужчин не бывает таких старых и повидавших жизнь глаз. На Эйр смотрело поистине древнее существо, которое не утратило юность и желание шалить.
- Но если ты так настаиваешь, то я представлюсь.
Он принял напыщенную позу, как если бы его имя должно было состоять из тысячи слов и еще пара тысчонок прозвищ в придачу. Даже руку на грудь положил, сымитировав известный жесть Наполеона Бонапарта. Ему даже стало любопытно откуда эта Снежная Королева и слышала ли она о тех, кто правил этими землями и народами до того, как потоки их последователей явились в Америку. Он был немного шовинист и нисколько не стеснялся этого. И он совершенно не признавал глупой политкорректности или вежливости. Если человек дурак, то так и надо говорить ему в глаза. А не мило улыбаться и делать вид, что все прекрасно.
- Ненабожо, - представился он и добавил, - а какое имя скрывает от меня Снежная Королева?
"Не представится, буду звать Снежной Бабой".
В это время за спиной Ненабожо скрипнула дверь и на площадку вышла сухонькая старушка с белоснежной собачкой на повадке. Она долго возилась с замком, запирая дверь, потом потратила столько же времени на то, чтобы спрятать ключи в сумку. Повернувшись в сторону беседующих. Она посмотрела на Ненабожо, подслеповато щурясь и задумчиво накручивая поводок себе на руку:
- Джек, - она неожиданно мягко и приятно улыбнулась, - не сразу тебя узнала. Спасибо за Мими, ей уже лучше. Те травки помогли.
- Добрый день, миссис Холланд, - ответил ей Ненабожо.
Болонка тявкнула, поддерживая свою хозяйку и потащила ее прочь. А старушка все продолжала бормотать себе под нос:
- Такой милый молодой человек. Такой приятный.
Вид у Ненабожо в этот момент стал невинным и еще чуть-чуть и нимб вокруг головы засветится. Но стоило старушки покинуть лестничную площадку, как ангел вновь преобразился в очаровательного чертика с лукавым взглядом отпетого вруна.

Отредактировано Nanabozho (2014-08-29 01:11:10)

+1

11

Это был не ее день или этот наглец пытался вывести ее из себя - удовольствия ради. Кому, вообще, может такое доставлять удовольствие? Видно только ей могло так повезти наткнуться на бога...
Эйр постаралась сдержать свои эмоции в узде. Одно дело холодный взгляд, а другое буря внутри. Первое получалось еще поддерживать, а второе - не очень. Она уже мысленно запустила в него стакан, залепила подзатыльник и обозвала - не обозвала, но подумала.
И что за выражения он использовал? Верх хамства? что это?!
Целительница приподняла светлые брови в немом вопросе.
Что он от нее хотел?

Хам!
Но руки не убрала. Кожа была теплой и это тепло проникало через прикосновение в нее, согревая обледеневшую душу.
- Да бы надрать твой зад, - вырвались мысли вслух.
Эйр охнула и прижала ладошку к губам. Если ты родилась валькирией, то никакие тысячелетия жизни богиней не исправят твой лексикон. К сожалению, у целительницы не всегда получалось держать язык за зубами, а с некоторыми пациентами эта манера общения даже помогала.

Но видно ее восклицание не особо смутило наглеца. Клоун!
Эйр смотрела на Ненабожо и старалась понять, что ее так раздражает. Может слишком мало кофе с утра выпила или во всем был виноват только он? А может все было очень просто. Ненабожо был старше и все же сохранил мальчишечью непосредственность и чувство юмора - она нет.

Трудно быть целительницей с душой валькирии. Первые годы было проще. Эйр ничего не помнила о своем прошлом и мир казался добрым и идеальным, но потом, медленно, воспоминания вернулись. Вернулась и валькирия. Как же она кричала ночами, просыпаясь от боли в оторванных крыльях. Как страдала, не способная проводить воина в последний пусть, даже если ей это претило. И сейчас валькирия рвалась наружу. Ну, хотя бы, чтобы дать подзатыльник.
- Хм... А мне казалось девочки называли меня в комнате по имени. Эйр...
Уточнить знаком ли наглец с ее пантеон целительнице не успела, поскольку на площадку вышла знакомая старушка с такой же знакомой болонкой. Стало даже удивительно, ка это они раньше не столкнулись лбами с Ненабожо.
- Джек, - протянула Эйр, стараясь спрятать улыбку, - нимб протри, а то рожки его поцарапали.

Он ее рассмешил. У клоуна получилось то что давно никто не мог сделать: рассмешить ее. И он был теплым.

Отредактировано Eir (2014-08-30 21:58:37)

+1

12

- Какое пикантное желание, - хмыкнул довольный собой Ненабожо, - даже не знаю, что делать. Краснеть или подставить эту самую задницу.
Его нельзя было ругать, потому что он воспринимал подобный обмен любезностей, как воин. Воевать же можно было не только оружием, но и языком. А что-что, он у него был подвешен хорошо с самого своего появления на свет. Поэтому он за словом в карман не лез и был способен наболтать что угодно и кому угодно. Но узнать происхождение этой строгой богини ему хотелось чуть больше. чем дразнить ее. Поэтому он честно дождался, когда ему представятся.
- Эйр, - он задумчиво, с легкой издевкой в голосе протянул ее имя, не забыв рыкнуть в конце, подобно игривому тигренку, - а я был прав.
Он взлохматил волосы на затылке и хитро прищурился, глядя на суровую северную богиню.
- Ты Снежная Королева, да. То-то пахнуло от тебя холодом, запахом моря и этими, как их...
Он сделал вид, что пытается вспомнить слово, а потом неожиданно на него снизошло настоящее озарение и звонко щелкнул пальцами:
- Фьордами, во! Фьордами пахнет.
Он опознал пантеон, но ее имя ему мало говорило. Вспомнить за что она отвечала он никак не мог. У богов-пришельцев была жесткая структура и подробно расписано то, чему они покровительствовали. Если она учительница музыки, то значит отвечает за нечто подобное. Но такую богиню он никак вспомнить не мог и это заставляло его остаться на месте и продолжить беседу. Тем более, что скандинавская богиня оказалась не потерной для этого мира и умела язвить. Но самому Ненабожо был интересен другой вопрос. У этих из пантеонов еще все были либо женатыми, либо замужем. И частенько на дух не переносили супругов друг друга. Поэтому его последний вопрос прозвучал неожиданно, он никак не согласовывался с логикой всего их предыдущего разговора:
- А, кто у нас муж?
Он даже бровками поиграл, откровенно дурачась. Про нимб и рожки ему понравилось. Но ему очень захотелось смутить богиню, чтобы потом вынудить не мешать "перевоспитывать" эту семейку. Ненабожо не любил, когда ему кто-то мешал. Но пытаться прогнать Эйр прочь тоже не хотел. Она была очаровательна в этом теле. Шаловливый дух не влюбился. Он просто испытывал симпатию. Для него все эти внутренние перипетии в пантеонах казались странными и глупыми. Либо ты добрый дух, либо злой. Либо ты поддерживаешь порядок, либо хаос. А устраивать грызню между родственниками глупо. Но эти божественные чужаки были такими странными. От чего к ним тянуло и одновременно отталкивало.

+1

13

Он был хуже ребенка.
Как собачонка, которая увидела косточку, вцепилась в нее и не хочет отпускать. И почему только этой косточкой выбрали ее? Она же только хотела сказать, что его поведение не допустимо в приличном обществе. Чему он может научить этих девочек так мучая их? Ничему! Они станут злыми, нервными или еще хуже начнут срываться на тех кто слабее, как их мать. Она не могла этого допустить.
А он все не успокаивался! Хорошо хоть попой не начал вилять. Этого бы она уже не вынесла. Да и какая женщина способна спокойно смотреть как мужчина с таким телом, здоровым и сильным, демонстрирует себя с аппетитной стороны.
О чем она только думает?!
Мысленно застонав, Ейр изогнула светлую бровь. В голове промелькнула мысль под стать ее собеседнику не правильная и игривая: поставить наглеца на место, хлопнув по этой самой заднице. У нее даже рука дрогнула.
И поведение Ненабожо никак не подавляло эту идею. От этого его рычания по коже холодок пробежался и вновь захотелось рассмеяться.
Клоун!
Ну зачем так выделываться?!
- Детский сад устроил, - буркнули ему в ответ, но серые глаза смеялись.
И смешно стало не из-за того как он произнес ее имя, или как держал себя, а потому что его глаза смеялись. Их веселье заражало. Oно было искренним.
Клоун...
Но теперь в этом слове не было негативного чувства. Только характеристика поведения. Жаль что Ненабожо не остановился, а продолжил гадать о том кто перед ним.
И угадал. Снежная Королева - это же надо было такое выкинуть. Да, с севера и не так уж и трудно было это предположить, труднее было понять кто она. С богами Старого Света всегда было все сложнее. У каждого из них была своя специализация, порой очень узкая, как у нее.
- А ты папахиваешь, - Эйр сделала шаг вперед, оказавшись очень близко к мужчине, и втянула воздух. - Вискасом? Перепутал миску?
Вообще-то Ненабожо пах одеколоном и силой, а еще теплом и терпким дымом чего-то знакомого.
Ресницы затрепетали на щеках, выдавая чувства богини. Этот запах, препирательства - это все ее расслабило, пока мужчина не озвучил этот странный вопрос, который задавали ей мужчины других пантеонов при встрече.
Эйр открыла глаза, прищурилась:
- Да что с вами не так? - возмутилась она. - Муж объелся груш! - Тихий вздох и она уточнила. - У меня нет мужа. У валь... Длинная история.
Невероятно! Чуть не проболталась!

Отредактировано Eir (2014-09-01 01:05:45)

+1

14

Он видел, как его действия заставляют богиню смеяться. Ненабожо не видел в ней врага. Лучший способ проверить кто перед тобой - валяй дурака. И никак иначе. Ее реакцию он оценил и решил, что в общем-то эта снежная Королева не такая уж и снежная. Он даже был готов сделать ей подарок и оставить девчонок в покое. Маму он собирался дожать, иначе бы просто умер от скуки. Ту стерву было совершенно не жалко. И того дурака, которому он недавно продал очаровательного черно-белого щеночка. Вернее, так решил тот глупец, когда увидел на руках Ненабожо очаровательно попискивающего детеныша скунса. Если верить слухам, дом жертвы своеобразного юмора шаловливого духа проветривали неделю, но даже тогда не смогли справиться с ароматами, которыми одарил очаровательный черно-белый малыш, заползший на дорогущий персидский ковер. В обще та проказа забавляла Ненабожо недолго. Он скучал. Он был слишком стар, чтобы оставаться серьезным. А его собеседница своим заявлением об аромате "Вискаса" сама того не подозревала зашла на его территорию, где он никому спуску не давал. А если и прощал, то все-равно оставлял последнее слово за собой. И не важно, слышал это последнее слово его конкурент или нет. Ненабожо при всей своей внешней легкости умел быть серьезным и сосредоточенным. Просто маска клоуна обезоруживала противника. Хотя, о чем это он? Эйр не была противником. Она была одинокой богиней, случайно оказавшейся на его пути. Ей он зла не желал. Ему нравились веселые искорки в глубине женских глаз. И да, она сама к нему приблизилась и даже не подозревала, что это может привести к определенным последствием.
- Куда смотрели твои боги? - тянет он задумчиво и взгляд у него становится серьезным.
Кажется, что он прибавил внешне себе несколько лет. Уголки губ чуть дрогнули, как если бы он хотел улыбнуться, но передумал. А потом неожиданно мягко, в одно движение оказался рядом.  Вот он стоял перед ней, серьезно глядя на Эйр, а уже спустя мгновение делает скользящий шаг и оказывается сбоку, обхватывает ее правой рукой за талию и прижимает к себе. Глаза Ненабожо серьезны настолько, что не хочется ему верить. А потом он касается губами ее щеки и не долго думая делает шаг назад, замирая перед Эйр склонив голову на бок. Он смотрит на нее с каким-то детским азартом.
- Хочешь я оставлю эту семью в покое? - уголки его губ подрагивают, брови чуть приподняты и не понятно, что он выкинет в следующий момент, - могу оставить в покои. Но при одном условии.

+1

15

Обычно мужчины, даже боги собственного пантеона, ее невероятно раздражали. Не повезло. В бытность валькирии Эйр насмотрелась на похождения сильного пола, что перестала замечать другую сторону их жизни, а этот лукавый бог напоминал ей об этом.
Изоляцию она выбрала сама и теперь понимала, что это не самый лучший способ спасти свой душевный мир, потому что он только страдал от этого. Одиночество было приятным, когда ты возвращалась из школы, где часы работы проходили под звуки фальшивящих инструментов и не запахов краски на полотнах. Оно было приятным в Провансе, в окружение покоя, неги и любимого занятия: сбора трав. Но возвращаясь домой в Скандинавию, где холодные ночные ветра проникали глубоко под кожу, выстуживая внутри все, она теряла тепло. А эта зима в Канаде выдалась холодной и напоминала ей о доме.
И за столько лет - нет - даже столетий - ей не хотелось сегодня возвращаться в пустую квартиру после занятий с девочками, где ее ждали стопки тетрадей и журнал оценок.
- Я от них пряталась, - выдохнула Эйр.
У Ненабожо были гипнотические глаза: древние и мудрые, манящие улыбнуться в ответ. И что удивительно еще и серьезными. Зря она не поняла этот его взгляд. Зря не увернулась, когда бог ее приобнял, и поцеловал в щеку. Целительница возмущенно выдохнула.
Наглец!
Рука дернулась, но женщина успела остановиться и вместо пощечины ее пальчики лишь легонько коснулись колючей щеки. Такое просто прикосновение вызвало шквал эмоций от не приятия до смущения. Эйр была шокирована наглостью божества и не заметила, как ее ученицы приоткрыли дверь и высунули свои любопытные носики. Девочки вели себя тихо, понимая, что застукай их, то все закончиться и они не узнают, что такого интересного эти взрослые могли обсуждать. К тому же учительница улыбалась этому противному соседу. Но не долго.
- Почему всем надо что-то в  ответ? - возмутилась Эйр. - Это  так сложно сделать что-то, не прося в ответ одолжение?
Она покачала головой. В ее серых глазах светилось разочарование.
- Что ты хочешь?

+1

16

- Пряталась от семьи? - Ненабожо покачал головой, - странные вы, боги с востока.
О, за века своего существования в мире бледнолицых, он понял что в ряде пантеонов внутри семей все было так запутанно, что нож в спину можно было от кого угодно. А убийство отцов и детей оказывалось вполне себе нормальным явлением. Про сестер и братьев он вообще не говорил. Тяжелая у них была жизнь, нервная. Не знаешь откуда удара ждать. То ли дело в родных лесах Ненабожо.
- Странные, - он пропел каждую гласную и покачал головой.
Он перехватил пальцы Эйр, которые нежно, почти невесомо коснулись его щеки, хитро подмигнул богини и поверну голову в сторону приоткрывшейся двери скорчил страшную рожицу сказал:
- Бу!
Девочки ойкнули и тут же захлопнули дверь, оставив двух богов наедине на лестничной клетке.
- Ну вот, мы и одни, - произнес он и поиграл бровями, вновь вернувшись на привычное для него игривое поведение.
Он видел, как Эйр возмутила его просьба. Но при всей своей клоунаде он всегда следовал определенным правилам. Если верить рассказам о приключениях Ненабожо, то он там представлялся шутником, пошляком, а местами и настоящим шутом. Он любил нарушать правила и законы, кроме тех, на которых держится все мироздание. Боги и многие сверхъестественные существа всегда требуют желание или плату. Таков основной принцип этого мира. За все нужно платить. И не всегда эта плата может быть неприятной. Ненабожо любил требовать плату, особенно желаниями. И любил помучить тех. кто на это соглашался. Но делал это обычно беззлобно.
- Потому что так надо, - он видел разочарование в ее серых глазах и думал, что женщины всегда были величайшей загадкой этого мира. - Что я хочу.
Он хмыкнул, хитро прищурился, улыбнулся и щелкнул пальцами.
- А что бы ты могла мне пообещать?
Его желания менялись, подобно ветру в поле.

+1

17

Если бы только Ненабожо знал ее семью, понял бы ее или бы присоединился к ним. Хотя... Семьи у нее не было, если только священную корову Аудумлу не считать, из девятого соска которой она переродилась.
Эйр не любила говорить о своем пантеоне. Еще больше она не любила с ними общаться.
- Очень странные, - протянула она.
Этот бог заставлял ее улыбаться. Заставлял забыть о том что ее ждут на урок. Была ли это его магия или его очарование - Эйр не знала, только ощущалось приятно.
- А разве твои родственники не странные?
И тихий вздох.
Понял ли Ненабожо, что его хотели ударить? Скорее всего, да. Тогда почему он держал ее пальцы так нежно?
Опять вопросы.

Эйр проследила за взглядом мужчины. Два любопытных личика ее смутили на столько, что резкое "бу" от бога заставило ее подпрыгнуть. Она не хотела, чтобы девочки уходили. Они были ее своеобразной защитой против бога.
Ненабожо знал, как заставить женское сердце биться быстрее. Казалось бы простые слова: ну вот, мы и одни - дыхание участилось и лестничная клетка уже не казалось такой просторной и прохладной.
Целительница сглотнула, глаз не сводя с лица Ненабожо. Это лицо ему подходило. Оно хорошо отражало и глубину мудрых глаз, складки у глаз от улыбки, а эти брови... Как можно было так двигать бровями? Она смотрела на бога и понимала, что говорит с ним взглядами - без слов. Это было так просто. Его глаза говорили, что она и притягивает его, и отталкивает, а ее кричали ему в ответ, что он ее и очаровывает, и раздражает.

Не понравился Эр прищур этих гипнотических глаз. Ненабожо что-то задумал, а ей со всем  не хотелось попадаться на удочку.
- Уроки скрипки? - тут же выпалила она.

+1

18

- Мои родственники? - переспросил он и задумчиво закатил глаза, - они нормальные. Это я у них странный, да.
Ненабожо знал о чем говорит. Если не считать его брата, который пал от его же собственной руки, то в общем то у него все родственники нормальные. С папой он до сих пор, спустя не одну тысячу лет не определился. Вернее узнать так и не смог. Но его это особенно не тяготило. Строить из себя божественную сиротку Ненабожо не собирался и уже как ближайшую тысячу лет.
- Я очень нетрадиционный бог, да, - его глаза смеялись, сама ситуация забавляла шаловливого духа, - знаешь, Снежная Королева, ты самая странная богиня из чужаков, что я видел до этого.
Он не стал уточнять, что ее странность заключалась лишь в том, что только-что не произошло знакомство ее ладошки с его небритой щекой. Любая другая бы атаковала его, но не она. Странная она. А Ненабожо любил странности. Ему нравилось, когда что-то выходит за рамки, нарушало стереотипы. Он сам их нарушал и искренне забавлялся удивлением тех, кто приходил от подобного в шок.
А когда прозвучало ее предложение, то на лице шаловливого духа сразу же возникло довольная лукавая улыбка.
- На скрипке? - протянул он, довольно жмуря глаза, - как интересно. Ты будешь учить меня игре на скрипке на крыше. Да?
Ему понравился этот вариант плана, потому что пару раз в его шальной голове возникала мысль научиться играть на этом музыкальном инструменте. Но то одно, то другое, то мир спасать. Последнее он уже давно не делал, но было вспомнить старые деньки. Правда, рассказать об этом было некому. Одиночество убивало Ненабожо.

Отредактировано Nanabozho (2014-09-07 23:10:58)

+1

19

С Ненабожо было что-то не так. Эйр не понимала что именно, но это цепляло ее, не раздражая, а привлекая. Не удивительно, что семья его любила, хотя и странно, что существовал пантеон, где царили хорошие и настоящие семейные отношения. Верилось с трудом, но верить в это хотелось.

Они все еще стояли очень близко, так что Эйр ощущала тепло исходящее от мужчины. Он был как печка и не удивительно, что не мерз, стоя босой на лестничной площадке. Ей все казалось, что он ее дразнит, нащупывая слабые места. Дразнился, как мальчишка.
- Я не Снежная Королева, - сухо ответила богиня, смотря мужчине в глаза. - И не странная, просто не понимаю твоего юмора.
Что тоже было правдой.
Ненабожо атаковал в лоб, стремясь обескуражить и сбить с толку, а Эйр от этого только хотелось затрещину ему дать. Жаль, что только хотелось. он еще не понимал всего счастья, которое ему привалило, найти женщину не способную дать даже пощечину.

И эта радость от ее предложения... Как-то не подходила к моменту. Бог должен был отказаться, а не смотреть на нее с предвкушением сего урока. Эйр кивнула:
- Да, на скрипке, - подтвердила она. - И не на крыше, а в музыкальной школе... Но для тебя сделаю исключение: на дом буду приходить - а то ты высмеют тебя мои детки.
Богиня представила себе, как Ненабожо заявился в школу с чемоданчиком для скрипки, и бродит по коридор среди первоклашек. В серых глазах заблестели смешинки.
- Так мы договорились? А то скоро придет мать их девочек - она дама острая на язык и ты похоже ее любимчик.

Эти уроки определенно выйдут ей боком.

+1

20

- Поэтому и странная. что не понимаешь моего потрясающего чувства юмора, - хмыкнул шаловливый дух, вступая в сложную и тонкую игру с богиней.
Да, он кокетничал. Да, он любил быть таким с теми, кто вызывает у него симпатию.
- На крыше музыкальной школы? - уточнил он с упрямством маленького ребенка. - Или хочешь, чтобы твои ученики были высмеяны мной?
Сидеть в душной комнате и глупо пиликать ему совершенно не хотелось. Он любил простор, дикие леса, глубокие реки с бурными течениями. Последнее время Ненабожо пристрастился к прыжкам с парашютом. Летать шаловливый дух не умел. Для этого он мог бы призвать Громовую Птицу. Но полет на ней не мог сравниться с парением в свободном падении. Мысль пригласить богиню на подобное развлечение заставили Ненабожо хитро прищуриться и смерить ее оценивающим взглядом. Он даже хмыкнул в этот момент, став окончательно похожим на заправского мошенника. В нем даже проступило что-то о лисы или койота. В последнего Ненабожо любил оборачиваться чаще всего. Если не считать волков и конечно же кроликов. Как ни как одно из его имен звучало, как Великий Кролик. Учитывая людские традиции — это прозвище приобретало слишком двусмысленный характер. Он был не против. Так было даже веселее.
- Ты боишься их мать? - Ненабожо рассмеялся, - у нее не острый язык, а раздвоенный. Таких глупых людей любят злые духи. Жаль, что в нее не вселился. Я бы ее полечил.
Обещание в исцелении прозвучал в устах Ненабожо как угроза. Не любил он эту глупую женщину. Один только ее вид вызывал у духа желание подпортить ей очередной сон.
- Если не хочешь на крыше, то предлагаю лесную поляну, да?
Он по-прежнему предпочитал оставлять последнее слово за собой.

+1

21

Ейр изогнула светлую бровь. Ненабожо с ней кокетничал? Он действительно строил ей глазки и смотрел так что хотелось рассмеяться, по-флиртовать с ним. Невероятно. Не уже ли он действительно думал, что так можно было от нее чего-то добиться? Почему просто не сказать "пожалуйста" и не объяснить "почему" он хочет учиться на крыше.
Покачав головой, целительница поняла, что не может ему отказать:
- Но если будет холодно, заниматься будем внутри, - предупредила она.
Любовь к холоду не обязывала к любви играть на скрипке при ледяном ветре и дожде. Все-таки тяжело переставлять пальцы на струнах, когда они коченеют и синеют.

Эйр улыбнулась богу. Ему трудно было сопротивляться. Было что-то от шкодливого подростка в его облике. Она была уверена, что не одна женщина не могла ему отказать. И не только женщина. Но не это ее привлекало, а его глаза. В них мир терялся в созвездиях Вселенной и древней мудрости. Это поглощало и тянуло магнитом к своенравному богу, даже если целительница твердила себе, что это все глупости.

- Я ее не боюсь, - возмутилась Эйр. - Но она может испортить день.
Это было  бы трудно не подтвердить. Это женщина умела испортить и настроение, и целый день. После эмоциональных взрывов этой женщины мoжно было забыть об уроках.
- А вот тебя она не любит.
Интересно было бы узнать почему? Что такого мог сделать шаловливый бог, чтобы так разозлить женщину?
Эйр прищурилась и вздохнула. Ей надо было заканчивать этого разговор, но Ненабожо вернулся к вопросу об уроках:
- Крыша, - как можно быстрее ответила она, пока бог не захотел еще чего-нибудь. - Так как мне записать вас в мой график?
Сквозняк заставил ее вздрогнуть.

Отредактировано Eir (2014-09-10 23:10:10)

+1

22

- Холодно? - поразился дух, - Снежной Королеве может быть холодно? О.
Впервые богиня его удивила. Она же с севера и ее волнует такая мелочь. как температура? Хотя, он немного лукавил, но без этого Ненабожо не мог.
- Тогда если холодно, ты просто обязана пройти очищение в палатке для потения, - заявил он и хитро улыбнулся.
Он был уверен. что Эйр не захочет соблюдать традицию такой. какой она была и откажется раздеваться полностью. Или согласится? О, стоило попробовать это осуществить. Только ради вида смущенной Снежной Королевы.
- Надеюсь от жары ты не таешь? Да?
А потом как-то сам собой разговор перешел на хозяйку квартиры и дух нахмурился и стал похожим на обиженного ребенка.
- Но ты же меня защитишь? Да? Ты такая сильная и умная. Спасешь бедного беззащитного духа? Да?
А потом он воровато оглянулся и его уши начали меняться. Сначала они вытянулись как у голливудских эльфов. а потом стали расти дальше и в итоге шаловливый дух стал обладателем пары серых кроличьих ушек с черными кончиками. Он забавно ими пошевелил, согнул правое, как в мультфильме и гордо сообщил:
- Шагов не слышу, опасно дамы на горизонте еще не предвидится.
Сказав это он состроил забавную рожицу и изобразил принюхивающегося кролика.
- Вноси, вноси в расписание. Припрыгаю за милую душу. Скрипка правда с тебя.
Он опять пошевелил ушами и с невинным видом начал их втягивать. Еще мгновение и казалось ушей не было вовсе и все это Эйр только показалось. Только взгляд был настолько невинным и честным, что доверия вызвать он мог только у слепых наивных дурачков.

Отредактировано Nanabozho (2014-09-12 22:48:02)

+1

23

Эйр задохнулась от возмущения. Почему "Снежная Королева"? Вот прицепился же! Она прищурила глаза, выдавая только так свое недовольство:
- Не называй меня "Снежной Королевой", - сквозь сжатые зубы попросила она. - А сквозняк - это не приятно.
Она словно оправдывалась перед ним, но все слова возмущения замерли на ее губах после нагло приглашения Божо. Эйр поверить не могла, что он позвал ее в баню.
Нет, в самой процедуре не было ничего предосудительного. Она сама часто использовала баню и сауну во время лечения, но в облике Ненабожо было столько... Всего! Он ее провоцировал, паршивец! Пытался взять на "слабо".
Эйр поджала губы:
- Я не растаю, а тебе бы баня не помешала бы - может мысли бы свои очистил, - она изогнула светлую бровь.
Каков наглец!

Но в который раз действия шаловливого бога отвлекли целительницу не только от возмущенных мыслей, но и от его слов. Она глаз не могла отвести от симпатичный длинных ушек, которые он себе отрастил.
И как после чего-то подобного можно было воспринимать его серьезно?
На это у Эйр ответа не было. Он сбивал ее с мыслей, то шокирую, так что она забывала слова гнева, то удивляя, то заставляя улыбаться. Все же не зря она назвала его клоуном. Он и был клоуном. Древним богом с душой подростка. Ей стало его невероятно жаль, ведь целительница не знала, может ли это божественное создание быть серьезным.
Ненабожо старался ее рассмешить, а Эйр смотрела на него грустными глазами, молча наблюдая за ушками, которые хотелось погладить, прижимая их к пушистой головке. Сама она перевоплощаться не могла и немного завидовала такой способности.
- А серьезным ты можешь быть? - неожиданно спросили у него.

0

24

- Конечно, Снежная Королева. я не буду тебя называть Снежной Королевой, - с показной покорностью согласился Ненабожо.
Он любил находить болевые точки в людях и богах. И сохранять в своей памяти до нужного момента. Хотя в данном случае было бы любопытно выяснить что больше всего раздражает ее в его прозвище. Королева или снежная?
- Оу, ты считаешь, что я нуждаюсь в очищении? - губы Ненабожо сложились в довольную и хитрую улыбку.
Жаль. что она была богиней. Забираться в их сны было опасно для жизни, но это было для него как вызов. В голове боролось желание это сделать и вполне себе разумное предположение - не играть с огнем. Или со льдом. Так было бы точнее в ее случае.
Он видел. как его ушки отвлекли Эйр от разговора, как она на мгновение стала похожа на очаровательную девчонку, вдруг увидевшую фокус с исчезающей монеткой. А шаловливый дух любил последнее время таскать с собой золотую монетку и показывать обычным прохожим простые фокусы с нею. Он в кои-то веки добрался до одной любопытной книги и ему там понравился этот момент. Даже захотелось спросить у Эйр: "Правда ли Один настоящий мошенник? Всем мошенникам мошенник?" Но даже обладатель самым длинным и наглым языком на на североамериканском континенте. Подарить ей что ли "Американских богов"?
Но тут впервые за их разговор, Эйр заставила шаловливого бога растеряться. Он как обычно хитро улыбнулся и ответил:
- Нет.
Но взгляд его изменился. На Эйр смотрели глаза древнего и мудрого существа. На нее смотрела сама вселенная, бескрайние северные леса и бездонные Великие Озера, ночное небо в бриллиантовых россыпях звезд, бездонная голубизна северного неба. На богиню смотрел настороженный волк, насмешливый койот, и мудрый медведь. Эти глаза видели так много и знали так много. Но в них не было старости, лишь седина веков.

+1

25

Ненабожо был как маленький ребенок. Ему сказали "не делай", а он все равно сделал. Не была она "Снежной Королевой"! Воспитанной и спокойной - да. Что в этом было плохого? Да, она не могла веселиться, то есть не умела - никогда не умела, а учиться не было желания.

Нуждался ли он в очищение? Эйр тут же кивнула. В очищение мозгов и языка. Последнее надо было бы очень хорошо поскрести щеткой. Хотя баню бы она приняла и сама. Так хотелось расслабиться, очистить свое тело от бремени времен и голову от ненужных мыслей.
Надо было как-нибудь это устроить.

Но то что она увидела в его глазах, удивило ее. Эйр шагнула навстречу Ненабожо. Ее это завораживало, поглощало. Оказавшись совсем рядом, Эйр подняла руку и коснулась мужской груди. Мудрость веков, простор прерий и тотемные животные... Больше всего ее поразил волк. Ей захотелось  запустить пальчики в его пушистую шкуру, почесать между ушек, чтобы зверь не смотрел на нее так настороженно.
Но столь интригующей момент прервала хлопнувшая входная дверь. Эйр отскочила от бога и покраснела как нашкодившая гимназистка.
- Жду вас завтра в школе Искусств к двум. Не опаздывайте, - выдохнула она и вернулась к девочкам.

Это ведение преследовала ее до самого утра, даже во сне к ней приходил большой волк и заглядывал в глаза, проникая до самой души. Так что на работу она пришла недовольная и раздраженная. Сегодня ей только Божо не хватало учеником. И все же к двум часам дня она поднялась на крышу школы с двумя скрипками. Обе были ее: одна старая, на которой Эйр играла всегда, а вторая - более новая - для бога. Она постоянно посматривала на часы, постукивая носочком туфельки покрытой гравием крыше.

+1

26

Шаловливый дух явился на крышу раньше своей учительницы. Он этим утром смаковал их расставание и даже позволил себе оставить семейку соседей снизу в покое этой ночью. В общем шел он с желанием расслабиться, весело провести время и разыграть богиню. Уж слишком та была серьезной и грустной. Ненабожо умел быть симпатичным и даже галантным, но в данном случае ему просто нравилось общение, не более того. Скрипку он слышал не раз и даже брал в руки. Но все это было лишь божественное баловство и его природное любопытство. Ему стало интересно, как Эйр решит его учить и с чего начнет. Он не любил. когда ему кто-то и что-то указывает. Но в данном случае ему было просто любопытно.
Он сидел на краю крыши. свесив ноги и задумчиво жонглировал пятью резиновыми мячиками. Они были разноцветными и сверкали на солнце алыми, золотыми, лиловыми и изумрудными разводами. Волосы как обычно были растрепаны ветром, подбородок и щеки небриты, джинсы украшало неисчислимое количество дыр, а рядом с ним валялась теплая темно-синия куртка. Сам он сидел в одной черной футболке с написанной на спине белыми буквами цитаты, откопанной им лично в Интернете и заказанной у одного местного парня этим утром:
"Были и будем мы твердыми,
    Пусть мы в изгнанье умрем, —
Помним туманы над фьордами,
    Бедный отеческий дом".

Повернулся Ненабожо лишь тогда, когда шаги Эйр не услышать было просто невозможно.
- О, - воскликнул он и улыбнулся, продолжая жонглировать мячиками, - ты прекрасна. Тебе никто не говорил что крыша тебе идет?
Потом он поймал все пять мячиков, положил их рядом со сброшенной курткой и встал. Теперь стало видно, что на ногах одеты на по осеннему легкая обувь - ярко красные кеды с кислотно-зелеными шнурками. Выглядело это нелепо, но как ни странно шло Ненабожо.
- Даже несравненная Киприда меркнет на твоем фоне. Окажись она на этой крыше, не заметил бы, да.
Говорил он эти комплименты с серьезным видом, добавляя пафоса сверх меры и не скрывая смеющихся глаз.
- Ну что, будешь учить бедного Ненабожо извлекать из кишок несчастных животных прекрасную музыку?
Это было грубо, но в его стиле.

+1

27

Надежда на то что шаловливый бог забудет об уговоре провалилась, когда он таки решил себя показать и, судя по внешнему виду был настроен во все не на урок. Эйр даже задумалась на мгновение, прочитав надпись на футболке, а не уйти ли ей. С ним было не понятно, то ли он ей льстил, то ли дразнил, и женщина терялась в догадках, не зная как реагировать.
А реагировать как-то надо было.

Осторожно поставив чемоданчики со скрипками на крышу, Эйр обхватила себя руками, стараясь не выдать своего недовольства. К чему были эти глупые комплименты? Она знала, как выглядит, ведь сама выбирала себе эту внешность. Нет, можно было, конечно, сказать "спасибо", но ей нужно было понять для чего он все это творил.
- Я предпочла бы свой кабинет, - ответила целительница, наблюдая за горе-акробатом.
Но тут же себя поправила "горе-клоуном". Яркие кеды с еще более яркими шнурками бросались в глаза, раздражали. Сама Эйр была в вопросах стиля приверженицей классики. Светлый свитер с длинной в клетку юбкой, удобные туфли на небольшом каблуке и широкий пояс - так в ее глазах выглядела учительница. Что поддерживали не все. Многие учителя предпочитали более небрежный стиль одежды и, порой, на большой перемене было трудно определить где учитель, а где его ученик.

- Я бы на твоем месте не стала так говорить о Афродите, - вскинув светлые брови предупредила Эйр. - Она все-таки наша коллега. Не много уважения тебя не убьет.
Ей хотелось побыстрее начать урок, чтобы уже перестать думать как хорошо сидят на Божо и джинсы и что эти диковинные кеды ему подходят.

Очень хотелось надрать ему задницу. И не потому что бог порол чушь, а потому что делал это с невероятным очарованием. Эйр самой себе не могла поверить: Ненабожо ей нравился - он умел то чего не умела она. Веселиться. Находить что-то веселое и занимающее в любой ситуации.
- Нет, - выдохнула она, подходя ближе, - не хочу тебя учить. - Эйр обошла бога, подойдя ближе к краю крышу: высота манила ее. - Как с таким настроем ты хочешь учиться? Скрипка - это не просто дерево, струны, лак. Скрипка - это то что помогает высказаться... Музыкой.
Бывшая валькирия сделала маленький шажок вперед, так что носочки ее туфелек оказались за краем, развела руки в стороны, прикрыв глаза, словно собиралась прыгнуть, но на самом деле она наслаждалась еле уловимыми потоками еще теплого воздуха.

+1

28

А потом Эйр его удивила. Она не стала отчитывать Ненабожо за его выходку, за его дурачество и откровенную клоунаду. А хотела. Он видел это и чувствовал. Она была такой странной. Вот что цепляло в этой Снежной Королеве - ее непредсказуемость и внутренний надлом. Да, он видел в ней что-то, роднившее богиню с людьми. Для многих из богов подобное сравнение могло бы показаться оскорблением. Но не для рожденного смертной женщиной и воспитанной обычным человеком.
Замечание об Афродите он воспринял с легкой усмешкой. Он не имел ничего против прекрасной эллинской богиней. Но ему всегда они казались излишне эмоциональными и чуточку вздорными. Такими можно восхищаться только на расстоянии. Шаловливый дух в некоторых вопросах был очень приземленным существом. Он был частью этой земли. он чувствовал ее дыхание и знал когда стоит остановится.
Поэтому Ненабожо и не ответил ничего богини и подошел к ее футляру со скрипкой, осторожно присел и отстегнул замочки. Он достал инструмент и покачал головой. Впервые с этим инструментом он познакомился несколько сот лет назад. Тогда бледнолицые переселенцы на своих больших повозках вторглись в его родные земли. У костров по ночам она звучала над прериями, то плача от тоски, то насмехаясь над опасностью. Это было одно из тех приобретений, за которых бледнолицых можно было потерпеть.
Он взял скрипку за гриф, потом смычок, пристроил инструмент поудобнее, приподнял смычок, задумчиво прищурился и заиграл очень старую мелодию, которая как-то его зацепила в те времена. Это была протяжная и грустная ирландская мелодия. Она не могла похвастаться сложностью и не требовала отличного владения техники, но в этой музыке слышались отголоски кельтского духа. Мелодия была грустной, но медленно но верно ритм начал убыстряться и грусть сменилась боевой и залихватской джигой. Ненабожо даже притоптывал ногами, а потом начал пританцовывать, выдавая простенькую мелодию. Те скрипки были грубыми, их струны не позволяли выдать столь чистый звук. Но все это было не важно. На крыше смеялась и рвалась в бой лихая ирландская джига.

Отредактировано Nanabozho (2014-09-15 22:52:15)

+1

29

Ейр наслаждалась ощущением, которое ей дарили потоки воздуха. Стоя вот так - на краю крыши - она могла подумать, что летит. Она была так близка к тому чтобы сделать еще один шаг вперед, что музыка заставила испугаться, вздрогнуть и, охнув, отступить назад.
Этот наглый бог не только испортил ей момент, но и обманул!
То есть он говорил об уроках, но не говорил, что умеет играть. Музыка была довольно простой, но все же!

Эйр резко повернулась к Ненабожо и прищурилась. Зажигательная мелодию ее не трогала.
- Ты не сказал, что умеешь играть.
Она упрекала его, смотря строго и разочарованно. Если это был его очередной розыгрыш, то она его не понимала. То есть не понимала к чему это.
- Не считал, что мне надо о таком знать?

Нет, строгой учительницей Эйр не была. Это все было из-за Ненабожо. Женщине пришлось прикрыть глаза.
Спокойно. Спокойно, потому что он ее дразнит.
- Как с тобой общаются?
Всего десять шагов в сторону от края крыши до скрипки, а казалось что целый километр от свободы. Вечность.
Эйр открыла второй чемоданчик, достала скрипку. Ее движения были элегантными и плавными.
- Шикарно. Значит никаких азов. Начнем сразу с чтения нот и изучения произведений.
Он испортил ей весь урок. Эйр понимала, что злиться глупо, но злилась. Теперь  надо было, на ходу, придумывать что-то новое.

+1

30

В голосе богине послышались недовольные нотки и Ненабожо немного удивился, почему на него обиделись. Мелодия то была задиристой и чувственной. И играл он хорошо. Он точно это знал. Но женщины всегда оставались женщинами и даже ее божественное происхождение ничего не меняло. Она жила какой-то своей жизнью и шаловливому духу не всегда удавалось поймать волну.
- А я не умею играть, - пожал он плечами. - Так пару песенок научился. Разве это уметь играть?
Это все-равно что научиться пускать стрелу из лука, но стрелять так и не удосужиться научиться. Он не мог понять, почему в глазах Эйр сейчас такое разочарование. Что еще мог он сказать в свое оправдание? Да ничего. Зато он мог ответить ей невинной улыбкой отчаянного шкодника и хулигана. Он ведь ее не обманывал. Она просто не спрашивала умеет он или нет. А он не стал уточнять. Зачем даму расстраивать? В общем себя виноватым шаловливый дух не считал.
- Со мной? - Он обиженно надул губы, - хорошо со мной общаются. С танцами, курением трубки и биением в бубен.
Ну что поделать, он был таким каким он был. И притворятся ему перед Эйр совершенно не хотелось.
- Нот? - впервые за все общение с богиней в его глазах появился истинный ужас, - а может не надо? Ноты?
Он ненавидел что-то зубрить. Нудная монотонная работа его убивала и заставляла становиться несчастным и скучным. Исключением являлась охота. Он мог днями и ночами идти по следу, наслаждаясь азартом погони и предвкушая добычу. Но игра на скрипке никак не напоминала ему подобное занятие и он почувствовал себя в ловушке.
- У меня хороший слух, я могу попробовать подобрать сыгранную тобой мелодию? А?
Он выглядел сейчас несчастным прогульщиком и лаботрясом, которого вызвала к себе учительница для проверки его готовности к занятиям.

+1


Вы здесь » In Gods We Trust » Прошлое и будущее » (10/2012) Десятая муза - бессонница. (c) Сесборн


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC