In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Прошлое и будущее » (10/2012) Десятая муза - бессонница. (c) Сесборн


(10/2012) Десятая муза - бессонница. (c) Сесборн

Сообщений 31 страница 43 из 43

31

Желание все бросить и уйти росло с раздражением. Эйр на мгновение закрыла глаза. Она так давно не веселилась, что каждый намек на это отдавался недовольством в ней. Почему многим было так важно дурачиться, шалить?
- Нет, - ответила Эйр. - Это не умение, но уже начало.
Богиня смотрела на Ненабожо, изучая лицо, искорки в глазах. Он был похож на котенка, который съел все сливки, оставленные на пирог. И за это ей хотелось еще сильнее погладить по мордочке, только нельзя было забывать, что перед ней мужчина, нагло пытающейся манипулировать ею.
- А без всего выше перечисленного?
Зачем она вообще билась головой об эту стену?
Эйр вздохнула, улыбнулась. Когда-то Сиф сказала ей, что надо просто плыть по течению, тогда все быть гораздо проще и на какое-то время это помогло.
"Просто плыть по течению," - повторила Эйр мысленно.

Немного детский страх бога перед нотами рассмешил целительницу.
- Подожди, ты же хотел учиться? А ноты нужны для этого, - ему широко улыбнулись.
И она не принимала это его глупую отговорку о слухе. Понимала, но не принимала - он же хотел научиться играть, а вместо этого получалось, что только проводил с ней время.

Эйр удивленно вскинула брови. Ей нравилась такая формулировка: проводил с ней время. Надо было сдаться и не есть свой мозг вместе с его.
- Ты же не хочешь учиться, да? Тогда для чего мы здесь? Я могла бы показать тебе несколько аккордов и дома... И не смотри на меня так - я не собираюсь ставить тебе неуд за честность.

Ненабожо был не похож на ее коллег по пантеону, то есть и у них были весельчаки, но этого духа она могла представить как своего друга. С ним можно было поговорить. В крайнем случае, когда переставал себя вести, как нашкодивший подросток.

+1

32

- Начало, - протянул шаловливый дух и грустно вздохнул, продолжая с трудом сдерживая улыбку, - а я думал. что вершина величия. Эх, Королева, вот так взяла за шкирку и сбросила на бренную землю меня любимого.
Он опустил эпитет "снежная", но решил, что она то точно догадается что он имел ввиду между строк. Она была умной и почему-то грустной девочкой. Учитывая его возраст, она ему казалась такой юной и почему-то такой уставшей. Нельзя было унывать. Это было совершенным непотребством с ее стороны. Он не поленился и покопаться в скандинавской мифологии, и кое-что нарыл. Ему было любопытно, а попыталась ли Эйр  это сделать по отношению к нему? При всей своей внешней легкости, Ненабожо был мудр и прожил достаточно, чтобы относится серьезно к любому божеству. Вся его внешняя веселость была той маской, что намертво приросла за те бесчисленные века, что он прожил на этом свете. В этом подлунном мире.
- Но я же играю и без нот, - невинно улыбаясь уточнил Ненабожо.
Он склонил голову на бок и неожиданно мягко и понимающе улыбнулся. Она утратила возможность летать. Он никогда не обладал этим даром. Но их обоих тянуло в небо.
- Ты когда-нибудь прыгала с парашютом? - спросил он ее, - есть такое забавное развлечение у простых смертных. Прыгать с самолета, уповая на кусок ткани с веревками. Так прыгала?
Да, он не хотел учиться играть на скрипке. Это было очень скучное занятия, хотя и результат бы ему понравился. Но сейчас ему хотелось летать в прозрачном осеннем воздухе. Взывать к Громовым птицам не хотелось. Хотелось почувствовать сопротивление воздуха, ощутить азарт и короткий всплеск страха, что падение с такой высоты может причинить неимоверную боль. А еще, он сам себя уговаривал, что подобное падение могло бы его и убить. Он точно не знал и возможно преувеличивал опасность. Но было приятно думать, что переступая порог и отталкиваясь от самолета, он мог погибнуть. Это заставляло почувствовать его жизнь, насладиться мигом бессилия и собственного всемогущества. Так он чувствовал себя перед боем. Но сражался он так давно, что уже не был уверен, что когда-нибудь выйдет на настоящую Тропу Войны. Мир менялся, люди рождались, жили и умирали. А он оставался неизменным.

+1

33

Эйр склонила голову на бок, внимательно смотря на своего собеседника. Ненабожо прекрасно понимал, что она имела ввиду, но все равно все превращал в шутку, пытаясь спрятать улыбку.
И, нет, она не хотела никого скидывать с небес на землю, чтобы показать какой перед ней неуч. Эйр действительно хотела - хорошо, она только обещала - его учить, поэтому и поднялась на крышу с двумя скрипками. А ведь могла и не придти.
- Я не Снежная Королева, - тихонько упрекнули бога.

Поздним вечером, оказавшись дома, Эйр не поленилась и полезла в интернет. На Ненабожо информации было немного, но вся была довольно интересной. Особенно ей понравились картинки - он мог обращаться в очаровательных животных. Конечно, волка не каждый назовет милым, но Эйр любила их, а еще Ненабожо мог оборачиваться кроликом. Он закусила нижнюю губу и, позабыв о том что хотела его пожурить, улыбнулась, словно знала о его самой сокровенной тайне.
Ах...
И он снова ее отвлек!
Один взгляд этих манящих серо-зеленых глаз, мягкая улыбка и она как дурачка улыбалась ему в ответ. Н почему же "как"?
Эйр - мысленно - дала себе подзатыльник.
- Хорошо, я покажу тебе что-нибудь легкое, - согласилась она.
Они опять вернулись к музыке?
Нет...
Сначала о полетах говорили их взгляды, пока Ненабоже не облек мысли в слова:
- Нет, не прыгала, - покачала головой богиня. - Когда-то у меня были крылья и я сама летала. - Она обернулась, чтобы посмотреть на край крыши. Небо могло быть таким оглушительным, когда звало к себе. - Но если я полечу, то не спущусь больше на землю. - Взгляд серых глазах скользнул по мужчине. - Так что и не прыгну.
Он отвлек ее этим и Эйр захотелось ответить ему:
- Сколько ипостасeй у тебя? Кролик, волк, медведь? Кто еще?
Ей хотелось поймать его на "слабо" и заставить обернуться зайкой, чтобы можно было поймать за длинные уши, посадить в чехол для скрипки и... Богиня тряхнула головой. Какие мысли он навевал.
Нет.
Его хотелось погладить, прижать к груди. Это все было из-за картинок, которых она насмотрелась вчера. Ненабожо зайкой был таким умилительно хорошеньким.
- Познакомь меня с местными лечебными травами. Пожалуйста.
Слова слетели с ее губ неожиданно, даже для самой богини.

+1

34

- Да, Снежная Королева, - покорно качнул головой Ненабожо, - ты не Снежная Королева, я понял тебя.
Он понимал, что дразнит богиню и раздражает ее. Но как еще заставить ее улыбнуться, разозлиться? У шаловливого духа было такое ощущение, что внутри этой грустной и древней богини сидит какая-то пустота. Как если бы кто-то взял и выпил из нее желание жить и наслаждаться каждым мгновением своего существования. Захотелось ее встряхнуть, вывернуть ее жизнь наизнанку и заставить улыбаться и ощущать биение жизни. Разве нельзя было не почувствовать, как вокруг все переполняет жизнь, как дышит все недостижимый для него мощью. О, как же хотелось дотянуться и напиться. Просто зачерпнуть и вновь ощутить былую мощь. Но к сожалению не все ему было доступно и в чем-то даже хотелось позавидовать богам из пантеонов. Они не были столь тесно связаны с природой, как такие существа как он сам.
- Я могу принимать облик любого зверя, - улыбнулся Ненабожо, - все еще могу.
А вот предложение познакомиться с местными травами ему понравилось. Осенний лес он любил. Тем более. что как раз сейчас нужно был бы собирать некоторые корни и поздние грибы. Воспоминание о последних заставило шаловливого духа хитро улыбнуться и взгляд стал как у шкодливого котенка, который только что утащил сардельку у голодного дворового пса. Если богиня откажется от палатки для потения, то вот курить трубку ей придется. Он не собирался пользоваться ее состоянием, но дух запертой в этом теле бывшей валькирии требовал освобождения. Она тосковала по полетам и он мог их ей дать. Для этого ее стоило вытащить на природу, к тому родничку, что выбивается из-под трех камней в окружении вековых сосен в глубоком овраге. Он знал это место, оно было древнее самого Ненабожо. Там была особая вода и особое место.
- Познакомлю, - согласился он и серьезно взглянул на Эйр, - но скоро время сбора кореньев пройдет. Как раз самая пора. И вода в силу вошла, особую силу.
Он усмехнулся и добавил с невинным взглядом:
- А не боишься со мной остаться в ночью в полнолуние в лесу? Ты же обо мне прочитала, знаешь что я и кто я? А?
И он бросил в ее сторону лукавый и невинный взгляд. Он стал похож на четырехлетнего ребенка, который пытается выманить у родителей конфетку.

+1

35

Эйр прикрыла на мгновение глаза, чтобы они не выдали ее веселья. Это упрямство перешло границу ее раздражения и начало ее смешить. У этого незнакомого ей бога был талант вызывать улыбки и хотя она его прогугли, почитала сказки о его похождениях - Ненабожо оставался для нее загадкой. А этого она не любила - как и любой другой врач. Пациента надо знать как самого себя. Привычка оставшаяся после смены профессии.
- Я же...
Богиня развела руками, пожала плечами, сдаваясь. С Ненабожо невозможно было спорить.
- Называй как хочешь.

Он был таким... Не похожим на нее. Он умел радоваться жизни, а она разучилась... Или что хуже: никогда не умела.
- Даже в маленького белого кролика? - опуская скрипку, спросила Эйр.
Она ничего плохого не видела в умение перевоплощаться. Ей больше не нравилось, что Божо вел себя так легкомысленно. И не понимала это его рвение заставить ее вести себя так же.
Ненабожо порождал в ней двойственные желания. Хотелось и подзатыльник дать, и запустить пальчики в его торчащие в разные волосы черные волосы.

Эйр покачала головой и занялась упаковкой своей скрипки, после чего подошла к Божо и забрала у него другую скрипку, чтобы то же убрать ее в чехол, но бог в очередной раз ее удивил.
- Не боюсь, - осторожно перехватывая скрипку за гриф и пытаясь забрать ее у мужчины. - Я не только могу дать тебе силы, но и забрать их. Так что не дразни меня.
Она нагло блефовала, но откуда он мог это знать. Тем более дураком Божо явно не был и нарываться на неприятности с ее пантеоном не собирался. Это было так в ее стиле сразу думать о плохом. Он же опять ее дразнил, а она надумала себе непонятно чего. Надо было ему ответить.
Прохладные пальчики скользнули по струнам скрипки, которую она так и не смогла забрать, к плечу мужчины, чтобы коснуться обнаженной кожи. она была теплой, нежной и искрящейся - под ее пальчиками жизненная энергия Ненабожо искрила.
- Когда и куда? - спросила она, кокетливо взмахивая ресницами.

+1

36

- Даже в маленького белого кролика с черными ушками, - серьезным тоном девятилетнего мальчика подтвердил Ненабожо и хитро улыбнулся.
Кажется, кто-то попытался выяснить о нем и воспользовался всемирной паутиной.
- Все врут, богиня, запомни, все врут, особенно мифы. - Он расплылся в довольной улыбке, - это я тебе как их автор говорю.
Он смог избежать настоящей пытки - обучения нотной грамоте.
А вот фраза о возможности забрать силы его заинтересовала. Но проявлять свой интерес открыто ему не хотелось, поэтому он не сразу отпустил гриф, вынуждая Эйр сближаться с ним, дергая инструмент к себе. Ну что поделать, чем опаснее она казалось, тем больше ее хотелось поддевать, тормошить и дразнить. Она ему нравилась своей правильностью, своим умением контролировать каждое слово и действие. Ненабожо любил таких, они тянули его к себе, как яркое пламя свечи любопытного мотылька, как плюс к минусу. Минусом он считал себя, но никак не плюсом.
Он перехватил ее пальчики, склонил голову набок и хитро улыбнулся. Она была такой нежной и сильной. Воительница, навеки отказавшаяся от своей сути, мечтающая о полетах. Валькирия сменившая свое предназначение. Эти скандинавы еще те ублюдки, раз позволили себе так поступить с Эйр.
- Здесь недалеко. Сто миль от города в лощине на берегу маленького озерца. Там место силы, там травы вошли в силу, там духи спускаются в наш мир, чтобы поговорить с живыми. Я отведу тебя туда, но ты должна дать слово, что никому не расскажешь про это.
Полная луна должна была скоро вступить в силу. Он чувствовал это. Холодный ветер игриво взлохматил его короткие волосы, глаза изменились, налились хищным золотом, зрачки вытянулись, от чего он стал похож на кота. Его голос зазвучал глухо и тихо, но каждое его слово было хорошо слышно. Казалось, что где-то вдалеке запел мужчина, потом к его голосу присоединился еще один и еще. Пахнуло древностью. Песня звучала на древнем наречие, которое все давно забыли. Язык первых людей - гортанный, шероховатый, цепляющий и заставляющий кровь волноваться. Песня была ритмичной, монотонной. Но прошло пара мгновений и все что могла услышать Эйр - это шелест листвы. Никаких шаманских песнопений, никакой тайны. Только осень, ветер и крыша. И больше никого.

+1

37

[AVA]http://i.imgur.com/6NYMPyu.jpg[/AVA]
Эйр не смогла удержать себя что бы не представить себе маленького белого крольчонка с черными ушками, которыми он подергивает, если почесать его пушистое пузико. Милое создание. Слишком милое для такого наглого и языкастого божества. Он же не отличался по поведению от ее учеников.
Как? Ну как у него получалось сохранять это чувство детской непосредственности? Она всегда помнила себя практичной, неброской и занятой своими делами.
- Так ты еще и писатель? - ему трудно было не улыбнуться в ответ и Эйр улыбнулась. - Какие еще тайные таланты были не найдены и не описаны в древних мифах?
С ним было легко, просто и спокойно. Очень спокойно. Как ей давно уже не было. И задумавшись над этим Эйр сразу не поняла, что Ненабожо, используя скрипку, притянул ее к себе. Они  были так близко... Богиня вновь почувствовалa божественную силу своего собеседника. Она была теплой и светлой - доброй. Как и то что она видела в его глазах. Он словно заглядывал в ее душу, искал в ней ответы на все свои вопросы и даже понимая, что может не получить ответа, старался обескуражить, покорить, а может и просто понять.

Эйр не любила говорить. Она предпочитала слушать или общаться взглядами как... С ним. С Ненабожо это получалось. Получалось смотреть в его удивительные глаза, чувствовать тепло его сильных пальцев на своих и понимать, что они... Что они...
Взгляд серых глаз скользнул по лицу Ненабожо, ища ответ.
Их тянуло друг к другу. Словно кто-то связал невидимой нитью их души и стягивал ее, чтобы завязать в узелок, столкнув их.
- Я никому не расскажу, - серьезно ответила богиня. - Я могу переноситься в пространстве.
Это могли многие боги, если сил было достаточно и даже не надо было это озвучивать в слух. Только Эйр вновь почувствовала, что надо что-то сказать, иначе она утонет в зеленых глазах мужчины. То как он описывал это невероятное место, богиня могла представить его магию.
- Если ты меня отпустишь, то мы можем сразу же туда отправиться...
Одними глазами указала Эйр на их руки, не пытаясь самой отступить на шаг от него.

Отредактировано Eir (2014-10-26 16:59:59)

+1

38

- Я не писатель, а...- Ненабожо задумался на секунду и гордо сообщил, - я болтун, врун, абсолютно бессовестное существо, да.
Он не торопился отпускать скрипку, потому что это позволяло ему притягивать Эйр к себе все ближе и ближе. Как же хотелось сейчас оказаться рядом с ней. приблизиться настолько, чтобы они почувствовали дыхание друг друга и... Отпустить скрипку, невинно улыбнувшись, как ни в чем не бывало.
- Ты не знаешь куда, - улыбнулся Ненабожо, продолжая притягивать к себе богиню, - я тоже умею. А это родные места, здесь еще пахнет силой. Увы, люди такие ветреные существа. Ну прям как мы.
Она была смущена? Нанобожо очень на это надеялся. Ему нравилось ее тормошить. Богиня была такой девочкой, такой живой и полной жизни. Наверное она сама этого не понимала. Она была слишком человечной. Наверное, многие боги обиделись бы на такое сравнение, но не дух. Он любил злить, жестоко разыгрывать смертных. Но он по-прежнему любил их так же сильно, как на заре своего взросления. Он был сыном смертной, он рос под присмотром своей бабушки. Да, ради людей Ненабожо убил своего родного брата. В мифах это описывалась. как великая битва. А на самом деле его брат позволил убить себя. Он был одинок и несчастен. Ненабожо не сразу тогда понял, почему его боевая палица смогла так быстро поразить противника. Да, он плакал над остывающим и превращающимся в камень братом, понимая что они оба не могли иначе. Это смертные были абсолютно свободны в своем выборе. Боги - нет.
Когда они оказались совсем рядом и достаточно было чуть податься вперед, чтобы коснуться своими губами ее, как Ненабожо выпустил скрипку, сделал шаг вправо, подхватил ее под локоток и...

Они стояли на берегу маленького озерца, берега которого утопали в пылающей осенней листве молодых кленов. Пахло сыростью, палой листвой, пожухлой травой и пряными травами. В пожелтевшем ковре из цветов и разнотравья то тут то там сверкали холодные голубые огоньки поздних цветов. Стоило немного присмотреться и можно было заметить, что эти цветы растут ровными кругами. Чуть в стороне стояла палатка. Обычная туристическая палатка и ярко-оранжевой ткани, но расписанная странными знаками. Кострище перед ней выглядело потухшим. ему было не менее трех дней.
На берегу было тихо, казалось все птицы и звери сбежали прочь от этого места. Здесь чувствовалась сила, идущая из земли, исходящая от кругов, образованных мелкими синими цветами.
- Не входи в круг, - предупредил Ненабожо, но уточнять почему не стал.

Отредактировано Nanabozho (2014-10-31 23:32:00)

+1

39

[AVA]http://i.imgur.com/3Tf2c2X.jpg[/AVA]
Близко.
Слишком близко они были друг к другу, но в голове не было никаких мыслей. Богиня взглядом следила за мимикой Ненабожо и ей казалось, что она тонет в его глазах. Какого цвета они были? Серыми? Зелеными? А какие длинные ресницы. Как у девушке: длинные и густые.
Эйр вздохнула:
- Как самокритично...
Что он с ней делал?
Если и применял магию, то Эйр этого не чувствовала, но его таинственность манила. Богиня не могла признаться себе, что ее манило во все не
таинственность Ненабожо, а он сам - мужчина с чувством юмора, наглый, но все же добрый, обаятельный.
Глаза могут многое рассказать и показать. И смутить они тоже могут. Эйр почувствовала как щеки начали гореть - она была слишком близко, так близко что чувствовала дыхание бога на своей щеке, ощущала исходящий от него запах. Он заставлял чувствовать ее девчонкой. Неопытной и юной, не умеющей подбирать правильные слова и флиртовать, хотя это Эйр никогда не умела.
Так близко...
Эйр подалась чуть вперед, думая, что Божо ее поцелует, но шаловливый бог подхватил ее под локоток и... Крыша музыкальной школы исчезла.

Глупая.
Целительница на мгновение зажмурилась, стараясь подавить в себе волну раздражения. Он ловко провел ее. Шутник. Паяц. Да и она хороша повелась как гимназистка.
Глупая.
Щеки зарумянились  от стыда и богиня опустила взгляд. Какой же она выглядела сейчас наивной, наверное, и Божо имел полное право над ней смеяться. Вот только от самобечивания Эйр отвлек прохладный ветерок. Она с удивлением осмотрелась.
Это было место полное магической силы - оно было источником и, судя по палатке, местом временного обитания Ненабожо. Закусив нижнюю губу, богиня отошла от соблазнителя, судорожно прижимая скрипку и смычок к груди.
Вокруг пахло осенью: свежестью леса, чистотой воды и пряными травами. Целительница сделала глубокий вдох.
- Хорошо здесь...
Боги не мерзли, но Эйр все равно зябко передернула плечами. Живя так долго среди людей, она переняла их привычки и потребности. Ей захотелось сидеть ночью у костра, слушать месные байки, играть на скрипке, а, главное, держаться подальше от шаловливого бога. Он был опасен.
- Почему нельзя?

+1

40

- Потому что можешь не выйти, - усмехнулся Ненабожо, - это плохие места, они пьют силу из таких как ты или я. Но корни этих цветов обладают особой силой, которую берут из земли и ветра, у луны и звезд. Они почти вошли в полную силу и этой ночью можно выкопать парочку. Для зелий.
Он довольно зажмурился, потому что знал главный секрет этих цветов, который стоило показать гордой северной богини, к которой тянула из-за ее неприступности и сдержанности, из-за ее силы и грустного одиночества.
- Пойдем к костру, - сказал шаловливый дух и пошел в сторону старого кострища, захватив с собой охапку хвороста, что была спрятана в ближайших кустах. Его личная заначка.
Огонь вспыхнул мгновенно, жадно вгрызаясь в тонкие ветки, наполняя тишину опушки звонким потрескиванием запахом дыма и терпким привкусом дикой древности. В руках Ненабожо вновь оказалась его свирель и он поднес его к губам, неотрывно глядя на Эйр, а потом набрал воздух и выдул первую трель. На этот раз мелодия была совершенно другая. Свирель звучала с легкой хрипотцой, музыка была тягучей, вязкой с рваным ритмом, наполняя все вокруг каким-то странным ощущением полного отсутствия времени. Казалось все вокруг остановилось, замерло, казалось даже местная мошкара замерла в воздухе и не двигалась. Когда наступила ночь? Куда исчез свет? Лишь алые блики от тихо потрескивающего костра освещали лицо и руки, держащие свирель. Первый волк отозвался откуда-то справа, потом его поддержал еще один. И спустя пару трелей к Ненабожо присоединилась целая стая, подхватив мотив, что играл древний дух. Свирель уже не играла, а выла, а волки - пели. Мир перевернулся вверх ногами, все смешалось, на ночном небе светила полная луна и... Цветы, образующие круг неожиданно зашелестели, как если бы по ним скользнул легкий ветерок и их лепестки засветились чистым белым светом.
Ненабожо оборвал игру и оторвал свою свирель от губ. Волки резко смолкли, как будто их и не было. Поляна вновь выглядела, как в тот самый момент, когда Эйр впервые ступила на нее.
- Если хочешь, то можешь выкопать корень, - сказал шаловливый дух, вновь лукаво улыбаясь, - но выкапывать надо будет палкой, вон там как раз лежит одна. Если прикоснешься металлом или камнем, то потеряет силу. Не любят они камень и металл - мертвый материал. Только дерево и кожа.

+1

41

Богиня приняла объяснения Ненабоже и пошла за ним, крепко сжимая в руках скрипку. Как давно она не была в лесу... Мир вокруг уже не давил на нее как в городе. Здесь на лесной поляне ты был всем и ничем. Пространство растягивалось, а время исчезало.
И когда затрещало голодное кострище, Эйр набрала полную грудь свежего воздуха. Он пьянил и возбуждал одновременно. Невероятное место. Магическое. Можно было почувствовать потоки энергии, даже попробовать коснуться их.
А в голове была пустота. Приятная пустота, позволяющая смущенно улыбаться богу, смотря на него через ресницы. Эйр следила за каждым движением своего горе-ученика, еще не совсем понимая что он задумал и что его так зацепило в ней. Не могла быть одна месть за то что она не позволила ему девочек мучить, но не мг же шаловливый бог заинтересоваться ее...
Эйр покраснела и опустила взгляд.
Она послушно следовала за Божо и слушалась его. Место у костра Эйр выбрала себе такое, чтобы в спину не дул ветер, и была хоть какая-та защита. Привычки из темных веков давали о себе знать. А потом Божо пленил ее...
Его музыка связала ее по рукам и ногам, проникая под кожу, заставляя сердце трепетать. Это была магия. Магия свирели и мировоздания. Мелодия летела над лесом и каждое живое создание откликалось на нее: запели волки, зашуршали кронами деревья, тихие волны озера как на струнах арфы играли тонкими стебельками тростника. И уже не было свирели - была лишь песня жизни.
Богиня слушала Ненабожо чуть приоткрыв губки, еле уловимо дыша, словно боялась спугнуть эту магию. Языка костра отражались в ее голубых глазах, создавая иллюзию игры огня и льда. Его музыка очаровывала, уводила холодную скандинавку в магический мир...
А потом все закончилось.
Резко.
Словно ничего и не было.

Эйр удивленно сморгнула и огляделась. Все та же поляна и те же цветы, весело потрескивающий костер и Ненабожо со своей свирелью.
- Ах, - сорвалось с губ богини. - Спасибо...
Она так и сделала, как сказал Божо: палкой аккуратно выкопала один из цветов с корнем и утрамбовала получившуюся ямку. Руки были теперь грязными и Эйр посмотрела на бога, склонив голову на бок:
- К озеру можно спуститься или у тебя есть вода?
Ему показали грязные ладошки.
Но еще больше богини хотелось спросить: можно ли ей сыграть в дуете с ним - скрипка и свирель. Должно было красиво получиться. Два бога, два инструмента - две, сплетенные в одному мелодию, души.

+1

42

Ненабожо самодовольно улыбнулся, наслаждаясь почти детским восторгом во взгляде богини. Он не любил, когда вокруг печалились, ему не нравились слезы и страдания. Ненабожо был жизнелюбом и никогда никому не желал зла. Вернее, у него никогда не было цели сотворить зло. Правда, иногда его действия и могли показаться жестокими розыгрышами, но мотивы все-равно были добрыми.
- Спустимся к озеру, - принял решение Ненабожо и отложив флейту легко поднялся и протянул руку Эйр, - здесь вода чиста и в ней можно увидеть будущее или прошлое.
Он выглядел в данный момент сосредоточенным. И конечно же отчаянно врал. Вода в озере была обычной, никакой магии, позволяющей увидеть прошлое или будущее. В его водах можно было увидеть только настоящее - свое собственное отражение. Но если добавить немного воображения, то в темном и глубоком омуте можно попытаться рассмотреть нечто, что потом дорисует божественная фантазия. Тем более что дно поросло густыми водорослями, которые колыхались, создавая ощущение. что там затаился некто огромный и живой.
Спуск к озеру был пологий, посыпанный чистым золотистым мелким песком. Казалось, кто-то специально просеивал лишь для того, чтобы Эйр смогла ступить на него. Вода у берега была теплой, потому что около берега бил ключ. По водной поверхности стелились сплошным ковром белоснежные кувшинки. Лишь у самого берега была прореха. Ненабожо знал, что там уже скользят сквозь водную гладь два карасика, чья серебристая чешуя искрилась серебром, когда на них падал лунный свет.
- Ты конечно же там просто помыть руки, - продолжал Ненабожо, подводя богиню к самой кромке, - не пытаясь прозреть будущее.

+1

43

В Ненабожо было что-то невероятно притягательное, что такое что в то же время ее и пугало. Еще при первой встрече Эйр поняла что от него надо держаться по дальше. Вот только не получалось. Он очаровал ее.

Она приняла протянутую ей руку и поднялась. От его тело шло приятное тепло, а между их телами заискрило. И искрило так словно их внутрение миры были готовы друг другу открыться и поделиться самыми скровенными тайнами и желаниями. Это было... Сказочно.
Пусть магия и волшебство покидали этот мир, погружающийся во тьму, но для двух божественных созданий в нем еще было место. Эйр не могла удержать себя чтобы не посмотреть на Божо еще раз. Он излучал силу, яркую ауру и харизму. Он был опорой, защитником, пусть даже сам не принимал этого и прятался за ширмой трикстера.
Вот как сейчас.
Озеро было дейтвительно невероятно красивым и обладая богатой фантазией можно было что угодно увидеть в глади воды, но это было просто. Эйр не увидела живую ауру, которую обычно излучали такие места.
Шутник. Проказник.

Богиня опустилась на колени у самой кромки воды, чувствуя как ее ноги утопают во влажном золотом песке.
- А искупаться в нем тоже можно?
Она подняла на Ненабожо взгляд голубых глаз, но тут же опустила его. Щеки залились румянцем смущения. Соблазнять Эйр не умела, хотя Фрейя, богиня любви и войны, ее пыталась научить парочке трюков. Она была в этом безнадежна.

+1


Вы здесь » In Gods We Trust » Прошлое и будущее » (10/2012) Десятая муза - бессонница. (c) Сесборн


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC