In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Основная игра » (10.01.2014) get this party started


(10.01.2014) get this party started

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время действия: 10 января 2014 года.
Участники: Герм, Скади.
Место событий: Швеция, Линдваллен.
Описание: на горнолыжном курорте произошел несчастный случай. И пускай в случившемся нет вины инструктора, родственники погибшего считают иначе.

0

2

Ей вообще-то следовало насторожиться сразу, когда человек по фамилии Корлеоне захотел кататься на лыжах. У человека был с собой пистолет, спрятанный где-то в кармане яркой спортивной куртки, но Скади обратила внимание не на это, а на то, что он хреновый лыжник. Вот просто очень хреновый: ноги как-то враскоряку, палки - и те не так держит.
- Вам на зелёную трассу, - меланхолично пояснила Улла Свенссон, тыкая пальцем в карту курорта. - Тут все новички обычно тусуются. Пошаритесь там пару деньков, а потом я вас переведу куда-нибудь, где народу поменьше.
Турист с пистолетом поднял на неё выцветшие, когда-то пронзительно-синие глаза. У него было усталое постаревшее лицо. Именно постаревшее - преждевременно, от усталости и волнения. Если бы не хищный волчий прищур и кривоватая, с изломом улыбка, Скади посчитала бы его задохликом. И не на зелёную трассу повела бы, а в госпиталь - а то помрёт на фуникулёре, и судись потом.
- Где лучше всего? - спросил турист, и Улла Свенссон не сдержала снисходительной улыбки.
- На красной, у восточного склона. Но вам туда рановато, папаша. Не сдюжите.
- Я заплачу, - и пачка банкнот хлопнула о столешницу, так красиво-показательно, как бывает только в кино. Улла улыбнулась снова. Ей стало смешно: деньги её никогда не интересовали. Она оценивала не толщину кошелька, а силу и выносливость, которых у хилого Корлеоне было явно недостаточно. Ей понравился только взгляд, и потому она уступила.
- Через час у главного входа. Ждать не буду.
Он кивнул и, тяжело ступая, направился получать экипировку. Шагал прихрамывая, и безжалостная Скади уже высмеивала его за эту слабость. "Ну куда ты лезешь, развалина?" - думала она, но помнила про взгляд и упрямую складку у губ. И молчала.
Слова догнали дона Корлеоне у самого порога.
- Пистолет только выньте, ногу прострелите, - посоветовала Скади ему в спину. Дон дрогнул, но устоял. Обернулся, похлопал по карману и был таков.

Они встретились снова ровно через час, когда стрелка только-только подползла к отметке "2". Скади бросила шапку в комнате, и теперь ледяной ветер ерошил её коротко стриженные, растрёпанные волосы. Скади любила горы и ради них даже соглашалась учить людишек. Глупых увечных людишек, которым самое место на безопасной дороге для новичков, а не на скоростной трассе для экстремалов.
- Идём, - коротко велела она, и турист, уже без пистолета, молча отправился следом. Всю дорогу до первой красной метки Улле страшно хотелось спросить его о чём-нибудь, просто чтобы понять, слаб он или нет. Но каждый раз, как она оборачивалась, видела, как таинственный дон бредёт, загребая снег. И отворачивалась, разочарованная.
- Здесь, - наконец сказала Скади, надевая лыжи. Турист молча повторил её движение и даже соизволил выслушать инструкции.
- Едете за мной, - говорила лыжница. - Прямо за мной, то есть. Вообще ни полметра в сторону. Тут камни. И не гоните, - тут она ухмыльнулась, - если получится.
- Покурить бы, - невпопад сказал дон, натягивая очки. И это было всё, что он успел сказать перед смертью.

Скади так и не поняла, когда он сорвался. Лыжник из него был ещё хуже, чем она думала, и вскоре перестроилась, чтобы ехать рядом. Она скользила будто не по снегу, а над ним, и не заметила, как турист зацепился палкой, потом наехал лыжей на камень...
А потом нелепо замахал руками, как подстреленная птица, и без крика, без зова о помощи, покатился по склону. Скади нагнулась и вихрем понеслась вниз, догоняя снежный ком, в который превратился глупый старик. Она слышала хруст и понимала, что хрустят не только деревяшки, но и хрупкие кости. И что дону Корлеоне уже не помочь.
Улла заехала наперерез трупу, почти пришпиливая его палкой к склону и заставляя остановиться. Заглянула в бледное, исцарапанное снегом лицо. Мёртв.
- Твою мать! Что ж ты, урод, попозже сдохнуть не мог, у себя в номере, снимая ботинки? - своё сражение с горами турист проиграл. Он всё-таки оказался слабым, и Скади предвкушала всю эту глупую человеческую волокиту с вызыванием скорой к уже мёртвому, с завываниями родственников и исками в суд.
Ей бы следовало насторожиться, услышав фамилию Корлеоне. Но Скади не разбиралась во всяких там мафиози.

+3

3

Когда у людей появлялись проблемы в виде себе подобных, они искали Боунса. Проблемы людей отличались завидным однообразием: должник, игрок на две стороны, надоевший супруг с хорошей страховкой…  Скука! И в последнем заказе не было ничего необычного – опечаленные родственники погибшего мафиози жаждали расправы над нерадивым инструктором. Даже не зная ситуации, Герм мог предположить, что почивший дон сам сломал себе шею, без посторонней помощи некой Уллы Свенсен. Излишняя самоуверенность людей этого круга прокатывает с себе подобными, но не против природы. Вот и склону оказалось глубоко пофиг на то, сколько людей при имени дона впадали в священный трепет. Впал сам дон - в посмертное окоченение. Самоуверенность, отсутствие навыков, камни и привет, морг.
Но… семье были нужные наказанные виноватые. Не пенять же трупу на его тупость. Хотя Сайрус посоветовал бы начать именно с этого – пользы ничем не больше, чем от смерти инструктора. Зато сколько сэкономленных нервов и времени! Однако семья мафиози решительно настроилась отыскать козла отпущения. Ну, действительно, реальная история своей глупостью могла расстроить кого угодно. А в свете грядущей смерти Уллы Свенсен она обретала новый смысл: коварно подосланный инструктор коварно убил несчастного дона. Неслыханное коварство! И уже глупость незаметно вытеснил драматизм, а к дому дона потянулись сочувствующие и жаждущие до подробностей – кто же все-таки заказал их кролика Роджера. Моральная составляющая Боунса трогала мало, поэтому следующей его остановкой стал чудесный горнолыжный курорт Линдвален.
И вот он на склоне… На взятом в прокате сноуборде. Даже в маске щурит глаза от ослепительного яркого солнца и снежной белизны. И хмурится – Герму чертовски не нравится идея отсвечивать в многолюдном месте. С приметной внешностью он слишком хорошо запоминаем, а смена облика уже давно числилась первой в личном списке "Чего делать нельзя". Ну хорошо, второй. Почетное первое место уходило к "Умирать". Перевоплощение – как подбрасывание монетки: может вернуться Герм или его опередит Салмакида. По этой же причине двуполый бог не пользовался божественным перемещением.
Но не брезговал внушением.
Ранним утром на склонах невыразимо хорошо. И практически безлюдно. Завидев лыжницу, Герм легко перенес вес тела на передний кант и понесся вниз. Доска легко скользила по вычищенному и еще ребристому после усердной работы ратраков склону. Со стремительным перемещением бог не без удивления чувствовал, как растет чувство ощущение себе подобного. Поначалу думал, что ошибся, но нет…. Широкие зигзаги вели его вниз, и ощущение не просто росло, а уже прямо указывало на обладателя божественной ауры. Ну хотя бы потому, что никого кроме них двоих здесь не было.
Какая внезапная подлянка. Его заказ оказался божественного происхождения. За такое стоит взять двойную плату. Мысли Герма носили шутливый характер – он еще не настолько выжил из ума, чтобы продолжать думать об убийстве Уллы, которая в свете вновь открывшихся обстоятельств совсем уже не Улла. Лихо затормозив рядом с лыжницей, Герм поднял маску и стащил гейтер, открывая татуированное лицо.
- Улла Свенсен? – с такой же интонацией голоса он бы назвать ее Санта Клаусом. Или Йеллоупукки – здесь он больше популярен.
– Есть разговор, - Герм широко улыбнулся. – Как насчет его продолжения за стаканом глинтвейна?
[AVA]http://3.firepic.org/3/images/2014-09/06/bzuhy8dtleg2.gif[/AVA]

Отредактировано Hermaphroditus (2014-09-06 16:32:29)

+1

4

Трагедия дона Корлеоне была забыта очень быстро. Скади оказалась достаточно чёрствой, чтобы помахать вслед машине с мигалками, увозившей бездыханное тело. "Хреновый лыжник", - подумала она и тут же забыла о погибшем. Правда, всю следующую неделю ей старательно напоминали: то полиция вызывала, то руководство курорта. Уллу хотели уволить, но Скади была против, поэтому пришлось применить внушение и к полицейскому, и к хозяину Линдваллена. Если подумать, настоящим владельцем этой земли был никакой не Курт Йоханссон, а богиня охоты. Здесь было всё, что она так любила, - снег и горы. Ради этого она была готова терпеть толпы идиотов, которые не могут два метра проехать на лыжах без падений.

Скади знала: скандал уляжется не скоро. Эту историю будут обсасывать все местные газетёнки и телеканалы, которые захотят докопаться до подробностей. Один борзый писака даже вздумал следить за Уллой, но Охотница сдержалась. Не стала бить ему морду, только достала из сугроба и очень вежливо посоветовала купить абонемент на урок - тогда они смогут видеться чаще и на более близком расстоянии. Журналист сбежал и больше не вернулся. Ему вслед Скади тоже помахала. И стало тихо.

"Тихо" - следовало понимать буквально. Когда полиция отцепилась от Линдваллена, большая часть туристов вернулась по домам. На трассах стало почти пусто, и Улла временно осталась без работы. Никто не заставлял её кататься по самой безопасной и скучной дороге для новичков, никто не падал, оббивая нос об кочки. Скади лихо раскатывала по всему курорту, чувствуя себя как дома. И не раскаивалась. Дон Корлеоне был сам виноват. Вообще богиня искренне считала, что убедить полицию и хозяев Линдваллена в своей невиновности - это достаточно. О мести со стороны скорбящих родичей она не думала, хотя следовало бы: скандинавы часто практиковали кровную месть. Скади сама когда-то отстреливала асов, как цыпляток, за смерть своего тупого папаши. Но это было давно, а сейчас даже гримтурсены были уже не те.

Улла расслабилась совершенно зря. Через несколько дней за ней приехали. Именно приехали, лихо догоняя на сноуборде. Лыжница резко развернулась и остановилась, опираясь на лыжные палки. Она уже поняла, что видит перед собой не простого человека - дело было даже не в татуированной физиономии, а в ощущениях. Хреновое было ощущение. Все инстинкты говорили о том, что перед ней охотник, а значит - надо было убить.
Скади сжала зубы. Пальцы сжались так, что дерево хрустнуло.
- Нет, я не Улла Свенссон, - сказала Охотница. - Хотя кое-кто и правда здесь так меня называет. Что тебе нужно? Если хочешь поговорить, начинай прямо здесь.
Она вся подобралась, как волчица за секунду до прыжка. Скади чувствовала опасность и была готова ударить. Если придётся.

+1

5

Ох уж эти скандинавы! Кто бы сомневался, что богиня  останется на месте, монументальная и недвижимая, как их любимый пень Игдрассиль. Эдакое олицетворение скандинавской суровости. Ну, хотя бы боевой топор вместо приветствия не бросила – и на том спасибо. Впрочем, у нее еще оставались целых две лыжных палки, и как знать, как знать, что «Улла» выкинет в следующий момент. На этой мысли Герм глубоко вздохнул, призвал все свое терпение и подарил лыжнице одну из самых очаровательных улыбок. Так, на всякий случай.
Мысленно распрощавшись с теплым баром, и с глинтвейном заодно, греческий бог продолжил:
- Мне нравится, как оптимистично звучит твое «начинай», - доверительно сообщил Герм. – Это внушает некоторые надежды … На взаимопонимание.
Его и богиню все еще  разделяли несколько снежных метров выглаженного склона. Подъезжать ближе Герм не торопился – незачем нервировать и без того напряженную богиню. Скверный северный нрав, опять же две лыжные палки и где-то неподалеку еще жизнеспособная надежда обойтись без мордобоя.
В общем-то, он был согласен с «неизвестной скандинавской богиней» - как мысленно окрестил ее Герми - поговорить действительно можно и здесь, где чистый горный воздух далеко разносил все сказанное, а на склон начали подтягиваться первые любители зимнего спорта. Кого удивишь разговором об убийстве и богах прекрасным зимним утром, правда?
- Видишь ли, в чем дело, - снова заговорил Герм. Взгляд богини мог бы дать фору точке кипения жидкого азота, но бог не спешил сообщать ей об этом вслух. Даже подозревая, что логика суровых скандинавов должна распознать такой комплимент как… комплимент.
- ...некоторые люди очень расстроились, когда их сородич неудачно свернул себе шею в твоей компании. Настолько, что захотели тебя убить, - вот тут разговор заложил опасный вираж. Нет, будь Герм на этом месте скандинавской воительницы, он бы уже рассмеялся. Убийство богами богов ради людей – это моветон, но…. Всегда было «но», и сейчас оно сводилось к тому, что перед греком все еще была суровая северная богиня. Чем черт не шутит – решит еще, что он и вправду намерен довести дело до конца.
– И наняли для этого меня, - …и тут Герм понял, что пока вилял по склону и предавался восторгу от скоростного спуска, он совсем не подумал, как будет объяснять, что сделка с его, хм, работодателем прекратилась в связи с существенным изменением условий контракта – внезапной божественностью «заказа».  На пару мгновений греческий бог даже опешил и принялся очень быстро соображать. В его понимании отмена сделки была настолько же очевидна, как если бы он взялся объяснять, что голубое небо – голубое. Вроде бы и понятно, и хрен докажешь, что это именно голубой, а не синий. Или, божеупаси, фиолетовый.
- Ах да, я не представился. Сайрус, - в ответ на «Уллу». Да и не любил он свое настоящее имя – особенно с тех пор, как пор как оно прочно поселилось на страницах учебников анатомии и психологии.

[AVA]http://3.firepic.org/3/images/2014-09/06/bzuhy8dtleg2.gif[/AVA]

+2

6

Скади не понравилось, что её нашли. Она всегда предпочитала не отсвечивать и никогда не лезла в драку первой. Зато, если к ней являлись незваные гости, обратно они уже не уходили. То, что оставалось от визитёров, с аппетитом доедала вечно голодная волчья стая. Рядом со Скади всегда было много хищников.
Дочь Тьяцци берегла свой покой. О неприятностях в будущем она предпочитала не думать, не строила долгосрочных планов и вообще, была готова сняться с места в любой момент и уйти налегке.
Как раз сейчас она прикидывала, пришёл конец её карьере инструктора или нет. И что будет, если пристукнуть этого разрисованного "Сайруса" прямо сейчас. Нападать, правда, богиня не стала. И вовсе не потому, что вокруг стали появляться нежелательные свидетели. А потому, что Скади любила охоту и помнила: кроме гончей, что бежит по следу, всегда есть хозяин, который эту гончую спускает с цепи. Убрать этого - придут другие. А богине не хотелось, чтобы её беспокоили по пустякам. Она уже решила, что доберётся до тех, кто захотел её смерти, и голыми руками шкуру спустит. Она умела. О том, что собеседник явно не просто так ей всё сейчас выкладывает, она даже не подумала. Скади редко видела подводные камни.

Женщина задумчиво поковыряла снег лыжной палкой. Вид у неё из свирепого сделался обманчиво расслабленным. Она сдвинула горнолыжные очки почти на затылок, прищурила глаза - желтоватые, как у волка.
- Пока что мне всё понятно, кроме одного, - сказала она. - Тебе заплатили, чтобы ты меня убил. Но ты передумал. Струсил?
Скади презрительно хмыкнула, напрочь игнорируя тот факт, что дразнить собственного убийцу небезопасно. Раз уж он по каким-то своим причинам передумал. Но у гримтурсенов всегда было плохо с чувством меры. И с вежливостью. Поэтому дочь Тьяцци лепила в лоб, как привыкла.
- Хорошо. Раз уж ты сразу меня не убил, я тоже пока не буду тебя убивать. Договорились.
После этой фразы "Сайрус", считала Скади, должен был сразу понять, как ему повезло. Смерть от её рук никогда не была ни лёгкой, ни быстрой. Самое милосердное, что она могла предложить, смерть от холода. Гримтурсены очень, очень любили морозить насмерть, а Скади уже очень давно этого не делала. Правда, это было совсем не так весело, как охота с волками.

- Ты такой же Сайрус, как я Улла, - презрительно наморщила нос богиня, услышав имя наёмника. - Меня зовут Скади. Я вообще-то из Асгарда. Но асов терпеть не могу.
Этот длинный монолог мог бы объяснить Сайрусу всё или практически всё, будь он скандинавом. Но, как уже поняла гримтурсен, парень был явно с юга.
- Ладно, южанин, - наконец сжалилась она. - Нечего на холоде топтаться. Простудишься. Пошли выпьем, что ли.
И сказала фразу, которую подслушала в каком-то фильме:
- Только без фокусов.
Или лыжной палкой в горло.
Дёшево.
Сердито.
А главное, быстро.

Отредактировано Skadi (2014-10-18 22:03:44)

+1

7

Ох уж эти скандинавы – с ощутимым привкусом дежа-вю и здоровой иронии снова промелькнуло в татуированной черепушке Герма. Нет, ну вы подумайте, она действительно серьезно рассматривает реальность такой сделки? Все еще? Сощурившись, Сайрус очень пристально взглянул на северную богиню. Очень - словно ждал, что сейчас она понимающей улыбкой поставит точку в забуксовавшем в тупике наглядного непонимания разговоре.
Но нет, понимание на сегодня взяло отпуск. Улла оставалась такой же расслабленной и миролюбивой как позабытый в черепе ледоруб.
- Не передумал, - с широкой улыбкой покачал головой Герм и следом тут же уточнил. - Решил подождать. До Рагнарока. Убивающие друг друга боги, глотающие солнце волки… Такая суматоха, что никто ничего не заметит…
Тут была вероятность, что его снова обзовут трусом. Настоящие убивцы по призванию не ждут какого-то Рагнарока, а действуют сразу и наверняка. Еще Герм рассматривал вариант, что северянка вновь примет все за чистую монету и, наконец, метнет лыжную палку ему в лоб. Не то чтобы он этого очень ждал, но весь вид богини буквально кричал о такой возможности. Ну и третьей по счету, слабой и почти бездыханной теплилась надежда, что у нее включится чувство юмора.
А пока не произошло Рагнарока местного масштаба на отдельно взятом горнолыжном курорте, Герм решил заполнить возникшую паузу – назваться. Ну, почти назваться.
- Отличная идея. Скади, - в ответ на благосклонное предложение выпить произнес Сайрус, - внизу есть неплохой бар. Особенно он славен отсутствием лишних ушей ранним утром.
Уклончивое «внизу» обещало быструю и непростую дорогу по целине – суровый спуск для суровых богов.
- Угонишься и не пересчитаешь камни, как бедный дон Корлеоне, назову тебе свое имя. А заодно и заказчика, - продолжил Герм.
Пожалуй, их отношения складывались не слишком головокружительным образом, чтобы сыпать шутками, особенно такими, однако грек уже исключил здравый смысл из девизов сегодняшнего дня. Расторопно надвинул на глаза защитные очки, прыжком выдернул сноуборд из снега и лихо помчался вниз. Широко петляя по склону, выехал с выглаженной трассы на свежий снег, на разворотах поглядывая на Скади и светясь все такой же широкой и почти доброжелательной улыбкой на разрисованном лице.
Быстрый опасный спуск, недобрый ас на хвосте, и вожделенный оазис все ближе… Казалось бы, все складывалось на редкость удачно – пока за спиной что-то отдаленно не ухнуло. Громко и не очень обнадеживающе. В горах зимой вообще лучше не шуметь – это скажет даже очень далекий от зимних видов спорта человек. Герм притормозил, обернулся на Скади и красочно выругался. Позади в воздух поднялась снежная взвесь. Что-то протяжно загудело.
Ну просто зае#ись!
Подумать, какая падла решила устроить им несовместимую с жизнью снежную баню, он успеет позже.
Если будет кому думать – едва слышно откликнулась из подсознания Салмакида, и Герм снова отпустил крепкое словцо. А ведь чертова нимфа не зря проснулась, почуяла запах возможной смерти - за пределами укрепленных склонов снежная масса размажет их по камням.
- Самое время сваливать, - пасмурно сообщил Герм.
Под сваливать он подразумевал развоплотиться. Едва ли у северной богини есть веские причины этого не делать – например, не в меру злобный квартирант в черепной коробке. 
[AVA]http://3.firepic.org/3/images/2014-09/06/bzuhy8dtleg2.gif[/AVA]

+1

8

Забавный он был, этот южанин. Шутил даже. Скади любила шутки, особенно если они были уместные. Упоминание Рагнарока ей даже польстило. Не в том плане, что именно она собралась его устраивать, а в том, что какой-то разрисованный чужак хотя бы знает про последний день Асгарда.
Поэтому Сайрус удостоился ответного оскала - улыбки, то есть. Так гримтурсен давала понять, что оценила юмор и немедленной заморозки не будет. Знакомые со Скади персоны непременно отметили бы, что она очень добра к незнакомцу. Не убила, даже не ударила и всё ещё поддерживает разговор вместо того, чтобы скармливать труп волкам. К чему бы? Просто Скади было интересно. Она редко встречала богов. Во-первых, потому что сама не хотела. Во-вторых, к ней сами не лезли, не понимая что она такое и не желая выяснять это на практике.
Южанин казался храбрым. Или глупым. Потому что бросать вызов инеистой великанше - пусть даже такой, шуточный и соревновательный - было не лучшей идеей. Но Скади была азартна, как все скандинавы. Она любила снег, ветер и скорость и поэтому вихрем понеслась следом. Расстояние между ней и сноубордистом сокращалось, и Охотница уже знала, что догонит. Но догнать так и не успела, распознав сначала глухой гул потревоженной снежной толщи, а потом уже - громыхание сходящей лавины.
Гримтурсен остановилась. Лыжные палки вонзились в снег - с такой силой и яростью, будто это было тело поверженного врага. Но в лице ярости не было. Кто-то описал бы это как предвкушение. Скади не боялась быть погребённой под многотонным сугробом. Её тело, настоящее тело, было льдом и камнем. Так чего опасаться?
Но был южанин, слабый и хрупкий, чей позвоночник только хрустнет под непереносимой тяжестью. Снег, опять же, набьётся в уши, нос и рот. Для тех, кому непривычно, это, наверное, будет неприятно, но об этом великанша могла только догадываться. Она оглянулась назад, когда от них до снежного потока оставалось всего несколько сотен метров.
- Нет, - сказала она. Будто не слово произнесла, а уронила пятитонную глыбу. - Мы не побежим. Ни я, ни ты.
В последней фразе был и отчётливый подтекст: "Только попробуй побежать - и тебе не поздоровится". И зачем-то добавила, перекрикивая грохот сходящей лавины, уже отворачиваясь:
- Не бойся.
Скади рванула молнию на груди, чтобы куртка не стесняла движений. Раскинула руки, словно хотела руками остановить бешеный снежный поток, и замерла. Сто метров, десять, два, один...
Лавина докатилась до них, сметая всё на своём пути, и с глухим гулом ударилась в невидимую стену. Как конь, которого резко остановили на полном скаку, вздыбилась, вырастая ввысь на десяток метров. И женская фигура, стоявшая с раскинутыми руками, вдруг стала расти. Белая стена становилась меньше, а силуэт всё вытягивался ввысь и вширь, будто вбирая в себя целые пласты хрусткого снега. Вот Скади уже стала выше остановившейся лавины, вот резко опустила руки - и, помедлив несколько долгих мгновений, снег осыпался ей под ноги. Когда всё стихло, гримтурсен уже вернувшая себе  обычный человеческий рост, деловито отряхнула куртку от налипшего инея. Дело это было бесполезное: куртку надо было не чистить, а оттаивать.
- Ты там живой, южанин? - весело спросила великанша. - Вот теперь, пожалуй, и выпить можно.

Отредактировано Skadi (2014-11-19 21:03:54)

0

9

И вот настало время удивляться. Нет, скромное «удивляться» никак не могло в полной мере выразить то чувство, что испытал Герм. Он охренел. С большой буквы О – такой же круглой, как его глаза, когда он увидел… то, что увидел. Сначала как двухметровая северная барышня решила раздеться перед несущейся лавиной – словно рассчитывала, что снег оценит ее формы, проникнется и расступиться как море перед гребаным Моисеем. Или, напротив, посочувствует, погладит снежной дланью по буйной головушке и уберется подальше – не обижать же и так жизнью обиженных.
И грудью снег остановит, и в жерло вулкана войдет… Что-то такое он слышал, правда, не видел в действии. Вернее, не видел, чтобы после такого потрепанные хроническим синдромом острого недостатка паствы язычники оставались в живых. Циничные размышления Герма заняли несколько мгновений – за это время он успел еще раз крепко выматериться и смириться с хреновой перспективой возможного развоплощения. А потом вошел во вторую стадию охреневания, в сравнении с которой первая стыдливо потупилась.
Богиня начала меняться. Двухметровая баба превратилась в гребаного йети!
«Ну привет, пиздец», - успел подумать Герм, прежде чем снежная лавина снесла их во всем чертям.... Должна была снести. Гул снега ощущался даже кожей, но вместо того, чтобы упокоить незадачливых туристов, он нарастал снежной стеной вокруг… нет, богиней называть это чудесатое создание никак не получалось. Даже несмотря на не менее чудесатое скандинавское чувство юмора.
Йети очень лихо управилась со смертельной стихией, словно это было настолько же привычное дело, как утренняя пробежка. А ведь черт их разберет, этих скандинавов… Кто знает, может, у них «останови лавину» входит в список национальных северных игры на выживание. Вместе с «волейболом вражьими головами», «метанием противника на дальность» и «освежевать труп за 60 секунд».
Снег схлынул с невидимой преграды и осыпался безобидным ворохом. Вместо йети снова была Скади, и о чудо! Ей было весело. За последние несколько минут Герм начал понимать в северной психологии чуть больше, чем за всю предыдущую жизнь. Например, чтобы суровому скандинаву было весело, нужен полномасштабный снежный пиздец. Как еще можно вызывать веселость северян Герм догадывался, однако не спешил вызываться добровольцем, чтобы проверить свои мысли.
- Очень круто, - наконец, вслух выдал бог. – Это вас в школе такому учили?
Герм оттолкнулся рукой от склона, подпрыгнул на доске, сбрасывая налипший снег.
- Не просто можно, а нужно, - с нарочитой серьезностью сообщил бог и снова понесся вниз по склону, на котором по всем законам вероятности должны были красоваться его внутренности.
Дорога вниз была скорой – Скади явно знала толк не только в тесном общении с лавиной, но и в катании на лыжах. Расслабиться не давала. Герм отстегнул доску, прислонил ее к стойке для лыж и бордов, приглашающе кивнул Скади и зашел в бар. Внизу уже вовсю шли разговоры о снежном обвале. Пытались идти, вяленько так, спотыкаясь о малочисленных посетителей. Герм не солгал – людей здесь было действительно мало. А вот глинтвейн – отменным.
- А я всегда думал, что йети – это сказки, - доверительно сообщил грек.
[AVA]http://3.firepic.org/3/images/2014-09/06/bzuhy8dtleg2.gif[/AVA]

+1


Вы здесь » In Gods We Trust » Основная игра » (10.01.2014) get this party started


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC