In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (15/01/2014) минздрав допизделся


(15/01/2014) минздрав допизделся

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия: 15 января 2014 года, сразу после (15/01/2014) Три мудреца в одном тазу...
Участники: Сет, Имсет.
Место событий: Лос Анжелес.
Описание: о том, как один бог стал совсем незаметным, а другой его нашел.

0

2

Бог хаоса еще раз посмотрел на мертвый телефон, смял в руке бесполезный девайс и скомканный пластик прокатился по асфальту. Теплая январская ночь в Лос-Анжелесе расцветала новыми красками. Стройные ряды декоративных пальм устрашающе покачивались из стороны в сторону в одном им известном заданном ритме – Сет не был уверен, что это пальмы, но догадывался; среди людей не было принято украшать дорожный разделитель тотемами из костей.
Завороженный диким и древним танцем костяных изваяний пустынный подошел ближе – мимо с оглушительным воем промчался огненный шар. И еще один, и еще…. По черному полотну далеко расходились кильватерные следы;  оно подрагивало под босыми ступнями, будто бог шагал по сырой нефти. Как гребаный Христос.
Тотем качнулся, щелкнул раздвоенным языком и, изогнув покрытое костями ствол-туловище, оказался напротив головы пустынного бога. Кости панциря мелко постукивали друг о друга – не от движений, но прикосновением создавая хаотичный первобытный мотив. Хватило одного взгляда, чтобы узнать лицо. Сет не колебался и не раздумывал – не сдерживаясь, ударил силой, и песчаная волна срезала тотем. С дробным стуком костей монстр свалился на землю – а спустя мгновение Сета оглушил смех. Это смеялись тотемы, такие же, как поверженный. С тем же лицом. Десяток, может быть больше. Пустынный бог злорадно улыбнулся. Присев, коснулся ладонями земли – кокаин не только устроил апокалипздец в сознании,  но и донельзя обострил восприятие, легко дорисовывая и несуществующие чувства.
Каждой клеточкой своего тела Сутех чувствовал, как расходится его сила и как гулко дрожит земля, исторгая из себя тотемы. И они падали – кто-то кричал, кто-то смеялся, кто-то снова проклинал его…. Они падали на черное полотно и погибали. Один за другим.
Выпрямившись, Сутех задрал наверх голову.
Смотри, Нут… Смотри, сука, на поверженного ублюдка.
Снова проснулась Мысль и напомнила о Великой Цели, но Сет не имел ни малейшего понятия как связаться с Имсетом и где его искать. Цифры телефонного номера смеялись над ним – пустынный запоминал цепочку, и они тут же перестраивались в новый порядок. После нескольких попыток Сутех забил на цифры, но помнил, что нужно найти младшего бога. Пока Сет обдумывал эту идею, она имела право на существование - пока он не осмотрелся по сторонам. Слева дорожный виадук опутывали красные метастазы, похожие или на водоросли, или на вывороченные кишки. Что-то мягко коснулось его лица. Пустынный провел пальцами по щеке и увидел черный след размазанного пепла. За виадуком темноту ночи разбавляло зарево колоссального пожара. Даунтаун горел. Ветер нес сажу, пепел и запах смерти.
Сет почувствовал беспокойство – что-то изменилось в этом блядском мире. За несколько блядских часов. И он понял - ему не надо никуда идти.
Имсет найдет его сам, когда придет к богу некрополей.
Полуголый человек в центре Лос-Анжелеса привлечет слишком много внимания. Люди назойливы – он убьет их, придут новые… И так снова, снова, снова… Взгляд Сета выцепил пылающий красно-синий шар. Остальные по-прежнему проносились мимо, но этот остановился. Пустынный прищурился – ну, конечно! Люди, ебаные люди, хранители ебаного порядка. Пришли сказать древнему богу, что он нарушил их законы…
Сет не делал этого очень давно, но ни на мгновение не засомневался, что у него получится. Звериные рефлексы всегда брали свое. Особенно звериные. Бог хаоса расстегнул молнию и стащил с себя мокрые, липнущие к ногам джинсы. Потом плавки. Люди что-то говорили ему, даже кричали, а Сет улыбался. По его телу разошлась волна позабытой силы, он неторопливо пошел навстречу людям.
Шаг, другой, на третьем ощущение земли под ногами изменилось…  Изменилось все: взгляд, восприятие, сердце забилось чаще. Он острее почувствовал исходящий от людей страх – они отчаянно боялись его. С  глухим рычанием ягуар прыгнул на ближайшего к нему человека и мертвой хваткой челюстей разорвал горло. Захлопали выстрелы. Пустынный отпрыгнул в сторону, зарычал от прошившей тело боли и под его зубами снова захрустели кости.
Больше не было бога, не было и поправшего порядок человека. Только зверь.
Люди не пойдут к зверю – сознание Сета воспринимало эту мысль, как единственно правильную. Он мазнул языком по распоротой глотке человека, потянулся и в один прыжок оказался на вывороченном из земли тотеме. Острые когти прошлись по мертвому туловищу, выпуская наружу темную кровь.
Сет-ягуар распластался на мертвеце и прикрыл глаза. Он ждал и был уверен, что его никто не потревожит.
Кого удивит зверь на своей территории, правда?

[AVA]http://2.firepic.org/2/images/2014-09/06/vpl3cu8ksr52.gif[/AVA]

+5

3

Ночной город был оранжево-светел, раздражающе ярок – он оставался шумным, неугомонным и беспокойным даже под прессом звёздного неба. Место, выбранное богом хаоса как пристанище, точно себе под стать. Амсет не сразу сжился с безудержным ритмом, который, казалось, способен был сжечь дотла ещё не начавшийся день. Но город не предлагал выбор – остаться или сбежать, – он предлагал наслаждаться. Спорить с ним было бесполезно, сопротивляться себе дороже, пришлось подчиниться.
Он гнал на красный свет, в последний момент нырял между сближающимися машинами, выныривал, чиркнув крылом по чужому боку. По божественным меркам Имсет водил отвратительно, не давая себе труда вести с той же запредельной скоростью, но ровно. Он даже не отводил глаза смертным до тех пор, пока к визгу шин, разношёрстному грохоту музыки, наваливающемуся со всех сторон, и белому шуму улиц не добавлялся истошный вой полицейской сирены. Как сейчас.
Имсети широченно улыбнулся зеркалу заднего вида, где огоньки, попеременно сменяющие друг друга – красный-синий-красный-синий – подмигивали ему, словно навязчиво и неумело заигрывали. Потом они переместились вправо. Имсет приготовился к тому, что его начнут прижимать к обочине – стоит увильнуть и тогда начнётся самое интересное.
Но он не угадал. Полицейская машина пошла на обгон, совершено игнорируя крутящегося перед носом нарушителя.
Вот это новость. Значит, впереди её ждало что-то более интересное. Имсет с удивлением и любопытством прикинул, что бы это могло быть. Нечто масштабное, опасное – такое развлечение  нельзя пропускать. Он ухмыльнулся и увязался следом, игра в погоню продолжилась неожиданным образом.
Обе машины всё набирали скорость и срезали углы, а между тем Имсета начало поглощать странное чувство, что он знает, куда лежит дорога, даже может показать туда короткий путь. Полицейские затормозили у стайки таких же машин, не доезжая всего лишь нескольких кварталов до условленного места встречи Имсети с Сетом.
Прежде чем покинуть салон, Амсет набрал номер, прижал к уху телефон и прослушал сообщение о том, что в данный момент абонент не в состоянии ответить на звонок. Это не могло служить ни подтверждением, ни опровержением его догадок. По крайней мере, он хотел так думать.
Полицейские вяло пытались оттеснить толпу от огороженного участка дороги. Люди волновались, некоторые смеялись нервно и показушно, кто-то одобрительно кричал, кто-то снимал видео, однако явно чувствовался общий градус страха. Имсети ни за что не рискнул бы посмотреть на такое сборище через призму эмпатии.
Расталкивая разноцветные рукава и сумки, Амсет продвинулся в передние ряды. Зрелище представшее перед ним того стоило. Первое, что бросалось в глаза: десяток вывороченных с корнем, поломанных в щепки или почти ровно разрезанных пальмовых стволов и покорёженное железо машин, поймавших на себя падающие деревья. Это было красиво, как декорация.
Имсет поискал глазами главное действующее лицо. Он его уже чувствовал, но не мог понять где. На всякий случай ещё раз нажал кнопку вызова (телефон вновь риторически сообщил о невозможности абонентом принять звонок) и тогда наконец увидел: длинная тень, вальяжно вытянувшаяся вдоль полого лёгшего ствола, идеально замаскированная под гибкие ночные контуры, потянулась и привстала, на миг отразив зрачками свет фар.
А Имсет был лишён даже простого удовольствия не поверить своим глазам: он точно узнал Сета. И стиль Сета тоже. Хотя что-то настойчиво намекало, что пустынный был не в себе, когда выдумывал своё ночное развлечение.
Впрочем, Имсет не собирался мешать его веселью. Разве что подстраховать, если мысль о невменяемости окажется верна. К сожалению, Имсети сегодня чувствовал себя неприятно догадливым. И поэтому начал действовать.
Первым делом стоило помочь полиции, то есть разредить толпу.
Он набрал в грудь побольше воздуха и заорал: «Джуманджи!» – приправляя это слово божественным убеждением, разошедшимся, как ударная волна от эпицентра: «Спасайся кто может!». Многие тут же в панике рванули прочь, другие неуверенно отшатнулись, заозирались, но остались ждать продолжения хотя бы в виде неуправляемого стада буйволов, иные явно воодушевились, видимо, сбылись их детские мечты.
Амсет не стоял на месте. Он разгонял людскую толпу, как стаю голубей, по частям, подмешивая раздор к неуверенности и доводя панику до кипения. Разделяй и властвуй. Люди не понимали, что происходит, а он откровенно веселился, предлагая им версии на любой вкус: хотите верить, что это последствия испытаний нового сверхсекретного правительственного метеооружия? Пожалуйста, я скажу вам это. Рекламная компания гастролирующего цирка или высокобюджетного триллера? Безусловно. Кое-кто уже с боем отстаивал одну из преподнесённых Амсетом точек зрения; даром, что все они (а их накопилось с полдюжины) были равно абсурдны.
Потому что пунктом номер два в его плане значилось похоронить правду среди вымысла - пока не поздно, чтоб не пришлось потом отмазываться от всей этой истории.
Очевидцы ненадёжный источник информации, они скорее перегрызут друг друга, чем признают, что видели одно и то же. Однако из-за камер подоспевших репортёров пришлось пойти на уступку и ещё одной версией подтвердить существование огромного дикого кота в центре города.
Имсет привлёк к себе внимание журналистки эмоциональным заламыванием рук.
- Это мой ягуар!
Он наспех изобразил какой-то акцент – скорее даже изобрёл, составив гортанность ближнего востока и напевность гласных, характерную для южан, – и затараторил короткие фразы, симулируя плохое знание языка:
- Мой отец-посол. Кот – подарок на день рождения. Сбежал! Но он знает команды – только на суахили.
И вот тут раздались выстрелы. Сигнал, означавший, что пора переходить от подготовительных мероприятий к полноценному вытаскиванию Сета из петли, в которую он влез.
Пули не причинят богу серьёзного вреда. Хуже будет от дротиков с транквилизаторами. Амсет помнил, как человеческие лекарства сбивали его с ног в первые несколько дней нового воплощения в мире живых. А Сет итак сейчас должно быть изнутри представляет собой химический суп, спасибо Сокару. Впрочем, если бы боги могли умереть от передоза, то эти двое давно бы откинулись.
Теперь кроме полицейских машин безопасную зону отмечали белые фургоны организации по защите животных. Неизвестно каким образом организация вытребовала разрешение усыпить зверя взамен того, чтобы вести огонь на поражение, но с двух сторон от изломанных деревьев, где залегла «цель», уже обосновались снайперы с логотипами защитников природы на спинах.
Имсет рванул сквозь заметно поредевшую толпу, перескочил через бесполезную символическую жёлтую ленту, через полицейского, попытавшегося его поймать, через труп другого полицейского.
- Не стрелять! – крикнул он, выставляя вперёд руки. Мир вокруг застыл чтобы насладиться драматическим напряжением момента. Потом плавным дирижёрским движением Имсет перекрестил руки и с улыбкой приказал:
- Лучше друг в друга.
Стрелки послушно развернулись лицом к лицу, синхронно подняли ружья для прицела и спустили курки. Упали оба, у одного оперённый нейлоном дротик торчал из глазницы.
Амсети тяжело дышал. В голову с опозданием пришла светлая мысль, что к диким животным нельзя поворачиваться спиной.
Если он не в себе, он действительно может меня не узнать, - подумал Имсет с равнодушием к запоздалой осторожности, - Хуже того, может принять за… кого-то другого.
Он сделал всё, что ему оставалось: обернулся через плечо и хитровато ухмыльнулся зверю.
[AVA]http://s006.radikal.ru/i213/1409/8f/4bda046ae06a.png[/AVA]
[SGN]http://i072.radikal.ru/1409/a1/46f14aacf9c9.gif[/SGN]

Отредактировано Imset (2014-09-05 12:15:55)

+2

4

Бог хаоса пребывал в блаженной полудреме. Мир вокруг него жил свой жизнью: даунтаун уже несколько раз сгорал и воскресал заново из черного пепелища. Пробивался бетонными ростками из мертвой земли, тянулся к небесам, призывно блестел огнями, а потом сгорал дотла: сначала в пороке, затем - в очистительном пламени, чтобы начать все сызнова и вернуться к началу. Это зрелище завораживало Сета.
А потом появились люди. С телефонами и громкими голосами. С оружием и запахом страха. Ноздри зверя подрагивали от  ощущения плывущей по воздуху ауры. Интуиция бога молчала – может, кокаин и обострил чувства, но окончательно притупил мозги. Будь пустынный более адекватен и менее упорот, он бы уже понял, чем грозит появление людей с дротиками. Но… снежок продолжал весело кружиться в прохимиченных мозгах, поэтому люди оставались живыми, а Сет – лениво-неподвижным. Пошевелился он, только когда в полотне ощущения людей появилось яркое  и донельзя знакомое пятно привычной ауры. Тогда пустынный приоткрыл глаза и неторопливо поискал взглядом Имсета, а найдя – озадаченно моргнул. Смысл его действий песчаному остался непонятен. Зачем разгонять людей? Если они ему мешают, их можно убить.
- Ты разогнал мой ужин! – не то чтобы Сет собирался жрать всю эту толпу; металлический привкус горячей крови все еще заманчиво щекотал небо, и зверь снова чувствовал одуряющую жажду.
Голосовые связки  ягуара не предназначены для воспроизведения человеческой речи. Даже если этот ягуар – бог. Даже если очень упоротый бог, и вместо слов из глотки Сутеха ожидаемо вырвалось рычание. Да, объясняться станет сложнее, но пустынный беспечно мотнул головой – в конце концов, они неплохо понимали друг друга и без слов.
Длинным прыжком оказался рядом с убитым копом. Остывшая кровь пахла скверно. Уже не смертью – распадом. Не годится. В отличие от молоденькой репортерши. Здравый смысл не успел достучаться до разума женщины, желание сделать сенсацию оказалось сильнее. А может, обыкновенный ступор - уже неважно. И пока Имсет обучал людей увлекательной игре «застрели себя сам», он занялся добычей. Острые клыки легко разодрали шею, и Сет с наслаждением ощутил, как в его глотку хлынула теплая кровь. Зверь внутри него ликовал, одновременно упиваясь страхом, смертью и восхитительно вкусной кровью. Когда он, наконец, оторвал вымазанную морду, и встретился взглядом с Имсетом…  сразу же понял, что должен сделать.
На хитрую ухмылку Сутех ответил злым гортанным рычанием. Припал к земле, готовясь к прыжку. Ему даже не пришло в голову, что попытка разыграть злость перед эмпатом заранее обречена на провал. А если по неведомой случайности Имсет поведется на его представление, то велик шанс получить успокоительную пулю промеж глаз. В мозгах бога хаоса все еще властвовал кокаин, и Сет с низким рыком бросился на Амсета. Не выпуская когтей, налетел, опрокинул на землю, снова зарычал… и фыркнул, тыкаясь окровавленной мордой в лицо. Пустынному было весело – от озадаченного взгляда Имсети, от разошедшейся за его спиной волны паники. И глубоко похуй, что маячившие где-то на периферии копы однозначно расценили его поступок.
Сутех упирался лапами в грудь Имсета, щуря упоротые глаза. Широко мазнул шершавым языком по лицу.
Да, ему определенно было весело.

[AVA]http://2.firepic.org/2/images/2014-09/06/kg64j5emi82f.gif[/AVA]

+1

5

Пока Имсет с великим трудом и не стоящей того изобретательностью расчищал пути к отступлению, Сет с упоением обрезал их снова. О да, им обоим нравилось всё усложнять. Но ещё чуть-чуть и проверку на изворотливость не пройдут даже два бога.
Хорошенькая блондинистая репортёрша ничком лежала на трассе, а всё, что в ней было хорошенького и блондинистого, отделённое от тела бритвенно острыми клыками, медленно катилось к ногам изумлённой публики. Имсет раздражённо фыркнул: он подумывал заполучить журналистку на ночь. Как будто Сет это просёк и затуманенный разум подкинул ему план кровавой расправы на почве ревности. И недолго думая он решил на одной девушке не останавливаться.
Имсет грохнулся на асфальт, задохнулся, но тут же пришёл в норму. Однако ему показалось, что он приложился головой куда сильнее, чем рассчитывал. Потому что нависшее над ним зрелище производило настолько странное впечатление, что вызывало замешательство пополам с умилением: он раньше никогда не видел счастливой морды ягуара. Оскал был грозен, как улыбка бывалого растамана, а глаза никак не фокусировались на одной точке, всё норовя одновременно обозреть кончики противоположных усов. В довершение всего кошачий язык оставил на лице Имсета несколько широких кровавых полос, точно кисть художника-абстракциониста.
Публика слилась в дробящем слух вое, решив, что зверь пытается откусить ему голову. Вой сопровождал каждую новую жертву, но в случае Имсета достиг крещендо. Наверное потому, что по разумению толпы этот идиот сам полез в пекло. Публика всегда любила отвагу на грани слабоумия.
Он должен был выкроить ещё немного времени, прежде чем копы откроют огонь на поражение. Согласно общему мнению, которое разделяют даже боги, выковыривать пули – это очень-очень неприятно.
Амсет обхватил шею зверя и резко завалил его на бок. Это было просто: Сет представлял собой некрупную особь ягуара, к тому же безнадёжно запутавшуюся в координации собственных конечностей. Чтобы жизнь не казалась пустынному богу мёдом, а захват не почудился дружескими объятиями, Имсет дотянулся до мягкого кошачьего уха и от души укусил.
Теперь, сверху, ему было легче оценить обстановку. Никто не рискнёт начать стрельбу, опасаясь попасть в человека, и не осмелится подобраться поближе, после того, что продемонстрировал Сет. Все ждали драматичной развязки в первобытной схватке человека и природы, недвусмысленно обещающей ещё один труп.
Будущий труп лениво изображал борьбу и собирался делать ноги.
- Эй, соображаешь что-нибудь? – поинтересовался Имсет, якобы удерживая звериную голову прижатой к земле, – Хоть что-то? Сет, смотри на меня! На счёт три – бежим в ту сторону. Ладно, я бегу, а ты на меня охотишься, идёт? – подумал и вкрадчиво добавил, чтоб предложение выглядело заманчивее: – Когда найдём местечко потише - продолжишь веселье.
Если бы Сет захотел ответить, что не собирается покидать своих новых вкусных друзей в разгар вечеринки, ему сначала пришлось бы выплюнуть руку Имсета. Спустя три выдоха тот дёрнул ягуара вверх за шкирку, как котёнка, поднимая на ноги. Ещё через две целых семьдесят пять сотых секунды они оказались под защитой поваленных деревьев – в совершенно противоположной стороне от брошенной машины. Но импровизация ещё не закончилась.
[AVA]http://s019.radikal.ru/i614/1409/ff/b73ba141b02a.png[/AVA]
[SGN]http://s017.radikal.ru/i425/1409/2c/d70ef7a49dc5.gif[/SGN]

Отредактировано Imset (2014-09-06 02:53:16)

+1

6

Имсет его затею раскусил и не отказал себе в удовольствии подыграть.
- Да ты охренел! – шутливо возмутился пустынный, когда он ощутимо цапнул его за ухо.
Вслух, естественно, снова раздался звериный рев, но разве это могло смутить бога хаоса? Ничуть не тревожась, что Амсет его понимает только по выражению косых глаз и эмоциональному фону, Сутех продолжил:
- Зачем бежать? ИМСЕТИ, ТЫ УПОРОЛСЯ? – вопрос сопровождался совершенно серьезным выражением морды с поправкой на собственную обдолбанность.
Рычать с чужой рукой в пасти неудобно, но Сет справился. И даже гордился собой, что ее, руку, не прожевал. Со стороны они, должно быть, представляли устрашающее зрелище: эдакий подвиг неоСамсона в Городе Ангелов под назойливый аккомпанемент человеческих криков и воя сирен.
- Точно, охренел, - эта мысль обрела звуковую форму, когда рывком Имсета пустынный неожиданно поменял положение в пространстве.
- Ну и нахуя? – Сутех все еще придерживался устойчивого мнения, что любую помеху можно разодрать на части.
Однако Имсет явно не разделял его уверенности и уже припустил бегом к поваленным деревьям, и Сету ничего не осталось, как рвануть следом. Недолгая тишина тут же рассыпалась хлопками выстрелов – бдительные стражи порядка очнулись и решительно вознамерились помешать ягуару добраться до убегающей жертвы. Идиоты! Черное полотно снова разошлось кругами от широких прыжков. Сет замешкался только на мгновение – стряхнуть гребаную липкую черноту с лап. И поспешно рванул за Амсетом – позади в опасной близости чиркали пули.
Деревья-кости. Ближайший поворот в жилой квартал. И одиночные крики – О, Амон всемогущий, они никогда не видели ягуара?
Сутех не умел чувствовать эмоции так тонко, как Имсет. Он ощущал чужие страх и боль, если они были сильными. Чуял смерть. Сегодня он вдоволь насладился и страхом, и болью, и смертью. Настолько, что они стали неинтересны. Пустынный собирался вернуться домой. Искры мыслей высветили здравую идею, что добираться до Нью-Йорка долго и далеко, на смену ей пришла еще одна – отправиться в квартиру в Лос Анжелесе. Раз уж они все еще в Городе Ангелов. На этом лимит здравых мыслей закончился. Еще издалека завидев приметную желтую машину, Сет со всех ног ломанулся к автомобилю, оставив позади Амсета… и разочарованно рыкнул, глядя на очень быстро захлопнувшуюся дверь. Он решительно не понимал, почему градус паники вокруг снова начал расти. Он никого не жрал и не убивал.
Ну и что - что ягуар? Кого это, твою мать, волнует? Почему он привлекает столько блядского внимания?
Сет не был бы собой, если бы сдался так просто. Машина рванула с места очень быстро, но пустынный оказался проворнее. Острые когти скрежетнули по капоту, и взору побелевшего водителя предстал большой дикий кошак.
- Стой, сука! - пожелание сопровождалось порцией божественного внушения. Удивительно, но Сет вспомнил, что так получится быстрее.
Машину человек послушно остановил. Донельзя довольный собой Сутех спрыгнул с капота и бросил торжествующий взгляд на Имсета. Скакнул в открытое окно, неуклюже повис на двери, загребая лапами и оставляя глубокие царапины на боку автомобиля. И, наконец, свалился на заднее сиденье – рядом с Амсетом. И как только он его опередил?
Сутех устало фыркнул и, широко оскалившись, зевнул. Справедливо расценив, что дальше ситуацию под свой контроль возьмет Имсет, пустынный растянулся на сиденье, пристроил голову на коленях эмпата и прикрыл глаза. 
[AVA]http://2.firepic.org/2/images/2014-09/06/kg64j5emi82f.gif[/AVA]

+1

7

Далеко им было не убежать. И вовсе не из-за беснующейся толпы, наступающей на пятки и готовой их линчевать хотя бы ради продолжения зрелища. Просто Имсет ожидал, что эффект неожиданности в любой момент спадёт, и охотничьи инстинкты уступят место в голове Сета простому вопросу «а чего это мы бежим?» И тогда он остановится, может быть даже развернётся назад, а значит дальше всё будет совершенно непредсказуемо.
Имсет не любил массовые смертоубийства. Вовсе не из-за моральных норм – примерно так же можно не любить черничный пудинг или запах дыма – когда ты бог-воин вопрос об этической стороне смерти не стоит. Но от близости страдающих и умирающих у него болела голова. Поэтому надо было увести Сета от толпы как можно дальше.
И вот началось непредсказуемое. В частности, выражение «ловить такси» в исполнении Сета приобрело более чем конкретный смысл.
Машина металась под когтями хищника как раненая антилопа, пытаясь сбросить его и умчаться в каменные джунгли. Но Сет держался так, словно три тонны металла были для него не более чем спичечным коробком, который можно перевернуть ударом лапы. Наркота делала с его восприятием реальность что-то странное, к тому же вытаскивала на поверхность ещё больше самоуверенности.
Имсети неспешно подошёл к взятому штурмом такси, оккупировал заднее сидение, устроился поудобнее и подождал, пока то же проделает Сет. Удобство Сета включало в себя колени Имсета.
- Это собака, - очень убедительно сказал Имсет.
Расширенные от ужаса глаза шофёра, видневшиеся в полоске зеркала заднего вида, на миг остекленели. Потом зрачки плавно расширились, а веки сползли вниз.
- Да? А что за порода? – дружелюбно поинтересовался водитель. В спокойном состоянии он как все таксисты отличался редкостной разговорчивостью.
- Э, борзая… пустынная длинноухая борзая.
- Хотите, можем погрузить собаку в багажник.
- Очень хочу, - честно признался Имсет, - Но он останется в салоне. Езжай уже.
- А куда?
Имсет посмотрел в потолок, посмотрел в окно, посмотрел на разлёгшегося Сета в надежде обнаружить на нём карманы. Потому что внезапно вспомнил, что его деньги и ключи остались в брошенной машине, пробраться к которой удастся только когда уляжется шумиха. В лучшем случае через несколько часов, в худшем – через месяц. А если машину вскроют копы и обнаружат там арсенал, который Имсет привык всюду таскать с собой, то вернуть собственность не удастся вообще.
Наличность и ключи Сета остались там, где Сет устроил своё мини-шоу со стриптизом.
Имсету вовсе не хотелось в одиночку выламывать дверь собственной квартиры, тем более, что после пары инцидентов дверь установили бронированную, на четырёх замках.
- На юго-запад, - неопределённо сказал Имсет, а сам ухватил ягуара за шкуру, подтянул к себе многострадальное кошачье ухо и прошипел:
- Сет, мы бездомные. Ты доволен?
Мех был плотным и рассыпчатым наощупь, словно песок, и даже пах как раскалённый песок. Под ним что-то завибрировало, как будто заработала маленькая механическая машинка, спрятанная в горле и приводимая в действие дыханием. Сперва звук был похож на зарождающийся рык, и Имсет уже хотел было огрызнуться в ответ, но спустя мгновение понял, что Сет мурлычет – удивительно нежно, хоть и басом.
Он изумлённо уставился на кошака. Его умиротворение просачивалось даже сквозь эмпатический блок, заполняя салон машины. Что бы ни завелось в прохимиченных мозгах пустынного, заставляя его скакать и крушить препятствия, сейчас оно отступило.
Расплываясь в дурацкой странной улыбке, Имсет подумал, что извинения приняты, и плевать что это не извинения вовсе. Ещё он подумал, что легко вытерпит часов пять (в лучшем случае) такой поездки, в ожидании пока Сета наконец отпустит, а шумиха вокруг разгромленного участка дороги уляжется. В худшем случае – всего через месяц.
[AVA]http://s017.radikal.ru/i421/1409/e3/3378d578d164.png[/AVA]
[SGN]Lost in the city of angels;
Down in the comfort of strangers
[/SGN]

+1


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (15/01/2014) минздрав допизделся


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC