In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (24.02.2014) Синее и взятое взаймы


(24.02.2014) Синее и взятое взаймы

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время действия: 24 февраля 2014 года
Участники: Геката, Янус
Место событий: Пасадена, США. Дом Януса и Гекаты.
Описание: прелесть каждой дороги в том, что в конце ты всегда оказываешься у двери родного дома. Но вот что ждёт за этой дверью? Янус и Геката, два месяца, две смерти и одно новое лицо спустя.

[AVA]http://savepic.ru/5764131.png[/AVA][SGN]http://savepic.ru/5750819.gif[/SGN]

+1

2

В этом мире много дверей. Они ведут в гости и на работу, в метро, такси и рестораны. Некоторые двери только впускают, некоторые – только выпускают; есть двери, ведущие в коридор, в комнату, на улицу, а где-то там, в четырёхстах километрах от Земли, на космической станции есть даже дверь в космос. Раздвижные двери шкафов и створки душевых кабин, двери от гримёрок рок-звёзд, двери лифтов и подъездов, двери домов любимых и незнакомцев. Старые двери, послужившие на славу, и двери новые, только вышедшие из рук плотника, не повешенные даже. Незаметные калитки и обитые железом ворота, двери на замке или не запиравшиеся никогда. Некоторые из них ни в коем случае нельзя открывать, другие просто невозможно оставить закрытыми. Всех цветов и размеров, деревянные, железные, пластиковые, и даже золотая дверь во дворце малайзийского султана.
Их было много, этих дверей, и каждую из них бог входов и выходов знал и мог распахнуть. Но сейчас только одна дверь занимала его мысли, единственная дверь, которую он желал открыть. Сосновая дверь на углу узкой улицы Пасадены, в коттедже из светлого кирпича, прячущегося среди деревьев. Милая сердцу, родная, единственно важная. Дверь, ведущая домой.
Он стоял перед ней, уговаривая сердце утихнуть. Не решался и мялся, как опоздавший на урок школьник. И неосознанно оттягивал момент встречи, чтобы насладиться предвкушением.
В некоторые дни, как сейчас, хорошо быть живым. Ты готов ко всему – любви, приключениям, смерти или славе. Не имеет значения, что тебя ждёт. Это голод до чего-то особенного. И жажда действия.
Встреча с Гором заставила его задуматься о любви и о тех, кто её достоин, а кто получает незаслуженно. Почему-то некоторые ищут её всю жизнь, но так и умирают в одиночестве. Другие обласканы любовью, будто рождены с поцелуем Афродиты. Добрые и злые, честные и подлые, справедливые, трусливые или корыстные – не имеет значения, перед ней все равны. Да и разве важно, по какой именно прихоти судьбы на тебя обрушивается любовь? Она приходит, распахивает дверь. Твоё привычное жилище вдруг озаряется нестерпимым светом. Ты по-иному смотришь на себя, на свою жизнь, и тебе не нравится то, что ты видишь. И только одно поможет – просто сделать шаг навстречу и не отводить глаз. Это требует мужества.
Этот шаг навстречу для Януса был шагом за порог. Он вдруг понял, что ждёт – и вместе с тем боится. Как тогда, в первый раз, боится быть отвергнутым Гекатой, боится оказаться недостойным её. Боится, что она не примет ни его новую жизнь, ни его новое лицо. Спустя столькие годы, обернувшиеся сначала десятилетиями, потом веками, а следом тысячелетиями, Янус по-прежнему видел её такой, как при встрече – окружённой свечением, размывающей весь мир вокруг себя, делающей его несущественным. В его разноцветных глазах силуэт Гекаты был подчёркнут, как маркером – она не просто выделялась, но была исключением из всех возможностей. Словом, она была иная – не по сравнению с другими женщинами, а просто иная, не похожая ни на кого, единственная. Рядом с ней Янусу неудержимо хотелось встать и подойти ближе, чтобы смотреть на нее в упор, жадно, неотрывно. Всегда.
Он смахнул с лица длинную челку, сделал глубокий вдох, хотя и вовсе не нуждался в кислороде, выдохнул, положил ладонь на дверную ручку и повернул. Ему не нужен был ключ – для Януса не существует закрытых дверей. Со смущённой улыбкой на губах он шагнул за порог – и едва успел пригнуться от вазы, полетевшей ему прямо в голову.

[AVA]http://savepic.ru/5683751.png[/AVA][SGN]http://savepic.ru/5750819.gif
[/SGN]

Отредактировано Janus (2014-09-03 10:13:55)

+4

3

[AVA]http://s1.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/07/c277ed4350b95222a9483ec3cf71f0c4.png[/AVA]
Мир стремительно менялся, привычные очертания границ обыденного размывались с такой скоростью, что сложно было отследить те крохи чудес, что всё ещё считались невозможными и могли поразить. Явление Люцифера, молчаливая грусть крылатых вестников, смятение языческих богов и души людей, возросшие в цене как никогда – всё это происходило здесь и сейчас, хотя какой-то год назад казалось невероятным всем участникам сей грандиозной постановки.
Богине перекрёстков нравилось это смутное, сумеречное время, поскольку оно было ближе всего к любимой ею ночи. Но с некоторых пор первая ведьма всех времён не ступала в объятия ночи в одиночестве. Именно сейчас, когда угроза исчезновения острейшим мечом нависла над «пережитками прошлого» (каковыми считали древних богов приверженцы новых религий), Геката отчётливо ощущала своё одиночество. Само собой, колдунья следила за судьбой Януса, знала, о его возвращении, знала и о жертве, принесённой Бруно. Этот рыжий любитель вредных привычек и неприятностей удивил богиню. Настолько, что по ту сторону материального мира к Пассу, отправившемуся в путешествие по бескрайним просторам Вселенной, присоединился отосланный ею ворон, назначенный талисманом, психотерапевтом и просто модным аксессуаром.
К ней же на помощь никто не спешил.
Геката помнила тот день, когда она чуть не стала жертвой справедливого суда небесного ангела. Также ярки были в памяти встречи с демоном (от его силы у богини осталось самое пренеприятное впечатление) и тем, кто впечатлял без всяких сверхъестественных уловок, тем, кто стоял во главе безумного лунапарка, зовущегося Адом. Она, к слову, почти согласилась на любопытное предложение, сделанное самим Люцифером, всё же ночь тянулась к мраку и могуществу. Однако обещания, не произнесённые, но оттого не менее важные, крепко связали её с Двуликим. Теперь богиня, словно сама оказалась на перекрёстке, не зная, какой из дорог отдать предпочтение.

Нынешний день не отличался от предыдущих ничем.
— Дорогуша, не советую грызть мой ковёр, это может плохо кончиться для твоей пищеварительной системы.
Несколько ночных тварей, улизнувших из Тартара, нашли приют и защиту у Гекаты. Сама же богиня в окружении мифических чудищ ощущала себя, словно старая дева в компании сорока шести кошек.
Время от времени этот милый зверинец разбавляли зашедшие на чай с цианидом охотники. Но сегодня в доме двух языческих божеств было и без того достаточно весело.
Геката собиралась по своему обыкновению покормить зверушек и отправиться в кабинет, ко всем своим магическим гаджетам, благодаря тонкой настройке отслеживающим передвижения Януса. Но сегодня явно разгулялись какие-то магнитные бури – твари, порождённые тьмой Тартара, буйствовали, как никогда до этого.
— Эй, Пушистик, по-хорошему приказываю – поставь вазу на пол. Это, между прочим, антиквариат, — обратилась богиня к чешуйчатому монстру с крыльями, как у летучей мыши, когтистыми лапами и по-волчьи вытянутой мордой.
Как всегда и бывает в таких ситуациях, зверушка прикинулась слепой, глухой, хромой, а дабы добытый трофей уж наверняка не достался никому, запустила им во внушающую доверие дверь, которая как раз так вовремя распахнулась. Ваза пролетела над головой у нежданного визитёра. Геката замерла в пол оборота к двери, всматриваясь в незнакомое лицо. Взгляды двух божеств встретились. В глазах Гекаты отразились быстро сменяя друг друга: удивление, интерес, недоверие, надежда и безграничная радость.
Существа обступили свою хозяйку, намереваясь выдрать глотку каждому, кто покусится на её жизнь или же личное пространство.
— Тише, тише, мои хорошие, это не враг, — богиня потрепала по холке гигантскую псину, истекавшую зелёной слюной. — Ваш папочка вернулся, встретьте его как подобает.
Сама же Геката жадно всматривалась в новое лицо с такими знакомыми разноцветными глазами, впитывала новый образ и боялась пошевелиться, спугнуть долгожданного призрака.
— Ну здравствуй, незнакомец. Добро пожаловать домой, — улыбка, обращённая к мужу, расцвела летним теплом.

Отредактировано Hecate (2014-10-05 13:39:33)

+3

4

Янус уставился на бренные остатки вазы, почившие столь скоро и бесславно. А он ведь вынес её из Помпей в собственных руках.
– Она мне нравилась, – задумчиво заметил он, оборачиваясь к Гекате, которая со всех сторон была окружена, как Дионис вакханками, жутковатого вида созданиями. Нет, при определённом освещении эти существа могли бы показаться милыми... например, в полной темноте. Хотя именно в темноте вы бы меньше всего захотели встретить тех, у кого столь много когтей, клыков, рогов и прочих приспособлений для убийства. Дом, милый дом.
В том, как паркет плавился от зелёной слюны огромного пса, было даже что-то поэтическое.
– Есть кое-что срочное и важное, что я должен тебе сказать, но я скажу это позже – или не скажу никогда. И конечно, я не скажу тебе этого сейчас.
Он сделал несколько шагов вперёд. Дверь за его спиной медленно закрылась.
– Смотри, у меня новое лицо! У него есть щёки, нос и глаза, – он оттянул веки вниз, предоставляя Гекате лучший обзор на вышеупомянутую часть тела. – И брови! Брови Чингисхана – их тут раньше не было. А ещё уши. Я всегда хотел быть лопоухим. Теперь есть, на чём держаться капюшону.
С тех пор, как Янус покинул этот дом почти два месяца назад, его жизнь превратилась в «Форт Боярд», в котором его команда позорно проигрывала. Но стоило ему вновь увидеть Гекату, как всё встало на свои места: врата Сокровищницы распахнулись, все ключи оказались в нужных замках и укротительница тигров загнала зверей в клетки. И вот-вот на него посыпятся золотые монеты. Янус даже поднял голову, ожидая, что с лестницы на второй этаж ему блеснёт ярко-жёлтым и раздастся мелодичный звон. Но нет – сегодня ему на голову падали только вазы, да и главное сокровище его жизни было облачено не в золото, а в чёрное кружевное платье.
Под громкое рычание и дружеское ржание он подошёл к Гекате и взял её руки в свои, глядя в самые что ни на есть глаза. Его улыбка была кривой из-за производственного брака нижней губы, который Янус не стал исправлять. А потом – и этим он вызвал у местной фауны ещё больше беспокойства – обнял её.
– У меня для тебя есть замечательная новость. Мы должны спасти мир!
Комментарии не последовали, ибо Янус отвлекся на очень волосатую и зубастую тварь, которая решила, что его нога будет замечательно смотреться у неё во рту. Бог дверей и проходов мог открыть любой замок, но вот из цепкой хватки этой особы вырваться оказалось не так-то просто.
– Эм... Я стесняюсь спросить, откуда у нас дома так много этих премилых зверушек?
В общем и целом он привык к тому, что его жена – богиня мрака и чародейства, но иногда этого мрака и чародейства оказывалось чересчур много, тогда как количество богини на квадратный метр не изменялось.

[AVA]http://savepic.ru/5683751.png[/AVA][SGN]http://savepic.ru/5750819.gif
[/SGN]

+3

5

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/09/d52e7c24e4869a4c1c71bbc8b347e832.png[/AVA]
Воздух замер, как в тот день. В тот далёкий день два месяца назад, когда Геката почти потеряла своего возлюбленного. Но на этот раз богиня была бы не против провести в этом мгновении вечность, вглядываясь сквозь мерцающие пылинки в незнакомые черты самого дорогого существа.
Янус говорил, двигался, дышал, был собой. Жил. Когда заплутавший бог бескорыстной-помощи-ближнему-дальнему-и-тому-парню-слева приблизился, когда взял руки Гекаты в свои, богине стоило больших усилий сдержаться и не смять Двуликого в крепких объятиях, способных обратить в порошок камень.
Бог опаздывающих говорил и говорил, Геката не вслушивалась в слова, впитывала звук голоса, наслаждалась им. Её пальцы стискивали его ладони, врезались ногтями в кожу, сжимали, отпускали, чтобы сплестись вновь. Она заглядывала в глаза, в самую душу. Хотела обнять и расплакаться от счастья. Хотела разорвать на мелкие клочки, добраться до самого сердца божества и впиться в него поцелуем. Всё это проносилось во взгляде богини, меняющем своё выражение ежесекундно.
Янус приблизился, обнял. Гекату накрыло волной нестерпимого жара. Откинув назад голову, богиня закрыла глаза, позволяя тёплой дрожи охватить тело, втягивала тонкими ноздрями запах Двуликого. Её руки скользили по его плечам, спине, шее – беспорядочно, хаотично. Пальцы погружались в волосы – то бережно и нежно, то с силой запрокидывая голову бога.
— Шшшшшшшш, — серебряный коготь-кольцо прижался к губам Януса, призывая замолчать хоть на мгновение и позволить богине мрака насладиться долгожданной встречей.
Повинуясь короткому жесту, адские твари отошли в сторону, затем и вовсе покинули комнату, оставив богиню наедине с её вновь обретённым сокровищем.
— Хочу попробовать тебя нового, — улыбка богини сияла безумием и голодом, в глазах же плескалось безграничное обожание. Острый коготь прочертил линию от брови по щеке, задев губу, к подбородку и шее. Линия быстро расцвела алым. Геката слизнула кровавый след медленно, глядя во все глаза на бога, смакуя.
Срывать с Януса одежду было приятно. Всего лишь тень глубинного желания разрушать, уничтожать. Треск ткани, глухая дробь рассыпавшихся по полу пуговиц – музыка для натянутых от сдерживаемых эмоций нервов. Геката впивалась в обнажённую кожу зубами, ногтями и поцелуями, шептала проклятия и признания, обожала Двуликого и в той же мере ненавидела. За то, что оставил её так надолго. За то, что снова предпочёл ей чужие проблемы. За то, что был так нежен и податлив.
Платье Гекаты вспыхнуло холодным пламенем, осыпалось пеплом, не смея сковывать богиню, отделять её от того, кого ей сейчас хотелось больше чего бы то ни было в целом мире.
— Я места себе не находила от беспокойства, — Геката опустилась на колени, прижалась губами к колену Януса, обвив руками ногу, лаская кожу подушечками пальцев, вспарывая ногтями.
— Я ждала, — подняв голову, посмотрела снизу вверх на своего бога, заново чувствуя всю пережитую печаль.
Нежность во взгляде быстро сменилась хищной яростью. Геката потянула Двуликого к себе, увлекая на пол ласками и поцелуями. Только он умел усмирять богиню мрака, только ему хватало для этого выносливости и любви.

*****

— Кажется, ты что-то говорил о спасении мира? — миролюбиво поинтересовалась Геката, прижимаясь сытой улыбкой к груди Януса.

+4

6

Казалось, за 977 лет, проведённых вместе, он должен был выучить Гекату наизусть. Но как можно полностью познать стихию – бездну, которая притягивает к себе, искушает заглянуть, но губит всякого, кто возомнит, что способен подчинить её? К ней можно лишь прикоснуться – и надеяться, что это касание продлится как можно дольше, что её дикая сила не сомнёт тебя. Мотылёк, подлетающий к свече, знает, как больно плавятся крылья.
Боги не говорят о любви. Обещание вечной любви им, в отличие от людей, приходится выполнять. Но с того самого момента, когда он увидел Гекату, Янус знал: их судьбы связаны. И как же долго он ждал, чтобы это узнала и она.
Он только сейчас понимает, что с самого порога встретил её неправильно – он должен был упасть перед ней на колени и молить о прощении, о том, что позволил себе попасть в капкан, что бросил её. Янус поступил сегодня как мальчишка. Боль там, где ногти Гекаты коснулись его новой кожи, неощутима. Янус бы позволил ей и сердце вырвать из груди. Всё равно оно принадлежит ей.
Он и не осознавал, как сильно соскучился. Геката ему это показала.
Янус сбрасывает одежду, как старую кожу, и не мешает терзать своё новое тело. Это – его жертвоприношение, поцелуи – его молитва. Одежда под его пальцами превращается в прах – последняя преграда из множества других, что все эти месяцы вставали между ними.
Он ничего не отвечает, слова – это ветер. Вместо этого Янус следует за ней, вместе с ней, к ней. Он опускается на пол и делает всё, чтобы она забыла о своём ожидании и беспокойстве. Так он возвращается домой.
Сейчас всё происходит быстрее, острее, чем неторопливо-чувственными днями и ночами, которые они проводили прежде, – движения супругов сильные и жадные, нетерпения в них больше, чем нежности, словно оба они вернулись из изгнания или сбежали из тюрьмы и теперь празднуют свою свободу. Они любят друг друга громко, не полагаясь на удачу, а стремясь получить всё и как можно скорее. И знают, что в самом конце, после того как они вновь утвердят свои права друг на друга, они смогут наконец воссоединиться.
Да, они были живы и могли любить друг друга. Но это ненадолго: вот уже наслаждение стало мучительно-острым, почти невыносимым, словно нервные окончания зачищали лезвием бритвы, – а затем всё кончилось. Но они не отодвигались друг от друга: пусть их больше не разделяет ни один лишний дюйм. И они лежали на полу, сжимая друг друга в объятиях и слушая, как замедляется биение сердец.
Слова Гекаты нарушили покой, который укутывал, как одеяло.
Я так сказал? – ему ещё сложно было думать. – Ах да, я же умею разговаривать.
Он не замедлил проверить это открытие на практике.
– Так говорит пророчество. Ну, не совсем пророчество – скорее обещание, – он уткнулся носом в её волосы, сделал глубокий вдох. Его новообретённые мысли мчались на всех парах, опережая возможности расслабленной оболочки.
– Я ещё не знаю, от кого, не знаю, почему, и, честно говоря, понятия не имею, как. Но я работаю над этим.
Он знал, что ему понадобится помощь – он искал её у Эскулапа и пытался разглядеть в боге-воине. И только сейчас Янус понял, каким идиотом был всё это время. Ведь это было так просто! Разве есть кто-то, кому он может доверять больше?
– И у меня получится лучше, если рядом будешь ты.
О лучшем напарнике и просить нельзя.

[AVA]http://savepic.ru/5683751.png[/AVA][SGN]http://savepic.ru/5750819.gif
[/SGN]

+4

7

[AVA]http://s1.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/07/927b5a30789dfb62a60ea9900f2b9bfd.png[/AVA]
Некоторые решения кажутся невероятно простыми и очевидными. Иногда прямые дороги длиннее извилистых. Порой, чтобы найти ответ, находящийся под самым носом, приходится обойти весь земной шар и вляпаться в пару-тройку параллельных измерений. В таких поисках ни время, ни расстояние не имеют значения, главное – обрести искомое.

Смертные умудрялись тратить драгоценные часы своей жизни на злость и обиды, боги не могли позволить себе подобной роскоши.
Геката вдыхала новый запах своего возлюбленного, оглаживала его тело, испещрённое свежими следами её вспыльчивой ярости. Янус был здесь, совсем рядом. Он жил, дышал, спешил творить свои безумные добрые дела и снова нуждался в ней. Богиня мрака улыбалась – охота удалась на славу, на этот раз добыча не ускользнёт.
— Кто бы сомневался, — тихо усмехнулась богиня, позволяя укутать себя согревающими объятиями. — У тебя, как всегда, море конкретной информации. Что ж, придётся выйти на след твоего пророчества, распутать этот потерянный клубок. Должна же я знать, во что на этот раз угораздило вляпаться моего дражайшего супруга.
Время сейчас было похоже на медленно падающие снежные хлопья, таящие на подлёте к тёплой поверхности ещё не выстуженной земли.
Геката извернулась, выпутываясь из рук Двуликого, с весёлым рыком опрокинула его на спину и нависла полуночной опасностью. Взгляд Януса всегда обезоруживал богиню неизбывным доверием и детской открытостью.
— Мои услуги стоят дорого – каждая твоя ночь отныне принадлежит только мне. Не забывай, кто твоя богиня. Будешь моим любимым жертвоприношением.
Прихватив Януса зубами за подбородок, Геката приникла к нему разгорячённым телом, словно текучее пламя, которое невозможно потушить, можно лишь приручить ласковым взглядом и невесомым поцелуем.

+2

8

Те, кто попал в сети тяжелых наркотиков, будь то героин, метамфетамин или настоящая любовь, зачастую пытаются сохранить шаткое равновесие между секретностью и экстазом, шагая по канату жизни. Сохранить равновесие, удержаться на канате сложно даже при ясной голове, а уж в состоянии эйфории практически невозможно.
– Боюсь, на этот раз дело не только во мне, – хотя Янус улыбался, улыбка эта сквозила грустью.
Но он не хотел омрачать день их встречи, поэтому поддался её игре, упал перед ней, подставляя беззащитное тело любой прихоти.
И обнял её так крепко, словно это определяло жизнь и смерть. О, если бы судьба мира зависела от их любви, не было бы места безопасней и прекрасней. Если бы это помогло им спастись от беды, Янус никогда бы не выпустил её из своих рук, и спустя века после того, как наступит их срок – а он всегда наступает, даже для богов, – их тела бы осыпались прахом, смешавшись. Так, в смерти и тлене, они бы навеки стали одним целым.
Сейчас её глаза казались тёмными, почти синими – глядя в них, не мудрено было поддаться тому колдовству, что веками пугало одних смертных и сводило с ума других. Янус всегда знал, что эта богиня ему не принадлежит, что он лишь заимствует её – у неё самой, у её дочери, у лунного света и мрака, которым она покровительствует. И, как и всё взятое взаймы, рано или поздно её придётся вернуть.
Но не сегодня. Этот день станет днём утешения и новой надежды, как когда они встретились впервые, чтобы не разлучаться очень долго. Он помнил это так хорошо, словно до сих пор видел своим левым глазом, даже спустя столько времени, всегда: Геката стоит на пляже в лунную ночь. Прилив, море спокойно, воздух напоен ароматами, на волнах играют последние отблески заката. Янус обращается к ней и просит подойти и взглянуть или, точнее, прислушаться. Вместе они слушают, как шуршит по камням прибой, и слышат в этом звуке глубокую печаль, восходящую к седой древности. Давным-давно, говорит Янус, когда земля была ещё молода, в шуме волн слышалось утешение и ничто не стояло между человеком и богами.
Но сегодня вечером, когда они, пьяные от ласк, отправятся на прогулку, в шорохе волн, набегающих на калифорнийский берег и отбегающих вспять, влюблённые услышат лишь горе. Они повернутся друг к другу, и, прежде чем он ее поцелует, Янус скажет: мы должны любить друг друга, мы должны быть вместе, особенно теперь, когда вокруг нет ни мира, ни покоя и две армии, сойдясь на человеческой земле, готовятся к битве.

[AVA]http://savepic.org/6432638.png[/AVA][SGN]http://savepic.org/6443902.gif[/SGN]

+2


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (24.02.2014) Синее и взятое взаймы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC