In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных флэшбэков и AU » (~3500 лет до н.э.) Как я встретил вашу маму


(~3500 лет до н.э.) Как я встретил вашу маму

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время действия: около 3500 лет до нашей эры
Участники: Гор, Хатхор
Место событий: где-то на просторах Египта
Описание: некоторые романтические истории начинаются с ослепления.
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/5/5/7/2/557272/81740694.png[/AVA]

+1

2

Даже сквозь давящую пелену полубеспамятства Гор понимал: произошло что-то плохое. То, что он обязан был остановить. Он ведь был рождён как защитник Кемета, он должен был пресекать зло. Но не ощущал в себе ни капли силы.
Его свет иссяк, начисто. И вокруг тоже была темнота, озарённая алыми режущими всполохами.
Он хотел провести рукой по глазам, но лишь коснулся кончиками пальцев - и голову насквозь прошило болью. На пальцах осталось влажное, липкое. "Я ослеплён, - понял Гор с удивительным хладнокровием. Тело металось и билось на земле, но мысли были чёткими и двигались по привычным маршрутам. - Это очень осложнит воцарение".
В ушах отдавались мучительные хрипы загнанного существа, так сложно было признать в них свои собственные. Оставалось лишь радоваться, что рядом никого нет. Никто не станет свидетелем слабости сына Осириса.
"Что же произошло? Почему я здесь?"
Он помнил, что находится где-то в горах. Помнил боль и раскаяние, но не знал, чем они вызваны. Просто колкие чувства сидели в глубине сердца и вспыхивали при каждом ударе.
Он совершил нечто ужасное.
Теперь следовало это исправить, поэтому Гор собрался с силами и пополз вниз по склону. Ладони то и дело натыкались на странные следы, испещрявшие горную породу. Они дышали светом, его силой. Яростью. Широкие рытвины, чёткие кратеры и узкие борозды, будто кто-то кромсал и резал гору. Вокруг пахло опалённой травой. Что случилось? Была драка?
Неловко зацепившись за камень, Гор покатился вниз. Попадающиеся уступы стёсывали кожу и отбрасывали его в сторону, будто затеяли жестокую забаву с ненужной игрушкой. Удивительно жёсткая трава то и дело хлестала по лицу. Никак не выходило зацепиться за что-нибудь. Удалось остановиться, лишь когда началась более пологая часть.
Не в силах сдвинуться, он лежал, распластанный, прижимая к себе отбитую руку. Глаза засыпало песком, который жёг, как бессильная ненависть.
Точно. Он вспомнил. Он отрубил голову матери.
Они с Сетом соревновались за право занять престол. Ныряли в Священную реку. Пытаясь помочь Гору, Исида метнула заговорённый гарпун - и попала в сына. Отозвала оружие, метнула снова, пригвоздила Сета ко дну. Там бы он и погиб. Но Исида поддалась жалости к брату, пусть он и убил её мужа, и выпустила его. Тогда Гор всплыл на поверхность и снёс ей голову.
Почему он был в такой ярости? Как обратил свой меч против матери?
Гор не мог сказать. Осознав, что наделал, он бросился прочь. Сет нашёл его в горах, спящего и измотанного переживаниями, и ослепил. А он... незрячим метался и рушил всё вокруг, пока не остался без сил. В тот момент он не осознавал себя. Как и чуть раньше, когда хопеш обагрился кровью Госпожи Звёзд. Будто пришёл кто-то другой, заранее вынесший всем приговор, ненавидящий во всю душу.
Теперь следовало вернуться. Найти тело матери, оплакать его. Принять достойную кару. Впрочем, сгинуть в одиночестве - ничем не хуже. Но правильней было вернуться к матери.
Гор лежал, собираясь с силами. Спустя полчаса перевернулся на живот. Это усилие далось с трудом. Пришлось подождать ещё. И ещё.
Тысячу вдохов спустя он почувствовал рядом чужое присутствие. Приподнялся на руках, слепо поводя головой из стороны в сторону. Рухнул обратно. Попытался что-то сказать, но запёкшиеся губы не пропускали слов.
Почти в зените стояло мутное солнце, лишь недавно вернувшее свой свет миру. Тень, затмевавшая его, медленно ползла прочь.[AVA]http://static.diary.ru/userdir/5/5/7/2/557272/81751347.png[/AVA]

+4

3

[NIC]Hesat[/NIC][STA]Обнять необнятное[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/ThXgF.jpg[/AVA]Солнце поднималось всё выше над горизонтом, распуская обжигающие, жалящие лучи, как огненный цветок. Ещё немного – и над горами, над потрескавшейся от постоянного зноя землёй поползёт душное жаркое марево. Всё живое попрячется от губительного зноя. Всё, кроме того, кто не может никуда уйти.

Сына Исет боги стали искать вскоре после её гибели. Вестники разошлись в разные стороны, обыскивая каждый уголок Чёрной земли, но пока не преуспели в своих поисках. Гор оставался ненайденным.
Хесат не умела искать, да и не хотела. Она не желала зла сыну Великой Чарами, но он не был ей дорог. Всего лишь один из многочисленных божественных отпрысков – таких сотни в земле Та-Кемет. Пусть мать возлагала на него особенные надежды, всё же Гор оставался одним из многих. Хесат и без него продолжала бы улыбаться, ведь солнце по-прежнему на небе и Ладья Миллионов Лет всё так же безмятежно повторяет своей привычный путь по небосводу. Она продолжала бы, если бы в воздухе не витал привкус горечи.

О, это был особенный привкус – в нём смешались отчаяние и надежда, разбавленные горем, страхом и жаждой мести. У эмоций порой бывает весьма дурное послевкусие, а для Хесат, которая давно научилась их чувствовать, оно и вовсе казалось невыносимым. И богиня тоже решила искать – не ради Исет, не ради её сына, а ради того, чтобы разбить затянувшееся ожидание и изгнать темноту из своих мыслей. Она пошла туда, где никто ещё не искал, и настроилась не на то, чтобы увидеть, а чтобы почувствовать. Так Гор и нашёлся – сплошной сгусток боли, истерзанный чувством вины сильнее, чем увечьями.
Это страдание было невыносимо. Хесат застыла на месте, чувствуя, как слёзы сами катятся из глаз. Это она потеряла мать, это она проклинала себя за неоправданную жестокость, это она мучилась от ран. Богиня давно не встречала таких сильных эмоцией. Владыки Кемета, вкусившие вечности, становятся безучастны, но этот… О, этот бог был ещё слишком молод, чтобы очерстветь душой.
Чтобы просто подойти к Гору, ей потребовалось закрыться, возвести барьер, чтобы отделить его чувства от своих собственных. Слёзы по-прежнему катились из глаз богини, но теперь просто от жалости, а не от скорби по Исет.

- Тише, - прошептала Хесат, опускаясь на начавшие нагреваться камни рядом с раненым. – Твой враг далеко.
Она не была уверена, слышит ли её Гор. И слышит ли он хоть что-нибудь вообще. Хесат наклонилась ниже, осматривая глубокую колотую рану на плече, синяки и царапины по всему телу. И глаза… Глаз не было. Хесат прижала обе ладони к губам, сдерживая рвущийся наружу крик.
«Я вылечу его. Я смогу, иначе история закончится здесь, когда солнце поднимется достаточно высоко. И вскипятит ему мозги».
Несколько мгновений она просто смотрела, заставляя себя привыкнуть к виду ран. Богиня не боялась крови, она боялась зацепить хотя бы отголосок той боли, что сейчас терзала раненого. Боялась – и одновременно хотела почувствовать, чтобы понять, что из себя представляет тот, кто оказался в её руках.

Наверное, Хесат могла бы развернуться и уйти. Позвать на помощь других богов, среди них нашлось бы много тех, кто жизнь бы отдал за сына Исет. Но её сердце разрывалось от жалости.
- Бедняжечка… - чуть слышно прошептала Хесат.  – Бедный бедняжечка… Сейчас я тебя вылечу.
Она осмотрелась кругом. Только скалы вокруг, только скалы и вездесущий песок.
И тогда богиня сердито поджала губы. Богиня сердито прищурила глаза. И приказала:
- Газель! Живо!
У газели просто не было выбора. Она, которая только что паслась неподалёку, объедая чахлые желтоватые кустики, вдруг оказалась перед богиней. Реакция её была предсказуемой: газель намеревалась дать дёру немедленно, лишь только почуяла запах крови. Но не тут-то было.
- Уйти вздумала, негодяйка?! – возмутилась Хесат, подобралась и прыгнула. Запястья богини украшала пара килограммов золота, ещё килограмм кокетливо обвивал шею, притворяясь ожерельем. Платье было узким и не приспособленным для акробатики. Но Хесат прыгнула, своим весом придавливая газель к земле. И несчастная покорилась судьбе.
Продолжая беззвучно плакать от жалости к бедному бедняжечке, богиня решительно подтащила за ногу газель, которая теперь не пыталась сопротивляться. И подоила с пугающей решительностью.

Молоко свежепойманной газели и слёзы богини радости – такого лекарства не пропишет ни один врачеватель, если только он ещё не сошёл с ума. Это не должно было подействовать, но подействовало: Хесат знала это, закрывая тонкими ладонями пустые глазницы. Кровь и молоко текли сквозь пальцы, и слёзы богини были сладкими, как летнее вино.
- Ну пожалуйста, - шептала Хесат, как будто исключительно от Гора зависело, отрастить новые глаза или нет. – Пусть тебе станет лучше.
Солнце поднялось выше, превращаясь в горящий в синеве костёр. Всё живое замерло, распласталось, будто накрытое раскалённым металлическим блюдом. Время вышло.
Хесат отодвинулась, пальцы коснулись щеки Гора, стирая подсохшую кровь. Этого было недостаточно: чтобы отчистить сына Исет потребовался бы целый ушат воды. Или два. Или Нил.
- Открой глаза. Прошу тебя.

+3

4

Темнота. Свыкнувшись с ней, доверившись другим чувствам, удавалось выхватить из клубящегося мрака какие-то куски реальности. Чужие лёгкие шаги. Камни под собой. Дуновение ветра - теплеющее.
Гор не видел, но знал, чувствовал, что солнце вступает в свою силу, как ребёнок не глядя чувствует, когда его мать улыбается.
Рядом с ним кто-то был, женщина, богиня. Гор слышал голос - сквозь отчаянную боль и болезненное отчаяние прорывались только интонации, успокаивающие, мягкие. Обволакивающие - и неважно было уже, что говорит богиня. Она могла бы превозносить Сета, а Гор лишь тихо внимал бы.
Прикосновение, последовавшее за словами и пришедшее после недолгой странной возни, было ласковым. Он не заслуживал такого, никак, но не мог отказаться от чужого тепла. Дёрнулся лишь единожды и замер, доверяясь.
Пахло шерстью, молоком, кровью. И последний оттенок запаха растворялся, размывался, стирался мягкими касаниями. Как не было. Под веками зрел жар.
Гор распахнул глаза, мягко отвёл от лица чужие ладони.
Первым, что он увидел, были уши. Аккуратные, изящные и симпатичные коровьи уши, покрытые короткой нежной шерстью. В сочетании с совершенно человеческим лицом смотрелось необычно.
Он видел благодетельницу, но что важнее - он видел.
Он смотрел на небо, на золотой солнечный лик, заливающий мир живительным светом, на богиню с залитым слезами лицом, на спешно улепётывающую газель помятого вида, на бесплодные скалы вокруг - и наружу прорывалась неуместная счастливая, совершенно детская улыбка. Боль ушла. Зрение вернулось. Его глаза были исцелены - и он мог видеть свет.
Гор поднялся, изо всех сил держась прямо. Тело могло получить сколько угодно ударов и ран, но гордость оставалась неприкосновенной - и она требовала не показывать слабости перед той, кто и так застал его не в лучшем виде.
- Я безмерно благодарен тебе, о великая богиня. Дозволено ли мне будет узнать имя той, кому я обязан зрением? - сказал он, стараясь не сбиваться на хрипы. - И знаешь ли ты, кому помогла?
"Убийце собственной матери", - застыло непроизнесённым.
Гор провёл пальцами по векам, будто лишний раз удостоверяясь, что глаза излечены. Теперь он сможет вернуться к месту спора и смерти Исиды и встретить своё наказание. Сил по-прежнему не было, но теперь Гор мог добраться.
Он снова склонился пред богиней, запечатлевая её образ в памяти. Как будто он может забыть лицо, что увидел первым после мрака. Ну и да, уши. Запоминались.
- Я должен продолжить свой путь. Но без тебя я не смог бы его увидеть.
Кто-нибудь не слишком дружественно настроенный и прозревающий суть, услышав это, сказал бы, что раз к Гору вернулась его обычная манера разговаривать, значит, опасность для жизни миновала. Он был бы абсолютно прав.
[AVA]http://sf.uploads.ru/6kuKP.png[/AVA]

+2

5

[NIC]Hesat[/NIC][STA]Обнять необнятное[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/ThXgF.jpg[/AVA]Хесат никто не называл великой богиней. Вот Великой Коровой – сколько угодно, но она не собиралась в этом признаваться. Благодаря многочисленным почитателям, которым она ненавязчиво подсказывала, как и в каких количествах её почитать, у Хесат появилось женское тело – красивое настолько, насколько у паствы хватило воображения. А вот уши остались. На память.

И сейчас именно уши показывали всю степень отчаяния своей хозяйки. Подлая газель сорвалась с места сразу же, как только Хесат зазевалась и отпустила её ногу. Она даже не пожелала подождать, пока лечение закончится – ведь одними вырванными глазами раны бедняжечки не ограничивались. Богиня посмотрела вслед негодяйке с укоризной, но звать её назад не стала: не хотелось позориться, ведь доить газелей Хесат на самом деле не умела.
Богиня махнула левым ухом, не то отгоняя пролетавшую мимо мошку, не то подтверждая, что действительно знает, кого лечила.
- Я знаю, кто ты, - кивнула она. – Но это ничего не меняет.

В её взгляде не было осуждения, только грусть. Бедняжечка очень страдал и наказал себя больше, чем это мог сделать самый строгий в мире судья. Но, Хесат была уверена, не все боги отнесутся к поступку Гора с таким пониманием. Первым убийцу Исиды опознала Нехбет. Пролетавший в небесах коршун видел, что произошло, и в следующее мгновение богиня, чьим символом была эта птица, увидела то же самое. От Нехбет горячую новость узнала её закадычная подруга Уаджет – обе числились в покровительницах фараона и, если и грызлись, то беззлобно. А от Уаджет весть доползла и до остальных. Вот так Гора начали искать.
- Небеса были милостивы к тебе, сын Исиды, - сказала богиня, - потому что позволили мне найти тебе. Мне, а не кому-нибудь другому. Я Тасенетнофрет.
Из всех своих имён Хесат выбрала самое малоизвестное. Оно ничуть не объясняло, чем занимается богиня, зато чрезвычайно льстило своей обладательнице, называя её первой красавицей Обеих земель.

Хесат сделала глубокий вдох – готовилась. И когда Гор склонился перед ней, она вытянула всю боль, что в нём была. Вытянула разом, едва удержавшись на ногах. Сожаление, ненависть к самому себе – это было похоже на огромную каменную плиту, способную убить бегемота. Но Хесат была чуть покрепче.
- Да,  - сказала она тихо, вместо слов прощания, - продолжай свой путь. Может быть, мы встретимся однажды.
«Но зачем? Незачем. Я помогла тебе, сын Исет, я унесу твоё горе с собой. И хватит с меня».
Сказала – и исчезла, будто её и не было.

Отредактировано Hathor (2014-09-14 22:35:33)

+2


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных флэшбэков и AU » (~3500 лет до н.э.) Как я встретил вашу маму


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC