In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Прошлое и будущее » (3385 г. до н.э.) Я в шоке!.. А, нет, подожди, это ты в шоке!


(3385 г. до н.э.) Я в шоке!.. А, нет, подожди, это ты в шоке!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время действия: 3385 год до нашей эры.
Участники: Гор, Таурт
Место событий: Дворец Гора. надеюсь, хотя бы этот не из глаза
Описание: Разделенная ненависть объединяет сильнее, чем разделенное несчастье. Особенно, если ненависть крепкая и подпитывается чувством высшей справедливости.
Или же примитивной мстительности.
P.S. Даже если Сет не виноват, все равно во всем виноват Сет.

0

2

Даже будучи разрубленным пополам, змей продолжал тянуться к Таурт. Злобой и живучестью он явно пошёл в своего хозяина.
Гор принял на щит удар гигантской морды, истекающей ядом и ненавистью, тут же отсёк голову змея мечом. Упав оземь, она продолжала шипеть и сверкать глазами. На остатках шеи голова пыталась ползти к богине, что была целью. Гору пришлось разрубить и голову, и тушу существа на мелкие куски, чтоб они, наконец, утихли.
Он вытер с лица брызги чёрной крови, растворил оружие. Вдохнул и выдохнул, выжидая, пока горячка боя отступит. Подступил к Таурт и протянул руку, чтоб помочь ей подняться.
- Прости, что тебе пришлось лицезреть сцену сражения.
Совсем не то, что пристало наблюдать покровительнице новорождённых, но оттащить змея от неё было невозможно. Гор и так еле успел встать меж ним и Таурт. Секунда промедления могла бы привести к плачевному итогу.
Он вгляделся в тёмные глаза богини, невольно снова испытывая злость.
В какой ярости он был, когда узнал, как Сет обошёлся со своей супругой. С женщиной, которая связала с ним свою жизнь, которую должен был защищать и оберегать, пусть он хоть трижды пустынный бог зла.
Хатхор успокаивала мужа, её слова и прикосновения разгоняли алую пелену, что затмевала взор. Но стоило увидеть её хрупкие пальцы, провести по точёному плечу, вдохнуть умиротворяющий запах с нежной кожи - как Гор снова срывался в пока тихое кипение. Женщины, даже когда они богини, они ведь беззащитны, мягки, им так легко причинить вред. И Сету наверняка было очень легко.
- Я рад, что ты снова в этом мире, - выдохнул Гор, не позволяя себе злость. - И что ты пришла к нам. Хатхор очень тревожилась о тебе.
Тут он заметил, что в предплечье у него засел острый шип из тех, что венчали хвост змея. Нахмурившись, он извлёк шип, остановил кровь повязкой из света. Одними глазами сказал "Какая же сука твой супруг", но тут же одёрнул себя.
Таурт искала спасения именно у них. Хотелось верить, что это не было случайным совпадением. Гор - верил.
Его потребность защищать могла бы объять крылами всю страну, Обе Земли, но пока он не заслужил такого права. Сейчас он мог - должен был, хотел - лишь оградить от опасности одно-единственное божество, помимо тех, за кого уже был в ответе.
- О Великая, покровительница рождения, - заговорил он, прервавшись лишь на то, чтоб пригвоздить к земле задрожавший было хвост змея. Разгневанно свистнул меч, взрезал воздух, рассёк чешую и плоть под ней. - Прошу, позволь предоставить тебе защиту. Клянусь, я обеспечу тебе безопасность, полагающиеся почести, уважение и безбедную жизнь. Он никогда больше не доберётся до тебя.
[AVA]http://firepic.org/images/2014-05/23/racwchcjrepe.gif[/AVA]

+2

3

- Ненавижу Сета! – фраза, вырвавшаяся из легких вместе с первым, еще болезненным глотком воздуха, определила настроение всего дня.

Позднее, когда Таурт слегка приуняла свою ненависть, сломав на две части защитный амулет, у нее появились все основания ненавидеть бывшего супруга еще сильнее. Жаль только времени упиваться своей ненавистью у богини совершенно не оставалось, ибо главным основанием служил огромный змей, явно неземного происхождения, который почему-то решил, что воскресшая богиня послужит неплохой тяжелой закуской перед ужином.
Конечно же, его послал за ней Сет. А кто же еще?
Времени думать не было, надо было бежать. И Таурт бежала, впрочем, не забывая посылать в адрес рептилии заковыристые проклятия, тяжелый бронзовый анкх, который, вопреки всем верованиям, служил куда более надежной защитой, чем его изображение, начертанное на папирусе. И сандалики.

- Я сама до него доберусь, - едва оправившись от потрясения и смирившись с тем, что свидание с Анубисом откладывается на неопределенный срок, зашипела Таурт, невольно уподобляясь извивавшемуся в конвульсиях змею. Ей следовало преисполниться благоговением и благодарностью к своему спасителю, но взять себя в руки и вести себя как подобает при особе царственных кровей, почему-то не получалось. Вместо «О, великий царь Кемета, благодарю тебя за спасение, я у тебя в долгу – отныне и навек», изо рта женщины выходили только проклятия и непристойные эпитеты в сторону не к ночи помянутого бывшего мужа, самым приличным из которых был тот, который в цензурном переводе означал «Пожилой извращенец, благоволящий кастрированным ослам мужского пола».
- Прости, мой царь, - женщина оборвала себя на середине очередного проклятия и склонила голову, не совсем вовремя, но все же вспомнив о правилах приличия. Она опустила глаза, мучительно подбирая слова. Взгляд остановился на белоснежных сандалиях Гора и собственных босых ногах, что вызвало очередной приступ праведной злости и совершенно неуместной зависти. – Я слегка расстроена тем, что мой… Что коварный Сет способен на столь низменную подлость, и не успокоился, умертвив меня однажды.
Губы Таурт исказила злая улыбка. Когда опасность осталась позади и у женщины появилась возможность анализировать ситуацию, она поняла, что Сет не только не мог знать о ее возвращении в мир, но и отродясь не страдал столь идиотскими приступами мстительности. Впрочем, Гору об этом было совершенно необязательно знать. Все равно не поверит, а никаких причин оправдывать бывшего мужа в глазах его заклятого врага у Таурт не было. Скорее, наоборот. Она хотела мстить. А в столь деликатном деле необходимы сильные покровители.
– Гор, мне страшно, - доверительным шепотом сообщила она, ухватив сына Осириса за запястье, словно боялась, что он, решив, что его долг выполнен, исчезнет в направлении новых подвигов.  – Он впал в ярость, когда я отказалась исполнить его приказ убить Хатхор и Хапи. А потому убил меня.
Женщина пожала плечами, словно произошедшее значило не больше, чем обычная повседневная неприятность.
– Я не могу принять твое великодушное предложение. Сегодняшний инцидент наводит на мысли о том, что он не успокоится, пока не доведет свое дело до логического итога. Мое присутствие в твоем доме навлекает опасность на тебя и твою семью. Это недопустимо.
[AVA]https://pp.vk.me/c617330/v617330190/1b1d1/k673GIbuy8k.jpg[/AVA]

+3

4

Таурт ругалась. О, как красочно и изощрённо она ругалась. Окажись Гор на месте того, в чей адрес лились эти словесные экзерсисы, шарахался бы от ослов, голошеих стервятников и удлинённых греческих амфор до конца дней своих. Просто во избежание, чтоб случайно не поддаться тёмной жажде.
Слушая брань, Гор испытывал двойственные чувства. С одной стороны, не пристало богине-покровительнице новорожденных так выражаться. А с другой, он был всецело согласен с большей частью утверждений. А некоторые взял на заметку: даже от Сета Гор не мог ожидать такого. Сказать по правде, он и не подозревал о технической осуществимости многих описанных Таурт действий.
"Но... инжирным деревом?.." - вопреки собственному желанию он всё-таки представил это. И тут же захотел прополоскать мозги по меньшей мере половиной Нила.
Он не сразу понял, когда ругательства сменились словами благодарности, но тут же одёрнул себя, вернул к настоящему моменту.
К воскресшей и едва не погибшей снова богине. К её страху, что нужно было развеять.
Гор посмотрел на изящные пальцы, сжавшие его запястье, и подумал о том, что лишь самый последний скот может убить собственную жену.
- Что?! - взвился он, услышав признание Таурт о том, из-за чего она встретила смерть. - Насколько же низко он пал?!
Он сжал кулаки и на несколько секунд замер, переживая острое желание немедленно, сейчас же, броситься на поиски пустынного. И бить его до тех пор, пока чёрное гнилое сердце не вылезет из покоробленных агонией губ. Сначала нужно было успокоить Таурт, убедить её в том, что она должна принять верную сторону. Обезопасить.
Его трясло от ярости, но он сдерживался, отчаянно сдерживался.
- Ненавижу Сета! - вырвалось из самых глубин его души.
Гор развёл руки и сделал стремительное движение, будто хотел хлопнуть ладонями друг о друга - но они не соприкоснулись. Потревоженный стремительным движением свет загустел, обвил кисти рук, затрепетал меж ними комком белого пламени. Гор размял его, вдыхая свою силу, и швырнул оземь.
Из пыли поднялся сияющий воин, облачённый в тяжёлые доспехи, которых не знали в Кемете. Сплошь сияние и блеск, непробиваемая защита и шипы. Нагрудный щиток доспеха был распахнут - под ним вместо живой плоти зияла оттеняемая светящимися доспехами пустота. В груди этого воина было лишь сердце, недвижное, холодное. Оно ждало того, что заполнит его смыслом.
Гор указал Таурт на воина.
- Этот страж существует для того, чтоб охранять тебя. Одари его каплей своей крови - и он начнёт службу. Его сердце открыто для тебя, как двери моего дома. Я создам столько воинов, сколько капель крови ты сочтёшь нужным отдать, и они последуют за тобой, если ты хочешь уйти. Но прошу, останься. Я воевал с Сетом, сколько себя помню. Я способен защитить от него тех, кто доверился мне.
Он обхватил ладонями плечи богини, заглянул ей в глаза.
Может, чудилось, но она пахла Сетом. Его прикосновениями.
- Клянусь, - Гор смотрел так, будто надеялся своей уверенностью выжечь страх на дне её глаз, - я защищу тебя. Если ты войдёшь в мой дом, Сет больше не причинит тебя вреда, он больше не будет иметь власти над тобой. Никогда. Но тебе придётся отречься от него, раз и навсегда.
Это было намного сложней, чем уколоть палец и выдавить каплю крови. Намного больше, чем можно потребовать от недавно преданной, но любящей супруги. И то, чего нельзя избежать.
Бегство, преследование змеем, слова об убийстве - всё это могло оказаться частью тщательно спланированного обмана, порождением изворотливого ума бога зла и бедствий. Кто знает, может, истину несли в себе лишь слова о том, что Таурт было поручено убить Хатхор и Хапи. Тогда, получив приглашение поселиться во дворце Гора, она обрела бы прекрасную возможность добраться до них.
Гор моргнул - веки на долю секунды скрыли пронзительный взгляд.
Он доверялся, рискуя теми, чьим благополучием нельзя рисковать. Но не мог иначе, ведь Таурт искала защиты именно у него.
Прося отречься от Сета, Гор просто хотел быть уверенным, что Таурт, поддавшись сиюминутному порыву, не вернётся к мужу, чтоб снова быть убитой.
- Расскажи мне всё. Он действительно хотел погубить моих жену и сына?
"Убьюубьюубью", - стояло у него в глазах за тревогой и жаждой защитить.[AVA]http://firepic.org/images/2014-05/23/nw05nmbdeib7.jpg[/AVA]

+3

5

Ненависть Гора была тяжелой, осязаемой. Даже странно, что он, не ощутивший на своей шкуре всю прелесть совместной жизни с Сетом, может ненавидеть его так сильно, самозабвенно, с восхитительной самоотдачей этому светлому и полезному чувству. Таурт слегка испугалась – не побежит ли амбициозный царь Кемета устраивать внеплановую, но от того не менее Великую и Решающую битву прямо сейчас? Саму вероятность бессмысленного кровопролития следовало предотвратить. Богиня осторожно, дабы не компрометировать себя излишне фривольными действиями, обняла Гора, уткнувшись носом в его плечо. Уверенности в том, что дружеские объятия удержат оскорбленного в лучших чувствах сокола на месте, у Таурт не появилось, но стало как-то спокойнее. Жестом она показала стражу, чтобы тот валил на фиг, или хотя бы сиял поменьше, не выжигая ей зрачки. Ее просьба осталась без ответа.
  –  Сет тоже не питает к тебе особого восторга, –  приглушенно сказала женщина, невольно сравнивая обе противоборствующие стороны. Сутех даже ненавидел по-другому: иногда, просыпаясь посреди ночи, Таурт слышала тихое зловещее бухтение, в котором, если прислушаться, можно было различить все виды страшной смерти, через которые должен пройти Гор. В порядке строгой очереди.

Воспоминание оказалось неожиданно болезненным. Богиня отстранилась, отвернулась, почувствовав странную, неприятную резь в глазах, будто ветер бросил в них горсть песка. Мир стал каким-то смазанным и плавно поплыл в сторону, теряя свои привычные четкие очертания. Быстрым злым движением Таурт провела рукой по глазам, стирая слезы. Проклятая женская натура дала о себе знать в самый неподходящий момент, как раз в ту минуту, когда от богини требовался однозначный ответ, не терпящий промедлений, проволочек и сомнений.
  –  Надо было оставить его подыхать, –  с искренним сожалением в голосе тихо сказала женщина, не торопясь поворачиваться лицом к своему спасителю. Лицу еще нужно было придать подобающее выражение, а это оказалось не столь простой задачей. – Ты просишь меня раз и навсегда отречься от собственного убийцы? Смехотворная плата за защиту. Что ж, пусть будет по-твоему. Отрекаюсь.
Повернулась. Растянула губы в улыбке – «вот, гляди, как я счастлива!» Она ведь так долго ждала этого дня, так желала избавиться от обязательств перед мужем, теперь она чувствовала себя  едва ли не обязанной быть счастливой. Ожидаемое облегчение запаздывало, а вместо него пришли горечь, боль, сожаление. Она одна. Так теперь будет всегда. Разве не этого Таурт так старательно добивалась?

– Теперь ты можешь его убрать? – кивком головы женщина указала на стража, который олицетворял собой максимально возможное вторжение в личное пространство. – Не стоит, право. Я способна постоять за себя, если потребуется.
Она мельком посмотрела на труп змея. М-да… Не самое удачное доказательство способности богини к самозащите.
– Он слишком большой! – как бы в оправдание воскликнула Таурт. – Затоптать не получилось бы!
Богиня улыбнулась, на этот раз куда искреннее и радостнее. Отогнала неприятные мысли о том, почему она не смогла постоять за себя, позволив Сету забрать ее жизнь? ПОТОМУ ЧТО.
Возвращаться к щекотливой теме не хотелось: между Таурт и ее сумбурными желаниями  - «убить Сета» и «вернуть Сета» вставала совесть, которая назойливо талдычила, нудила и всячески мешала радоваться. Гор спас ее, обеспечил защитой, дал возможность выбора, не зная наверняка, не подослана ли она Сетом, о чьем коварстве ходили легенды. Вот только сама богиня не была с ним до конца честной.
– Иногда мне кажется, что он готов погубить все доброе, светлое и хорошее, что есть в этом мире, – усмехнулась Таурт, наконец решившись посмотреть в глаза Гору, уже не страшась, что он прочтет в ее собственном зеркале души то, что знать ему совсем не следует. – Но неужели ты действительно хочешь услышать всю правду? Правда – ведь та еще сука, как бы не пожалел потом.

[AVA]https://pp.vk.me/c617330/v617330190/1b1d1/k673GIbuy8k.jpg[/AVA]

+2


Вы здесь » In Gods We Trust » Прошлое и будущее » (3385 г. до н.э.) Я в шоке!.. А, нет, подожди, это ты в шоке!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC