In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Основная игра » (14/02/2014) Лучший твой подарочек – это я!


(14/02/2014) Лучший твой подарочек – это я!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[AVA]http://sd.uploads.ru/1BmHT.jpg[/AVA]Время действия: День Влюбленных
Участники: Ахура Мазда, Ангро-Майнью
Место событий: Австралия, Сидней
Описание: Ариман всегда знал, что его благостный братец обожает сюрпризы. В особенности в День Влюбленных. В особенности если в роли сюрприза выступает он сам. Хотя будем откровенными до конца – перед таким подарком судьбы никто не устоит. Ариман проконтролирует. Тех, кто слишком твердо держится на ногах – подтолкнет. Вот Огурчика, например. Редко же когда кому-то удается сообщить всеблагому и всеведущему что-то, чего он пока еще не знает – и что сулит ему вооот такущие проблемы.

+1

2

[AVA]http://sd.uploads.ru/1BmHT.jpg[/AVA]Узнав, что в этой жизни Ахура Мазда решил побыть студентом, Ариман мысленно одобрил брата. Лучшего времени и придумать нельзя – молодость, веселье, глупость и абсолютная безбашенность, юные красотки на лекциях и в общежитии, не обремененные избытком мозгов и по неопытности готовые практически на все, шумные вечеринки с нырянием в бассейн с ближайшей крыши, дурацкие пари и всякие там «социальные» мероприятия – определенно, есть где поразвлечься. Ангро-Майнью даже заподозрил, что его смазливый близняшка что-то понимает в веселье, хотя это было очень не похоже на правду. И в кого только уродился такой… благостный. И беспечный в своем «всеведении». О каком вообще всезнании может быть речь, если ты понятия не имеешь, что с тобой будет завтра? Так, успокоительный самообман, не больше.

В Австралию Ариман не наведывался уже довольно давно – зачем, если там ошивается братец, который все равно сам присмотрит за местной паствой, рассекающей на кенгуру по австралийским прериям. Но время пришло. По-хорошему, оно пришло еще недели две-три назад, но Ангро-Майнью по вредности характера оттягивал радостную встречу и в конце концов приурочил ее к «празднику». Праздник был чужой и дикий, но его интерпретация в современном мире Ариману нравилась. Когда еще увидишь такое обилие пошлых сердечек на каждый квадратный сантиметр свободной поверхности чего бы то ни было и столько парочек с вожделением в глазах. Влюбленные? Да как бы не так!

Оказавшись в Сиднее, Ариман с удовольствием прогулялся пешком от университета до общежития, в котором поселился его братец – специально чтобы полюбоваться здешней жизнью, подсвеченной алыми тонами по случаю дня Святого Валентина. Красный этому дню действительно очень шел – не как цвет любви, но как цвет крови.

В цитадель студенческого разврата Ариман проник с минимальными затратами, отведя глаза суровой консьержке на входе. Отводить, правда, пришлось долго, потому что он обильно посыпал розовыми лепестками путь от двери общежития до комнаты Ормузда и методично расклеивал на стенах сердечки с томными признаниями некоему Эрнесту Эсмонду в духе «Милый Эрнест, ты прекрасен, как тысяча рассветов! Твоя будущая любовь», или «Жди меня в полночь в Тайной Комнате. Узнаешь меня по плетке», или даже «Эсмонд, я погиб, как только впервые увидел тебя. Тайный почитатель». К последнему прилагался номер мобильного телефона. Номер принадлежал декану факультета, где учился студент Эрнест Эсмонд.

Добравшись до цели, Ангро-Майнью прилепил на двери снаружи последнее, гигантское сердце с фотографией мордашки нынешнего воплощения Ахура Мазды по центру. Исключительно из заботливости – вдруг братишка вернется со студенческой вечеринки в подпитии и забудет, какая из этих безликих дверей его?

Осмотревшись внутри, Ариман в ботинках завалился на кровать брата, взял стопку валентинок – на этот раз настоящих – и принялся со скучающим видом изучать их содержимое, коротая время в ожидании Ормузда.

+1

3

Энлиль подкинул Ормузду не только задачку на выживание и пищу для ума, но и занятие на каждый из двадцати четырех часов, которыми смертные отмеряли время своего существования. Ормузд наблюдал: за Энлилем, за его семьей, за его друзьями и особенно - за врагами. Потому ничего удивительного не было в том, что Эрнест не сразу обратил внимание: идет-то он не по обыкновенному ламинату. Розовые лепестки были свежи и прелестны. Пылесосу, впрочем, было все равно, он поглощал их с жадностью и без разбору, а уборщица на чистейшем вьетнамском языке ворчала о том, как она ненавидит свою работу. До плакатов смертная рука еще не добралась, и Эрнест мысленно подтолкнул женщину к подсобному помещению, чтобы она нашла себе занятие поблагодарней. Ведь он узнал этот почерк, личность горе-дизайнера прямо-таки выпирала из каждой валентинки, и справедливости ради требовалось сохранить их хотя бы на пару часов.

"Сам же расклеивал", - не без гордости отметил Эрнест, чувствуя себя польщенным. Он уже твердо знал, что увидит в комнате. Фото на двери его впечатлило особо - в основном уместностью. Ормузд перенесся внутрь, минуя дверь и не давая себе повода размыслить над происходящим. Лишь только он начнет распутывать клубок неожиданностей, он увидит и начало, и конец, и середину, и общую картину. А там и заложником своих знаний стать недолго. Нет, как-нибудь в другой раз. 

Ахриман был существом с изюминкой. Точнее, он оказывался тем самым "счастливым кольцом", о которое всегда рады были обломать зубы любители выпечки с сюрпризами. Всем своим видом он теперь это и демонстрировал, будто нет ничего естественней, чем заявиться к родственнику тринадцать веков спустя и от скуки заняться чтением личной переписки. Впрочем, прошедших лет Ормузд не чувствовал и ностальгии не испытывал - увольте. Каждый день он глядел на похождения Ангро-Майнью в собственной голове - и впечатления были гораздо реальней, чем от столь любимых землянами телевизоров. А что происходило в мыслях у младшего, Ормузда не касалось. Пока не касалось: ближайшие пару минут. Стоит сполна насладиться встречей, явление, сказать прямо, не самое частое.

- Пришел за советом ко всемудрейшему? Понимаю и благословляю, вопрошай. - Ормузд флегматично осмотрел комнату на предмет неожиданностей и, убедившись, что университетское имущество пока еще не несет на себе следов деятельности Ахримана, водрузил себя на письменный стол. - Положи, пожалуйста, эти розовые бумажки в сердечках туда, откуда ты их взял. Я еще не решил, кого пригласить на пару часиков в библиотеку.

После такого праздника не обзавестись девушкой - это странно даже для пай-мальчика Эсмонда. Доказывай потом, что твоя свобода совести находится в гармонии с традициями. Нет, Эрнест выделяться не хотел: ему могло потребоваться расстаться со спокойной университетской жизнью, и чем меньше внимания будет к нему в тот момент, тем сохранней будут его планы. Библиотека, к слову, была чудеснейшим местом. Сидя в самом центре читального зала и с равномерной скоростью листая какую-нибудь толстенную книгу на давно исчезнувшем языке, Эрнест мог с комфортом наблюдать за мировой обстановкой. "Первым моим архитектурным творением непременно будет библиотека", - решил он между делом со свойственной ему привычкой умножать благое и полезное. Что не отменяло главного вопроса этого дня, но задавать его себе Ормузд не стал - должен же он хоть что-то не знать заранее? Ахриман старался. Нехорошо портить ему удовольствие.

Отредактировано Ohrmuzd (2014-09-06 03:21:25)

+1

4

[AVA]http://sd.uploads.ru/1BmHT.jpg[/AVA]– У какой смазливенький. Даже хуже, чем на фотках! – выглянув из-за очередной валентинки, воодушевленно "похвалил" Ариман, пропустив мимо ушей братское «приветствие», и тут же нырнул обратно – дочитать текст любовного послания.

– Пошло, банально и неоригинально, – наконец, вынес вердикт Ангро-Майнью, соскакивая с постели, шустро подошел к окну и выбросил туда всю стопку поздравительных открыток одним махом. Ой, кажется, кто-то хотел их сохранить? Какая жалость.

– Не достойно твоего внимания, – доверительно пояснил он. – Если хочешь сделать мне приятное за то, что я избавил тебя от этой серости – сделай. …Хотя на самом деле, кажется, я только что спас девушку от твоего занудства. Непременно ее найду и потребую вознаграждения.

Последние фразы Ариман произнес, разгуливая по студенческой комнате, а окончил свое шествие там же, где начал, снова плюхнувшись на кровать Эсмонда и закинув ногу на ногу, а руки – под голову. И уставился на Ормузда.

– Нет, ты правда не в курсе? По-моему, твое всеведение отчаянно сбоит, мистер Всезнайка. Я вообще не понимаю, что ты тут забыл. Хочешь спрятаться и пересидеть очередной конец света в обществе юных блондинок на зебрах? Ну, знаешь, обнаженных, – уточнил он. – Хотя откуда тебе.

Ангро-Майнью блаженно раскинул руки в стороны и потянулся. При этом сбил с прикроватной тумбочки часы, сказал «УПС!» и, разумеется, оставил все, как есть: часы – валяться на полу, а свое тело – на кровати.

– Ну, и во что ты опять ввязался? – вдруг на удивление спокойно, без кривляний, спросил он, покончив с первой частью представления. Такое с ним случалось редко. Очень редко. Вопрос при этом звучал не совсем как вопрос. Скорее, это было нечто вроде утверждения: я знаю, что ты сделал прошлым летом, а теперь изволь объяснить, зачем ты в это влез. Потому что, строго говоря, ввязываться в истории – то была прерогатива Аримана, а не его «мудрейшего» собрата по пантеону.

– Нет, я понимаю, что это такой извращенный благостный способ дать мне знать, что ты безмерно соскучился по моей персоне, но идти на самоубийство ради встречи со мной, как мне казалось, не совсем в твоем духе. Или кто-то покопался в твоей пресветлой голове и перемкнул пару проводков? Небольшая шизинка тебе будет только к лицу, не переживай. И еще тебе надо подстричься. Хочешь помогу?

На этой оптимистичной ноте Ангро-Майнью полез в тумбочку – на поиски ножниц.

+1

5

- Они розовые, мой младший, не серые. Не подцепил ли ты какую-нибудь смертную болезнь? Если перестанешь отличать блондинок от брюнеток, я расстроюсь.

Эрнест проводил взглядом сердечки, запорхавшие бабочками, и закатил глаза в ответ на "восторги" по поводу своего облика. Право, не выглядеть же всеблагому небритым воплощением Зла, это противоречит всем эталонам красоты. Вот Ариман со своей внешностью полностью гармонировал. Правда, присмотревшись, Ормузд обнаружил на лице брата серьезность, которая из комплекта "Ненавистный" явно выбивалась. Вопрос, значит? "Во что он опять ввязался". Как бы не так, "опять" - это к Ахриману. Вот уж чьи совершенно левые связи и интриги превосходят все мыслимые границы. Впрочем, стоило признать - ни одна из них и близко не имела такой... фатальности, которой изначально попахивала авантюра Ормузда. Конец света, значит. Иллюзий иранец не питал, Ариман не станет шевелиться, пока на пути его развлечений не явится реальная преграда. Так что, все действительно так серьезно?..   

- Я выставил счет Энлилю, - поставил он брата в известность, глядя на часы, беспомощно мигавшие красными цифрами на черном табло. - А затем объявил ему войну. Войны - это по твоей части, но я не удержался. Он напрашивался. А что?

Ормузд постарался, чтобы вопрос прозвучал как можно наивней, но услышал в своем голосе исключительно ахримановские интонации. Да, слово "самоубийство" подействовало как-то не так. А волосы-то чем близнецу не угодили? Ладно еще "занудство" - понятно, завидует, что не всем для морального удовлетворения нужны зебры. Эрнест пригладил челку, глядя в зеркало на стене.

- Я отращиваю, - мрачно пробормотал он. - И где мне, по-твоему, надобно быть, притом так неотложно, что ты явился пригласить меня туда лично?

Отредактировано Ohrmuzd (2014-09-07 23:37:13)

+1

6

[AVA]http://sd.uploads.ru/1BmHT.jpg[/AVA]– А что, они чем-то отличаются? – с готовностью подыграл Ариман, отрываясь от кровати.

Воспоследовавшие объяснения его всеблагого братца носили характер таковых, в ответ на которые принято восхищенно отвечать: «Эпично!». Или сразу давать по ушам. И тот, и другой вариант в равной степени имели право на существование.

– Растяпа! – вынес приговор Ариман, обвинительно выставив вперед руку с благополучно найденными ножницами. – Как можно за столько веков ничему не научиться? Хочешь кого-то ободрать – не объявляй ему войну сразу. Сначала обдери, а потом уже воюй, – скороговоркой прочитал лекцию Ангро-Майнью, отступил на полшага и сделал внезапный выпад, используя ножницы как эрзац кинжала.

– В твоем пресветлом мозгу явно кто-то покопался, выпрямив все, что плохо согнуто. Но теперь хотя бы понятно, за что он решил сделать из тебя человека.

Ножницы прицельным броском отправились мимо Ормузда в дверцу шкафа, причем с такой силой, что вонзились и застряли в ней, несмотря на не вполне подходящую остроту концов. Ариман остался доволен.

– Знаешь, он преуспеет, – с удовольствием сообщил зороастриец своему брату-близнецу.

В чем прелесть предвидения, так это в том, что можно заранее узнать, где подстелить соломки. А в чем прелесть скверного характера, так это в том, что всегда можно соврать.

– И это еще что! – радостно «предрек» Ариман. – Впрочем, дальше тебе знать необязательно, ты все равно по традиции пропустишь все веселье. Не переживай, я оторвусь за двоих.

Сделав это в высшей степени позитивное заявление, Ангро-Майнью пересек комнату, выдернул ножницы из дверцы шкафа и обернулся поискать новую цель.

+1

7

Кто? Растяпа? Нахватался же выражений! Эрнест резко сдул с рукава пылинку, сдерживая порыв негодования и вслушиваясь в витиеватое ворчание Ахримана. Тот демонстрировал практичный подход и одновременно представлял себя великим стратегом, не учитывая, что о добыче старший близнец на тот момент думал менее всего. Ормузд раскрыл рот возразить, что явился к Энлилю с намерением себя обезопасить - и тут прозвучало оно. Главное. То, чего он не желал слышать ни при каких обстоятельствах. "Сделать из тебя человека". Ормузд уставился в пол, не заметив, как мимо пронесся метательный снаряд, пробивший дверцу шкафа, будто сделанную из фанеры. Дверца наглядно проиллюстрировала, с какой легкостью всеблагая бессмертная сущность поддастся проискам воздушного владыки. Впрочем, обернуться Ормузд и не подумал. От злости в глазах начало двоиться. 

"Он преуспеет".

- Пророка мне. Найди. - Ормузд перехватил руку брата и притянул его к себе за воротник пиджака так грубо, словно тот был шумером. - Оторвемся на этот раз мы вместе. Ну же, не отказывай себе в удовольствии, поведай, чего еще я не знаю. И не порти. Мою. Мебель.

Он НЕ преуспеет, если последует всплеск могущества зороастрийцев. Он не преуспеет и в ином случае - и ни в каком. Этого не будет никогда. Ормузд сильнее сжал кулак - и вдруг опомнился. Почему перед ним все еще Ангро-Майнью?

- Заххак побери, - тихо выругался он.

Отредактировано Ohrmuzd (2014-09-15 20:37:53)

0

8

[AVA]http://sd.uploads.ru/1BmHT.jpg[/AVA]Настроение Ахура Мазды переменилось резко и радикально. «Повелся», – понял Ариман. Это было приятно – видеть, что близнец доверяет ему в таких животрепещущих вопросах. Возможно, впрочем, что он просто слишком беспокоился о сохранности собственной персоны, но Ангро-Майнью было удобнее думать иначе.

– Я тебя не узнаю, – насмешливо прокомментировал он действия Ормузда, даже не пытаясь вывернуться из братского захвата, потому что был вполне доволен происходящим. – Куда подевалась вся твоя благостность, о великий?

Кроме того, Ариман сделал для себя один вывод: поцапались они с шумером действительно знатно. Напророчил, пожалуй. В это дело, определенно, стоило влезть: оно обещало быть увлекательным. Вон как бесится Огурчик – а часто ли такое увидишь? Злющий, любо-дорого посмотреть. Правда, в такие моменты Ариман начинал сомневаться, а есть ли разница в том, кто из них будет «плохим», а кто «хорошим». Но быть хорошим ему однозначно не хотелось, а Ормузд все равно ни в жизни не поверит, что может делать что-то неправильно. Упрямство-то все-таки семейное. Зато он только что признал, что без брата ему в этой ситуации никак не обойтись. Редкое удовольствие, грех не воспользоваться.

– Нет, подожди, я не ослышался? Ты просишь меня о помощи? Меня?! Своего беспутного братца?! – Ангро-Майнью сделал паузу, всем своим видом показывая, насколько он впечатлен и как наслаждается этим историческим моментом. – Тогда тебе надо попросить получше, я пока не услышал ни одного «волшебного слова».

Не самый подходящий момент, чтобы продолжать бесить Ахура Мазду. Но какой смысл делать это в подходящее время?! Если он будет спокоен и благодушен. Не пробесится же.

+1


Вы здесь » In Gods We Trust » Основная игра » (14/02/2014) Лучший твой подарочек – это я!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC