In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных флэшбэков и AU » (01.2001) Like a torch falling fast out of the sky


(01.2001) Like a torch falling fast out of the sky

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия: 10 марта 2014 года.
Участники: Азраэль, Люцифер.
Место событий: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне.»
Описание: самоотверженность во имя Творца, вера ради веры и попытки эту веру расшатать.

Отредактировано Azrael (2014-09-11 08:21:34)

0

2

«…и слово твое, и деяние -  ведет воля Моя»
Отец наградил его высочайшей из милостей – своим доверием. Азраэль принял ее с благодарностью и справедливым опасением. Ни на мгновение сомнение не коснулось воли Отца, но он обратил взор на себя. Сможет ли? Выдержит ли возложенную на него роль и оправдает ли Его веру. Очень глубоко в своем сердце он боялся подвести Его.
«Ничего не поменяется, Азраэль. Изменится – все».
Всеведущий Отец наперед знал, что за буря разыграется в душе Его сына. Сейчас Азраэль чувствовал ее отголоски, еще отдаленные, как первые раскаты грома – предвестники шторма. Как шквалистые порывы ветры, ведущие за собой гибельный ураган. Поэтому Отец смотрел на него с понимающим сочувствием, когда Азраэль с готовностью преклонил колено, и его лба коснулась десница Господня.
Пройти через суд было легко. Спокойно и бесстрастно взирал он на тронутые печалью лица собратьев. Его душу не жгли ни стыд, ни раскаяние, как если бы он был повинен, а приговор – реален. На Азраэля смотрели с сочувствием. С затаенной болью, ибо денница посеял зло в душе одного из воинства небесного.
Не дрогнул, и когда Отец выдрал его крылья, и низвергнул с Небес.
Первые мгновения нового бытия ознаменовались гулкой тишиной и мучительной болью под лопатками. И Азраэль почувствовал пробирающий до костей холод – от осознания, кем он стал.
Падший. Предатель.
Осознание встретило инстинктивное отторжение. Нет, Азраэль не один из них - не был и не будет! И словно, отзываясь на тяжелые раздумья архангела, в глубинах подсознания всколыхнулась мысль - играючи, будто забавляясь или насмехаясь. Предупреждая, что он может сколь угодно отворачиваться от истины, но с каждым днем она каленым железом все сильнее будет жечь его сердце. И осознав пагубную суть своих суждений, Азраил вздрогнул как от болезного удара.
Неслучайно причиной падения Отец назвал гордыню –  грех тяжкий и смертный, за который низвергнули первого из них. Он предупреждал своего сына. И не это ли первый шаг к греху, что пока не тронул его душу, но уже отбросил свою тень. Падение уравняло его с теми, кого он тысячелетиями бросал в преисподнюю, но помыслы его остались стойкими и непоколебимыми. Стать одним из них, но сохранить свет в душе – таково было напутствие Отца. Значит ли это, что он должен принять зло в свое сердце: думать как они, вершить дела, как они – делать все, чтобы ему поверили?
Если бы он и вправду заслужил падение, просил бы о прощении.
Или молил о смерти.
Но не предал, не смог бы – Азраил хотел в это верить.
- …и слово мое, и деяние – ведет воля Твоя, - одними губами прошептал он. Мысли его были тревожны и беспокойны, кружили в голове, напоминая смертельный поединок. Азраэль молил дать ему сил сохранить стойкость духа. Стоит единожды дрогнуть его сердцу, и он подведет Отца своего.
Здесь, внизу, в сосредоточении зла Азраил не обманывал себя – его будут ждать. Слишком много накопилось у чертей личных счетов к нему за долгие века верной службы. Отец предупреждал о тяготах, что ожидают его, но что такое терзание плоти против испытания духа?
Одиночество оказалось недолгим. Он почувствовал появление первого среди падших, его непрошибаемую и оглушающую ауру. Архангел даже не пытался подняться с камней – так и остался сидеть. Не шевелясь, не избегая взгляда. Не скрывая длинных свежих кровоточащих рубцов на спине.
[AVA]http://se.uploads.ru/LOstg.jpg[/AVA]

Отредактировано Azrael (2014-09-21 21:36:57)

+5

3

[AVA]http://sd.uploads.ru/BHKQS.png[/AVA]
Для Люцифера Ад был второй любимой игрушкой после человечества. И Люцифер с удовольствием тратил время, украшая и декорируя, пока из мрачного, выжженного места не получилась аляпистая пародия на райские сады. (Люцифер не считал, что пародия, хотя и соглашался, что кое-где переборщил с цветами, но что поделаешь - после веков темноты хочется ярких красок.)
И все же Ад оставался Адом. Среди низших ежесекундно вспыхивали драки по любому поводу, высшие демоны держали себя чинно - пока хаос неминуемо не захватывал и их, - а над всем этим царил Люцифер.
И это ему нравилось.
А еще ему нравилось быть в курсе происходящего, так что границу Ада без его ведома не мог пересечь никто. Паранойя, или разумная предосторожность, или любопытство? Да. Что-то из них. Возможно.
И конечно, в Ад беспрерывно тек поток грешных человеческих душ, как будто косяк маленьких рыбок, но порой среди них попадались настоящие акулы.
- Владыка! - воззвали к Люциферу. - Там...
- Знаю, - отозвался Люцифер. Еще бы он не знал. Подобное недоверие со стороны подчиненных могло бы обидеть кого-нибудь - но не его, нет. Он просто был любим своими подданными, а такие вот приставания - всего лишь оборотная сторона любви. Ну и попытка выслужиться, конечно.
Пусть, пусть.
Соревновательный дух далеко может завести, Люцифер это знал на собственном опыте.
Итак, у него был гость. Наверняка высшие из демонов узнали об этом и уже рвутся в бой. Прискорбно, но факт: обычно гостям в Аду приходилось несладко. Ад все же, не парк развлечений... даже если Люцифер изо всех сил старался придать ему именно такой облик.
Итак, у него был гость. И Люцифер решил, что будет хорошим хозяином, который встретит и будет соблюдать законы гостеприимства.
И он распахнул крылья, свои теперешние крылья, которые ему так нравились. Ветер загудел в черных жестких перьях, двенадцать глаз - по шесть на верхней паре - скрылись за прозрачными морщинистыми веками.

Весь путь не занял у него и пятнадцати минут. Люцифер поднырнул под застывшую, нелепую в своей неуместности в Аду радугу, не без самолюбовательности заложил вираж и наконец легко коснулся ногами земли.
Его гость сидел на камнях, являя собой аллегорию покорности воле Божьей. Красивое, красивое зрелище - яркая ангельская кровь, натекшая на серый адский булыжник. Зрелище действительно и по-настоящему привлекательное не только для многолапых, насекомоподобных низших, которые потихоньку сползались, не решаясь пока припадать к ранам архангела открыто.
Люциферу даже не пришлось трудиться и говорить им брысь, они сбежали сами, едва излучаемый им свет коснулся их глаз.
И наступил момент тишины.
Азраил смотрел прямо, то ли с отчаянием, то ли с вызовом, со всей определенностью готовясь принимать свою судьбу до конца.
Люцифер же соединил кончики пальцев, глядя на архангела с отстраненным участием, как долго проработавший ветеринар мог бы смотреть на щенка с перебитой лапкой. Очередного.
- Вот так встреча, Азраил, - сказал Люцифер - мягко и дружелюбно. - Я бы пошутил, что не собрал все документы для твоей проверки, но ты слишком плохо выглядишь. Помочь встать?
Не дожидаясь ответа, Люцифер подхватил падшего под мышки, заставил встать - а после обнял. Не руками, но крыльями, не тревожа ран на спине.
- Я рад, друг мой, - сказал Люцифер. - Добро пожаловать домой, а не на работу. Чай? Кофе?

Отредактировано Lucifer (2014-09-08 10:24:33)

+5

4

От радушия Денницы архангела передернуло. Своих собратьев Азраил не знал дольше и лучше, чем Люцифера. В доброжелательности, которую он проявлял, имелся свой замысел. Змеиное радушие подкупало. Легко ненавидеть того, кто дает повод. Немногие падшие сталкивались с Люцифером до своего падения, и, низвергнутые, они ждали узреть озлобленное кровожадное чудище.  Люцифер был хитрее и свою сущность жестокого психопата старательно прятал. Поначалу. На гневные речи отвечал мягкой обезоруживающей улыбкой – такой же, какую сейчас демонстрировал архангелу. На обвинения – братскими объятиями.
Азраил вел их к искуплению, через раскаяние возвращал к свету. Люцифер обещал свободу, не требуя ничего взамен и затягивая в темноту. В глазах падших это выглядело иначе: архангел истязал своих собратьев, Люцифер дарил им утешение и защиту. И вот уже направляемая Денницей злоба обращалась к Отцу, выжигая из их сердец остатки благости и заполняя нутро темнотой. На это уходили годы. Иногда – века, но Люцифер был терпелив. Он добивался своего или доламывал.
Истинная суть дьявола открывалась позже, когда падшие успевали проникнуться к Деннице благодарностью и болезной зависимостью,  а души их уже были погребены под ворохом греха. Они меняли одну веру на другую. Так сложилось – в одиночку никто из них не выживал. Поначалу Азраэль находил причину в том, что ангел небесный никогда и не помыслит оставить Отца своего и Небеса, а отшельника из преисподней добьют свои же. Понимание пришло позже – они так созданы, для служения. Сломанные крылья не приводили к свободе, а делали их разменными пешками Денницы.
Не Люцифер нуждался в падших, а презревшие спасение падшие – в нем, ища себе нового пастыря.
В это и должен поверить дьявол – что стойкость архангела пошатнулась, и в вере появилась брешь, что он нужен оставленному Богом архангелу. Эта мысль отдавалась ледяным холодом в душе ангела смерти.
Прежде Азраил не думал, как поведет себя, оказавшись в преисподней уже в иной ипостаси. Тысячелетия наблюдений предсказывали многообразие вариантов: обвинения, страх, гнев... - все это имело место быть. И все это Азраил уже видел.
Он не успел отреагировать, когда Денница рывком поднял его на ноги, но инстинктивно отпрянул. Оттолкнул с усилием, выдираясь из объятий. Ожег горящим взглядом.
- Рад? - хрипло повторил архангел. - Конечно, ты рад, Люцифер.
За спиной Денницы распростерлись крылья – огромные, черные, пугающе похожие на крылья Азраила и одновременно отталкивающие адской мерзостной заразой – россыпью пристально следящих за ним глаз. И Азраэль вновь почувствовал острую боль под лопатками.
- Ад –  твой дом, Денница. Не мой, - тяжело роняя слова, сквозь зубы процедил архангел, - пусть Отец и забрал мои крылья.
[AVA]http://se.uploads.ru/LOstg.jpg[/AVA]

Отредактировано Azrael (2014-09-14 12:30:15)

+5

5

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/09/7ed538a023b4e57087a74e8d991abba3.png[/AVA]
Ад воистину был домом Люцифера.
И еще никто никогда не отталкивал его в его же доме. На небесах - да. В мире людей - многажды. С учетом того упорства, с которым Михаил отвергал его подарки, так и чересчур часто.
Но не здесь, не в Аду. Здесь каждый любил его - безудержно и разрывая глотку ближнему своему во имя той любви.
Люцифер отстранился, недоумевающе разглядывая Азраила, даже обошел его кругом, чтобы убедиться, что крыльев действительно нет - и их не было. Люцифер машинально облизнулся, разглядывая раны.
(Из левой лопатки все еще торчал обломок плечевой кости крыла, который надо будет удалять.)
(Халтурщики, право слово.)
В общем, Азраила низвергли с небес, и архангел теперь закономерно страдал - это было видно по глазам, по его позе, по сжатым губам. Да от него даже пахло страданием и отверженностью, Люцифер успел понять это даже за краткий миг рядом.
Тогда как? Как у него получается отвергать то утешение, что дарят его, Люцифера, объятия всем падшим?
Как он это и делает? И, главное, зачем?
- Конечно, я рад, - повторил Люцифер растерянно, пряча крылья и приглаживая взъерошенные полетом волосы. - Это же естественно. Я всегда был рад твоим визитам, когда ты был еще при крыльях. А теперь тем более.
Люцифер отстранился, машинально стискивая и разжимая пальцы.
- Не сомневайся в моей любви к тебе, Азраил, - сказал он, и это было, пожалуй, самой ласковой командой на небесах, на земле и под землей. Любой демон уже трясся бы от восторга... Азраил же и не думал смягчаться. Он даже неосознанно приподнял плечи, как будто мог распахнуть крылья и броситься в атаку.
Люцифера это ставило в тупик. По его разумению Азраил сейчас должен был цепляться за него, прятаться под сенью черных-глазастых крыльев, обретая так покой и забвение, - обычно все падшие вели себя так.
Было ли дело в том, что Азраил привык к Аду и не боялся и раньше, когда тот был просто мрачно кроваво-черной пустыней? А нынешний, сверкающий красками, презирал.
Или в том, что за всеми слухами о чудовищности Денницы сам Азраил наверняка и стоял? Это было в его стиле - запугать прежде, чем кто-то из ягнят невинных и кудрявых оступится.
Люцифер коротко улыбнулся, понимая, что пытается оправдать архангела в собственных глазах, ищет любую причину для такой нелюбви, лишь бы не признавать, что нелюбовь эта настолько искренняя, что даже падение ее не перевесило.
Но с нелюбовью определенно надо было что-то делать. Люцифер не мог допустить, чтобы кто-то из его подданных не обожал его до дрожи.
Люцифер положил ладонь на плечо архангела (мускулы под его пальцами были как камень и едва только не звенели от напряжения), заглянул ему в глаза и спросил самым мягким и проникновенным своим голосом:
- Если Ад тебе не дом, мой милый, что ты тут делаешь? Ступай к людям и живи среди них.

+4

6

Взгляд Люцифера полнился неподдельным удивлением и искренней, почти детской обидой – его отвергли. Его объятия, утешение, милость – его самого! Оттолкнули со всем его радушием! Конечно, он оскорбился на неблагодарность архангела, и не понимал – как же так произошло  в его мире, где любовь к себе он возвел в абсолют и сделал главенствующим правилом преисподней. С точно таким же взглядом, полным искреннего непонимания, он мог медленно снимать шкуру с подвернувшегося под руку черта, одновременно рассуждая о своей искренней любви к нему, подданным и особенно – к Господу. Предварительно ему, черту, отрезав язык – чтобы крики не мешали монологу.
Люцифер действительно верил – в великую всеобъемлющую любовь. В преисподней она множилась как въедливая плесень – разрастаясь на страхе, зависти и безысходности…  Перед ним или преклонялись, или умирали – не от его руки, так от рвущихся выслужиться, олицетворяя слепое животный страх слабых перед сильным. Догадывался ли Денница, что стоит обожателям единожды усомниться в его силе, его постигнет донельзя незавидная участь? Или же эволюционировавшая в манию величия гордыня совсем ослепила его?
Гордый Сын Зари пал с небес, а потом бесславно захлебнулся в собственном безумии. Азраил помнил его и другим, с пронзительным тяжелым взглядом, где светилась несгибаемая воля. Сейчас в глазах Люцифера архангел видел только прочно поселившееся в его разуме сумасшествие.
Оно и стало причиной низвержения ангела смерти. Пока Денница вел себя словно безумный и жестокий ребенок, но не вылезал из своей империи, он оставался необходимым злом, уравновешивающей силой мироздания. Но заигравшийся Люцифер мог сжечь весь мир – только для того, чтобы посмотреть, как погибает последний на земле человек. В непредсказуемости и безумии он был угрозой.
Азраил не спрашивал, почему Отец не оборвет жизнь предавшего Его сына, справедливо полагая, что у Творца есть на то причины. Не спрашивал, но задумывался, кого желает оградить Творец: людей от Люцифера или заблудшего сына от себя самого.
Эсраил не двинулся с места, не пошевелился, когда Люцифер обошел вокруг него. Напрягся еще больше  от прикосновения к своему плечу – до звона взвинченных нервов.
- Я еще верю в искупление, - наконец, заговорил архангел. – В то, что Отец услышит мое раскаяние и простит. А если нет, уйду к людям…
Он бесцветно улыбнулся, ладонью с силой ухватил Люцифера за основание шеи, коротким движением привлекая к себе дьявола - глядя ему прямо в глаза.
- ... или убью тебя.

[AVA]http://se.uploads.ru/LOstg.jpg[/AVA]

Отредактировано Azrael (2014-09-21 21:46:13)

+4

7

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/09/7ed538a023b4e57087a74e8d991abba3.png[/AVA]
Руки Азраила, вцепившиеся в горло Люцифера, были холодными. Впрочем, Люциферу на ощупь практически все казались холодными - сам он нес в себе огонь и свет.
Дыхание Азраила, коснувшееся его лица, тоже было холодным.
Хотя в словах отчетливо звучала вполне себе горячая страсть - жажда убийства.
Люцифер любил пробуждать такие чувства.
- Ах, - выдавил он севшим голосом.
А после прильнул к Азраилу - для этого нужно было сделать всего полшага - закинул руки ему на шею.
- Хорошо, - пробормотал Люцифер, потеревшись носом о шею архангела. - Так и сделаем. Как захочешь. Ты свободен поступить так, а я - я буду заслуживать твою любовь. Позволь, я начну с небольшой помощи. Доведу до ума то, что с тобой сделали.
Его ладонь - проворно и нежно - скользнула вниз, от шеи Азраила к лопаткам. Пальцы обхватили обломок кости крыла.
Люцифер рванул руку вниз и в сторону, выламывая кость, другая ладонь тут же легла на рану, прижигая.
Наверное, это больно, подумал он, отступая назад.
Люцифер искренне попытался вспомнить, каково было ему самому, даже снова распахнул крылья, подвигал ими, но никакие старые шрамы не отозвались, разве что ныло колено от близости божьей благодати, которой все еще был пропитан Азраил.
Ничего, одна оргия, одна охота, парочка сожранных низших - и падший будет пахнуть тем же сладковатым, слегка химическим запахом, как и все а Аду.
А потом Люцифер посоветует ему хороший одеколон. Как другу. 
Люцифер сжал в кулаке выломанную кость, провел подушечкой пальца по скользкой от крови поверхности и спрятал в карман.
- Сохраню на память, - сказал он. - Не волнуйся, без ответного подарка ты не останешься.
Он поднес руку к глазу, а потом поджал губы - нет. Такого дара Азраил, что смеет отвергать Люцифера в его доме, еще не заслужил.
Люцифер чуть выгнул левое верхнее крыло и тихо вздохнул, запуская пальцы под морщинистые птичьи веки.
Боли не было. Опять.
Вырванный из крыла глаз потерял яркий золотой цвет, вместо этого став тускло-молочным с трещиной зрачка, но продолжал светиться.
Люцифер поймал ладонь Азраила, вложил глаз в нее и, склонившись, поцеловал силой сомкнутые пальцы.
- Съешь потом, - сказал он. - А пока... Чай? Кофе?

Отредактировано Lucifer (2014-09-26 15:22:21)

+5


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных флэшбэков и AU » (01.2001) Like a torch falling fast out of the sky


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC