In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (20.02.2014) Для психа безумие норма


(20.02.2014) Для психа безумие норма

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время действия: 20 февраля
Участники: Иш Таб, Арес, Эрида
Место событий: США, Лас-Вегас
Описание: Два греко-римских бога нашли одного одержимого. Поскольку они не знают, что с ним делать - они решают обратиться за помощью к третьему богу - квалифицированному психотерапевту с щедрой душой и воображаемым дипломом.
Внимание, вопрос: на сколько человек уменьшится население одного Американского города к концу дня?

0

2

Саундтрек

[audio]http://pleer.com/tracks/4593353UGzN[/audio]

Добро пожаловать в Паркриджскую старшую школу. После зимних каникул в ней жарко.
Парк-Ридж – пригород города ветров Чикаго. Из достопримечательностей – театр, библиотека, подпольный парк аттракционов и закусочная «Весёлый холм». Из знаменитостей – Грант Вуд, именно этот город воплотивший в своей «Американской готике», да Харрисон Форд. На творчество последнего Парк-Ридж повлиял разве лишь тем, что актёр захотел улететь подальше от этой планеты. Население Парк-Риджа – 37 465 человек. И сегодня их станет меньше.
А это – Питер Эванс, он пришёл в школу с хорошим настроением и отцовским ружьём. Он стреляет точно в цель, ведь он подготовился и выучил домашнее задание. Одноклассники заперлись от него в библиотеке – той самой, что достопримечательность. Впрочем, не все они были так быстры. Перед Питером безграничное море возможностей, а позади – только трупы и кровь по стенам. Её сегодня тоже будет море.
Питер перезаряжает ружьё.

Когда он закончил в библиотеке, в школьном коридоре появилась женщина. Впрочем, женщиной её можно было назвать потому лишь только, что приземлённое человеческое сознание способно мыслить лишь в двух категориях пола – и, так уж получилось, нужно обязательно причислять себя к одному из них. И не к мужскому же.
Она появилась эффектно – если вы, конечно, считаете эффектным появление во время школьной стрельбы. А вообще, всё было проще: её сначала здесь не было, а потом уже была. В побуревших от никотина перчатках она сжимала наполовину выкуренную сигарету. В том месте, что она покинула, ещё висел клуб дыма.
Иш Таб не спешила. К осмотру места преступления она подошла с тщательностью экскурсионной группы – подмечала каждую деталь, засматривалась на декорации, любовалась каждым телом, застигнутым пулей в бегущей позе. Всё это было для и ради неё – ещё бы она оставила без внимания свой жертвенный алтарь!
Самоубийцы и маньяки – её паства, пули, лезвия и верёвка – их молитвы. Питер Эванс принёс ей в жертву своих учителей, одноклассников и даже школьного сторожа, но главное приберёг напоследок. Иш Таб приближалась к своему десерту.
Она вдыхала воздух с той же жадностью, с которой затягивалась сигаретой: здесь пахло смертью. Смерть давала ей силы – души людей выстраивались шеренгой за её плечами, покрытыми свалявшейся шубой, и растворялись в небытие. Сегодня был сбор урожая – событие, которое отметят городскими новостями и полицейскими отчётами. Иш Таб питалась смертью людей, насильственной и добровольной, и пища эта была куда вкуснее кукурузы. И уж точно лучше, чем фотосинтез.
Дверь в библиотеку скрипнула вкрадчиво, как грех. Питер стоял посреди зала, и тела вокруг него были уложены причудливым кругом. В нём чувствовалось беспокойное нетерпение, разрушительная энергия, хлещущая через край, словно Питер в любой момент был готов взорваться. Он знал, что будет дальше. Позвал смерть в гости – будешь на погосте.
Когда Питер впервые пришёл к ней на сеанс, то сказал: «Пессимист говорит, что стакан наполовину пуст. Оптимист говорит, что стакан наполовину полон. И только искатель истины задаётся вопросом: что здесь делает стакан с кровью?». «Какую истину ты ищешь?» – спросила его Изуми Табаширо, психолог с большим опытом и воображаемым дипломом. «Я ищу, где продают стаканы».
Родители, не водите своих детей к психиатру, если и без него знаете, что ребёнок у вас со сдвигом. Вы ведь видите улыбку своего чада и должны понимать: он затеял что-то недоброе.
– Мой мальчик, – Иш Таб приблизилась к нему, по пути засовывая в рот сигарету и чиркая спичкой.
Питер опустился на колени, положил ружьё у её ног, словно голову убитого врага, и уткнулся лбом ей в колени, прямо в дырявые колготки. Иш Таб опустила руку ему на голову и погладила светлые волосы жестом, которым чешут собак за ухом.
Помолившись, он поднялся на половине сигареты. Улыбка на лице Питера сияла, как мутная медь: на ней отпечаталась безумная радость и предвкушение. Он поднял с собой ружьё.
– Ты обещала мне, – сказал он. – Отдай мою награду.
«Что ж, не будем отказывать обречённым. Последнее желание многого стоит».
Она убрала сигарету ото рта, подошла к Питеру и прижала свой рот к его рту. Выползавший из её лёгких сигаретный дым скрепил их поцелуй. После этого парень засунул в рот, на котором остался след помады, дуло и спустил курок.
Его голова взорвалась упавшим арбузом. Иш Таб наклонилась к телу и сделала глубокий вздох, словно втягивала душу, предавшую собственное тело. Только после этого Изуми повернулась к мужчине, что стоял за её спиной.
– А ты ещё кто такой? – она приспустила очки с чёрными стеклами и теперь вопросительно смотрела на мужчину поверх них, нахмурив брови.
Знакомым была его энергия, но не лицо.
У её ног, пачкая заношенные до дыр туфли, растекалась лужа крови.

[AVA]http://savepic.ru/5801267.png[/AVA]

+4

3

[AVA]http://savepic.ru/5930578.png[/AVA]
Я чувствую это в воде, чувствую в земле, ощущаю в воздухе. Я чувствую, что ты нужна мне, а я тебе – не очень.
Иногда события происходят сами собой. Они не спрашивают, хотите ли вы в них поучаствовать  - просто хватают вас за яйца и затаскивают в свой круговорот. И не отпускают, пока вы не окунетесь в их дерьмо (а случайные события всегда окружены дерьмом) с головой. Эти события никто не начал, но закончить придется вам. Сначала вы думаете, что у вас есть выбор. Но его нет. Вы можете ничего не делать, но постоянно будете чувствовать их хватку. И в какой-то момент поймете, что яйца вам очень дороги, а дерьма вокруг слишком много. Открыть рот пошире и вдохнуть или попытаться выплыть – вот и все, что остается. Но дерьмо вы все равно через себя пропустите.
Марс точно знал, к кому следует обратиться, но не знал, как. С тем, кто не факт, что материален, очень сложно связаться. Можно только прийти к нему домой и застать, или нет. Марс не застал. Он даже не знал, тот ли это дом.

А Люси была красивой женщиной. Она хотела, чтобы ее бизнес охраняли не пенсионеры, студенты или отбросы, а настоящие наемники. У нее был отличный муж, а еще она очень любила своего сына.
«Здравствуйте, мистер Конрой» - с искренней улыбкой говорила она, отворяя дверь своего огромного дома.
«Я просто хочу, чтобы моя жизнь была красивой» - хрипло говорила она после, растянувшись на смятой простыни, пока Марс застегивал верхние пуговицы рубашки.
Он был богом мужчин, но знал, что никто не поверит в тебя сильнее, чем женщина, с которой ты спишь.
Люси не хотела оставаться одна. Она сказала, что хочет подвезти Конроя до аэропорта, но промолчала о том, что надеялась запустить в себя его член, лежа на заднем сидении своей машины. Напоследок.
Она думает, что всякие мелочи – запретные или нет – делают ее жизнь счастливой. Нужно очень сильно любить дерьмо, чтобы считать, что жизнь способна на такое.
Они ехали по узкой дороге в пригороде Чикаго, когда Люси заметила на обочине припорошенную снегом сбитую собаку. Тогда она вспомнила, что сегодня ее очередь забирать сына со школы.
- Питер не любит школьный автобус, - объясняет она, паркуясь у школьного забора. А потом рассказывает, почему.
Марс не слушает ее. Он чувствует то, чего здесь быть не должно, и его догадка вызывает противоречивые чувства.
Он вышел из машины, и, обойдя ее со стороны капота, открыл водительскую дверь. Облокотился на нее, а потом внимательно посмотрел Люси в глаза.
- У тебя красивый сад, - медленно говорил он, а Люси кивала и смотрела вперед – за ветровым стеклом она видела сад. Она думала, что стоит на крыльце своего дома. – Я доберусь сам, спасибо, Люси. Не забудь встретить сына.
Пятнадцать минут  - столько занимает дорога от дома до школы. Потом Люси выйдет из машины, чтобы встретить и обнять сына.
Но этого не произойдет – понял Марс, едва переступил школьный порог.
Темно-красные брызги на стенах, кровяные отпечатки пальцев, и кровь, лужами расплывающаяся под ногами. Следы вели на второй этаж. Туда же вело чутье. И трупы.
Он усмехнулся, стоя в дверном проеме. Почувствовал кратковременную радость оттого, что нашел искомое. А вот Люси было немного жаль.
Выстрел прорезал тишину. Иш Таб приняла жертву.
- Я – Марс, - «отец и защитник римского народа» – хотел добавить он, но не стал. – Мне нужна твоя помощь.
Он подошел ближе, носков его ботинок коснулась растекающаяся по полу кровь. Бросил беглый взгляд на мальчика – он был очень похож на свою мать.
А потом посмотрел на Изуми. Она была… такая же, как и в прошлый раз. Поменьше дыма, но столько же запаха, въевшегося в ее одежду и волосы.
- Я поймал человека, одержимого адской сущностью. Его разум хранит много знаний, и ты сможешь до них добраться. Они могут оказаться полезными для нас, - сказал он и кивнул на труп. -  Ты здесь закончила?
Вообще-то он не был уверен, что Иш Таб это заинтересует. Но настал тот момент, когда яйца стали слишком дороги – стоило попробовать.

Отредактировано Ares (2014-09-26 08:25:54)

+3

4

[audio]http://pleer.com/tracks/4423247s8Sz[/audio]

Динамики музыкального центра разрывались: надо же было чем-то заглушить стенания привезенного из русской глубинки русского стюарда Андрюши. Вообще, Андрюша был родом из Санкт-Петербурга, но для Эриды всё глубинка, что не Лас-Вегас.
Пока Энрике подготавливает подвал и снабжает его всеми удобствами для заселения нового, но многообещающего сожителя, богиня раздора выполняет его работу: стоит над дымящейся кастрюлей, помешивая половником жижу красного цвета – Макаровна записала ей рецепт на обратной стороне листка с отрывного календаря, обозвала его «борщом» и пообещала, что после первой же ложки Арес запишется к ней в холопы. Не на всю вечность, но на две недели уж точно.
Помимо борща богиня зажарила несколько увесистых кусков мяса, еще зажарила картошечку и, к слову, не против была перейти и к Андрюше. Но Арес ей запрещал жарить людей, а Энрике сказал, что не бывать каннибализму на его кухне. Чертовы мужчины, когда это позволила патриархату поселиться в своем доме?
Эрида, с половником в руке, пританцовывала и даже подпевала. Получалось, конечно, отвратно, но никто не идеален – даже такая роскошная женщина, как богиня раздора. Готовка закончилась около десяти часов утра, повар-латиноамериканец успел завершить все приготовления с подвалом и Андрюша, позорно вопя и сопротивляясь, был водворен в свою золотую клетку. Нет, серьезно, Эрис и Арес выбирали обои с рисунком золотистой решетки. Так сказать, красиво жить не запретишь. Древним богам вообще жить не запретишь.
Уже через двадцать минут она неспешно шагала к лифту, по пути кивая охранникам, секретаршам, начальникам отделов, а потом дело дошло и до Нэнси. Молодая секретарша всунула в руку богине большой пластиковый стакан с кофе из Старбакса, во вторую – папки с документами, которые заждались босса за весь отпуск, рассказала о том, сколько людей жаловались на отмененные встречи, сколько людей обрадовались отмененным встречам, и что Молли Прюс из отдела аналитики лежит в больнице с переломом ребер.
Перелом ребер – не повод для отсутствия, берите пример с меня! – хотела возразить Эрида, но вовремя заткнулась. Пожалуй, способность к регенерации – не самый лучший вариант для офисных сплетен. Хватит с нее и вроде тех, где она фигурирует в роли обладательницы яиц и употреблении младенцев на завтрак. Кстати, последняя – в числе любимых.
В кабинете Ареса процветал дивный срач. Пока Дискордия укладывала папки на стол, стараясь не пролить горячий кофе, из заднего кармана на кресло выпал мобильный – богиня, не заметив, уселась сверху и отправила богу войны смс  - многозначительное «хряпты», затем освободила зад от давления техники и принялась разбирать бумаги.
Вот, что значит «светлый и великий ум». Арес бы этим неделю занимался и всё, что у него бы вышло – это бумажные самолетики и прочие радости оригами. Эриде хватило двух часов и толики отборного мата, которую она щедро вылила на подоспевших помощников. Маленькая стрелка часов приблизилась к четырем. Пожалуй, наработалась за сегодня – можно и домой возвращаться.
- Как поживает граф Монте-Кристо? – поинтересовалась Дискордия у Энрике, почесывая пузико Орфу и вытирая собачьи слюни с пальцев о ту же собачью шерсть.
- Попытался дать взятку, - невозмутимо сообщил повар, хлебая борщ.
- Ты взял?
- Да.
- Отпустил?
- Нет.
- И шо я в тебя такая влюбленная? – разулыбалась Дискордия, усевшись на стул напротив латиноамериканца. Энрике тоже улыбнулся. Похищение людей сближает.

+2

5

Иш Таб вставила в рот сигарету, чиркнула спичкой. В такие моменты она представляла себя священником, дарующим прощение никотином. За окном радостно приближались звуки полицейских сирен.
– А, отец и защитник римского народа, – припомнила она, приправив слова глумливой ухмылочкой. Она выдохнула сигаретный дым, и он повис у губ, словно кавалеристские усы.
Конечно, ему была нужна помощь. С такими-то психологическими проблемами! Эдипов комплекс, патрицид, мания величия – да этому парню вообще лучше не вылезать из её кабинета. Тут работы сеансов на тридцать, не меньше.
Она сделала знак продолжать.
Слушая его, Иш Таб докурила сигарету, потом присела на корточки и затушила её в луже крови Питера. При этом её костлявая коленка весело выглянула из огромной дыры на колготках. Так же молча поднялась. В коридоре звучал топот многих пар ног, обутых в берцы.
– Веди, – только и сказала Иш Таб.

Один мудрец сказал: бывает, ты крадёшь медведя, а бывает, и он тебя. Сегодня в роли медведя выступала некая сущность. Оставалось понять, кто кого украл.
Изуми некоторое время разглядывала комнату, в которую переместилась вслед за Уорреном. Окно здесь было необычное – через него можно было разглядеть вид на улицу. Да и пол какой-то не такой – когда она переставляла ноги, подошвы не прилипали. И ни одного пятнышка крови на стене. И воздух странный – ничем не пах.
В общем, Марс жил в исключительно жутком месте. Изуми была готова поспорить, что у него даже кровехранилища не было!
– Как у тебя здесь чисто, – ехидно заметила она, хлопая себя по карманам в поисках пачки сигарет. – Ты здесь, наверное, убираешься, – последнее слово она произнесла с видом, с которым в сороковых годах нацисты интересовались, как пройти к ближайшей синагоге.
Тем временем дверь в комнату открылась, вбрасывая в комнату дамочку в фартуке. Изуми было решила, что это домработница или пыточных дел мастер, но, приглядевшись получше, прочувствовала ауру безумия, налипшую на неё, как водоросли на утопленника.
«Ну привет, медведь».
Глаза Изуми маниакально заблестели, она даже перестала искать сигареты.
– А ты не врал, когда говорил про одержимость, – она начала обходить дамочку по кругу, рассматривая её сверху донизу, как покупатель лошадь. Даже попыталась заглянуть ей в зубы.
– Чудесный, чудесный образец. Все признаки бесноватости налицо – у неё же не разум, а клетка с пчёлами! Тут одного экзорцизма не хватит, – она повернулась к Уоррену: – Тебе стоит держать её на цепи. А лучше подари её мне!
[AVA]http://savepic.ru/5801267.png[/AVA]

Отредактировано Ish Tab (2014-10-16 11:51:31)

+3

6

В кухне пахло борщом и затянувшимся ожиданием. Энрике пошел выгуливать Орфа, вернулся через три минуты и сообщил, что у них появились новые соседи – так уж вышло, что теперь Энрике проститутка и наркоман. Латиноамериканский повар был слишком вежливым, чтобы спорить со старыми женщинами, и слишком брутальным, чтобы показать, как сильно его это задело. Так что он снял обувь и только потом зарыдал.
- О, дед мой Хаос, ну что за? – воскликнула Эрида, подходя ближе и усаживаясь на корточки перед поваром, - ну, хочешь, я их убью?
Как будто ее и впрямь интересовал ответ. Они с Марсом установили четкие порядки в этом районе: либо жители становятся последователями, фанатично верующими в двоих богов, либо их ожидает участь мистера Смита, которому выпала честь первым встречать поселившихся в Лас-Вегасе древнегреческих божеств.
Мистер Смит был редким скептиком, он с радостью откликнулся на предложение Эриды «Кто сомневается в нашем происхождении – пусть первый бросит в меня камень». И мистер Смит бросил.
Меткий сколиозный гаденыш. Арес сначала долго смеялся, а потом убедил всех, что жертвоприношение не умерло, а всё еще живет вместе с нами в эти скучные современные дни. После этого эпизода жизнь в районе наладилась: ко двору Аресо-Эридовского дома начали поступать подношения, поклонников их творчества стало больше, жили себе и не тужили, как говорится.
Дискордия пришла к выводу, что разобраться с новыми поселенцами она еще успеет, а вот борщ скоро начнет остывать, а Ареса и его подружайки никак не видать. Ей кажется, или кто-то бессовестно черпает последние остатки кредита доверия, думая, что справедливое наказание минует его, как всегда миновало? Она же всё-таки приготовила ему еду. И даже не испортила! И фартук надела. И рубашку погладила. Это ведь что-то да значит, не считая горелого запаха и прожженной дыры, оставленных неисправным утюгом?
И тут-то хлопнула входная дверь. И тут-то на пороге появилась странная женщина, сердце и ноздри чуяли что-то нечеловечье, но память была по-прежнему девичьей, а, значит, следует незамедлительно представиться друг другу. Этим богиня раздора и собиралась заняться, если бы не была остановлена мощным словесным потоком, заставшим ее врасплох. Нахмурилась, перевела взгляд на Марса, а во взгляде том была целая куча не слишком обнадеживающих обещаний, которые Эрис всенепременно исполнит, едва дотянется до горла сожителя.
Орф вылез из-под стола, с надеждой поглядывая на хозяев – он всё еще не простил им Андрюшу, невредимого, целого Андрюшу, которого прятали в подвале, и теперь оставалась надежда лишь на эту новую особь.
Они, наверное, думают, что вот это вот всё сейчас – это очень смешно. Эрис, может быть, и горбатилась у плиты добрых три часа, но даже это, даже пятно на фартуке, даже сожженный над плитой клок волос, случайно попавший под раздачу – даже это всё не было достаточным поводом, чтобы не отметить безумно офигительную шутку, которой с ней поделилась богиня…эээ…кем бы она ни была, в общем.
- Не для тебя мама богиню растила, - насупившись, изрекла Дискордия.

Отредактировано Eris (2014-11-04 23:22:33)

+2

7

[AVA]http://savepic.org/6510785.png[/AVA]
Впервые в жизни Марсу стало стыдно за свой дом. А ведь даже много лет назад, когда у него вообще не было дома, ему не было стыдно!
Сначала он хотел сказать, что он здесь не живет. Потом захотелось прикрыть собою диван и вазу, а потом он набрался мужества и просто перестал смотреть Изуми в лицо.
В общем и целом он был доволен тем, что она согласилась помочь, хоть и могла бы быть чуть менее брезгливой. Вот в мире и стало на два затаивших надежду яйца больше!
- А, нет, это просто... я храню здесь трупы, идем, - сказал он и повел ее ко входу в подвал.
В доме пахло едой (не трупами), и это было странно. Эрида, встречающая гостей не с ножом, а с половником (что за?..) выглядела тоже очень странно. Марс нахмурился.
Потом произошел диалог, и с каждым словом Марс хмурился все сильнее. Он очень долго жил на свете, поэтому хорошо знал: если разговаривают две женщины, не нужно обращать на себя внимание. Нужно стоять и молчать, делать вид, что тебя здесь нет. Этим он и занимался.
Но диалог подошел к концу очень быстро, поэтому все заметили, что Марс смеется.
Честно говоря, сам он никогда бы так точно Эриду не охарактеризовал.
То есть, конечно же, как можно было так ошибиться? Какая одержимость, она ведь просто любит убивать.
Ой, все.
- Она охраняет дом. Одержимый в подвале, - он занял небезопасную позицию между Эридой и Иш Таб, а потом открыл дверь, ведущую вниз. - Все готовы? - спросил он и начал спускаться. А если кто-то не готов, очень жаль, нужно было готовиться заранее!

Подвал больше походил на достойное богов войны жилище. Обои здесь были только на одной стене, а вот три остальные были приличными - бетонными. У дальней стены были расставлены клетки, повсюду висели крючья, в углу стояла дыба, в другом -  колодки и гильотина.

Три клетки были пусты, а в четвертой прогрызены прутья - в ней и сидел Андрей. То есть раньше сидел, а теперь его там нет.
- Я же просил за ним присмотреть!
Очень хорошо, что утром Марс сломал ему ноги - далеко уйти он бы не успел.
О том факте, что одержимый никуда и не уходил, свидетельствовало злое пыхтение за спиной, а потом точный удар по затылку. Марс пошатнулся.
- Привет, Андрей, - сказал он, разворачиваясь. - Ну, где ты был? - а потом таким же точным движением, пока Андрей размышлял, где он был, свернул ему шею.
Одержимый ослаб, и этого времени хватило, чтобы приковать его к стулу.
- Он не чувствует боли. И его нельзя убить обычными способами.
Шея Андрея была неестественно выгнута, его голова лежала на плече затылком вперед.
Марс повернул голову лицом к себе.
В широко раскрытых глазах белок был красный, а зрачки расширены. Он не моргал.
Из его носа текла красновато-черная кровь, а на пальцах не было ногтей - это он отгрыз себе их, когда нервничал.
- Расскажи нам, кто ты такой.
- Зачем? Вы все - трупы. Этого не видно, потому что вы не гниете. Как он, - он ткнул пальцем себе в грудь. - Но вы все трупы. Вы сдохли, сдохли уже очень давно, неужели не замечаете?
Он разнервничался снова, засунул палец себе в рот и начал его грызть.
- Как хорошо, что Он не такой, как вы. Не такой глупый, - он откусил указательный палец по первую фалангу, погонял его во рту, а потом плюнул на пол. По его руке заструилась темная и плотная кровь.
- А ты, - он подался вперед, выпучил глаза и пристально уставился на Иш Таб, - Он уже приходил к тебе? Нет? Значит, еще придет. Может, ты и не сдохла. От тебя воняет.
Его мелко затрясло, он сжал железные подлокотники стула так, что они изогнулись, а потом закашлялся и отхаркнул сгусток крови.
- Подойди ко мне. Быстрее, пока я не забыл!

+2

8

Сколько психологов нужно, чтобы сменить лампочку? Один. Но лампочка должна захотеть смениться. Изуми вздёрнула брови и спросила у лампочки:
– Ты хочешь поговорить об этом?
Ей был не нужен поддельный диплом психолога, чтобы понять, что здесь происходит. Каким-то образом она оказалась третьей лишней, что последний раз происходило с ней… никогда. Никогда с ней этого не происходило. В подобных конкурсах красоты Иш Таб участвовать не доводилось ни в роли третьей, ни в качестве первой или второй.
Она спустилась в подвал.
Пока Уоррен обменивался приветствиями со своим домашним питомцем, она спокойно стояла в стороне: прислонившись к стене, закурила и молча наблюдала, как изувеченное тело привязывают к стулу. Одержимый заговорил как раз тогда, когда она вдавила окурок в бетонный пол.
Изуми медленно оторвалась от стены, будто была к ней приклеена, и вошла в клетку. Остановилась прямо перед живым мертвецом, села на корточки, чтобы их лица – или что там у него было – оказались на одном уровне.
– Я тебя слушаю.
Когда он подался вперёд, раздался хруст шейных позвонков, что удивило Изуми: она-то думала, там уже нечему хрустеть. Кожа мертвеца была бледной и почти прозрачной, сквозь нее проступали почерневшие сосуды и капилляры. Его хрип доносился словно сразу из грудной клетки, минуя прочие органы связи.
– Славьте его.
И он улыбнулся. Изуми улыбнулась в ответ. Видимо, день такой был, что всем вокруг хотелось улыбаться.
– Славьте его. Когда реки наполнятся кровью, вы будете славить его. Когда воздух закипит и превратится в серу, славьте его.
Он потянулся вперёд и стал подпрыгивать и клацать зубами, будто в попытке укусить Изуми. Она же продолжала спокойно смотреть на него. Ну подумаешь, встретился одержимый бесом. Она в своей практике и не такое повидала.
– Да.
Одержимый замер и непонимающе уставился на неё.
– Да?
– Да.
– Что – да?
– Да – ответ на твой вопрос.
– Мой вопрос?
– Да.
– Что – да?
– Твой вопрос.
Будь среди них представитель Ватикана, он точно вырезал бы этот диалог из своего отчёта.
– Ты спросил, приходил ли он ко мне. Мой ответ – да.
Голова одержимого свалилась на плечо. Видимо, он хотел подозрительно склонить её, но не рассчитал усилий.
– И что ты ему сказала?
Изуми достала сигарету, вставила её в рот, чиркнула спичкой. И только сделав первую затяжку, ответила:
– Я сказала ему: «Не стесняйся меня. Я ведь доктор».
Мертвец взглянул на неё доверчиво, будто ребёнок – на Санта Клауса, рассказывающего рождественскую сказку.
– И он не стеснялся?
– Нет, он не стеснялся.
Изуми перекатила сигарету в уголок рта и обеими руками поправила голову одержимого.
– Теперь отвечай на вопрос. Кто ты такой?
Одержимый нехорошо ухмыльнулся и перевёл взгляд на Эриду.
– Я скажу, если красавица поцелует меня.
Изуми хохотнула, отчего очки съехали на кончик носа. Обернувшись к богине, она вопросительно посмотрела на неё поверх очков. Эрида излучала такое количество трепетности и нежности, что рядом даже думать матом было стыдно.
[AVA]http://savepic.ru/5801267.png[/AVA]

+2

9

И тут все оглянулись на «красавицу»: оглянулась Иш Таб, оглянулся Арес, оглянулась Эрида, а позади Эриды – запертая дверь. Так это он че – про нее тут вещает сейчас? Ха. Хаха. Хахахаха. Смешная шутка, где они только этому юмору учатся, уж точно не в казематах, которыми заведовал Марс во времена былой славы и мужества. Тоже былого, если этот ваш бог войны стоит себе спокойно, после этой новой стадии их отношений, и позволяет какому-то трудно убиваемому сопляку хотеть лобызать великую богиню раздора.
Эрис приподняла брови и скептично воззрилась на Андрюшу. Потом воззрилась на своего сожителя, потом на богиню, привнесшую в их славный дом лучшие традиции двора гопников, тяжко вздохнула и открыла дверь. Вышла, закрыла дверь и потопала обратно в кухню, успешно минуя Орфа и Орфовы слюни, успешно минуя Энрике, который как раз решил прибраться в доме, вооружившись метлой, шваброй, половой тряпкой, фартуком, мочалкой и всевозможными средствами для чистки всего того, что должно в этом доме сверкать и блестеть. Прошла в кухню, склонилась над ящиками, вытащила тесак для разделки мяса и с безмятежным выражением лица потопала обратно в подвал.
По правде говоря, уж за столько тысяч лет жизни характер ее пусть и претерпел изменения, но одна черта как поселилась в ней одним прекрасным древнегреческим утром – так и осталась до нынешних дней. И черта эта – похуизм. Политика власти менялась всегда, меняется вот прямо сейчас и будет меняться еще херову тучу лет после событий сегодняшнего дня, а богине раздора как было плевать на то, что творится вокруг – так и будет. Лишь бы трупыхаосзло, ну вы понимаете. И позволять слюнявить себе губы каждому встречному одержимому – ой, да ну нафиг все эти наполеоновские планы Ареса и его странной подружки из соседнего пантеона.
- А теперь я скажу вам, как всё будет! – с ноткой веселья воскликнула богиня, открывая дверь в подвал и оказавшись внутри со всё теми же старыми знакомыми, - либо Андрюша отвечает на вопросы и не выпендривается, - она говорила, не прекращая движения – и даже богу войны должно было стать ясно сразу, к кому Эрида и ее тесак держат путь, - либо мы с моим другом делаем из одного большого Андрюши – много-много маленьких, - в конце концов, Эрис финишировала к стулу, к коему был прикован товарищ, привезенный из русской глубинки, - вот так!
Замахнулась и отрубила одержимому кисть руки, которую тот прижал к стулу после того, как ранее откусил себе палец. Андрей хочет есть, Эрида хочет есть, бродячие собачки в их квартале тоже хотят есть – поэтому добрая богиня раздора желает накормить их маленькими котлетками, а они появятся в этом доме очень скоро, если присутствующие здесь перестанут действовать ей на нервы и раздражать своей бесполезной пародией на допрос.
- И мне плевать, кто ты такой и откуда вылез, - подытожила Дискордия, возвышаясь над Андрюшей и глядя на него сверху вниз, - ты меня бесишь.
Когда эта комедия закончится – им с Аресом предстоит серьезный разговор. Возможно, даже с рукоприкладством и насилием. Возможно, богиня, которую он привел с собой, тоже останется на ужин – Эрида борща наварила как на поминки, целую кастрюлю. И можно простить ей тесак – это она, а не Арес, тусовалась в подвале и следила, чтоб Андрюша остался жив до прихода гостей. И вопли его, и бред этот несусветный – тоже она слушала. Но если тесак ей не простят – ничего страшного, она не огорчится.

+1

10

Изуми всегда казалось, что пытки – плохой способ получить информацию от того, кто не чувствует боли. Но богам войны, конечно, виднее.
Он перевела взгляд на Уоррена, но тот, похоже, не собирался вмешиваться в грядущую пляску тесаков.
Сам одержимый тоже не спешил улучшить своё положение.
– Жалкое языческое отродье, ты будешь ползать на коленях, когда мой господин сойдёт на землю и позволит вам умереть, славя его! – ласково прохрипел он, перемежая свои слова хохотом в лучших традициях фильмов о ведьмах.
Вот так Изуми поняла, что если не вмешается, то просочится божий гнев, прольётся человеческая кровь и повалятся демонические конечности.
В общем, обычный вечер четверга.
Она остановила руку, в которой Эрида сжимала тесак.
– У меня есть третий вариант, – проникновенно сообщила она. С таким видом обычно предлагают продать душу. – Я избавлю тебя от надоедливого существа. Отдай его мне. У меня есть подходящая рука на примете.
Рука действительно была – замечательная рука, чудо, а не рука, разве что чуть-чуть подгнила. Впрочем, у каждого свои недостатки, а отмирающая плоть руки Джо компенсировалась уймой достоинств: порядочностью, верностью, идеальной формой ногтей. К тому же рука Джо был истинным джентльменом, и у него всегда был с собой зонтик, что очень важно в современном обществе.
В общем, он заслужил себе тело.
Вид у Изуми стал очень строгий.
– Меня позвали сюда, попросив помочь. Оторвали от важного дела. Я не хочу уходить с пустыми руками.
– Ваши руки будут прикованы к машине вечного разрушения моего господина! Все вы скоро станете его рабами и будете облизывать пыль с пяток его сапог! – не унимался одержимый.
Кто бы мог подумать, что Люцифер носит сапоги.
Изуми отпустила запястье богини, чиркнула спичкой, закурила и сквозь сигарету спросила:
– Ну? Что скажешь?

+2

11

Эрида бросила на одержимого взгляд, который можно было бы трактовать как безграничное удивление. Почему все так упорно хотят видеть ее, ползающую на коленях? Что это – коленный заговор против Дискордии? Помешались как будто, только и успевай ковры менять для новых пожеланий.
Иш Таб весьма своевременно остановила свою подельницу от кровавой расправы, но тут всё-таки хотелось бы уточнить один момент: надоедливое существо – это одержимый, или всё же истинную сущность Ареса только что безбожно рассекретили? Это в любом случае было очень заманчиво и теперь эта странная женщина начинала ей нравиться. Эрида вообще любила всех, кто решает ее проблемы до того, как они станут проблемами.
- Не смотри на меня, - развела руками Дискордия и кивнула на Марса, - это он тебя оторвал. Я была здесь и варила борщ. Кстати, кто голоден?
Кажется, по физиономии бога войны становилось ясно, что сейчас в комнате начнутся возражения, и чем больше – тем бурнее, а вот этого богиня допустить уже не могла. Очень уж удобно получилось с этой помощью Иш Таб, чтобы отказываться от нее из-за того, что только что у Ареса умыкнули посох всевластья в этом доме. Скажем честно, этого посоха он отродясь в руках не держал, но повозмущаться должен.
- Думаю, вы с Андреем просто созданы друг для друга, - согласно кивнув, ответила Эрида, - я не посмею встать между вами, забирай его с потрохами. Нет, серьезно, вот палец, - богиня раздора подобрала еще один кусок русского туриста и заботливо положила его в карман одержимого.
А еще похлопала по плечу Марса – а то, поди, напрягаться сейчас начнет, копьем размахивать, кричать о своем волевом решении как мужика, а ведь в этом подвале и без того шумно. А эта маленькая незадача в их подвале вон как хорошо решилась, и даже тесак не придется отмывать чудо-Фэйри.
- Я, конечно, буду пресекать эти попытки сделать из подвала одержимый зверинец, но если что – буду подбрасывать тебе еще подопытных, - подмигнула богиня Иш Таб. Наверное, та не особо жаждет собирать подобный зверинец у себя, может, ей вполне хватит одного экземпляра, но так уж сложилось, что теперь Изуми в этом доме почти желанный гость. Хочет она того или нет, разумеется.
- Ну, что ж, не люблю долгие прощания, - весело улыбнулась Дискордия и потрепала плюющегося и ругающегося Андрюшу по щеке, - наконец-то, ты свалишь, херово отродье, я буду скучать.

+2


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (20.02.2014) Для психа безумие норма


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC