In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (9/02/2012) Forgiveness is the fragrance


(9/02/2012) Forgiveness is the fragrance

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время действия: 9 февраля 2014 года
Участники: Исида, Ра
Место событий: "Сады дьявола", леса Амазонии
Описание: В свете последних событий каждый бог чувствует свою уязвимость, особенно без постоянной подпитки верой. Даже, если в прошлом совершил что-то ужасное по человеческим меркам, по меркам божественным все еще имеешь шанс на прощение. Но этого ли ищет Исида в джунглях Амазонки? Прощения? В общем-то, не так важно, ведь найдет она там что-то совершенно неожиданное.

0

2

Forgiveness is the fragrance that the violet sheds on the heel that has crushed it. Mark Twain
Жизнь богов бесконечно длинна. Не смотря на возможную кончину и трудности на божественном жизненном пути, ценности их гиперболизированы или гротескно изменены, чтобы соответствовать тем возможностям, которыми они обладают благодаря верующим или сами по себе. Если любовь, то сквозь тысячелетия и после смерти. Если месть, то всеобъемлющая и всепоглощающая. Если злоба, то на весь мир. Если справедливость, то без оглядки и по своим правилам.
Это проклятье. Или благословение.
Исида не знала даже сейчас. Она делала все с особой страстью, преувеличенно. Возжелав однажды  стать великой колдуньей не только среди людей, но и среди богов, она отравила змеиным ядом самого великого и светлого, такого постаревшего, что не мог двигаться. Собственного прародителя, собственного прадеда.
Велика ли была цена заплаченная за тайное имя Ра? По меркам богов не невыносима. Тысячелетия нелюбви солнцеликого, столько же чувства вины и, возможно, раскаяние. Может ли кто-то спустя столько лет надеться на прощение?
Исиду волновал этот вопрос из-за ее другой страсти. Семья, разбросанная как некогда осколки тела Осириса по миру, может оказаться в опасности в любую минуту. В это неспокойное время даже такие, как они, будут нуждаться в защите, а она со всеми заклинаниями в мире не сможет быть той женой и матерью, которая даст им уверенность в следующем дне.
Богиня помогает людям, склеивает их браки, налаживает отношения, лечит детей, но не сможет помочь собственному потомству. Разве это не ирония мироздания? Разве это не проклятье?

Соколиные глаза хищно смотрели вниз, вглядывались в нескончаемый поток зелени. Свобода была такой же мнимой, как и могущество, которое она получила с именем Ра. Ведь самим Ра ей никогда не стать со всеми словами в этом мире.
Исида летела на поиски древнего могущественного бога, от других она узнала примерное место и была готова к встрече. Исхода могло быть три. Либо Ра простит ее и даст согласие, простит и отпустит, либо третий, наиболее вероятный исход.
Перья соколицы дрожали на ветру из-за движения и немного от страха. Никому не хочется умирать, даже бессмертным. Она заметила что-то среди листвы и камнем кинулась вниз, проникая сквозь густую растительность к плодородной почве. Когти птицы коснулись выступающих корней деревьев и начали меняться. Вскоре между двумя крепкими столбами стояла
обнаженная женщина с длинными черными волосами. Глаза на секунду остались звериными, а затем преобразовались.
Исида сделала несколько шагов, осматривая местность. Никого вокруг, неужели она ошиблась? Возможно, все это пустая затея и ей нужно улетать пока не поздно, бросить дурацкую попытку вернуть былое и убираться, пока сама цела, найти другого союзника или других, если понадобится. Ее охватила паника, богиня резко развернулась, длинные волосы водопадом упали на на плечи
Поздно. Там был он среди зелени джунглей. Смотрел на нее, заставляя пережить ужас, потерять самообладания.
Помни, зачем ты здесь, Исида.
Богиня склонила голову, подняв взгляд лишь после того, как договорила.
- Приветствую тебя, великий Ра. Помнишь ли меня?
Конечно, он помнил, но ее интересовало другое. Помнит ли он, что она сделала так хорошо, чтобы убить на месте?

[AVA]http://savepic.ru/5768546.png[/AVA]

Отредактировано Isis (2014-09-07 00:03:14)

+4

3

Идут тысячелетия, и личность мельчает. Добро уже не добро, а карамелька за щекой. Зло – не зло, а скучное административное нарушение. И даже Сет уже убивает предсказуемо – старого врага, пусть и новым способом. Амон всегда думал, что от руки Пустынного падёт племянник, но никак не отец.
Исида вырастила своего сына воином, но не научила его одному важному умению, без которого можно выиграть сражение, но не войну. Богиня хитрости и коварства не обучила Гора хитрости и коварству. И поэтому он никогда не победит своего заклятого врага.
Впрочем, «никогда» – для богов понятие весьма конечное. Физические константы вселенной постепенно теряют силу и рано или поздно изменятся, в один миг сведя на нет законы физики ли, веры ли. Они уничтожат тот мир, что мы знаем, – и одновременно создадут абсолютно новый, в едином трансцедентальном порыве геноцида и возрождения.
Примерно такими мыслями был занят бог солнца, пытаясь починить миниэлектростанцию. На тростниковом полу своей лачуги, в окружении деталей, винтиков и проводов, он возился с мудрёным прибором. Моральной поддержкой под рукой лежали плоскогубцы; паяльная лампа накалялось от его прикосновения. Сам Амон прекрасно обходился без отопления и света: его тело всегда было горячим, на несколько градусов теплее нормальной человеческой темпепартуры. Что до света – так это просто смешно. Бог солнца не нуждался в электричестве, чего не скажешь о его мобильном телефоне.
Вообще-то он прекрасно разбирался в технике, но эксперимент «собери электростанцию своими руками» изначально пошёл не так. Он собирал и разбирал её три раза: в первый раз деталей не хватило, во второй остались лишние. В третий раз всё сошлось, но солнечные батареи упрямо отказывались преображать свет в разряд. Ра обратился к инструкции, но объяснения были путанными – разобраться в них было куда уж труднее, чем в древнеегипетских иероглифах или убийстве Геба.
Время от времени к нему подходила красавица ягуар Шая. Заглядывала через плечо, внимательно наблюдала, иногда пыталась поиграть, кусая за ухо – настолько ласково, насколько способен хищник с трёхдюймовыми клыками. Но Амону было не до неё, и Шая удалялась по своим делам. Но в этот раз он не ушла, а выскочила в окно, перед этим настороженно поводив ушами, как это бывало, когда к дому приближались чужаки.
К слову, чужаками для Шаи были все, кроме Ра. Закон джунглей – каждый сам за себя.
За стеной послышалось угрожающее рычание, и Амон поспешил подняться с пола и вмешаться прежде, чем ягуар начнёт защищать свою территорию от вторжения. Он вышел из хижины и увидел, что Шая стоит перед смуглой, обнажённой женщиной – уши ягуара были прижаты к круглой голове, когти выпущены и скребли землю, хвост бил кнутом.
Что ж, Исида и у него вызывала подобную реакцию.
Верховный бог египетского пантеона собирал в себе многие качества – были в них хорошие и плохие, но злопамятность не значилась в длинном списке. Однако преступление Исиды он запомнил.
Амон любил эти джунгли, больше них он любил только земли Кемета. Он часто выбирался в большие города, и для Амона это было сродни дайвингу:  удивительный и красивый мир, рыбки-кораллы и экзотика, но дышать приходится через кислородный баллон. Поэтому последние годы он неизменно возвращался сюда, в ветхую лачугу, со всех сторон окружённую непроходимыми джунглями Амазонии. Верное слово – непроходимыми. Видимо, поэтому Исида и решила их перелететь.
– Я помню всех своих детей и никого из них не оставляю без внимания. Однако тебя я запомнил одетой, – он постарался, чтобы его голос звучал дружелюбно, но не смог удержать металла, разрезающего благожелательность, как нож – тонкую ткань.
Ра накрыл ладонью голову ягуара, успокаивая и отзывая зверя. Шая перестала рычать, но когтей не спрятала.
Амон же подошёл к Исиде, накрыл ладонями её плечи и заглянул в глаза. Он давно стал думать о ней как о богине-колдунье, а не богине-предательнице, но её обман оставил осадок, который не отчистили даже пески времени.
– Приветствую тебя, Стоящая у трона.
Не моргая, он взглянул на солнце, будто впитывая его взглядом. Когда эти привычные любезности подошли к концу, Ра отступил назад.
Если она пришла требовать наказания за смерть отца, если принесла имя Сета на устах, то уйдет ни с чем. Амон уже принял решение, и оно неоспоримо.
Но с египтянами никогда не было просто. Многие решения Верховного вызывали у них вопросы и споры. Сколько раз они собирали суд, чтобы надавить на него! Члены семьи, друзья и даже низшие боги почему-то всегда имели мнение о том, как должен поступить Верховный, кого он может одарить своей милостью, а кого обязан растоптать.

[AVA]http://savepic.ru/5770391.png[/AVA][SGN]There is only one way to become immortal - never fucking diy.
http://savepic.ru/5771415.gif
[/SGN]

Отредактировано Amun-Ra (2014-09-07 11:15:03)

+5

4

Огромное величественное существо смотрело на Исиду, заставляя переосмыслить собственную жизнь, принятые решения и начать опасаться (точнее продолжить опасаться) за собственную безопасность. А еще там был ягуар.
О чем думал последний, не трудно было догадаться. Что касается первого, дела обстояли иначе. Если бы богиня захотела, она могла быть прочитать заклинание и на короткий миг погрузиться в мысли выбранного объекта. Но не в этом случае, никто, даже самый глупый бог не станет проделывать такого с Ра. Хотя не ей говорить о благоразумии, учитывая историю. Если тот факт, что Исида отрубила руки Гору, забудется, сотрется, вытеснится из памяти, то главная ее выходка останется навсегда на ее совести и в осуждающих глазах многих.
Прошло то время, когда она просто могла отвернуться, гордо поднять голову и сказать, что это только ее дело и ничье другое. Исида пришла к богу света с именами, но ни одно из них не принадлежало членах египетского пантеона.
Амон возложил руки на ее плечи, Исида машинально повернула ладони внутренней стороной вверх, коснулась его локтей и тоже посмотрела в глаза богу. Он был настолько стар, на сколько выглядело молодым его тело. Морщины в уголках глаз на его лице были словно лишними, это лицо никогда не щурилось, глядя на солнце.
Это ничего не значит, просто приветствие, любезность, на которую может надеяться любой ребенок, даже самый нерадивый.
- Нагота естественная в обращении к богу, - длинные волосы прикрывали ее грудь, руки она держала сложенными в замок на уровне бедер, - если нечего скрывать.
А скрывать ей было действительно нечего, честность - вот ключевое слово сегодняшнего разговора, который, судя по продолжительность ее жизни после встречи, все же состоится.
- Но я буду благодарна за одежду, если это возможно, - Исида чуть склонила голову, заранее благодаря Ра.
Думала ли она, как будет говорить с ним? Думала. Неоднократно и планомерно, подбирая каждое слово, только они куда-то растерялись, утратили значимость, а вместе с ней и массу, потому и взлетели вместе с небольшой стаей птиц, затерявшись где-то среди листвы.
Богиня посмотрела в сторону, из которой донесся внезапный шум, но ничего там не увидела, только зелень и стволы деревьев, обвитые лианами.
Она не хотела начинать разговор с истории, еще раз напоминать о своих действиях, поэтому начала сразу с главного, ведь идти никуда они не спешили.
- Я пришла поговорить с тобой о мире. Он всегда был наполнен опасностями, во все времена. И сейчас эта опасность реальна и сильна больше, чем когда-либо.
Исида ждала реакции Ра, но, не дождавшись, продолжила говорить быстрей, время от времени поглядывая в ту сторону, откуда доносился звук.
- Твари. Не наши твари, я слышу о них истории из различны источников. Демоны и ангелы из других религий, они сильны потому, что в них верят. Это не отголоски силы, как мои или... - богиня не договорила, лучше не накалять обстановку.
Она не сказала ничего нового, Исида была уверена, что Ра знал все это и так.
- Я знаю, что разочаровывала тебя в прошлось. Знаю, что моя любовь к мужу и сыну была слишком сильна, чтобы делиться ей, как следовало, с великим Ра. Я знаю, - она опустила голову, посмотрела на пальцы ног перепачканные грязью, собралась с духом и только потом продолжила.
- Я твой отпрыск, я мать твоего отпрыска. И я пришла задать тебе вопрос, великий Амон-Ра. Только один вопрос. Встанешь ли ты на защиту своих детей в час опасности, будешь ли с нами? - будешь ли со мной?

[AVA]http://savepic.ru/5806325.png[/AVA]
[SGN]http://savepic.ru/5828850.gif[/SGN]

+1

5

Ра кивнул и жестом пригласил её в дом. Там он дал богине ту из своих вещей, что не утопила бы её в себе – пончо в чёрно-красную клетку. Потому что никто не может быть несчастным в пончо.
По временам склонность сородичей к торжественности, высокопарным речам и громким заявлениям утомляла Ра, сливалась для него в белый шум, их которого ему, как старателю из грязи, нужно было достать мельчайшие крупинки золота. Поэтому он слушал в молчании, дожидаясь, пока Исида промоет грязь слов и обнаружит золото – то дело, что заставило её переступить гордость и разыскать Всеотца посреди джунглей.
Временами она тревожно поглядывала в сторону, будто что-то надвигалось издалека. Амон же не сводил с неё внимательного взгляда. Наконец он сказал:
– Я никогда вас не оставлял.
Царь может любить своих подданных, как отец любит своих детей. Но, в отличие от отца, царь не может быть им другом: однажды ему придется вынести им приговор или отправить на смерть. Амону часто приходилось решать, кто он в первую очередь – отец или царь, и даже спустя тысячелетия точного ответа у него не было.
Тем временем за хлипкой стеной лачуги раздался пронзительный крик, как если бы пила умела разговаривать и решила сообщить всему миру, что её дети-пилята погибли в страшных муках. Будь Ра повпечатлительней, закрыл бы уши ладонями.
Бог солнца бросился во двор, где Шая, редкостной красоты ягуар, сцепилась с существом, меньше всего похожим на обитателя джунглей: Ра были видны большие, в несколько метров размахом, крылья; когтистые мускулистые лапы и чёрные волосы, развевающиеся по ветру. Крылья сделали сильное движение, от которого в воздухе закружились окровавленные перья и шерсть, а гнилостный ветер долетел до самого бога солнца. Монстр поднялся в воздух, сжимая ягуара в когтях с той же лёгкостью, как орёл – мышь.
Амон не размышлял долго. В женское лицо, которое столь неожиданно обнаружилось у звериного тела, ударил луч света, ослепляя и жаля. Гарпия выронила добычу, и Шая упала на землю. Из ран на её теле текла кровь.
Быстро оправившись, существо воспользовалось заминкой и спикировало прямо на Амона. Тот, в свою очередь, встретил её ударом – кулак с хрустом впечатался в челюсть. Гарпия оттолкнула его, прочертив когтями след на груди, и взмыла в воздух, быстро превратившись в чёрную точку на небосклоне.
Амон повернулся к Исиде. Его грудь, с расплывающимся по футболке красным пятном, тяжело поднималась и опускалась, в глазах сверкали молнии.
– Надеюсь, это был не ангел, – только и сказал он, после чего склонился над раненым зверем.
Вдалеке, где-то за линией деревьев, звучали крики, принять которые за птичьи мог кто-то с очень богатым и психологически исковерканным воображением. То был крик ярости, первобытной и дикой, сродни крику фурий – а они, как считалось, вершили месть за кровавые преступления. Из-за каких преступлений эти создания явились сюда? И кого из двух богов преследовали?
– Иди в дом, – велел Амон, поднимая на руки Шаю и следом за Исидой возвращаясь в хижину.
Хлипкие стены недолго защитят от древних существ, но Ра не даст им преимущества, встречаясь на открытом пространстве. Он уложил ягуара на топчан, где спал сам.
– Эта тварь просто разведывала, они скоро вернутся, и будет их больше.
Его руки были измазаны звериной кровью, поэтому он не стал касаться Исиды, просто заглянул ей в лицо.
– Уходи отсюда, а я сделаю так, чтобы они за тобой не последовали.
Богиня-мать не была воительницей и пользы в сражении от неё было мало. Да и о каком сражении между верховным богом и жалкими тварями может идти речь? Единственное, что их здесь ожидает – это бойня.

[AVA]http://savepic.ru/5770391.png[/AVA][SGN]There is only one way to become immortal - never fucking diy.
http://savepic.ru/5771415.gif
[/SGN]

+2

6

Жизнь дает тебе иногда совсем не то, чего ты от нее ждешь. Иногда это отказ, иногда излишние испытания, иррациональный страх или незапланированные встречи. А иногда жизнь дает тебе пончо.
Исида приняла одежду из рука Амона, хотя ей и потребовалось невероятное количество усилий, чтобы не выглядеть вопиюще нелепо. Внучка бога, дочь богов, сестра и мать бога, мать бога. Она не смогла бы быть смешной, даже если бы захотела, но это пончо и правда вводило свои порядки.
Ра не ответил на вопрос так прямо, как ей хотелось бы, но и не сказал "нет". Это должно было успокоить богиню, но чувство тревоги все же нарастало, превращаясь в пульсирующую боль в висках.
Тогда появилась она - уродливая крылатая тварь с женским лицом, которая изранила ягуара. Исида выбежала из хижины на крик, ноги ее были согнуты в коленях, мышцы готовы к превращению в прыжке. Все, что она могла - стать соколицей, но крылатая когтистая тварь не пощадила бы птицу.
– Надеюсь, это был не ангел.
- Нет! - ее слова звучали громко, вокруг хижины, в которую она послушно вернулась, шумела листва, звук нарастал, словно перед бурей. - Ангелы обманчиво прекрасны. Это не ангелы.
Не будь Исида египетской богиней, из нее получилась бы ревностная католичка, одна из тех правильных, что ходят в церковь каждые выходные и имеют личного священника друга семьи. Но увы и ах, или же наоборот.
Амон был превосходен в бою, он словно снова плыл в своей лодке величественный и гордый, и все также волновался о жизни недостойных его внимания тварей.
– Уходи отсюда, а я сделаю так, чтобы они за тобой не последовали.
Иногда Исида мечтала о том, чтобы повернуть все вспять и не совершать ошибку, которая погубила их отношения. Но тогда она не была бы собой, покорная женщина, которая смирилась бы с местом у трона мертвого мужа, никто.
- Нет, - она стояла возле топчана. - Делай то, что должен, - богиня сжала пальцами запястье Амона, убирая его руку от раненного животного. - Иди, - она кивнула на прикрытую дверь, в которую вонзились когти очередной твари, и вырвали ее, отбросив в сторону.
Исида заняла место верховного бога перед ягуаром, она потянулась к бутылке с водой, смочила ладони и закрыла глаза, чтобы абстрагироваться, сосредоточиться на тайном смысле того, чему собиралась дать жизнь.  Вокруг были только крики, чистая ярость, будто раскаленным железам по оголенным нервам.
Богиня открыла глаза резко, будто вынырнула, чтобы глотнуть воздуха. Из окна не было видно зелени и солнца, все смешалось в сером и черном - перья, когти, крылья, крики. Эта агония была за пределами слабого мерцающего света, который исходил из ее ладоней. Исида приложила их к ранам Шаи и тепло разлилось по венам животного, заставляя его дрожать и рычать.
Ягуар поднял голову, чтобы посмотреть на богиню, на мгновение показалось, что взгляд его был осмысленным и благодарным. Раны затянулись, а силы покинули Исиду всего на минуту. Но этого было достаточно, чтобы краем глаза, не желая того, увидеть озлобленную тварь, несущуюся прямо на нее.
Только и успев, прикрыть лицо руками, Исида упала на деревянный пол, выставляя ладони вперед, пытаясь защититься. Несколько стремительных ударов и обе руки от локтей до запястья покрыты порезами от когтей. чудом удалось дотянуться до бутылки с водой и, прошипев несколько слов, плеснуть гарпии в лицо.
Пронзительный крик и дым от обожженной кожи тем, что раньше было водой. Секунда на передышку, но в хижине их уже двое...
[AVA]http://savepic.org/6203129.png[/AVA]

Отредактировано Isis (2014-10-14 19:39:17)

+2

7

Они напали стаей – сборище уродливых созданий, способных только ненавидеть и убивать. Ра не ожидал, что гарпий будет так много – десяток крылатых особей закрыли собой небо.
Он стоял и ждал их, расставив ноги, левой рукой упираясь в бедро, в правой же материализовался короткий, с широким лезвием меч – он наливался светом и носил имя Рассвет. Казалось, что одно лишь его сияние способно причинить врагу боль.
В такой позе Ра приходилось стоять много раз – на песчаных улицах проклятых городов, среди камней подземного мира, щедро обагренных человеческой и божественной кровью, в бесчисленных сражениях с демоном тьмы Апопом, своим заклятым врагом. Очередная стычка с очередным противником.
«Давайте же, – думал Ра. – Нападайте. И солнце посветит на те ваши куски, каким на солнце быть не положено».
Они не заставили уговаривать себя.
Гарпии не стали нападать поодиночке, но набросились всем скопом, впиваясь, царапая, кусая, протягивая когтистые лапы к телу бога, чтоб оторвать от него кусок. Меч лучом света проходил сквозь их тела, и на землю летели перья и отрубленная плоть. Гарпии верещали в едином порыве боли и жажды убивать, и их крики – единственный звук, заполнивший мир вокруг Ра. Он сражался молча, стиснув зубы, не замечая порезов, из которых текла кровь – в былые времена каждая её капля, упавшая на землю, принесла бы свои плоды.
Он пропустил лишь один удар: когтистые пальцы впились в его голову, и на том месте, где раньше было ухо, осталась кровавая дыра. У Ра потемнело в глазах, но дать слабину означало отдать себя на растерзание. Он развернулся, схватил гарпию за лапу, которая ещё сжимала красно-розовый комок его плоти. Мощные крылья напряглись, сделали несколько сильных взмахов – и Ра поднялся следом за ней в воздух. На него накатила волна боевой ярости... и он потерял над собой контроль. Он выпустил меч и, подтянувшись, схватил тварь за горло. Он душил её со всей силой, а она вцепилась в него лапами – так, комом из перьев и света, они кружили в воздухе, выше верхушек деревьев, исполняя замысловатый танец ярости и смерти.
Когда летишь, словно молния, упадёшь, как гром. Когда они ударились об землю, гарпия была уже мертва. Её тело смягчило удар, но Амону всё же потребовалось некоторое время, чтобы подняться. Он осмотрелся мутным взглядом, увидел, что хлипкая крыша его лачуги проломлена, услышал крики гарпий изнутри.
Он не стал тратить времени на то, чтобы открыть дверь, и просто вышиб её. Амон застал двух гарпий за несколько мгновений до прыжка. Свет хлынул из его груди, будто всё это время был спрятан в тюрьме из костей и плоти. Раздалось шипение, и перья гарпий вспыхнули, разнося вокруг мерзотный запах палёной шерсти. Гарпии, охваченные огнём, метались по хижине. Они пытались сбить пламя, но лишь поджигали всё, к чему прикасались.
– На улицу, быстро! – скомандовал Ра. Он помог Исиде подняться и подтолкнул к выходу, в котором уже исчез ягуар. Лачуга разгоралась быстро, как стог сена.
Когда они оказались снаружи, гарпии уже были в небе – два огненных шара, зрелище красивое и ужасающее одновременно.
Вся поляна была покрыта телами существ вперемешку с отрубленными лапами и перьями. Земля здесь пропиталась кровью. Шая осторожно подошла к одной из мёртвых тварей, понюхала женское лицо, застывшее в уродливой гримасе, и брезгливо фыркнула, побрезговав плотью существа.
Ра наблюдал, как горит его дом. Сравнивать эту хижину, затерянную посреди джунглей, с чертогами отца богов в Та-Кемете было бы смешно, однако здесь он знал много радости, живя в уединении и созидании. Это место давало ему спокойствие и укрывало от врагов. От него не останется ни руин, ни столбов, указывающих, что здесь когда-то была обитель покровителя царей. Оно никогда не заинтересует историков и археологов. Это пепелище найдут разве что дикие звери. Ра отвернулся.
Его лицо не предвещало ничего хорошего – оно ожесточилось, и взгляд из-под нахмуренных бровей пророчил долгие годы боли каждому, кто перейдёт богу солнца дорогу.
Спиной он чувствовал жар, словно там стоял огнедышащий дракон. Шая подошла к нему и ткнулась мордой в ладонь опущенной руки. Ра совершенно автоматически положил руку ей на голову. В звере теперь чувствовался отголосок божественной силы.
– Ты излечила её, хотя вовсе не обязана была тратить свои силы. Благодарю.
Его взгляд опустился на руки Исиды – они были покрыты ранами, словно рубиновыми браслетами. У самого Амона царапины были едва ли не повсюду, но внимания заслуживала лишь одна рана – на голове, где гарпия оторвала его ухо. Восстановить его будет сложнее, чем кожу – с другой стороны, можно не восстанавливать вовсе. Жил ведь Гор без глаза.
Его внимание привлекло свечение неподалёку – меч Рассвета, который Амон обронил в схватке. Клинок казался солнцем, выкованным из стали, и никто кроме отца богов не мог смотреть на него дольше нескольких секунд. Ра поднял меч и направился к телу гарпии. С одного удара он отрубил уродливую женскую голову – кровь, оставшаяся на клинке, тут же закипела и испарилась. Ему понадобилось три головы – он связал их за волосы, снял с себя футболку и завернул в неё жуткую ношу.
– Греческие существа не могли забраться так далеко от своих земель. Их кто-то сюда отправил. А мы вернём ему их.

[SGN]http://savepic.org/6248827.gif[/SGN]

+2

8

Солнечный свет ворвался в хижину и спас ее от неминуемых увечий. Исида последовала призыву выйти на улицу. Когда все закончилось, они стояли вдвоем посреди джунглей в окружении буйства зелени и окровавленных останков гарпий. Эта поляне не станет прежней даже через годы после того, как не останется следа от битвы, а дикие животные растащат разлагающиеся кости тварей.
Божественная энергия коснулась этого места также, как и ягуара Шая, которая брезговала поджаренным мясом на сырой земле. История этой небольшой битвы будет жить, а затем развеется по джунглям сквозь столетия со спорами растений.
- Как и ты не обязан был возвращаться за мной.
Под взглядом Амона Исида спрятала руки под пончо. Ранами она займется позже, это не самая большая проблема, которая у них сейчас была, да и Ра выглядел не намного лучше. Она кивнула в ответ на благодарность.
Здесь Исида искала спасения в будущем, а нашла проблемы в настоящем. Ситуация оказалась куда более опасной, чем ей казалось до этого. Теперь не только ангелы были для них занозой в одном месте, но и какой-то таинственный "почитатель".
Она просто надеялась, что это были не козни Сэта и Гор сейчас в безопасности. Но надежда - слабое прикрытие и не может стать ни мечом, ни щитом бога.
- Я боюсь не мы одни в опасности, нужно покончить с этим как можно скорей. Позволь помочь, - Исида подошла на безопасное расстояние к горящей хижине, взяла  пылающую ветку и поднесла ее к одной из голов гарпий.
Обезображенное предсмертными муками лицо запылало, окропленные кровью перья сперва дымились, а затем сдались пламени. Исида шептала нужные слова, будто уговаривала огонь открыть ей тайну, склонившись над головой гарпии. Лицо твари не сгорало, а напротив стало подвижным, словно ожило.
- Кто тебя прислал за нами, тварь?
Исида спросила три раза, повышая голос, прежде, чем губы гарпии шевельнулись, произнеся имя Кронос, а затем голова превратилась в прах и рассыпалась на поляне. Богиня поднялась с колен и приблизилась к Ра.
- Сейчас, повелитель Солнца,  или никогда.

Время - поразительная субстанция. Оно течет, как река, омывая тела смертных и бессмертных, забирает с собой навеки или оставляет в истории. Вот ты планируешь потратить час, а вот стоишь в месте, где никак не ожидал оказаться рядом с главой пантеона и трофеем. Время смазывает реальность, делает ее тягучей. Но убери его и не будет ничего - ни людей, ни богов.
Двое стояли у входя в номер придорожного отеля, на одной было окровавленное пончо, а в руках другого головы гарпий. Женщина постучала, дверь со скрипом открылась. На пороге стоял взрослый мужчина с бородой, заспанным лицом и весьма удивленным видом.
[AVA]http://savepic.org/6267465.png[/AVA]

Отредактировано Isis (2014-10-24 13:28:50)

+2

9

Кронос

http://s017.radikal.ru/i404/1308/f8/8480782fb60d.jpg

Не почувствовать энергию Кроноса мог только смертный или слепец: от него так и разило годами, проведёнными во мраке самых пыльных углов Эллады.
Сквозь этот запах пробивался душок безумия.
Ра выступил вперёд, втолкнул Кроноса в дом и вошёл сам. То, что сейчас произойдёт, не предназначено чужим глазам.
Он повернул голову и бросил взгляд через плечо – туда, где Исида закрывала дверь. Стоящая У Трона указала ему на этот дом и на этого бога, и Ра не сомневался в верности её гаданий. Как не сомневался и в том, что в случае необходимости она не погнушается испачкать руки в чужой крови.
Перед лицом чужаков боги Та-Кемета всегда были едины.
Он кинул головы гарпий к ногам Кроноса.
– Только не надо лгать.
Лишь одно мешало Ра превратить этот дом в место преступления – непонимание. Он не понимал цели того, что произошло в джунглях. Натравить несколько тварей из Тартара на главу чужого пантеона? Бессмысленно. Они не убьют его, могут только ранить. Или отвлечь.
Кронос поднял одну из голов, повертел её в руках, будто навскидку определяя вес, и отбросил в сторону. Он был на добрую голову выше Амона и шире в плечах. Всклокоченная густая борода придавала ему диковатый вид, но хуже всего были глаза: яркие, лихорадочно блестящие глаза наркомана, готового ради дозы пойти на любую авантюру. Такие глаза хотелось выжечь.
– Ты, верно, будешь спрашивать, зачем, – осклабился он.
– И ты будешь отвечать.
Ра был слишком зол, чтобы тратить время на обмен любезностями, острословие и спецэффекты. Его глаза подёрнулись ярко-жёлтым свечением – Кронос вскрикнул, схватился руками за лицо, закрываясь от яркого солнечного света, который видел только он. Сквозь пальцы потекла кровь, разбавленная белесой слизью – всё, что осталось от расплавленных белков.
Боги тоже чувствовали боль, хотя их телесная оболочка была не такой хрупкой, как у смертных. Но что может защитить от солнца – чистой эссенции света, первоначального, зародившегося не в тысячах километров от поверхности планеты, а здесь и сейчас? Во всём мире было только одно место, куда не мог добраться свет Ра – его собственная тень.
Но сегодня он не отбрасывал тени.
Ра подошёл к Кроносу и заставил его убрать руки от лица – там, где раньше были глаза, дымились две чёрные дыры.
– Что тебе от меня нужно, Кронос?
Грек улыбнулся. Его борода и зубы теперь были заляпаны кровью – безумец находил смешным даже собственные страдания. Это была жуткая улыбка маньяка, оказавшегося на собственном пыточном столе. Но не она заставила Ра испугаться, а слова, что эта улыбка предвещала.
– Его зовут Люк, верно? Да, малыш Люк, вкусный маленький мальчик.
Ра схватил его за грудки и швырнул в стену, приблизив своё лицо к лицу древнегреческого бога, который смеялся ему прямо в лицо.
– Что ты задумал? Отвечай! ОТВЕЧАЙ МНЕ!
Если ты что-то с ним сделал, сукин сын... Я убью тебя. Я тебя уничтожу. Тартар покажется курортом по сравнению с тем, куда я тебя отправлю. Если ты хоть пальцем тронул моего сына.
Ярость захлестнула его, и Ра с трудом удерживался от того, чтобы не сжечь всё в радиусе нескольких миль.
А Кронос всё смеялся.
– Я приготовлю его под чесночным соусом. Сочное, пряное мясо хорошо пойдёт с итальянским вином. Я велел своим девочкам быть осторожнее с туловищем – там самые вкусные части.
Ра ударил его – наносил удары один за другим, сбивая собственные руки в кровь, выкрикивая один и тот же вопрос:
– Зачем он тебе? Зачем тебе мой сын?!
Если бы не вмешательство Исиды, неизвестно, как далеко зашёл бы его припадок ярости. Но женский голос подействовал на него, как кнопка «поставить на паузу» – он замер: рука занесена для удара, глаза наполнены ненавистью, на лбу пульсирует вена.
Кронос по стене осел на пол, сплюнул на пол кровь вперемешку с зубами и рассмеялся тем смехом, который хотелось затолкать ему обратно в горло. Какой весельчак.
– Старые привычки трудно изжить, – он развёл руками. – Все мы получаем силу разными способами.
Старые привычки. Ну конечно. Бог, пожиравший собственных детей, вряд ли побрезгует детьми других богов.

[SGN]http://savepic.org/6248827.gif[/SGN]

+2

10

[AVA]http://savepic.org/6416258.png[/AVA]
Исида закрыла дверь. Света здесь почти не было, а обстановка напоминала логово фактотума, путешествующего по городам в поисках работы на пару долларов в день больше, чем предыдущая.
Она стояла за спиной Амона пока тот разговаривал с нарушителем их покоя, была спокойна и собрана, чтобы поддержать в случае чего. Похоже Кронос проигрывал. Ра выглядел необычайно убедительным: пламенный взор, одухотворенное лицо бога, уверенного в своей правоте, чеканные выверенные формулировки, безупречная логика и мощь солнца в радужках глаз. Искусство убеждать у верховного бога пантеона было в крови, лилось по венам, словно конвейер на фабрике производства автоматических пистолетов.
Другая более слабонервная богиня остановила бы его раньше, но Исиде хотелось смотреть на то, как из носа Кроноса хлынет кровь, как он признается в содеянном, как будет объяснять, почему это сделал, а его правый глаз прикроется под давлением опухшей плоти.
Ей хотелось видеть все это и даже больше - кульминацию. Хотелось до тех самых пор, пока Кронос не сказал то, что она не могла оставить без внимания и дополнительных комментариев, а мертвый бог уже не сможет ответить на ее вопросы.
- Ра, остановись! - женский голос среди звуков ударов и стонов казался инородным.
Ее ладонь коснулась плеча бога солнца, тот прекратил бить, а Кронос все не прекращал говорить о старых привычках и силе. Не трудно было догадаться, что он собирался сделать с сыном верховного бога.
- Мертвым он будет бесполезен, - она сказала это очень тихо, словно слова не имели значения. - У тебя есть сын? - пальцы сжали плечо Ра в попытке развернуть его лицом к себе.
- Да.
- Где он сейчас?
Исиде не нужно было слышать звуки, которые издавал рот бога солнца, ей достаточно было проследить за движением его губ, чтобы весь мир в одночасье рухнул и полыхал пламенем горячее, чем само солнце. Ребенок Амона от смертной женщины был сейчас с Гором.
Брови женщины поползли вверх. Именно в такие моменты жалеешь, что не можешь привязать сына к себе и сохранять его благосостояние вечно. Именно в такие моменты мать способна на все, чтобы защитить и, что куда более прискорбно, отомстить.
- Все могло бы быть иначе, но ты заслужил это, - Исида взяла с прикроватной тумбы стакан и налила туда воду из кувшина, затем плюнула в стакан. - Подержишь? - она обращалась к своему верховному богу.
Сейчас ей было не до пафоса в речах, не до церемоний и чести, ее сын был в опасности. Кронос давился водой, но все же выпил, спустя мгновение его взгляд стал рассеянным.
Он все также смеялся и вел себя в лучших традициях маньяков, но на сей раз он будет говорить и делать то, что прикажет мать его жертвы.
- Какая удача! Мне удастся полакомиться двумя звездными детьми! - он слизал кровь со своих губ.
- Говори мне только правду, - Исида присела на корточки перед Кроносом. - Ты уже отправил гарпий?
- Да, - древний бог залился хохотом, но чуть не захлебнулся собственной слюной из-за звонкой пощечины.
- Можешь отозвать их?
- Нет, - подтвердил он спустя секундную борьбу с собственным языком.
Кронос не поднимался, он все сопротивлялся воле Исиды, но та была сильна, как течение горной реки. Богиня смотрела к глаза Кроносу, не мигая, пока тот не закрыл глаза, забывшись на некоторое время от боли.
Она отвернулась, из носа потекла тонкая струйка крови. Исида стерла ее и обратилась к Амону.
- Сегодня ты спас мою жизнь, великий, это не будет забыто никогда, - она кивнула медленно, ей было тяжело поднимать голову. - Но ты также подверг опасности жизнь моего сына и это потребует от тебя еще одного спасения, - она не просила, потому что Ра не было все равно.

Отредактировано Isis (2014-11-05 19:57:22)

+1

11

Да, у него есть сын. Ра не собирался посвящать в это остальных богов – достаточно и того, что знал Гор. Гор, которого он приставил к Люку защитником.
«Я хочу, чтобы ты присмотрел за ним, сблизился и, когда наступит время, рассказал правду о его отце», – сказал Ра тогда.
«Я приготовил ему великое будущее, но сейчас не могу сделать сам то, о чём прошу. Ты же воспитал много воинов, и никому больше я бы не доверил этого», – это было не приказом, а просьбой. Может ли он теперь требовать безоговорочного повиновения?
Но не эти вопросы разрывали Амона невозможностью ответа. Он всегда ждал исполнения своих слов, но история шла своим путем, и, увы, не всегда именно так, как Отцу царей хотелось. Справился ли Гор со своей задачей? Выполнил ли волю отца? Или сейчас мальчишка с кошачьими глазами лежит окровавленный, и мерзкие птицы с женскими головами кружат над ним, пытаясь быть осторожнее с туловищем?
И Ра ответил, словно произнёс приговор:
– Он с Гором. Должен быть с ним.
Слова повисли между ними, как отравленная сталь.
Ра смотрел ей прямо в лицо и видел, как оно ожесточается. Ей лучше бы не знать. Он не жалел ни о чем. Если бы потребовалось, он бы отправил сотни горов оберегать мальчишку.
Ра бы выкрикнул то же самое тысячу раз – твой сын, возможно, мертв. Они должны быть неразлучны.
Исида пытала греческого выродка, а Ра мерил комнату шагами, нетерпеливый в своем бешенстве, беспокойный, терзаемый дурными предчувствиями и еще худшими догадками.
Когда Стоящая У Трона обратилась к нему, Ра наградил её взглядом суровым и злым. Его кулаки сжались – как смела эта женщина упрекать его? Он поставил жизнь ее сына под угрозу? Они все – его сыновья и дочери, и он рискнет жизнью каждого из них, если посчитает нужным.
Но не она заслуживала божьего гнева.
– Мы с тобой не закончили, – он ткнул пальцем в сторону Кроноса.
И, уже направляясь к двери, бросил Исиде через плечо:
– Каир. Университетский кампус Гора.
Впрочем, дверь ему и не понадобилась: Ра растворился в ярком свечении прежде, чем дошел до противоположной стены.
А в комнате, оставшись один, все смеялся и смеялся бог, который был не так безумен, как хотел казаться. Бог, у которого был собственный план.

[SGN]http://savepic.org/6248827.gif[/SGN]

+1


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (9/02/2012) Forgiveness is the fragrance


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC