In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных флэшбэков и AU » (XI век) Все меньше падших ангелов, все больше опустившихся


(XI век) Все меньше падших ангелов, все больше опустившихся

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время действия: ~XI век.
Участники: Аваддон, Азраэль.
Место событий: преисподняя.
Описание: милость Творца безгранична, и Он готов даровать спасение раскаявшимся. А последним отчаянно мешает Аваддон.

Отредактировано Azrael (2014-10-03 09:25:31)

0

2

Отец милосерден.
Сердце Его открыто для каждого из сынов своих - и для внемлющих слову Его, и для тех, кто оступился во мраке грехов. Осознавшим и раскаявшимся, Он дарует прощение.
Появление в преисподней своих всегда отдавалось в сердце Азраэля сожалением. Падение первого осталось далеко позади, затерявшись в веках и оставшись черной вехой в их истории, но за ним последовали и другие. Искушение свободой, леностью, гневом, гордыней…  – грехи грязными пятнами разъедали еще светлую ауру падших, липким дегтем стекали с поломанных крыльев. Будто грязь и невидимая скверна на ангельских ликах. Азраэль видел пустившие корни в их душах пороки.
И он сожалел об Отце, чей еще один сын потерял свои крылья, но никогда – о самом падшем. Не спрашивал, что толкнуло на путь в огненную бездну, как помыслил предать Создателя своего, но ведомый волей Творца давал ему шанс на искупление. С ровным сердцем бросал Эсраил падших в огненную бездну, чтобы через страдание тела и духа они пришли к искуплению. Все они, потерянные сыны воинства небесного, разнились: кто-то боялся, кто-то отчаянно стыдился, не в силах поднять и взгляда. Кто-то, напротив, смотрел с вызовом, разумея, что здесь, в обители всего зла, он обрел настоящую свободу. Нередко Азраэль слышал эти заблуждения. Или смешанные со страхом мольбы. Или проклятья – Творцу, что не отвел искушение, Азраилу – что вершит наказание над себе подобными.
Тех, кто прошел тяжкий путь до конца, и вновь обратил свой взор к Отцу, молил Его в искренней немой молитве о прощении, архангел вел на Небеса. Их были единицы. Тех, кто оставался в преисподней – намного больше. Были и те, кто, испросив прощение, снова лишались крыльев, возвращаясь во власть Люцифера. Такие заслуживали смерти.
Если бы у Азраила спросили имена тех, кто в череде последних неспокойных веков вернулся к Творцу, он бы ответил молчанием. Не потому что не знал или не помнил. Не было раскаявшихся - не было тех, кто искуплением вымолил себе крылья. С затаенной болью в душе Азраил видел обратное - как бывшие ангелы охотно предаются греху и разнузданным страстям, и свет их померк.
Его долгожданное появление на небесах было недолгим – Отец спрашивал, почему за долгие века ни один сын не вернулся к Нему. Значит ли это, что Азраил был слишком строг к ним или же недостаточно бдителен?
Архангел уже знал ответ. Как и то, с кого за это спросить.
В одночасье лишившиеся всего, брошенные в растянувшееся на годы страдание падшие цеплялись и за призрачную возможность избавления. И такой возможностью для них стал Аваддон. Верный служака Люцифера подыскивал себе новые забавы или таких же преданных псов среди покинутых ангелов, а те охотно давали посадить себя на поводок новому спасителю. Тех, до кого добирался Азраэль, ждала гибель, иные, поломанные и потерявшие свое обличье, оставались в безраздельном пользовании Аваддона. Они могли быть стать примером, во что может обратиться воин Отца небесного - если бы здесь было кому смотреть.
- Приструни своих псов, Аваддон, - Азраил сразу перешел к сути разговора. – Оставь падших.
Архангел не стал уточнять каких – демон догадается. Повел разговор на понятном Аваддону языке – единственном, который понимали и признавали в Аду. Языке силы, что говорил  - еще раз тронешь чужое – умрешь. И несмотря на то, что слова могли прозвучать угрозой, таковой они не являлись. Обещанием – пока еще не высказанным, но обещанием.
[AVA]http://4.firepic.org/4/images/2014-09/20/mjub4sng6co4.jpg[/AVA][STA]And in the end, we will stand[/STA]

Отредактировано Azrael (2014-09-25 09:52:29)

+5

3

[NIC]Abaddon[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/NDwQO.jpg[/AVA][STA]All your cities lie in dust[/STA]У Эсраила мастерски получалось рубить своих же в капусту. Да так, что настоящая капуста ещё и завидовала. Аваддон, признаться, любил посмотреть, как работает настоящий профессионал. Но до поры до времени держался подальше, не желая портить удовольствие от созерцания прозаической дракой. А драка была бы - с колебанием земли, с громом и молниями и прочей ангело-демонической атрибутикой. Можно было бы ещё зловеще хохотать, уворачиваясь от смертельного удара и готовясь к новому. Можно - но не нужно.

Аваддон всегда получал удовольствие от своей работы, в чём бы она не заключалась. Иначе не стоило падать так низко, иначе не стоило того предательство Отца. Он с одинаковым энтузиазмом жарил грешников, общипывал ангельские крылья и устраивал эпидемии, развлекаясь то чумой, то холерой. Но интереснее всего было избавлять тех, что пал совсем недавно, от сомнений и от надежды.
Он был таким понимающим. Сочувствующим. Ему самому было смешно, а падшие верили и теряли свои Небеса. Снова. Конечно, это могло кому-то не нравиться. Не нравилось демонам, которые были менее успешны, чем Аваддон. Не нравилось и ангелам - тем, что всё еще оставались наверху под покровительством доброго папочки. И, конечно, это не нравилось верному цепному бобику, что Отец оставил у ворот преисподней. Архидемону нравилась логика бывшего своего товарища: все, кто не с нами, те против нас. И в капусту, в капусту, в капусту!...

Хорошо работал Аваддон. Никто не возвращался на небеса, уже очень долго не возвращался. И демон ждал, когда же с бобика спросят наконец: ведь старается же, а результатов нет.  И дождался.
Эсраил был мрачен и грозен, и низшие духи, трепеща, заползли в дальние углы. Многие попрятались от гнева ангела смерти, но только не его противник. Некогда оба карали грешников во славу Господа, но теперь оказались по разные стороны баррикады. И Аваддон не думал, что слабее архангела.
- Псов? - деланно удивился демон. - Пока что я вижу перед собой только одного, Эсраил. Много воды утекло, брат, а ты что-то не спешил навестить меня.
Когда-то они могли считаться братьями, творения одного Создателя. Но теперь ненависть пролегла между ними, разделив на добро и зло. Ничего, кроме ненависти не осталось. По крайней мере, у Аваддона.
- Нет, я не оставлю падших, - мягко возразил он. - Я здесь дома. А вот ты в гостях.

Отредактировано Sariel (2014-10-23 22:01:51)

+4

4

Некогда возложенная на него Отцом обязанность стража преисподней прочно вросла в сущность архангела, В Его неоспоримой воле Азраил видел  акт доверия, принял его с благодарностью, величайшим почтением и так же исполнял. Попытки уязвить архангела милостью Творца обречены на провал – Азраилу казалось, что об этом уже наслышаны все: от низших чертей до Денницы. Наслышаны, но продолжали впустую сотрясать воздух в стремлении уколоть. Вот и Аваддон не упустил возможности бросить пробный камень и напомнить ему о роли цепного пса. Глядя на своего брата, Эсраил позволил себе тень улыбки – злой, стылой и совсем не ангельской.
Разговор не обещал быть простым - по старой памяти он мог закончиться, не начавшись. Архангел не ждал, что архидемон вдруг просияет раскаяньем и откажется от своих притязаний, от возможности досадить – Отцу, бывшему соратнику или всем Небесам сразу. Нет, он просто так не сдавался. Как и Азраил.
Развращая души падших, Аваддон определенно получал удовольствие и от процесса, и результата, однако в его действиях Азраил видел еще один мотив - старый, тянущийся за ним с самого момента его падения. То было застарелое отчаяние, в котором Сариил никогда не признается самому себе даже под страхом долгой и мучительной смерти от рук своего нового хозяина.
Статус служаки разменял только Денница – остальные вместо обещанной Люцифером свободы топили несбывшиеся обещания в слепом преклонении и страхе. И глядя в непроницаемые злые глаза Аваддона, архангел чудом удержал снова рвущийся с губ вопрос – а стоило ли того предательство Отца? Стоило ли идти за Люцифером, чтобы растоптать свою гордыню еще сильнее и упорно убеждать себя в обратном.
Странным образом злость на время отступила. Эсраил понимал, что упрямым противостоянием проблема не решится. В общем-то, понимал он это с самого начала, как только увидел Аваддона. Смекнули, в каком русле пойдет разговор двух непримиримых врагов, и черти, быстро образовав вокруг них безмолвную и безлюдную зону отчуждения.
И Азраил задумался. Да, здесь признавали только силу, ее боялись, перед ней преклонялись. Она все еще оставалась единственным способом оградить падших от влияния архидемона, и она же была самым слабым аргументом в разговоре. Усилием воли Эсраил удержал себя в руках и попытался если не продолжить, но поддержать диалог - пока он еще не перевалил за точку невозврата.
- Дома, - таким же обманчиво мягким тоном повторил архангел, и с усмешкой продолжил. – Клетка стала тебе домом, Сариэль. Это печалит мое сердце.
Возможно, Азраил даже не солгал. Если бы он хорошо поискал в своей душе, то и нашел среди закостенелой ненависти остатки сочувствия к падшему. Если бы захотел их найти.
В молчании архангел отвел взгляд от Сариила, сделал несколько шагов в сторону по выжженной черной земле, отчетливая понимая, что каждое обороненное слово всего лишь отсрочка от неминуемого. 
- Бессмысленный разговор, верно? - наконец, обернувшись, оборонил Азраил, вплотную приближаясь к цели их встречи.
Слишком хорошо они знали друг друга, чтобы играть в недомолвки.
[AVA]http://4.firepic.org/4/images/2014-09/20/mjub4sng6co4.jpg[/AVA][STA]And in the end, we will stand[/STA]

Отредактировано Azrael (2014-09-25 09:51:59)

+4

5

[NIC]Abaddon[/NIC][STA]All your cities lie in dust[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/t/mCyRp.jpg[/AVA]Их так много связывало. Они были братьями по духу, стражами славы Господней. Верные служители Его, Эсраил и Сариил. А потом Сариил пал, променяв сияние небес на удушливую серную вонь преисподней. Выбрал, как он сам считал, свободу и присягнул на верность Деннице. Столько времени прошло: пересыхали реки, кочевали народы с континента на континент, умирали и восставали из пепла целые цивилизации. Столько изменилось в подлунном мире, а духовное родство двух ангелов осталось. Связь не стала слабее, только обратилась в свою полную противоположность. Теперь Сариэль, принявший новое прозвание, возненавидел своего брата. И имя своё прежнее возненавидел.

"Сариэль". Как щелчок кнута по обнажённым плечам. Аваддон вздрогнул, будто и вправду получил удар. Это имя причиняло боль, напоминая о потерях. Слуга Люцифера многое приобрёл, но никогда не забывал о том, что покинул.
Лицо архидемона исказилось от ярости, и насмешливая улыбка превратилась в оскал. Так улыбается лев, готовясь к прыжку, так скалит зубы дикий зверь перед тем, как напасть на добычу. Но Азраил не был добычей, и Аваддон остался на месте.
Усилием воли он снова принял спокойный вид и стал мерить шагами мёртвую землю. Мёртвую в прямом смысле - под ногами демона разрушения увядала даже та скудная растительность, что издевательски пробивалась через камни. Никого не было вокруг - даже самые бесстрашные предпочитали держаться подальше от места поединка. Никто не сомневался, что бывшие братья бросятся рвать друг другу глотки.

- Что ты знаешь о печали, Азраэль? - скривился демон. - Твоё сердце твёрже камня и не знает скорби. Ты ничего не знаешь ни о жалости, ни о сострадании, хотя проповедуешь их даже здесь. Ты смешон, верный пёс. Однажды тебя выгонят одним пинком, и куда ты пойдёшь? Сюда?
Это было бы забавное зрелище: грозный Эсраил, плачущий у адских врат, как потерянное дитя. Люцифер не отказался бы пополнить свою коллекцию верным Божьим слугой, но почему-то одна эта мысль вызывала бешеную ревность. Аваддон хотел быть самым преданным из всего адова воинства. Самым достойным доверия господина.

И Азраил очень некстати решил потоптаться по больным мозолям. Зря пришёл с упрёками: их следует приберечь для наивных ангелочков, чьих мыслей только коснулась тень сомнения.
- Говори другим о том, что бессмысленно, а что нет, - сквозь зубы произнёс Аваддон. - У тебя нет права поучать меня. Ты ничем не лучше, Эсраил. Ничем!
И адский пламень обрушился на ангела смерти. Пламень и горячий пепел.

Отредактировано Sariel (2014-10-23 22:02:04)

+3

6

В преисподней Сариэль и вправду достиг небывалых высот – во лжи самому себе. Архидемон самообмана. Повелитель умственной слепоты! Эсраил не сомневался, что иногда падший действительно верил в то, что эта выгребная яма стоила низвержения, но чаще под бурей сомнений его уверенность шаталась как увечное дерево, однако своенравный брат продолжал гнуть свое.
Вот и сейчас –  в попытке уязвить он грозил ему… адом? Потерявший крылья Азраэль разве не должен был получить ту долгожданную свободу, которой так долго лишал его Отец и о которой упорно твердил Аваддон, разве не должен он восславить Люцифера и отдаться его милости? А потом в трепете опасаться потерять его доверие, как боялся гордый Сариил. Насмешка падшего натолкнулась на прочную стену уверенности – Отец не прогонит ни одного из своих сыновей, если те не отринут Его. И примет обратно заблудших, если только в их сердце разгорится искра раскаяния…
Ответить архангел не успел – его смело пламенем вперемешку с горящим пеплом. С шипением адский огонь врезался в темный саван ауры ангела смерти – не сжигая дотла, но опаляя. В лицо дохнуло дьявольским жаром, и Азраэль интуитивно вскинул руку, закрывая глаза. Сил Сариил не жалел - будь на месте архангела рядовой черт или ангел, осыпался прахом на мертвую землю. Азраила отбросило назад, протащило по земле, и лицо архангела исказила злая понимающая улыбка. Не Аваддон желал драки с  архангелом - Сариэль, озлобленный, отчаявшийся, он все еще был жив, пусть и упрятан в демоническую шкуру. Вместе с застарелой злостью на падшего рука об руку шла удивительно живучая надежда образумить собрата – достучаться до его сердца.
- Упрямый безумец, - зло процедил сквозь зубы архангел, поднимаясь с земли. Вокруг него закрутилась темная губительная энергия – сущность ангела смерти.
– Открой глаза, Сариил! Найди смелость признать себе самому, что ты променял все на вечное унижение. Нравится тебе ползать на коленях перед Люцифером?
Эсраил не щадил своего брата, говоря то, о чем думал сам и отголоски чего видел в глазах Сариэля.
- Где теперь… твоя… гордость? – каждый свой шаг и слово он сопровождал ударом незримой силой смерти – могильным холодом, таким же, что объял падших, когда разверзлись Небеса, и они устремились вниз в огненную бездну. Архангел хотел еще раз напомнить своему брату, что он потерял.
[AVA]http://4.firepic.org/4/images/2014-09/20/mjub4sng6co4.jpg[/AVA][STA]And in the end, we will stand[/STA]

Отредактировано Azrael (2014-09-25 11:08:08)

+2

7

[NIC]Abaddon[/NIC][STA]All your cities lie in dust[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/t/mCyRp.jpg[/AVA]Азраелю никогда не понять, что такое свобода. Никогда не почувствовать вкус вседозволенности, ведь Господь не велит грешить. Аваддон мог бы посочувствовать брату, что так сильно заблуждается, но сочувствие уже было выжжено адским пламенем. Ничего не осталось, только злость. Неугасимая, неутолимая злоба, которая придавала демону силы. Бушующий вал огня, обрушившийся на ангела смерти, сбил его с ног, протащил по земле. И губы Аваддона искривила жестокая улыбка.
"Я сильнее. Видишь, брат, сколько силы даёт свобода?"

Но улыбка исчезла сразу же, как Эсраил поднялся на ноги. Силы, вложенной в удар, хватило бы, чтобы в лепёшку расплющить ангела рангом пониже, но бывшего собрата, похоже, было этим не впечатлить. От тёмной ауры Азраила тянуло холодом. Даже здесь, в пылающем чреве Ада, Аваддон почувствовал, будто его кости покрываются инеем.
- Это не унижение, глупец! Просто я выбрал, сам выбрал, кому буду служить! А ты до конца дней своих будешь на посылках! - о, как он верил в то, что говорил. Вкладывал столько силы, что мог бы словом крушить, как молотом. Зря архангел пришёл убеждать. Зря надеялся, что падший раскается, падёт ниц и попросит вернуть обратно к Отцу. Нет. Никогда.

Было так холодно. Аваддон даже представить не мог, что может быть такая лютая стужа. Говорили, что в глубинах преисподней нет пламени, есть только ледяная бездна, в которую бросают самых закоренелых грешников. Но демону не доводилось там бывать. Азраил словно перебросил его именно туда, заставляя опуститься на колени. Голова склонилась, и Аваддон едва не уткнулся носом в мёртвую землю. Было так сложно разогнуть спину, холод выжигал мысли. Хотелось лечь и больше не шевелиться.

Демон затаился. Притворился, что подчинился, и распластался по земле, накапливая силы и выжидая. Эсраил подходил всё ближе, и Аваддон, уткнувшись лицом в пепел, прятал улыбку. "Ближе. Подойди ещё ближе, брат".
Как только ангел смерти приблизился на расстояние удара, падший вложил в один рывок все силы. В прыжке сорвался с земли, ударил, пальцами рассекая плоть, как лезвием. Пробивая насквозь левое плечо Азраила. Аваддон с удовольствием услышал хруст кости и потянул руку назад, вытягивая из раны белый обломок.
Ударить брата было страшно только в первый раз, но это было слишком давно, тысячи лет назад. Теперь они нередко обменивались ударами, и Аваддон по-прежнему бил с такой злостью, будто Эсраил был лично виноват в чём-то перед ним.
И не понимал, почему.

Отредактировано Sariel (2014-10-23 22:02:20)

+2

8

Преисподняя учила выживать - лукавить и обманывать, преклоняться через переломанную гордость и бить в спину. Сариил был примерным учеником. От его стремительного удара ангел смерти пошатнулся. Стиснув зубы, согнулся от слепящей вспышки боли, зажал ладонью поврежденное плечо. И тут же отпустил – бестолку. Левая рука обвисла беспомощной плетью.
Глядя исподлобья на брата, Азраэль улыбнулся бесцветной перекошенной улыбкой. Горячая кровь вытекала из глубокой раны на пепелище. Проливаясь ядом, оставляла темный след на выжженной земле, щедрой награде Люцифера за верное служение.
Вместе с вырывающейся кровью все сильнее пробуждалась застарелая злость, и она искала выхода – в ударах, крошащихся костях и разорванных сухожилиях. Мрак преисподней разбился на мерцающие осколки, окрасился багровым заревом уже ничем не сдерживаемой ярости старых противников. Когда-то они обращали свою силу против поправших слово Его, теперь с остервенением рвали друг друга. Без жалости, со странной неугасающей сквозь века ненавистью, что по-прежнему связывала их так же крепко, как служение одному Богу и братские узы прежде.
С искаженным злобой лицом влажной от крови ладонью архангел крепко ухватил Сариила за горло. Вновь обратился к силе ангела смерти, но не к холоду, не вымораживающей до костей ледяной стуже. Гиблая темная энергия окутала падшего, обвила его сердце, сжимая железной хваткой и заставляя пропускать удары.
- Сам выбрал? – тяжело роняя слова, проговорил Азраил. Взгляд его прикипел к лицу Сариэля. – Да, все так, Сариил, ты сам надел на себя оковы.
Они давно перестали щадить друг друга. И Азраил не жалел ни собрата, ни собственных сил  – все больше и больше усиливая воздействие, каждым мгновением толкая Сариила к черте небытия. Отпустил – чтобы пропустить руку под плечом падшего и подхватить за спину.
Позади Азраила взметнулись черные крылья, и архангел вместе с падшим взмыл в воздух, пока он не справился с могильным покровом смертного беспамятства. Выше, стремительно взрезая воздушные потоки. Вырываясь из преисподней в стылый воздух земного мира. И еще выше – возносясь над человеческой суетой в бездонные Небеса, потерянные для одного и бесконечно далекие для другого.
Архангел пробивался в высоту, пока  не почувствовал теплое прикосновение благодати.
И тогда он разжал руку, отпуская брата в свободное падение.
Снова - раз Сариил так привык опускаться все ниже и ниже.

[AVA]http://4.firepic.org/4/images/2014-09/20/mjub4sng6co4.jpg[/AVA][STA]And in the end, we will stand[/STA]

Отредактировано Azrael (2014-10-02 22:42:40)

+1

9

[NIC]Abaddon[/NIC][STA]All your cities lie in dust[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/t/mCyRp.jpg[/AVA]- Перестань... - прохрипел Аваддон, когда рука, выпачканная в ядовитой крови, вцепилась ему в горло. - Прекрати...называть...меня...Сариилом!
Наконец-то Азраил поддался гневу, потерял свою хвалёную невозмутимость - а значит, сделал первый шаг в бездну. Падшему так хотелось, чтобы брат последовал за ним. Это сняло бы с него часть мук совести, которые он утолял убийствами. Чем больше трупов - тем тише становился внутренний голос, говоривший, что Сариэль ошибся. Что выбрал не ту сторону. Пламя
Преисподней было таким жарким. Оно так хорошо подпитывало злость, что даже ангел смерти не мог не поддаться. Сердце стало замедлять удары, а в глазах почернело. Но Аваддон улыбался, запрокидывая лицо, вымазанное в чужой крови. "Азраэль поддался".

Можно было сколько угодно рассуждать об оковах или об избавлении от них. Напоминать о том, что ещё можно вернуться. Правда была в том, что отступать было некуда никому из них. Азраэль был истинным сыном Небес - фанатично преданным и упёртым, как баран, в своей любви к Отцу. Он не задавал лишних вопросов, просто молча исполнял приказы. А вот Сариэль иногда давал себе труд задуматься о том, что они значат для Бога. Творец вроде бы любил своих людишек, но, тем не менее, позволял им погибать от гнева архангелов. Два города, Содом и Гоморра, оказались истреблены в одну ночь. Тысячи жизней грешников в обмен на процветание кучки праведников. Именно тогда Сариэль сообразил: Бог любит, только пока ему подчиняются. "Я буду любить тебя, - так можно было расшифровать поступки Отца, - пока в тебе нет сомнения. Но стоит появиться хоть одной грешной мыслишке, я тебя раздавлю. Как букашку".
Когда архангел постарался донести свои соображения до брата, Азраил просто ему врезал и очень долго не разговаривал с ним. Сариил молча переваривал обиду и всё больше убеждался, что такая служба ему не по вкусу. Ему захотелось свободы, настоящей свободы, и Светозарный был первым, кто предложил её.

Сейчас, когда бывшие братья летели к Свету, оба надеялись. Эсраил думал, наверное, что падший раскается. Аваддон же кипел от ненависти и мечтал о том моменте, когда ангела смерти вышвырнут с небес за ненадобностью. Сияние благодати было нестерпимым. То, что раньше исцеляло все раны, теперь убивало демона. С диким воем он дёрнулся из рук Азраэля, и тот отпустил его. Несколько мгновений Аваддон летел к земле, как камень, а потом развернулись крылья, похожие на два тёмных облака, и архидемон снова рванулся вверх. Схватил Азраэля, заламывая назад руку, и так почти выломанную из сустава, обнял - крылья свернулись вокруг них обоих тёмным коконом, не давая возможности вырваться.
И тогда они упали оба.

Воздух раскалился вокруг них - словно пронеслась комета. Они пробили земную твердь и снова оказались в Аду. Но архидемон тщательно выбрал место для приземления. Область Аваддон, Кипящая Земля, сплошной огненный вихрь, в котором горели грешные души. Ангелов разметало в разные стороны, а потом швырнуло оземь.
У Аваддона даже дыхание перехватило от силы удара, но он хрипло засмеялся, отплёвываясь кровью.
Это была его земля, владения, пожалованные самим Князем за верную службу.
И на этой земле он был волен делать, что захочет.

Отредактировано Sariel (2014-10-23 22:02:33)

+2

10

*вместе с Аваддоном Сариэлем

От удара тяжело вздохнула земная твердь.
Взгляд вокруг принес узнавание – они упали во владения Сариэля, где он полноправный хозяин и вершитель чужих судеб. Где он Аваддон, Губитель – самого себя. И глядя на торжествующего брата, Азраил тоже рассмеялся – зло и весело одновременно.
Все повторялось. Они разыгрывали эту партию уже много раз. Финалом каждой становилась пролитая кровь и растревоженные старые раны – те, что веками ныли на сердце, рубцевались гневом и легко открывались сомнениями.
- Ты слаб, Аваддон, - сплюнув кровь, заговорил архангел. Он улыбался, широко, открыто и по-прежнему зло.
Он мог сколько угодно топтаться по больным мозолям падшего, ковырять его гордыню, прицельно бить по самолюбию, раз за разом наталкиваться на насмешки, гнев и, в конце концов, драку. Мог ли он когда-нибудь помыслить, что абсолютное лидерство по числу переломанных ему костей достанется его брату?
Однако лучшим судьей Сариилу был и остается только он сам, и Азраэль вновь собирался ему это показать, пусть в этот раз он и затеял игру опаснее. У архангела не было абсолютной уверенности, что его внезапный замысел не обернется оглушительным (и смертельным) провалом из-за твердолобого упрямства Сариэля, упорного желания доказать свою правоту или успокоить совесть.
Или если Аваддон действительно окажется сильнее.
Тогда архангел ошибся, и преисподняя на пару лет задышит свободнее.
- Даже здесь - ты слаб, -  Эсраил поднялся с земли. Спрятал крылья и с понимающей усмешкой продолжил. – В тебе еще слишком много Сариила. Знаешь, что бы сейчас сделал Аваддон? Аваддон убил бы меня.
Прежде у Азраэля не было противников, и не было нужды возводить вокруг себя тяжелую завесу ауры смерти. А потом падение обратило его братьев во врагов, и архангел научился защищаться и убивать таких же созданий Господа, как и он сам. Плотный саван вокруг архангела исчез - теперь он не смог бы так легко подняться после смерча из пепла и пламени. Теперь Аваддон мог его запросто убить. Или наступить на горло своей гордыне и признать, что он оступился.
- Давай, покажи мне, что тебя больше нет. Сариил.
И Эсраил развернулся, пошел прочь по изрытой трещинами земле. Не оглядываясь – словно оставлял позади не жаждущего его смерти архидемона, а действительно своего брата, с кем его связывали вековые узы дружбы и взаимного доверия.

Азраэль умел больно ударить. Но сильнее всего, больнее всего били беспощадные слова. «Ты слаб». Он, Аваддон, слаб разве? Он нашёл в себе силы отвергнуть Создателя, выбрать свой собственный путь. Разве мог слабый пройти тот путь, залитый ядовитой кровью, застланный пеленой чёрного дыма?
Архидемон сжал кулаки. Эсраил ошибался: в нём не было изъянов, не было ничего уязвимого. Он и так вытравил в себе всё то, что могло принадлежать Небесам.
Вокруг выл и метался вихрь из сгорающих душ, и их жалобные крики придали Аваддону силы. Горсть мёртвой земли, зажатая в кулаке, придала уверенности. Ровно столько, чтобы хватило взглянуть брату в глаза. Аваддон смотрел долго, почти не мигая, словно надеялся, что ангел смерти первым отведёт взгляд.
Ничего не происходило, и, в конце концов, падший просто махнул рукой.
- Видеть тебя не могу, Азраэль. Скройся с глаз моих, исчезни с моей земли. И не возвращайся больше.
Сколько раз он уже говорил эти слова? Десятки или, может быть, сотни раз, но раз за разом судьба сталкивала их лбами. Ни в одной схватке Ада и Небес не обходилось без того, чтобы бывшие братья не сражались друг против друга. Аваддон не боялся боли, которую могло причинить прикосновение благодати. Он боялся слов, которые Азраил научился подбирать так мастерски. Может, кто-то надоумил его, кто-то из этих хитроумных святош, которые только притворяются благородными. Но, может быть, это не чужие, а его собственные слова. Тогда ещё хуже.
Аваддон сжал зубы. Провожал брата взглядом, сверлил взглядом спину, нарочно подставленную под удар. Азраил шёл так уверенно – знал, наверное, что брат не ударит его.
Архидемон шумно выдохнул. Земля под его ногами дрогнула и загудела, огненный фонтан вырвался из недр, выплёскивая наружу жалящие искры. Как злость, которую не мог показать сам Аваддон. Убить было бы так просто. Так просто показать, что Сариил умер.
Демон вскинул руку. «Сейчас, - думал он. – Сейчас я размажу тебя по камням, Азраэль».
И медлил.
Медлил.
Медлил.
Рука опустилась, сжалась в кулак. Худые пальцы цапнули воздух, острые ногти впились в ладонь, выцеживая на землю густую тёмную кровь.
- Убирайся, - прохрипел Аваддон. – Будь ты проклят, Эсраил!
И отвернулся.
[AVA]http://4.firepic.org/4/images/2014-09/20/mjub4sng6co4.jpg[/AVA][STA]And in the end, we will stand[/STA]

Отредактировано Azrael (2014-10-30 21:21:34)

+1


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных флэшбэков и AU » (XI век) Все меньше падших ангелов, все больше опустившихся


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC