In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Прошлое и будущее » (02/2001) В двух шагах от Ада


(02/2001) В двух шагах от Ада

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время действия: февраль 2001 года
Участники: Азраэль, Садрагиэль
Место событий: где-то в Чикаго и кабздеце
Описание: даже когда ты упал на самое дно, снизу тебя могут успокаивающе погладить по заднице.

— Ты помочь мне хочешь или будешь издеваться?
— Могу совместить.
(с)

Отредактировано Sadragiel (2014-09-16 00:14:01)

0

2

Ещё в бытность свою ангелом бесстрашия Садрагиэль был категорически невосприимчив для уколов опасения, щекотки инстинкта самосохранения и размышлений "а не сделают ли мне за это что-нибудь болезненное или плохое?". Став же демоном, он окончательно распрощался с осторожностью.
Именно поэтому он последовал за бывшим архангелом, когда увидел, что тот натворил в Аду.
Азраэль пал - и по эффекту среди демонского сословия это было сравнимо со сбросом ядерной боеголовки. Сама "боеголовка" взорвалась лишь некоторое время спустя. Наверное, нужно было отрефлексировать, осознать - или чем там занимаются брошенные бомбы и низверженные ангелы. Ведут обратный отсчёт?
Теперь же Садрагиэлю было крайне интересно, что Азраэль устроит в мире смертных, где все такие хрупкие, слабые. Ломкие.
Глядишь, удастся поднабраться опыта - судья-палач с семитысячелетним опытом наверняка применит что-нибудь очень необычное и красочное. Желательно в массовом формате.
Идя по пятам архангела, Садрагиэль попал в Чикаго, Город Ветров, небоскрёбов и финансовых воротил. Прямо на запруженную людьми улицу. Проследить путь Азраэля было несложно: он прорезался сквозь толпу, как раскалённый тесак сквозь тонкий лён или Моисей через канавку - легко, быстро, вызывая ощущение несоизмеримых с целью масштабов.
Аура смерти, исходящая от архангела, попросту отбрасывала прохожих, заставляла шарахаться в стороны. Каждый из этих обеспеченных, уверенных в себе, спешащих, занятых людей вдруг вспоминал о том, что всегда был просто дрожащим куском плоти, чей жизненный путь на земле отмерен и очень короток. А после ждут лишь холодные объятия могилы или жар крематория. Ничто. Пустота.
Они всегда были ничем, но до встречи с Азраэлем могли об этом позабыть. А потом ледяная рука сжала сердце, и в душу заглянули глаза существа, видевшего смерть всего в этом мире. Как тут не отойти в сторону.
Садрагиэль следовал за свежеупавшим на некотором отдалении, стараясь не попасться ему на глаза и прочие органы демонообнаружения. Проскальзывал сквозь толпу, пока та не успевала восстановить целостность, впитывал застывший вокруг смертный страх. На ходу обшаривал карманы или трогал за привлекательные места - всё это без особого интереса, слишком просто.
Людей становилось всё меньше и меньше, будто они заранее ощущали шествующего ангела смерти и решали вообще не высовываться из домов. Или всего лишь начался менее населённый район.
К тому моменту, как Азраэль вместе с любопытствующим преследователем вышли к реке, вокруг и вовсе никого не осталось.
"Посмотрим-посмотрим, - подумал Садрагиэль, занимая удобное положение за раскидистым кустиком, из-за которого открывался замечательный вид на бегущую воду, берег и одинокую фигуру. - Скучно не будет".

"Ску-у-у-учно-о-о!" - думал он некоторое время спустя, всё так же пылко обнимая смущённое растение.
Он ждал. Явившись с такой помпой и в таком поганом настроении, Азраил просто обязан был предпринять что-нибудь расслабляюще-расчленяющее, что-нибудь, после чего его стресс должен был сбежать в ужасе и рыданиях. Вместо этого архангел просто сидел у реки, пялился в закат, даже не двигался почти.
Садрагиэль был разочарован в лучших чувствах. Он выждал ещё, давая возможность падшему жахнуть так, чтоб всем мало не показалось. Но - ничего. Совсем. Скука смертная.
Пришлось вступать самому. Чтоб уж точно.
Он вышел из укрытия, отряхнулся и походкой короля мира направился к Азраэлю. Фыркнул на ухо, откашлялся. Положил ладонь ему меж лопаток - помнил, как бесят такие прикосновения сразу после падения, когда ещё свежа память о крыльях.
- Эй, светлячок! Неужели ты перебрался в этот мир только для того, чтоб посидеть у речки? А как же веселье?[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/09/da409ceedd2f39a299557d4f7c7c4cfa.png[/AVA]

Отредактировано Sadragiel (2014-09-17 10:34:34)

+4

3

Нагой потрепанный ангелок, стоя на коленях, увлеченно посасывал член какому-то черту. Из-под лопаток падшего еще торчали обтянутые иссохшей кожей обломанные кости с кое-где сохранившимися серыми перьями. Это стало последней каплей, прежде чем у Эсраила окончательно сорвало тормоза. Погруженный в процесс падший не сразу заметил, что член лишился головы – той, что сверху. Только когда увлекаемый весом тела с пошлым влажным звуком выскользнул из его рта, падший заметил перемены в обстановке и жизнеспособности своего покровителя. Непонимающе уставился на бывшего архангела. В замутненных глазах Эсраил не увидел узнавания – вообще ничего, словно перед ним была пустая, сгнившая изнутри мертвая оболочка, но еще передвигающая ноги и ублажающая чертей.
Под хваткой Азраэля тонко захрустели кости. И снова падший не кричал, только смотрел на архангела до одури испуганным взглядом. Дрожал всем телом, когда за обломки крыльев ангел смерти поволок его к мутной пузырящейся луже. Это не очищение или избавление, нет… Утилизация – негодного гнилостного материала!
Хлесткие удары дали выход накопившейся злости, а потом голова падшего скрылась под водой, и он отчаянно замолотил руками по воде. Горячие брызги попадали на лицо архангела, обжигали, и Азраил чувствовал, как в его сердце просыпается и ворочается злая радость - от судорожных конвульсий, от ощущения страха, боли и очень близкой смерти.
Рывком Эсраил поднял его из воды. Падший еще был жив, хрипел еле слышно, беспомощно водя головой. Смотреть на архангела ему было нечем, глазные яблоки лопнули, кожа клочьями сошла с лица, обнажая красное месиво ошпаренных мышц. Несколько долгих мгновений Азраэль смотрел в изуродованное лицо, а потом ему стало холодно – от осознания, что он сорвался. Без цели, просто так – потому что захотел.
До падения он убивал бесстрастно, как судья. После – со злобой. Сегодня он шагнул дальше, пал сильнее - упивался треском ломких костей под его руками, чужим страданием. Рука архангела непроизвольно разжалась, и падший шлепнулся обратно в раскаленный источник. Дернулся и затих. В смятении Азраэль отшатнулся от мертвого искалеченного собрата. Оглушенный - будто теперь уже его бросили под воду.
Ад не изменился. Здесь по-прежнему сношались на каждом углу, расчленяли, пытали, утопали в пороках…  Изменилось отношение Эсраила - больше, чем он мог позволить. Из бесстрастного палача он вдруг оказался рядом с плахой. Все это напоминало человеческую игру по адским правилам - «царь горы» в исполнении низвергнутого архангела и жаждущих расправы чертей. И он выживал день за днем, срубая головы и вырывая сердца. То побеждая, то падая. Зализывая раны и снова возвращаясь.
- Зря угробил, сосал он хорошо, - от звука чужого голоса Азраил вскинул голову.
Момент его слабости не обошелся без свидетелей. Чертей тянуло на запах чужой боли – физической ли или душевной. Они неустанно стекались к архангелу, как паразиты – в ожидании, когда он окажется достаточно слаб. Охватившее Эсраила смятение схлынуло, вытеснилось заново разгоревшейся злостью, и он без труда доиграл свою роль, а потом почувствовал острую необходимость дышать. Не тяжелым напитанным свежей кровью воздухом преисподней – он рвался наверх, в мир людей.
Шумные улицы Чикаго не принесли покоя. Слишком суетные, слишком людные… Слишком живые для ангела смерти. Ведомый больше чутьем, чем разумом Азраил пробивался сквозь толпу – пока не оказался на пристани. И здесь взбудораженные мысли не утихли. Злые, с привкусом горького понимания они настолько завладели вниманием архангела, что он не заметил навязчивую компанию. Только вздрогнул от прикосновения к спине и грубо сбросил чужую руку. Впился тяжелым взглядом в навязчивого демона, узнавая.
- Еще раз дотронешься, оторву. И не только руку, – огрызнулся архангел. Со злой ухмылкой повел рукой, показывая на искрящий искусственным светом город за рекой. – Иди развлекайся.
И досадливо мотнул головой, понимая, что посылать Садрагиэля он может куда угодно и сколько угодно, только настырный демон теперь костьми ляжет, но не уйдет.
[AVA]http://3.firepic.org/3/images/2014-09/20/17eat4fhp19k.jpg[/AVA]

Отредактировано Azrael (2014-09-20 22:51:43)

+2

4

- Ах, ты только обещаешь, - мечтательно вздохнул Садрагиэль, начисто игнорируя тот факт, что пару раз Азраил действительно отрывал и отрубал.
Гораздо реже, чем хотелось. И, что уж тут, намного реже, чем Садрагиэль заслуживал.
Он сунул руки в карманы брюк, постоял, раскачиваясь с пятки на носок. Тихое подмурлыкивание песенки прекрасно сочеталось с шёпотом волн.
Подсвеченный фонарями Чикаго, на который указал падший ангел, выглядел весьма соблазнительно. Сразу вырисовывался миллион соблазнов и удовольствий, таких близких, только руку протяни.
Порыв ветра со стороны Азраила донёс тонкий запах крови и чего-то ещё. Садрагиэль поглубже вдохнул отсвет чужой остаточной святости. Этакий привет из прошлого, когда-то сам таким был.
- Не, мне тут нравится, - сказал он, безмятежно улыбаясь. - Тихо, спокойно, только сдавленные внутренние рыдания одного брошенного ангелка. Романтика.
В голове закружились воспоминания о том, как хреново было сразу после падения. Как он сползал в бездну отчаяния и тонул в горечи. Но порефлексировать удавалось лишь между нападениями стай низших, которые с удовольствием лакомились мясом своей низверженной жертвы. А вскоре, добравшись до самого дна безысходности и встретив там раздутый труп себя-ангела, Садрагиэль присоединился к демонам, что недавно жрали его.
Он вспомнил о привольной и простой жизни в стае и разулыбался. Взор подёрнулся дымкой ностальгии, в ней оживали сцены из прошлого, исполненные в красных тонах.
Сгорбленный Азраил всерьёз выбивался из картины мира.
Его до сих пор доставали демоны. Неудивительно: аура падшего ангела ещё была пронизана нотками святости и благодати. Для обитателей Преисподней такая энергетика - как торт с осколками стекла, привлекательно и с болью на дне тающей сладости. Но что было хуже внимания дьявольских отродий - он жрал себя сам. Пожалуй, даже кровожадней.
Садрагиэль мотнул головой, будто отгоняя назойливую муху. Крякнул. И плюхнулся на землю рядом с Азраилом.
- Не твоя собственность, хрен запретишь тут сесть, - заранее обрубил он возможные споры. Хотя, конечно, падший архангел по законам Ада имел право запрещать что угодно. Просто потому что он был сильнее.
Забавно, Садрагиэль ещё помнил райские шуточки при участии стоящего за чьей-то спиной Азраила. Им пугали новоиспечённых ангелов, и он выходил весьма убедительным Люцифером, новички велись только в путь. А теперь... вышло то, что вышло. На самом деле падший Азраил. И такое чувство, будто умерла часть золотого детства.
Долго Садрагиэль не высидел. Спустя несколько минут забормотал о том, что некоторые задницы, конечно, падшие, но им идёт быть неотмороженными. Вскочил и потопал прочь.
Вернулся со складным стулом. Азраилу он принёс розовый детский стульчик с крылышками и надписью "Любимый малыш", на который указал щедрым жестом.
Следующим был притаранен столик. Белый пластиковый столик с одной ножкой, такие ставят в простеньких уличных кафе. Столешница была залита кровью, а в центре самого большого пятна торчало два с половиной человеческих зуба.
Ещё заход - и Садрагиэль гордо водрузил на столик разнокалиберные бутылки, среди которых ярко выделялись абсент, водка и загадочный флакон с неизвестным содержимым. Спохватившись, демон вытащил из кармана пачку чипсов и пристроил рядом с выпивкой.
Присаживаясь к столу, он выглядел утомлённым и довольным собой.
- Ну, вот... теперь устроились, можно и поговорить. Давай, выкладывай мне, что наболело, выслушаю, утешу, утру сопли, подтвержу, что все суки, подставлю жилетку. Это мой долг, как самого близкого тебе существа.
Ну, хотя бы пространственно самого близкого.
- Внемлю! - торжественно изрёк Садрагиэль. И тут же вскочил: - А, не, погодь, ща.
Он цепанул одну из бутылок, поправил воротник рубашки. Пригладил волосы, стряхнул невидимую пылинку.
Страдать он предпочитал с максимальным комфортом и в приятной компании. Комфорт уже был, оставалась компания.
- Слушай... а тебе блондинку или брюнетку? Пухленькую или худую? Или мальчика? Или мужчину? Старуху? Пони? Труп? Магазинную вывеску? Выбирай, я сегодня угощаю, - сказал он, приобнимая архангела за шею.[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/09/9a77386e089bd1df6f45c50b7db82a09.png[/AVA]

+5

5

И Азраэль ничуть не ошибся, предположив, что от навязчивой компании его избавит только смерть – садрагиэлевская, конечно же. Еще затуманенное злобой сознание архангела охотно подхватило привлекательную мысль и легко спроецировало ее на ближайшее окружение. Взгляд архангела выцепил из полумрака стройный ряд соединенных цепью металлических столбиков –  отличный постамент для головы демона. На уровне инстинктов Эсраил уже слышал  доносящийся сквозь плеск волн хруст позвонков сворачиваемой шеи. И улыбался в темноту…
А еще была цепь с тяжелыми звеньями, которой легко задушить болтливую падлу. Страха он не дождется -  страх Садрагиэль растерял еще до рождения Христа - но увидит, как гаснет жизнь в его глазах. Привычно, правильно и до одури заманчиво. 
Разум ангела смерти работал исключительно в одном направлении, не давая утихнуть полузадушенной жажде убивать. О, Азраэль в этом был мастер. Да и с терпением у него сегодня как-то не заладилось, вот совсем… А Садрагиэль все говорил, говорил, говорил… Обычно привычный не обремененный высоким смыслом поток речи Азраил легко пропускал мимо ушей, но сейчас ответственный за спокойствие ангела смерти тумблер в черепушке никак не хотел срабатывать, удерживая его на грани опасного состояния «сейчас рванет».
И рвануло… Где-то между позвякиванием бутылок и щедрым предложением Садрагиэля трахнуть пони. Или не только пони…  Архангел не расслышал окончание фразы. Вздрогнул от повторного прикосновения и улыбнулся – веселья в его улыбке не было.
- Я предупреждал тебя, Садрагиэль? – не поворачивая головы, тихо спросил Азраил. Не дожидаясь ответа, утвердительно продолжил. – Предупреждал.
Архангел ласково погладил ладонь демона. Улыбнулся шире, переплетая свои пальцы с чужими. И рывком надавил с силой, проталкивая одновременно вниз и вперед – до хруста запястья Садрагиэля. Резко поднялся на ноги.
- Ты безнадежно грешен, - осуждающе произнес Азраил. В руках он держал очаровательный розовый стул с такими же очаровательными крыльями.
- Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твоё; - детский стульчик с треском разбился о голову демона, а вместе с ним и надежда Эсраила осенить падшего крестным знамением. Впрочем, Садрагиэль был на удивление предусмотрителен, и на роль животворящего креста осталось еще два претендента. Едва ли демон предполагал, что добытая в неравном бою пластиковая мебель восстанет против него, но это было последнее, о чем сейчас задумывался Азраил. По его венам растекалась чистейшая концентрированная ненависть – то чувство, что жило с ним долгие годы и которое всегда отличало его от других собратьев. Сдерживаемое, загоняемое в самый дальний угол души, а сейчас вырвавшееся наружу – точно дикий зверь с цепи, вдохнувший свободы и жадно пожирающий мечущийся в горячке рассудок архангела. Эта ненависть не была направлена на Садрагиэля, нет… Она была гораздо больше, всеобъемлющей. Азраэль бы сжег всю преисподнюю дотла, если бы только мог.
Если бы только Он ему повелел…
-… да придёт Царствие Твоё; да будет воля Твоя и на земле, как на небе, - архангел оглушил еще дезориентированного демона силой смерти. Схватил за шкирку и с размаха приложил головой о залитый кровью пластиковый стол.
- Хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим, - третьего удара стол не выдержал. Ножка подломилась, и к разочарованию Азраила столешница потеряла свою привлекательность.
- ...и не введи нас во искушение, но избавь нас от лукавого. Аминь, - второй стул оказался ничем не крепче первого.
Прерывисто дыша, Азраил смотрел на избитого демона. Конечно, этого было мало, чтобы убить Садрагиэля. И уж совсем недостаточно, чтобы чему-то научить… Нет, такие, как он, слишком далеко зашли на путь греха. Они даже не задумываются о том, что творят. Взгляд Эсраила бегло скользнул по разбитой столешнице, где кровь демона мешалась с человеческой… И архангел почувствовал уверенность – в правильности того, что делает.
Вот даже сейчас Садрагиэль кого-то убил и искалечил, просто так, без причин, ради своего удовольствия… Разве не принесет Эсраил благо, если избавит мир от такого безумца? Разве не спасет он этим любимых созданий Господа? Пусть сам он никогда и не понимал, почему Отец так мягок и терпим к этим вместилищам порока, которые только и ждут удобного случая, чтобы попрать Его доверие. Посмеяться над Его любовью. Где-то очень далеко промелькнула мысль, что надо остановиться – что он ступил на очень опасный путь - но ее смело горячей яростью.
Когда-то давно от его рук погибли Содом и Гоморра, пал Иерихон. Когда-то при виде его деяний люди падали ниц и звали Господа в раскаянии…
Но никогда ему настолько не нравилось убивать.
[AVA]http://3.firepic.org/3/images/2014-09/20/17eat4fhp19k.jpg[/AVA]

Отредактировано Azrael (2014-11-08 17:23:15)

+5

6

- Предупреждал, - согласился Садрагиэль с тем радостным нетерпением, из-за которого обязательно попал бы в топ-100 самых долбанутых демонов Преисподней, если бы кому-нибудь (явно из первой его десятки) взбрело в голову составить такой список. Погладил ладонь Азраила. - Люблю, когда держат слово.
Больше этого он любил только предательство и непоследовательность.
Хруст костей разом прибавил вечеру очков интересности. На месте Азраила Садрагиэль бы ещё провернул сломанную руку, чтоб наверняка, но в том ещё было слишком много ангельского чистоплюйства. Впрочем, хорошо работать кулаками оно не мешало.
Детский стульчик разлетелся от удара. Ангел смерти с новой вариацией огненного меча в руках смотрелся так забавно, что Садрагиэль в голос гоготал, пока его размазывали по столу. Не зря, не зря он притащил именно тот стул. А ведь сначала присматривался к скамейке-лошадке, но в последний момент увидел Его и понял, что это судьба.
Захлёбываясь кровью и хохотом, он всё же пытался дёргаться и не просто бездеятельно превращаться в котлету, но архангельство за просто так не даётся, к тому же крышу у Азраила сорвало знатно. Собственно, как кое-кому и хотелось.
Вот и предоставилась возможность первых рядов понаблюдать за буйством. Азраэль бил крепко и точно. Сложно ожидать такого поставленного удара от всеблагого существа, но семь тысяч лет у адских котлов явно не прошли зря. Судья и палач пропитался тёмным духом, как бы этого не стремился избежать, научился существовать в атмосфере вечной злобы - и когда она пришла изнутри, а не снаружи, выплеснул её в мир. На профессионально приставучего демона, который только того и ждал.
Лучше этого могло быть только одно: если бы он пошёл и поубивал всех смертных, не деля на праведников и грешников.
Возможно, это было следующим пунктом, до которого Садрагиэль мог не дожить. Даже помимо вооружённого мебелью падшего ему грозила смерть от хохота. И восторга. Подумать только: один демон (а кем ещё становится низверженный ангел?) смертным боем лупцует другого, читая при этом молитву. Азраил пал совсем недавно, но уже предпринимал активные шаги по продвижению себя в топ самых долбанутых обитателей Ада.
Развалился ещё один стул. Хребет демона был покрепче. Ещё бы: эта самая спина огребала уже тогда, когда человечество лишь задумалось о том, что собрать из подручных материалов переносную складывающуюся сидушку - отличная идея. Она пережила этот стул и обещала пережить ещё пару тысяч. Такова она, спина истинного мазохиста, свободного от инстинкта самосохранения.
Сила смерти разливалась по венам, тяжёлая, леденящая. Безумно приятная. Садрагиэль много раз оказывался на пороге гибели - почти каждый раз добровольно (в Аду целенаправленное доведение вышестоящих до ручки считается за самоубийство), он радовался этим ощущениям как родным.
- Охренеть... - еле слышно выдавил он во время краткой, несомненно, передышки. На столешнице красовались вмятины в форме чьего-то лба. Торчавшие из неё человеческие зубы ещё после второго удара перекочевали в череп Садрагиэля. Азраил сам не знает, а неплохой мастер экстремального пирсинга.
Отдуваясь, Садрагиэль перевернулся на спину. Сплюнул на землю кровью.
- Ау-у-у, Азраил. Ты пал.
Для пущей доходчивости Садрагиэль сложил ладони в крылатый силуэт, помахал пальцами, имитируя парение. Картинно изобразил отделение одного крыла, другого - с переломом запястья вышло так совсем натурально. И здоровой рукой, которая уже перестала быть крылом, показал, как кто-то обрушивается вниз с дикими воплями.
- Подсекаешь? Ты был ангелом. Ты перестал быть им. Эх, был бы здесь мой носочный театр, я бы лучше показал.
Он потёр затылок, размазывая кровь по волосам. Крякнул. Нащупал сбоку от себя бутылку, свинтил крышку и приложился к ней. Обжигающая жидкость встряхнула нутро, промороженное аурой смерти.
- Сколько ты знаешь тех падших, что вернулись на небеса? Я - ни одного. Это билет в один конец, парень. Молитвы не помогут. Они никогда не помогают, но сейчас - уж точно. И чем быстрей ты это поймёшь, тем лучше будет. Тебе - в первую очередь.
Если бы Садрагиэля спросили, зачем он так настойчиво пытается вразумить того, кто на каждую реплику ответит ударом, он не ответил бы. Просто ухмыльнулся бы и пожал плечами.
- Так что прекрати нудеть. Хочешь меня отметелить - так вперёд же. Когда двум половозрелым мужчинам требовался повод, чтоб хорошенько начистить друг другу морды?
Он незаметно подобрался для рывка. Избитая оболочка, отравленная дыханием смерти, не очень хорошо слушалась, но это было его тело. По желанию хозяина прошедшее через такое, о чём мало кто даже задумается в героиновом дурмане. Телу тоже нравилось, вынужденно, на грани стокгольмского синдрома.
И оно умело функционировать в самых безнадёжных ситуациях. Противников больше? Прорвёмся или сдохнем. Противник намного превосходит во всём? Тоже весело, он долго будет пытаться отчистить свой пижонский костюмчик от наших потрохов.
- Отче наш, да пошёл ты нахуй! - заорал Садрагиэль, резко швыряя себя вперёд.
Бутылка водки звонко ахнула, встретившись с головой Азраила. Сдобренные алкоголем осколки посыпались дождём.
Рывок Садрагиэля был достаточно силён, движение вперёд продолжалось. Вместе с Азраилом, его мыслями о Творце и его испепеляющей ненавистью в глазах.
Воды реки Чикаго сомкнулись над ними.
Спирт и кровь падших - далеко не самое худшее, что попадало в эту реку.[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/09/9a77386e089bd1df6f45c50b7db82a09.png[/AVA]

+5

7

Садрагиэлю очень нравилась боль. Демон страха выл от восторга, когда его ломали, били, корежили и с не проходящим голодом заключенного концлагеря просил добавки. Отказывали ему редко – рука сама тянулась ушатать его о ближайшую стену. Да, Садрагиэлю отчаянно нравилось доводить других до точки кипения. А еще - проявлять свою фантазию. Азраэль подозревал, что демон очень гордился ей. Особенно - когда притащил к обители ангела смерти падшего ангелка с черными крылышками из секс-шопа и начал увлеченно его трахать. И совсем не расстроился, когда фраза «Я-ни-на-что-не-намекаю-просто-фантазирую» не уберегла его от раскроенного черепа.
Все падшие сходят с ума, - отстраненно думал Азраэль, пока Садрагиэль демонстрировал ему мини-постановку «Падение». Второму «крылу» определенно не хватало реализма, и архангел всерьез задумался, чтобы это исправить.
Он молча выслушал проникновенную речь о возвращении на небеса, пытаясь понять, к чему клонит демон. Если в потоке бессвязной болтовни и крылась хотя бы одна искра смысла, уловить он ее не мог. Речь Садрагиэля напоминала ему бессвязный набор слов…
Понимание стало таким же неожиданным, как удар бутылкой по голове и падение в воду. Вырвавшись из объятий мутной реки, он рассмеялся, зло, с отголоском нездорового отчаяния и полностью отказавших тормозов. Садрагиэль решил, что он его спасает? А насквозь пропитанной сарказмом молитвой взывает к Творцу?
Вот и кто из их двоих ангелок?
Но сегодня судьба благосклонна к одному маленькому демону, сегодня архангел приготовил ему подарок – под стать его сущности. И шанс проявить фантазию. Азраил принял решение, как только заново вдохнул ночной воздух человеческого города. Из темных вод реки на него пустыми глазницами посмотрел убитый им ангел. Мертвое ошпаренное лицо в отражении огней Чикаго.  Архангел улыбнулся ему как старому другу.
- Я задам тебе один простой вопрос,  - стоя по пояс в воде, тихо заговорил ангел смерти. Он тряхнул головой, отбрасывая назад мокрые волосы. – Как ты хочешь умереть?
И поскольку это все еще был Садрагиэль, он продолжил:
- Если мне не понравится твой вариант, я сделаю это по-своему, - доверительно сообщил Азраил.
Мертвый ангел на водной глади улыбался.
[AVA]http://3.firepic.org/3/images/2014-09/20/17eat4fhp19k.jpg[/AVA]

Отредактировано Azrael (2014-10-19 16:27:17)

+2

8

Импровизированный конкурс мокрых футболок проходил замечательно. Ткань облепила тело Азраила, позволяя любоваться его статной фигурой. И кто такого назначил ангелом смерти? Размножения, секса, воспроизводства - сколько угодно. Но не смерти, та должна нести в своём облике нечто такое, чего хотелось бы избежать. Наверное.
Садрагиэль не знал по себе, но догадывался, что у других примерно такие реакции.
Он лениво наворачивал вокруг Азраила круги, вяло перебирая ногами и руками, подставив живот последним лучам заходящего солнца. Вода позади него была окрашена багровым, не только из-за заката. Раны явно были серьёзными, не зря в спине что-то похрустывало при каждом гребке, а затылок наливался тяжестью.
Тем интересней.
Хотя ничто не могло быть более захватывающим, чем щедрое предложение с любой смертью на выбор. Ах-х, если вспомнить, каким мастерством мог похвастаться ангел-палач... Одна эта мысль заставляла чёрное демоническое сердце расцветать, обрастать когтями и биться чаще.
Садрагиэль тоже встал на ноги, мокрый и заинтересованный сверх меры. Заглянул в зрачки Азраила пронзительно голубыми глазами, в которых не отражалось ни одного греха. Чистые, как у ребёнка.
Торчащие из правой стороны лба зубы и розоватая струйка крови из раны слегка портили впечатление.
- О... знаешь, что было бы сейчас идеально? Если бы мы пошли сейчас в какой-нибудь грязный-грязный бар. Самый дешёвый и опасный, - он стремительно сократил расстояние меж собой и падшим архангелом. Облизал его висок, на котором ещё чувствовались привкус и запах водки. Тут же отпрянул, чтоб ухмыляться на расстоянии. - Нажрались бы там до розовых нефилимов. Пощупали бы баб, сломали бы паре громил несколько костей. А потом, между пятой и шестой бутылкой ты капнул бы в мой стакан своей кровью, и я выпил бы за твоё здоровье. Я читал о таком ритуале с твоим участием. Мне понравилось.
Он улыбнулся, мечтательно и нагло одновременно. Наглые тоже могут мечтать, а мечтатели - наглеть.
- Поверь, будет круто. Заодно расслабишься, а то от твоей кислой мины удавиться хочется.
Он резко переместился Азраилу за спину и привычно шепнул-усмехнулся в левое ухо:
- Или можем подыскать ванну с кислотой.[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/09/da409ceedd2f39a299557d4f7c7c4cfa.png[/AVA]

+2

9

В другое время напоминание о его сущности, смогло бы отрезвить архангела; если не успокоить, то удержать от бессмысленного кровопролития, но что-то серьезно расшаталось внутри архангела, что-то заклинило, и в короткую цепочку осмысления услышанного закралась критического ошибка. Покой пришел, но не тот, что смог бы уберечь Азраэля от еще большего грехопадения. Вместе с покоем пришла уверенность – та самая монолитная и многовековая, с которой он входил в города, чтобы оставить после себя тлеющее пепелище. Непоколебимая уверенность направленного рукой Господа существа, в чьем сердце нет ни сомнений, ни сострадания – только повеление исполнять свой долг. И чем лучше он его выполнял, тем ярче расцветали вокруг краски смерти.
Вот и сейчас он мыслил так, будто не было ни падения, ни долга, ничего, что столкнуло его в бездну, и ничего, что было после. Нет, долг остался… но причудливым образом смешался с чудовищным напряжением существования последних дней. Видоизменился, истинные цели незаметно вытеснялись другими, собственными желаниями архангела – впервые за долгие гребаные тысячелетия у Азраила проснулось собственное «я».
И оно медленно подводило его все ближе и ближе к последней черте.
- Ванную с кислотой в следующий раз, - ласково пообещал архангел, а потом обернулся к Садрагиэлю и крепко обнял демона – так, чтобы помятые ребра дали о себе знать.
Мгновенное перемещение привело их к дверям человеческой забегаловки. Здесь тоже был покой. Быть может, когда-то этот бар отвечал волеизъявлению Садрагиэля и был грязным, опасным, полным до зубов вооруженных громил, которые начали бы палить только от одного лишь косого взгляда. Может, прямо на столе трахали размалеванную потаскуху, а на кухне кому-то в глотку заливали кипящее масло.
Чем бы он ни был прежде, теперь он стал мертвым. Из-за закрытых дверей тянуло холодом смерти. Азраэль вошел внутрь, механически обвел взглядом помещение. Его аура коснулась людей прежде, чем он переступил порог, навеки запечатлев последние секунды чужих жизней. Все они были одинаково пропитаны благодатным покоем.
Смерть стерла с лиц и радость, и злость, забрала все ненужное, временное, наносное. Смерть наградила их умиротворением. Смерть избавила их от страданий и еще большего грехопадения. Каждое из уже начавших остывать тел при жизни было грешником, и неурочная гибель стала для них настоящим подарком.
Азраэль двинулся к барной стойке.
- Такой подойдет? – на ходу обернулся и улыбнулся какой-то странной улыбкой - улыбкой безумца.
Он перешагнул тело бармена, вытащил из-под стойки два стакана. Обернулся и бегло оглядел внушительный ряд бутылок – ни одно из названий не было ему знакомо. Помедлив, ангел смерти взял наугад бутылку с ярко зеленой жидкостью и наполнил стаканы до половины. С тонким звоном бутылка разлетелась от удара об столешницу, в руке архангела осталось только острое горлышко.
Будь Азраэль чуть более старомоден или будь вместо напрочь лишенного страха демона кто-то иной, весь ритуал можно было провести правильно. С нотками торжественности и благоговения.
Только сейчас ни архангелу, ни тем более Садрагиэлю это ни к черту не было нужно.
Демон желал развлекаться, а архангел – выместить свою скопившуюся злость. И в свете этой перспективы смерть Садрагиэля была только началом – катализатором.
Острый край стекла прошелся по запястью архангела, Азраил задержал руку над стаканом. Алая кровь причудливо мешалась с неразбавленным абсентом, складывалась в витиеватые узоры, в которых можно было углядеть полуоформленные образы чужих воспоминаний.
Архангел пододвинул ядовитый напиток демону.
- Больно не будет, - он снова улыбался, по-прежнему зло и безумно.

[AVA]http://3.firepic.org/3/images/2014-09/20/17eat4fhp19k.jpg[/AVA]

+1

10

Садрагиэль любил обнимашки. И его рёбра любили. И трещины в рёбрах - тоже.
Хриплый смех размазало меж двумя разными местами - берегом реки и умиротворённым, умерщвлённым баром. Вот она, сила ангела смерти. Губительная, леденящая. Мало кто другой умел так эффектно, действенно приказывать всем в округе заткнуться. На Садрагиэля это, правда, не слишком действовало. Может, потому, что для того было припасено иное оружие. Не аура умирания, а сама смерть, сжиженная, терпко пахнущая. Горячая, бьющаяся в жилах. Садрагиэль сглотнул слюну.
- Скучновато, - бросил он, оглядываясь.
Выпивохи валялись на полу - и никто не сказал бы о них, что они будто спят. Они выглядели мёртвыми, окончательно и бесповоротно. Никто из них даже не успел испугаться, никто не страдал. Но они все были убиты. Без какой-либо причины, просто потому что подвернулись под руку.
Да, Азраилу ещё многому предстояло научиться в качестве падшего. Но суть он уловил, определённо.
Пока архангел пробовал себя в роли бармена, Садрагиэль вытанцовывал что-то романтическое с трупом вышибалы. Мурлыкал под нос; этот незатейливый мотив казался более неуместным в баре мертвецов, чем явление детсадовской группы во главе с напомаженной воспитательницей. Шаг в сторону, шаг назад, оборот - Садрагиэль счастливо улыбается, ничуть не смущённый тем, что голова его партнёра безвольно мотается из стороны в сторону. Шаг, другой шаг, прижать покрепче, чтоб грудь к груди, повести в другую сторону. Раскрутить, удерживая лишь за руку - и хруст костей идеально ложится в мелодию, недостающим, но найденным элементом.
Танцоры замерли, прильнув друг к другу, слитые вместе тем, что было сильней их. Искусством. И, немного, больной фантазией одного демона.
От избытка чувств он поцеловал партнёра в прохладные губы, в раззявленный рот, из которого уже исходил удушающий гнилостный запах. Так не могут пахнуть самые плохие зубы. Так пахнет последний вдох, застоявшийся в лёгких.
Вот она, сила Азраэля. И Садрагиэль намеревался причаститься ей.
Заботливо приобнимая вышибалу, он подошёл к стойке.
- Совсем? Чёрт, ну вот так всегда. Дружище, - он обращался к трупу, но смотрел в глаза Азраила, зрачки которого казались остриями двух иголок, - ну за что, почему он меня совсем не любит, а? Я же к нему всей душой.
Что бы он ни говорил - он вообще любил поговорить, практически не подключая при этом мозг, - Азраил тоже был к нему всей душой. По крайней мере, тем, что после падения осталось от неё. Всей сущностью. Собой. Познавшим Небеса и Преисподнюю, доброту Дьявола и жестокость Отца.
Очень красиво смешивающимся с алкоголем.
Кровавые узоры в абсенте напоминали текущие меж облаков всполохи дыма сожжённых мостов. Стоило это ценить.
Другое дело, что Садрагиэль не слишком это умел. Он хотел веселья и ощущений, немедленно, самых ярких, любых, лишь бы сильных.
- Знаешь, не хочу помирать в этом баре. Стать одним из тел, что вскоре обнаружат. Пфф. Как насчёт прогуляться на свежий воздух?
Демон очень постарался захватить с собой сразу всё: Азраила, его фееричное безумие пополам со злостью, стаканы и труп. Вышибала, тело которого он пытался держать подмышкой, остался без ног и кистей рук. Срезало начисто, видимо, они остались в баре. Но абсент вроде бы переместился весь. И - Садрагиэль особенно пристрастно вгляделся - Азраил тоже. Может, конечно, волосы и стали покороче, но так сейчас тоже модно.
Ветер трепал одежду, облизывал двух падших, льнул к ним. Они стояли на вершине Уиллис-тауэра, самого высокого здания в Чикаго. Меж ними и землёй было четыреста сорок метров ночи, до полусмерти исколотой светом прожекторов. Бессонный город бормотал что-то далеко внизу. Смертный, как и все его обитатели.
Садрагиэль раскинул руки, ловя потоки прохлады. Мокрая одежда полоскалась на ветру, хлопала, как флаг. Все мысли, едва зарождаясь, уносились прочь ураганными порывами, что царили на такой высоте.
Вышибало тяжело плюхнулся на крышу, развалился тёмной бесформенной кучей. Бедняга. Он всего лишь хотел потанцевать.
- Шикарная ночь для смерти, - с чувством сказал Садрагиэль. Сжал крепче свой стакан, в котором плескалась гибельная сладость. Поднял на уровень глаз, изучая бывшего архангела сквозь стекло и напиток. Тот казался в сотни раз более живым, чем когда-либо.
- Ну, на брудершафт?[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/09/da409ceedd2f39a299557d4f7c7c4cfa.png[/AVA]

Отредактировано Sadragiel (2014-12-18 22:14:03)

+1


Вы здесь » In Gods We Trust » Прошлое и будущее » (02/2001) В двух шагах от Ада


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC