In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (15/02/2014) Judas kiss me if offenced or wear an ear condom next time


(15/02/2014) Judas kiss me if offenced or wear an ear condom next time

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/09/40d6144b47d7b084f372d85bed5599f1.png[/AVA]
Время действия: 15 февраля 2014 года;
Участники: Иуда Искариот, Михаил;
Место событий: Питтсбург. От Бивер Вэйлли до зоопарка;
Описание: в Америке никого не удивить внезапным предложением сняться в очередном голливудском блокбастере. Но одного еврея, сбежавшего из преисподней, вполне можно удивить предложением стать новым мессией.

Отредактировано Michael (2014-10-15 13:12:15)

+2

2

Все хорошие истории начинаются в барах – в средневековых тавернах или дальнезападных салунах, в дешёвых кабаках на пути в Мексику или дорогих частных клубах, где слово «дорожка» не имеет никакого отношения к боулингу. Все хорошие истории начинаются в барах, но эта история не была хорошей, поэтому начало ей было положено совершенно в другом месте. И очень зря.
Иуда шёл мимо гулких улиц и одинаковых домов, старых, словно грех. Он слышал колокола, отбивающие часы, хотя на несколько миль в округе не было церквей. Он позабыл почти всё, что знал в детстве, да и в современном мире эти знания никак бы ему не пригодились.
Иуда был очень осторожен – у него под одеждой была голая кожа, и больше ничего. Это всё равно что быть голым, только сверху ещё слой ткани. Знаете, когда вашу кожу сдирают целиком на протяжении пары сотен лет, вы как минимум озаботитесь тем, чтоб на ней было ещё несколько слоёв чего угодно. Хоть липкой лентой заматывайся. Хоть оборачивайся плёнкой с пупырышками.
Колокола в его голове не заглушали криков грешников, но Иуда так привык к ним, что даже не отвлекался. О, как они кричали! Но это было двадцать дней назад. И он решил не углубляться в своё заваленное трупами прошлое – уж лучше радоваться своему заваленному трупами будущему.
Он сбежал из ада, как пёс – трусливо и поджав хвост. В тот момент Иуда видел себя словно со стороны и был сам себе противен. Но немного искреннего отвращения даже может быть освежающим, как солёный огурец после приторного десерта. Последние две тысячи лет Иуда ел огурцы котлами.
«Кажется, здесь нужный поворот», – он свернул к невзрачного вида магазинчику, вывеска на котором оповещала, что здесь можно заложить незакладываемое и выкупить невыкупаемое – что ж, владельцы ломбарда не отличились остроумием. С тех пор, как ростовщичество и сопутствующие виды деятельности стали узаконены, у этих парней мозги перестали работать.
Из магазинчика Иуда вышел, держа под мышкой свёрток – некий объёмный предмет, упакованный в серую бумагу. Перешёл дорогу и купил в первой попавшейся булочной длинный батон, ещё тёплый, как попка младенца. Теперь обе его руки были заняты – в одной свёрток из ломбарда, в другой – батон. Но, словно старшеклассница, возвращающаяся с летних каникул, он нёс с собой скрытое зло.
С этими драгоценностями Иуда направился в парк, к тёмному озеру, где остался зимовать один-единственный лебедь. Его пара скоропостижно скончалась при мистических обстоятельствах, и он, видимо, решил заморить себя холодом. Иуда отломил краюху хлеба и бросил ему – лебедь подплыл ближе со всем достоинством, которое способно проявить существо, чья шея позволяет ему дотянуться до собственного зада.
В парке пахло зимой, снегом с примесью сырой земли и сахарной ватой. Из-под этих ароматов отчетливо пробивался запах честолюбия. Очень знакомый запашок. Иуда покосился на фигуру неподалёку от себя и сказал так громко, чтобы тот услышал:
– Зачем ты так пялишься? На меня, конечно, приятно смотреть, но иногда нужно делать перерыв.
«Ну здравствуй, новый день!» – мысленно ругнувшись, сказал он себе, разглядывая Михаила. – «Это ж какая бабочка на другой стороне планеты должна была так усердно махать своими крылышками, чтобы события приняли такой поворот?»
Со времён их последней встречи утекло много воды и упало много волос. Оголённая кожа на макушке архангела блестела под зимним солнцем.
«Опять кожа. Слишком много голой кожи», – поёжился Иуда, втягивая голову в плечи.
Иуда решил оставаться в рамках приличия, но быстро понял, что они ему тесны. Он сразу выразил свою радость от встречи, запустив в архангела батоном.
– Это древняя еврейская традиция: когда встречаешь старого приятеля, кидаешь в его гнусную харю хлеб в знак уважения. Ты чувствуешь уважение?
Лебедь обиженно крякнул, что, вообще-то, не свойственно столь гордым птицам. Видимо, этого он набрался от соседей-уток. Иуда тоже кое-чему научился у своих соседей в аду. И стрельба батоном по зарвавшимся крылатым только открывала этот список.

[AVA]http://savepic.ru/5929642.png[/AVA][SGN]http://savepic.ru/5927594.gif[/SGN]

+4

3

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/09/40d6144b47d7b084f372d85bed5599f1.png[/AVA]
Две тысячи лет – довольно долгий срок по меркам смертных. Две тысячи лет затишья, подпольной войны и подготовки к открытому противостоянию. Все эти столетия архистратиг не покидал своё Четвёртое Небо, наблюдал со стороны, анализировал обстановку, просчитывал варианты ходов Люцифера и составлял собственный многовариантный план, предусматривавший если не всё, то многое. В этой шахматной партии Денница давал архангелу ощутимую фору тем широко известным фактом, что вся его игра крутилась вокруг персоны Творца, его деяний и замыслов. Светоносный попросту не знал, что против него играет кто-то, кто не удостоился чести занимать все мысли Князя Тьмы. Впрочем, те шаги, которые мог позволить себе предпринять Михаил, не шли ни в какое сравнение с размахом пиар-кампании, развёрнутой нынче демонами в мире смертных. Одну за другой Люцифер подкидывал детали пазла, тщательно обставлял появление фрагментов загадки, полировал их столь любовно, что они просто не могли не вызвать сомнений. Не смотря на всю святость души, Михаил обладал незаурядным талантом – он мог понять любое существо, созданное Творцом, ясно видел мотивы, им руководящие. Так было и с Люцифером. Архистратиг знал, что вся эта мишура лишь призвана отвлечь от главного. Вот только это самое главное упорно ускользало от острого ума архангела. Однако, не видя всей картины целиком, но здраво оценивая понесённые потери, Михаил решил, что пора и Небесам вступить в битву за бессмертные души смертных, что, как никогда, оказались близки к пропасти.

Иуда был той фигурой, в которой одинаково были заинтересованы и Рай, и Ад. Его пограничное положение в купе с бессмертием ценились в Преисподней, Небеса же чтили то судьбоносное предательство, которое стало точкой отсчёта в повсеместном становлении новой религии. К сожалению, смертному было трудно осознать, сколь многое он сделал для Небес. Пламя Ада – не та награда, на которую рассчитывают, оказывая неоценимые услуги. В Иуде не было ничего обычного, а с некоторых пор в нём не осталось и ничего святого. Но Михаил верил, что найдёт ключ к измученной душе. Не мог не верить.

После давешнего представления, устроенного «Упавшими братьями» в Нью-Йорке, отыскать Иуду не составило труда. След беглеца, покинувшего Ад без надлежащего официального дозволения всех инстанций, был настолько запутан, что отыскать в нём некие закономерности не составило труда.
Вновь Михаил стал частым гостем в землях смертных, снова вмешивался в дела людей, подталкивал, направлял. С тех пор, когда архангел последний раз столь активно принимал участие в жизни людей, мир успел сильно измениться. Две тысячи лет – внушительный срок даже по меркам бессмертных.

Парк практически пустовал и тишина, полная какофонии жизни, укрывала раздетые зимой холмы и деревья. Архангел наблюдал издалека. Внутренне он проводил исследование на тему: «Самый успешный способ завязать беседу с существом, которое вас ненавидит». Мысленные изыскания архангела были прерваны параболическим полётом буханки хлеба. Михаил не уклонился, позволил хрустящей корочке раскрошиться о щёку. В лучших традициях Рая архистратиг намеревался подставить вторую щёку, однако Иуда не спешил расставаться со вторым свёртком.
— Я понимаю твою злость, — спокойно ответил Михаил. Он и в самом деле понимал, как и то, что батон был лишь вишенкой на верхушке вулкана, который из себя представляли накопившиеся за столетия эмоции Искариота. — Поздравляю с дебютом. Ты довольно уверенно смотрелся на сцене, профессионально удерживал внимание толпы.
Архангел был зрителем представления, что развернулось в Центральном парке, но присутствовал так скрытно, что его ауру невозможно было уловить на расстоянии, что разделяло его зоркий взгляд и кровавую вакханалию. Самым важным сведением, вынесенным Михаилом с этого праздника безумия, было то, что руки Иуды Искариота оставались всё так же чисты.
— Мы снова нуждаемся в тебе, — произнёс Михаил, понимая, что на этот раз всё может закончится его спонтанным удушением. — Но на этот раз тебе отводится главная роль. После ты сможешь занять своё место на Небесах. Встретить старого друга.
Дабы не обсуждать столь важные темы во всеуслышание, архистратиг подошёл к Иуде и протянул буханку хлеба.

Отредактировано Michael (2014-11-15 02:19:02)

+4

4

Михаил был на карнавале Упавших братьев? Что ж, пускай. Пусть видит, как столь дорогая ему земля отходит к нижним этажам мироздания. Ад и рай всегда засматривались друг на друга, с вниманием ревнивого соседа выглядывая, что такого есть у других, чего им самим не хватает. Ведь у соседа трава всегда зеленее.
Что до Иуды, так он считал, что качество травы всегда связано с тем, насколько хорошо она удобрена дерьмом. Эдемские сады вот от него очень хорошо цвели.
Злобный взгляд, которым Иуда сверлил архангела, портил воду в колодцах и делал женщин бесплодными. Увы, Михаил не был ни женщиной, ни колодцем. Глядишь, история пошла бы совсем другим ходом.
– Вы, чёрт возьми, что? – он прищурился так, что из-под кустистых бровей совсем стало не видно глаза. – Нуждаетесь? Во мне?
Он расхохотался. Получилось громко и фальшиво. Иуда переместил свёрток из одной подмышки в другую и шлёпнул по батону, выбивая его из рук архангела. А после ткнул Михаила пальцем в грудь. Вышло очень угрожающе.
– Ты обманул меня! Подставил! А потом бросил, сукин ты сын. В аду!
Иуда часто представлял себе эту встречу. Как водится, прокручивал мысленные диалоги, придумывал реплики себе и оппоненту. Несколько раз выступал с ними на собрании Клуба – так что карнавал не был его дебютом, с этим крылатый ошибся. В общем, за две тысячи лет этот разговор был Иудой полностью продуман и заучен. Вот только Михаил начал говорить не по сценарию. Пришлось импровизировать.
Для начала он ударил его под дых. Тому, конечно, мало вреда, зато Иуде приятно. Потом добавил в челюсть, отчего рука тут же заныла.
На лбу Иуды пульсировала венка, глаза вращались и грозились выкатиться из орбит, а голос время от времени переходил на частоту, доступную слуху только летучих мышей, дельфинов и посланцев божьих.
– Когда люди умирают, они обычно слегка потрясены, или обижены, или даже хуже. И всё, что им нужно, это доброе слово и дружелюбное лицо. Я же встретил Азраила. АЗРАИЛА! – он перевёл дыхание и продолжил уже тоном более спокойным, но не менее злым: – Когда он пришёл за мной, я повернулся и сказал, что он – бессердечный, чванливый, фригидный ублюдок. Только я это не так вежливо сказал.
Наконец-то высказать наболевшее своему врагу прямо в лицо было... освежающе. Тем более какое у Михаила было лицо! Всем лицам лицо! Такое лицо хочется немедленно протащить по забору из колючей проволоки.
Естественно, ту часть, где «ты сможешь занять место на Небесах», Иуда пропустил мимо ушей. Во всём, что касалось небес, он придерживался тюремных правил: не верь, не бойся, не проси. К тому же он ещё не определился со своими планами на ближайшее будущее – стоит искупить старые грехи или наделать новых? – и не хотел, чтобы какой-то бильярдных шар с крылышками им манипулировал. Опять.

[AVA]http://savepic.org/6176408.png[/AVA][SGN]http://savepic.ru/5927594.gif[/SGN]

+3

5

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/10/97ecac3b0fda159a20f65dd7d5039ef5.png[/AVA]
За последнее время Михаилу пришлось повстречать многих старых знакомых, отчего-то все они не проявляли ни капли приязни к архистратигу. Михаил вовсе не винил их за это, просто испытывал лёгкое недоумение. В конце концов, все они следуют своей судьбе, ни к чему перекладывать ответственность за тернистость пути на чьи-либо плечи. Впрочем, архангел признавал, что у Иуды имелись объективные причины злиться на него. Под тяжёлым взглядом Искариота Михаил на мгновение ощутил себя колодцем с испорченной водой, но всё же наваждение быстро развеялось, не дав архангелу распробовать новую роль.
Видимо, вязь фраз, с помощью которых архистратиг пытался намекнуть Иуде на его исключительность, не смогла найти самый короткий путь к мозгу бессмертного. Или же не вызвала в нём той реакции, на которую, признаться, Михаил рассчитывал. Хотя возможно у Иуды просто были проблемы со слухом. В любом случае архангел невозмутимо повторил сказанное.
— Да, мы нуждаемся в тебе.
Тут Иуда вновь озадачил архистратига своей реакцией. Не то чтобы Михаил считал себя знатным юмористом, но сейчас он совершенно точно не произнёс ничего смешного. Пришлось пару раз мысленно прокрутить диалог, чтобы увериться в своих выводах. Потерявший былую хрусткость батон также пострадал от неконтролируемой смены настроения величайшего предателя всех времён и народов.
— Я не обманывал тебя, подобное противоречит моей сущности. Всего лишь поведал не всю правду. Тогда ты в любом случае не смог бы оценить, насколько краеугольным окажется твой поступок в деле становления новой глобальной религии. Ты и сейчас-то не хочешь идти на конструктивную беседу.
Удар огорошил архангела, он мог бы уклониться, но не счёл нужным. Иуде требовалась физическая разрядка, и Михаил не видел ничего предосудительного в том, чтобы дать Искариоту возможность отпустить наружу облако злых мыслей и обид. Второй кулак прилетел прямиком в челюсть. Следовало отметить, что удар у Иуды был поставлен отменно. Однако на этом запал бессмертного кончился.
— Мы можем вернуться к этому разговору, когда ты будешь открыт для той информации, которую я могу тебе сообщить. Повторю лишь, что без тебя у нас бы ничего не получилось, если бы не ты, мы бы всё ещё жили в языческом мире.
Да, физиономия Азраила запоминалась многим и внушала не самые приятные предчувствия смертным, но Михаил впервые за всю свою верную службу во имя Творца столкнулся с психологической травмой, вызванной лицом брата. Наверняка замысел Его распространялся настолько далеко.
— Без Ада всё это не имело бы смысла.
Конечно же, это было испытанием для души Искариота. Создатель любил подвергать своих детей испытаниям. И чем любимее были создания, тем тяжелее им приходилось. Многие ломались, как только сталкивались нос к носу с простой истиной – не было их свободной воли, всё шло ровно так, как задумывал Творец. Самой большой потерей для Рая и самым большим разочарованием для Михаила был Иисус. Он не был лучше, мудрее, просветлённее прочих. Он сломался даже раньше, чем кто-либо мог предположить. Небесам же сейчас требовался тот, кто прошёл искупление, кто продолжал верить в дружбу даже тогда, когда адское пламя выжигало из него всё доброе, что оставалось. Небесам нужен был предатель, которого предали.
— Твоя душа должна была пройти все эти испытания, чтобы стать сильнее, чтобы очиститься от скверны, чтобы обрести свободу, познав истину, и выдержать её непомерный груз.
Конечно же, Михаил не оставлял Иуду без присмотра. Ни раз он спорил с Люцифером за душу, проклятую бессмертием. Архангел сделал для Иуды практически всё, что было в его силах, ведь выбраться из Ада без посторонней помощи невозможно. Теперь же оставалось нанести последний штрих и дальше уже наблюдать и надеяться, что Иуда снова сделает правильный выбор, не испугается уготованного, не позволит ненависти овладеть собой.
— Тот, за кем ты когда-то последовал, предал своё учение и всех, кто в него верил. Он оказался недостойным той роли, что отвёл ему Создатель, возненавидел людей и покинул Отца.
Рассказывая это, Михаил понимал, что Иуда может согласиться с выбором друга из далёкого прошлого, может последовать за ним и в этой новой жизни. Однако пока существовал хотя бы крохотный огонёк надежды, архангел не мог не сообщить Искариоту правду. В конце концов, после всего, что выпало на долю простой души, он имел право знать.

Отредактировано Michael (2014-12-20 23:52:26)

+3

6

Михаил всё говорил и говорил, но за его словами, высокопарными и преисполненными небесной мудрости, Иуда слышал только: «Я мудак. Я сферический козлина». А хуже всего то, что архангел действительно верил своим словам. Он действительно считал себя правым и непогрешимым.
«Плохие, стало быть, не так уж плохи, когда есть хуже», – подумал Иуда.
– Не трогай мою душу – она мне как раз впору, – зло выговорил он и снова ткнул в Михаила пальцем.
Его кризис веры затянулся лет этак на две тысячи. Поэтому следующие слова архистратига рая Иуда выслушал с изрядной долей скептицизма. Поверить, будто божий сын отказался от своего предназначения и бросил человечество, мог лишь тот, кто не знал его.
– На небе или на земле, Иисус существует для того, чтобы нам было стыдно за мастурбацию.
Иуда отвернулся, не в силах вынести энергии, которая на него обрушилась – казалось, что если он посмотрит в глаза Михаила на секунду дольше, то из его собственных пойдет кровь и он ослепнет.
Он побледнел, язык повернулся с трудом, выговаривая:
– И не смей больше говорить о нём.
Иуда отошёл к пруду, остановившись у самой кромки воды. Он всматривался вдаль, пытаясь понять, что чувствует – и способен ли чувствовать хоть что-то. Он уже давно жил с мыслью о том, что внутри у него – пустота, словно оттуда выкачали всё, что когда-то делало его человеком. Ему в лицо дул зимний ветер, но Иуде не было холодно. Если он порежет руку, то не почувствует боли. Вот только сейчас он чувствовал себя таким злым, что был почти что жив.
Когда Михаил оказался рядом, Искариот очень тихо, сквозь зубы, спросил:
– Скажи, тебе хоть немного было стыдно? Или небесным созданиям неведом стыд? Хотя бы раз ты вспомнил меня – парня, которого нашёл в худшие его дни и сыграл на его слабости. А ему это стоило жизни и души.
Слепой гнев наполнял Иуду – гнев на весь мир, на демонов и на ангелов, на тех, кто убивает, и тех, кто обрекает на бессмертие, на богов, языческих и прочих, на людей, наконец на Михаила и даже Мессию… на чудовищную несправедливость судьбы, решившей отобрать у Иуды всё, а потом явившуюся за добавкой.
Он будто был наполнен бурлящим азотом, который, как известно, закипает при температуре минус двести градусов. Должно быть, таким же морозным пламенем питается неистовство чертей, обитающих в буддийском Лотосовом Аду, где царит вечный холод. Иуда познал другой ад. Говорят, когда замерзаешь до смерти, не чувствуешь боли – тебя клонит в сон, который становится избавлением. В своём аду Иуда умирал множество раз, но ни один из них не был избавлением, потому что за смертью обязательно шла жизнь... или то, что таковой там считали. Поднесите руку к пламени свечи хоть на минуту и поймёте, какая смерть – от холода или огня – самая болезненная.
Но демоны лгут, так с чего бы ангелам говорить правду?
Он развернулся и оказался к архистратигу лицом к лицу. Но не ударил. Вместо этого Иуда трясущимися от бешенства руками стал поправлять ему галстук.
Он хотел сказать: «Скорее Солнце рассыплется пеплом, чем я стану помогать тебе». Он хотел сказать: «Я хочу, чтобы этот мир был уничтожен. Ангелы, демоны, боги – катитесь вы в бездну со своими глобальными планами и высшей справедливостью». Он бы посоветовал: «Порвите друг друга на части, туда вам и дорога». Но вместо этого Иуда сказал:
– Нашёл бы ты себе другого идиота. Или бабу.

[AVA]http://savepic.org/6176408.png[/AVA][SGN]- Ксендз! Перестаньте трепаться! - строго сказал великий комбинатор. - Я сам творил чудеса. Не далее как четыре года назад мне пришлось в одном городишке несколько дней пробыть Иисусом Христом. И всё было в порядке. Я даже накормил пятью хлебами несколько тысяч верующих. Накормить-то я их накормил, но какая была давка! (с)[/SGN]

+2

7

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/10/97ecac3b0fda159a20f65dd7d5039ef5.png[/AVA]
Слова не принесли бы Иуде успокоения, поэтому архангел молчал. Рябь от ветра пробежала по водной глади, предупреждая пробуждение настоящих волн. Какие-то букашки копошились в траве, продолжая жить и двигаться в заданном природой направлении, не смотря на холод. Шелест перьев – тихий, почти неслышный радовал ангельское ухо. Всё в этом мире было несовершенным, живым и стремящимся вперёд. Неустанное развитие, казалось, было установлено в виде эдакой невидимой программой. Но Искариот всё ещё отказывался читать знаки, не видел ответов, хотя они всегда у него были.
Архистратиг многое мог сказать в своё оправдание. Как незримо помогал Иуде в не самые лёгкие для него первые столетия Ада, как похадатайствовал о нём перед Азраэлем, как убедил Люцифера в необычайной важности Искариота лично для него, Михаила, в результате чего условия пребывания Иуды в Геенне заметно улучшились. Мог и о побеге Искариота поведать несколько интересных фактов. Но архистратигу не за что было оправдываться. А злость, в конце концов, была тем топливом, что не позволяло Иуде замерзать в бездействии.
— Я о тебе не забывал, — только и ответил архангел.
То, как Искариот вцепился в галстук, вызвало у Михаила грустную улыбку. Несмотря на все испытания, через которые этой душе было суждено пройти волей Небес, она была всё так же обращена к Свету.
— Возможно, когда-нибудь ты перестанешь считать меня своим врагом.
В ладони архангела появился плод грушевого дерева – спелый, будто сияющий изнутри. Выросший в самом настоящем райском саду.
— Витамины помогают от душевной боли и межсезонных простуд.
Груша и записка с адресом нынешнего места пребывания сына Господа оказалась в руке Иуды.
— В следующий раз я приду, когда ты будешь готов дать обдуманный ответ.
Сизый туман опустился на пруд, поглотив архангела, и вселяя умиротворение во всё живое.

+2


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (15/02/2014) Judas kiss me if offenced or wear an ear condom next time


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC