In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Прошлое и будущее » 06.1942; Johnny, tu n'es pas un ange...(с)


06.1942; Johnny, tu n'es pas un ange...(с)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[AVA]http://sd.uploads.ru/aDhF3.jpg[/AVA]
Время действия: жаркий июнь 1942-го
Участники: Рафаил, Асмодей
Место событий: Париж в период фашистской оккупации; один из французских борделей.
Описание:
-Я никогда не была так счастлива! (с) заявление хозяйки одного из борделей в оккупационное время.
Belles femmes en bas способны заинтриговать не только суровых Люфтваффе, но даже светлоликих да кучерявых ангелов, спешащих в райские кущи с корзиной пирожков. А волки тут как тут и готовы помочь красным шапочкам свернуть налево... аккурат до самого Paris.

Заходи-ка в гости

http://sd.uploads.ru/aAoBw.jpg
[audio]http://pleer.com/tracks/4707083vBqq[/audio]

Отредактировано Asmodeus (2014-09-26 22:09:22)

+1

2

Своей миссией следока за тварями темными и ничтожными, Рафаил откровенно пренебрегал. После истории с Азазелем, который был на деле не таким уж и плохим парнем, если бы не обладал скотским, простите, негодным характером, рогами и строчки в биографии “изгнан в ад, совращает души людей”, архангел не гнался нажить себе нового злейшего врага в преисподни. Да, это было малодушно и попахивало палеными перьями, но Рафаил был слишком пацифичен для этого, и именно это слово он любил наиболее сильно, так как оно идеально маскировало другое. Лень.
У Архангела было слишком много других задач по жизни, люди болели, люди выздоравливали и находили более изощренные способы заболеть. А потом и вовсе начали их изобретать. Честное слово, порой они были хуже тех самых пресловутых демонов в плане “найди себе на душу грех”. Казалось, что последние лет сто, или Десница решил перевыполнить план на несколько лет вперед, или что-то пошло не так, и люди действительно сделали падших на неровной прямой по доведению всего святого войска до нервного тика. Даже сейчас, хотя даже не очень подходило к моменту, когда на земле шли ожесточенные военные действия, но вот конкретно сейчас… у Рафаила было много забот. Начиная с полевых госпиталей и заканчивая партизанами в лесу, которые не все были умелы в мастерстве хождения по чащобам. К тому же, в связи со всеми безрадостными событиями на земле ожидался дефицит сладкого, а в особенности выпечки. Неотвратимо, характер Рафа падал в бездну. Он даже схуднул как-то, на диете со сладким чаем. Впрочем, он не мог похудеть. Разве что морально. И был немного по ангельски зол.

Тот вечер был непримечателен. Нет, в ситуации, когда в день погибали сотни человек, ставились опыты над людьми, и нация делала новые рекорды в повышении планки порога жестокости, но Раф жил слишком долго чтобы записать это в хронику удивительных событий архангельского бытия. Нет, просто во Франции, рьяно сражавшейся с фашисткой оккупации, все так же страдали люди в подвалах, и по-прежнему продавались изумительные круасаны в небольшой пекарни мадам Дэбро. И то, что она все еще спокойно жила и работала, нет-нет, в этом не было вины Рафаила.
Париж всегда волновал Архангела, и как ни странно в этом чувстве было все меньше положительных мотивов. Люди называли его городом любви, но любовь эта еще и раньше попахивала своеобразно. К тому же, как успел уяснить Рафаил, любовь для них, была не тем возвышенным и нежным чувством, которое даровалось ангелам, не всем конечно, остальным дарили здравый смысл и меч. Любовь у них называлась бордель, и аура этих заведений могла выжечь сетчатку любого посланника небес вместе с подкорковым слоем. Рафаил бы никогда не сунулся туда, зная как запятнаются его бережно-вычищаемые, расчесываемые и любимые крылышки. Не так любимые, как у Гавриила, но он и в количестве отставал.
История была стара, как мир. Или, нет, как мир был стар только Отец и немного Михаил, все прочие обладали не столь обширным опытом жизни. История просто была старая, и по хорошему должна быть забытая, если бы не одно НО. Рафаил всегда помнил тех, кто посмел ему насолить. В буквальном смысле слово, насолить соленой рыбой. И звучит страшно, а как вспомнишь, фу. Еще и жареная.

Наверное, именно такая последовательность мыслей служила причиной захождения Рафаила в столь неприглядное заведение, которое половина бабушек в округи именовало обителем разврата и нечистот. Вторая половина этими заведениями или владела или когда-то работала, но, не будем опускаться до грустного в котором третья половина дедушек так же были когда-то зачислены в штаб сие оригинального заведения.
Рафаил не представлял, что это будет так тяжело. Уровень греха не только зашкаливал, но и придавливал архангела к земле тяжеловесной плитой. Сначала, ему даже показалось, что он не может дышать, пока не вспомнил что ем не требуется кислород для существования. Хорошо, что после истории с Эдемом его не особо смущала нагота женщин и мужчин, это было так же естественно и неотвратимо. К тому же, статус бесполого эфемерного существа несколько охлаждал.
Не прошло и пяти секунд, как к нему подступила… женщина древнейшей и высокооплачиваемой профессии, проворковав что-то про список услуг, которые несомненно были изобретены в аду и обязательно под личным контролем Азазеля. Кажется, кровеносные сосуды Рафаэля так же забыли что они не должны были существовать в организме архангела, как и чувство стыда и неловкости, так как он попросту покраснел и начал заикаться.

- Оу, mon cher, скажу вам по секрету, я безума от девственников, - пророкотала глубоким баритоном жрица любви.
- Согласен, я тоже больше предпочитаю их, - без задней мысли кивнул в ответ Архангел, подразумевая, конечно же, невинные души. Но, судя по тому, как женщина брезгливо отряхнула руки, и крикнула какого-то Андре, казалось, люди все понимают не так. В любом случае, напомаженный Андре, тащивший за собой шлейф мелких и поболи прегрешений на пару с тройкой венерических заболеваний, в планы Рафаэля не вписывался никаким ракурсом, поэтому Архангел просто растворился в воздухе став бесплотным духом, что качественно облегчило жизнь. Одернул заношенный, даже в таком агрегатном состоянии серый пиджак, распушил крылья и громогласно, только для своих, вызвал Асмодея на бравый бой. Или, хотя бы на чашечку кофе.

+2

3

[AVA]http://sd.uploads.ru/t/Hi0mw.jpg[/AVA]

Париж сейчас был эдаким островком безудержного счастья, стоящим на человеческих костях; окруженный политическими интригами и лицами, которые неусыпно бдят за тем, чтобы счастье продолжало оставаться безудержным. Чтобы его никто не беспокоил и не теребил, как шаловливые пальцы -  набухший гнойник.
И находясь в самом сердце острова, вдыхая слегка прогнивший флер людских улыбок и смеха, Асмодей был тоже самую капельку счастлив… или, по крайней мере, умиротворен. Он ни в коем случае не обвинял французов в желании угодить оккупантам, ведь каждый в этой войне выживает как может. А если есть возможность выживать еще и с комфортом, то почему бы нет? Да и захватчики вели себя вполне вежливо, поощряли культурные мероприятия, активно посещали театр и оперу, даже финансировали кино (разумеется, агитационное)… Дома терпимости так вообще расцвели пышным цветом, хозяйки их визжали от счастья и с легкой руки отстегивали шлюхам премии на новые чулочки.
А французская полиция всего лишь-то оказывала некоторое содействие своим «соседям» по ночам. Подумаешь, не такая уж высокая плата за мирное сосуществование бок-о-бок с агрессором. В общем, Асмодей был доволен и наслаждался всеми удобствами (включая чулочки), которые мог предоставить этот город.
На втором этаже их гостеприимного дома иногда останавливался воробушек*, услаждая слух пронзительным гортанным «ррр».  А после гортанного «ррр» все ее слушатели, мужчины статные да в форме, спускались к ним неимоверно возбужденные. Да, никто не мог остаться равнодушным… все-таки Париж – город любви.
И, как говорится, вознаграждены будут те, кто ведет себя хорошо, ведет себя согласно своему предназначению. Хоть Морольф не слишком-то верил в предназначения, однако ж сегодняшний день обернулся для него самым настоящим Рождеством. Или Днем рождения... в общем, праздником, где непременно наличествует торт. Огромный и сладко пахнущий, со стекающей с краев глазурью и жирным кремом. В его мягкую сердцевину сразу хочется запустить жадные пальцы, набрать как можно больше и запихивать, запихивать в рот. Жрать, пока не подавишься и не выблюешь, освобождая место в желудке, чтобы снова ЖРАТЬ.
Таким тортом в самой сердцевине развратного гнезда явился Рафаил. Сначала стеснительно и заикаясь, но потом отрешившись от мирской суеты и расправляя белые крыла.
Асмодей почувствовал его сразу, уже мысленно запуская пальцы в желанную липкую мякоть... К горлу подкатила сладостная тошнота, а под кожей зашелестел волнующий зуд. Он дрожащими руками подправил свое черное каре и корсет, приподнимая сисечки попышнее, а затем на крыльях "именинника" помчался навстречу с тортом.
-Cette réunion!** - зазвучало томно и текуче в рафаиловом ухе. Морольф оказался практически вплотную к своему пока еще духовному и прозрачному брату, но это отнюдь не мешало наслаждаться его благодатной близостью. - Соскучился, мой плюшевый мишка? Все такие же кокетливые кудри... и гордо вздернутый нос картошечкой. - Ладони скользнули в сантиметре от призрачного силуэта, от них исходил ровный и обволакивающий жар. Асмодею даже не требовалось прикасаться, чтобы... прикоснуться. И вот иллюзия прикосновения достигает паха, где пальцы с чудовищной страстью демонического обаяния сжимают рафаилово хозяйство. Хозяйство, которого у архангела еще мгновение назад не было. А теперь оно такое горячее, настоящее...
-Неужели ты пришел мне мстить, дорогой брат? - Морольф приподнял брови в наигранном удивлении, а затем прищурился. Губы скривились в ухмылке, - а как же ангельское всепрощение? Не гоже такому святоше холить и лелеять старые обиды...  Впрочем, наверное твое прощение нужно заслужить.
С этими словами демон отстранился и хлопнул в ладоши, призывая к вниманию. Дамы легкого поведения, находившиеся в богато обставленной гостиной, замерли с тупыми выражениями лиц.
-Дорогие моему сердцу шлюхи! Сегодня, в этот нелегкий для наших вагин час, нас почтил своим присутствием посланник Божий! Он явился очистить нас от скверны и отпустить грехи прелюбодейские. Поэтому... живо встали все на колени и приготовились молиться! - женщины, полуголые и полуодетые, принялись медленно опускаться на колени, складывая ладони в молитвенном жесте. Асмодей опустился следом, глядя на Рафаила сверху-вниз как на нового мессию. Потом не выдержал божественного давления на свою макушку и бросился обнимать братскую коленку. Но ничего не вышло.
-Как думаешь, молитвы будет достаточно? - затем он поднес ладонь ко рту и заговорщицки прошептал, - кстати, не мог бы ты все-таки явиться полноценно в наш материальный мир? А то мои подруги подумают, что я сумасшедшая.

------------------------------------------

примечания

Воробушек* - Эдит Пиаф (по некоторым сведениям, в оккупационное время певица арендовала второй этаж некоего борделя под свои нужды)
Cette réunion!** - Какая встреча! (гугл транслейт)

Отредактировано Asmodeus (2014-09-30 22:41:03)

+3

4

- Нормальный у меня нос, - истерично взвизгнул Рафаил, забираясь на стол и обиженно-возмущенно взирая на Асмодея. Только зашел, а тут же домогаться начали. И ничего не картошкой у него нос, Рафа даже проверил его, потрогав и поморщившись, - и я к тебе не по вопросу носа пришел, исчадие ада,- ангел откашлялся, так как слова его звучали все еще, как претензии истеричной женушки. Смущенно поправил носком ботинка упавший бокал с дешевым вином, как прилежный слушатель курса “Вино, как кровь сына господня” это архангел мог распознать сразу, так вот поправил, поправил кудри, неотъемлемый параметр созданий божьих и крылатых (особенно у Михаила), и продолжил, - и попрошу без рук.
Раф даже не знал, к чему конкретно ему придраться. Демоны, по мнению Михаила, всепрощения не заслуживали, а Рафаил по случаю пытался прислушиваться к Брату, тот ведь дело говорил. Ну, в моменты, когда не пылал праведным гневом по поводу жителей ада, тогда у него был немного нервный срыв. Следовательно, какое смешное слово в лексиконе Рафаила, оно постоянно намекает что у него есть логика, забавно прямо. Ах да, следовательно, а не жирно ли Асмодею будет, если Рафа его еще своим прощением попотчует. Фу, ну и странные мысли лезли в голову в данном заведении.

- Может я соскучился, - тихо буркнул архангел, с самым что ни на есть обиженным видом, - булочки Зазе передать, а то вы наверняка в своем аду его только жирной и нездоровой пищей кормите, убиваете поэта, - ну, судя по тому, что происходило вокруг, а Рафаил как обычно не понимал, что происходило вокруг оставаясь в своем стандартном коконе несколько заторможенного существа, всем было очень неинтересно что архангел думает про пропитание Азазеля. Ну и ладно, он и сам булочки съест. Правда, он ведь это просто так сказал, и булочек для передачи нет. Рафаил печально вздохнул.
Между тем вокруг, творился стандартный для этих мест бедлам. Рафа даже смутился, столько людей, и все молятся. Очень похоже на воскресную службу, если не считать оргии на задних рядах, и отсутствие одежды на передних. Наверное, нужно было толкнуть какую-то душераздирающую речь, чтобы все эти леди легкого поведения тут же оделись и пошли работать на заводах, во славу… эээ, не из той религии.
- Спокойно дамы, если вы желаете заслужить всепрощение, то обращаться нужно в другой отдел, - попятился Архангел. Он, конечно же, как порядочный джентльмен, видимость свою вернул, а вот телесное наличие в пространстве решил пока не возвращать, бесплотным духам тут явно было безопасно. К коленкам пристают, вон, - вам бы к врачу сходить, герпес нынче зверствует, а особенно с вашей профессией, - Рафа мог бы их исцелить… Если бы их молитва хоть немного походила на смирение, а на религиозный экстаз. Рафа не любил все, что было связанно с этим самым экстазом, особенно если рядом присутствовал Асмодей. К слову этого самого Асмодея явно нужно было спихнуть с собственной коленки, пока он не вступил с ней в неподобающую связь, как дворовый пес.

- И, между прочим, некрасиво прикрываться женщинами в чисто мужском споре, - шиканул фразочкой из бульварного романа. Сам же сначала говорил что соскучился. Интересно, когда Отец его создавал, логика действительно вся на Гаврюшу использована была? Могли бы хоть немного здравого смысла ему в голову вбухать, - отпусти мою коленку, она дорога мне как часть творения отца нашего, -  Рафаил дернулся в сторону, запнулся за злосчастный бокал, и наконец то слетел вниз, не так красиво как полагается посланнику божьему, но судя по тому, что он попал своим, прошу заметить отличным носом, четко между… ну как сказать… молочными железами обновленного тела демона. Неловко как то вышло. Молитва сразу смолкла.
- И нет, молитвы будет недостаточно. Свой грех, ты отмоешь только кровью. Можно кровью заварных пироженных.

Отредактировано Raphael (2014-10-13 21:30:07)

+1


Вы здесь » In Gods We Trust » Прошлое и будущее » 06.1942; Johnny, tu n'es pas un ange...(с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC