In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (12/2011) Irish Christmas


(12/2011) Irish Christmas

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия: Рождественские праздники 2011
Участники: Eir, Dian Cecht
Место событий: Ирландия, Дублин, St. James`s Hospital
Описание: По программе обмена: между больницами Святого Джеймса в Ирландии и Университетским Госпиталем в Норвегии - из Осло в Дублин прилетает Эйр Сканди, врач из интенсивной терапии. Ее должен встретить интерн, которого ей навязали на все рождественские праздники.

http://cdn2.independent.ie/incoming/article30019852.ece/126b0/ALTERNATES/h342/JamesHospital.jpg

Отредактировано Eir (2014-09-29 19:56:36)

+2

2

В своё время Диан Кехт с удивительным смирением перенёс христианизацию. Увидел, как в календарь набились дни святой Бригитты, Святого Патрика и прочих божьих угодников, ставших покровителями его родной земли. Не расстроился он только по одной причине: вместе с Рождеством и Пасхой ирландцы по-прежнему помнили про Лугнасу и Имбольк, про Самайн и Бельтейн.
Главной причиной зимней депрессии было другое: покупочная лихорадка, граничившая с безумием. Охваченные ажиотажем, люди крушили друг другу кости на распродаже не хуже, чем в те славные времена, когда клан О'Хара выходил бить клан О'Мэлли. В госпиталь Святого Джеймса привозили людей с самыми разными магазинными травмами. Диан Кехт, который когда-то зашивал воинов прямо на поле боя, малодушно дрогнул, когда мимо него провезли человека с вешалкой в глазу.
Самоубийц, в том числе и неудавшихся, тоже стало больше. Отделение интенсивной терапии переполнилось, и врачи не справлялись с потоком пациентов. Диан Кехт дневал и ночевал в отделении, а дежурные доктора были слишком уставшими, чтобы спрашивать, почему он не уходит домой.

Туата де Дананн подходил к каждому из умирающих, касался узкой ладонью покрытого испариной лба и замирал, будто прислушиваясь к чему-то. Он сверялся с законами мироздания, размышляя, пришло время пациента или нет. Некоторых он спасал, вытягивая с самой грани, и никто не замечал его трудов. Родственники больного громко хвалили Бога или Деву Марию, и кельт еле заметно морщился от обиды.
Некоторые, впрочем, всё-таки уезжали из реанимации вперёд ногами. Принципиальный Диан наотрез отказывался не только воскрешать, но и вытаскивать тех, кому суждено было умереть. И врачи охали, видя, что график смертности снова ползёт вверх.

И тогда из Норвегии приехал Тот-Самый-Доктор. Именно так его и называли, с заглавной буквы, поэтому интерн Кехт с нетерпением ждал заезжего специалиста. И очень удивился, когда чудо-доктор, при упоминании которого завотделением растекался медовой лужицей, оказался хрупкой изящной дамой. Нет, Диан Кехт ничего не имел против женщин, работающих в медицине! В конце концов, его собственная дочь Аирмед была одной из самых прославленный целительниц Эрина, и отец ей очень гордился. Просто надеялся, что норвежский врач не будет очень сильно приглядываться к приставленному интерну: мало ли, ирландцы ведь уже все привыкли и к ненормированному графику Диан Кехта, и к его старомодным манерам. А женщины, как правило, наблюдательнее мужчин.
- Прошу вас, миледи, - вот первое, что сказал Туата де Дананн, проводя для норвежки экскурсию по отделению. - Вот наша скромная обитель. Работы, правда, многовато. Вы как раз вовремя...
На большее его не хватило, к концу фразы кельт сделался как-то совсем тих и грустен. Он уже успел почувствовать божественную ауру вокруг незнакомки и понял, что незамеченным ему ходить недолго. Однако Диан Кехт первым ни в чем признаваться не собирался.

Отредактировано Dian Cecht (2014-09-28 22:18:43)

+1

3

Мир вокруг менялся, а Эйр Сканди, богиня-целительница и врач в интенсивной терапии, не менялась. Она все так же смотрела на происходящее с улыбкой и грустью в серых глазах. Она все так же скучала по полетам и страдала от фантомной боли в оторванных крыльях и все же... Она продолжала любить то что умела и так ценила: умение целить и воскрешать создания этих миров. Каждое создание имело право на жизнь: некоторые больше других, но почему то уходили из жизни именно те кому было еще рано.
"Хорошие люди покидают этот мир гораздо раньше", - говорили на работе, а Эйр противилась этому.
Как может уйти из жизни еще не почувствовав ее в полной мере дитя, умирающая на операционном столе. Разве оно виновато, что пьяный водитель врезался в них. Нет... И на воскрешала ребенка, дарила ему новую жизнь, давая возможность пережить операции и выздороветь, чтобы когда-нибудь увидеть его взрослым и сильным.
Наивная, добрая, сентиментальная и... с испорченными праздничными выходными.

Христианские праздники всегда были для Эйр лишь поводом сбежать от суеты, но в этот раз ей не повезло. В очередной ее слишком ярое вмешательство в лечение пациента, лишило больницу страховой оплаты по дорогим лекарства, которые были, по мнению целительницы, пациенту не по карману. Так что начальство Университетского Госпиталя Осло приняло предложение Госпиталя Святого Джеймса из Ирландии и при первой же возможности отправило Эйр Сканди к ним.
Если они думали, что это как-то изменить мнение врача о методах лечения, то они заблуждались. Эйр не собиралась уступать или отступать. Там где не могли помочь медикаменты она прикладывала немного своей силы. Порой хватало мало толчка, чтобы человеческое тело принимало решение бороться против болезни. Но ее секрета никто не знал, только точно она была хорошим специалистом.

Погода в Дублине встретила скандинавку непривычно теплой погодой. Эйр насторожилась. По своему опыту она знала, что то что не вписывалось в общую систему ценностей смертных вызывало у самых слабый или ослабленных стресс, а для всех дежурных врачей переполненными палатами и строгим надзором над пациентами.
Целительница не стала замарoчиваться на поиски своей гостиницы и прямо из аэропорта поехала в Госпиталь Святого Джеймса, где уже в раздевалке оставила свой скудный багаж, чтобы показаться начальству. Эйр была не уверена предупредили или главного врача о ее талантах вытаскивать людей с того света, но сама встреча сказала все сама за себя. Врачи были в восторге от ее приезда, то ли потому что действительно считали хорошим специалистом, то ли у них был полный завал. Целительница надеялась на второе, поскольку в таком случае ее бы меньше отвлекали от работы.
Самым интересным фактом оказался тот, что к ней приписали интерна. Со всем мальчишка и такой худенький, высокий, но с невероятно сильной аурой.
- Я не кусаясь, Диан, - с улыбкой на губах ответила Эйр. - И не называй меня "миледи". У меня есть имя: Эйр.
По своей воле редко кто признавался в способностях или принадлежности к каким либо пантеоном, религиям.
В серых глазах светилось понимание.

+1

4

Диан Кехт не умел прятаться, и от полного разоблачения его обычно спасало то, что люди не верили ни в богов, ни в знаки судьбы, ни - о ужас! - в законы мироздания. Люди просто жили, как им было удобно, и мало что их интересовало. С одной стороны, такое равнодушие очень удручало кельта, который привык к совсем иному отношению. Но с другой, даже он не мог не признать, что его плохо продуманная история якобы студента якобы медика только поэтому и существует. Полиция даже ни разу не проверяла у него документы! Очень кстати, потому что их не было.

Зато спрятаться от проницательного взгляда норвежской целительницы Диан Кехту было некуда. Он уже не мог даже мысленно называть её просто "доктором" - всё-таки это понятие говорило об ограниченности человеческой медицины лекарствами и медтехникой. Слово "целитель" подразумевало нечто... большее. Например, возможность исцелять простым наложением рук. Применение божественной силы могло даже воскресить, хотя этот вариант для Туата де Дананн был запрещённым. Нельзя возвращать тех, кто должен уйти за грань.
Услышав своё имя из уст пока ещё незнакомой богини, Диан замер. Первой мыслью было: "Откуда она знает моё имя?". Второй: "Ну конечно, на мне же это в прямом смысле написано".
Простой бэйджик на халате интерна много мог бы сказать тому, кто знает религию Эрина, даже без наличия божественной ауры. А аура была. И неслабая.

Кельт остановился, обернулся и улыбнулся Эйр доброжелательной, немного вопросительной улыбкой. Он умел спрашивать, не говоря ни единого слова. Сейчас, например, он не отказался бы узнать, как здесь оказалась скандинавская богиня. Диан Кехт раньше не слышал о ней, ведь всё это время он провёл на родине, причём где-то в глуши, и только недавно выбрался в большой город. Но она показалась ему доброй и понимающей - кельт вообще любил считать окружающих именно такими, пока они своими действиями не переубеждали его.
- Хорошо, Эйр, - покладисто сказал Туата де Дананн, хотя "миледи" было не худшим вариантом. Он вполне мог величать её все каникулы как-нибудь вроде "о благородная госпожа!" и считать, что так и надо. - Может быть, ты согласишься рассказать, что привело тебя в Дублин? Официальную версию я, конечно, уже слышал: обмен врачебным опытом и всё такое. Но мне почему-то кажется, что это не всё? Мы редко путешествуем без надобности.

"Мы" значило "боги". Хотя Диан Кехт так и не произнёс это слово вслух, он уже признал и признался, кем является на самом деле. По крайней мере, не стал отрицать.
Он покопался в карманах, достал из левого резинку для волос и одним быстрым движением стянул волосы в хвост. Улыбнулся снова.
- Если хочешь, могу всё показать тебе. Это хорошая больница, и здесь работают достойные люди. Правда, - кельт замялся, - не все они умеют лечить, но я пытаюсь это исправить. Как-нибудь не очень заметно.
"Если бы у меня было в запасе лет семьдесят, чтобы поработать с местными докторами!" - подумал Диан Кехт и даже хотел сказать это вслух, но не успел.
В коридоре раздался топот, и трое врачей бросились в приёмный покой.
- Что случилось? - спросил Диан, перехватывая одного из бегущих за рукав халата.
- ДТП, - пропыхтел доктор, пытаясь вырваться из цепких пальцев кельта. - Целая семья разбилась...
И побежал дальше.
- Мне кажется, нам стоит вмешаться, - Диан Кехт развернулся в ту же сторону, куда бежали врачи, и потянул Эйр за собой. - И вмешаться прямо сейчас.
"Надеюсь, законы мироздания будут не против", - подумал кельт тоскливо.

+1

5

Привычные запахи окружали Эйр в этой незнакомой больницы: антисептик везде пахнет одинаково, как и болезни. Неприятный неоновый свет раздражал глаза, заставляя щуриться.
От богини не ускользнула реакция интерна на ее слова. Молодой человек замер, мышцы тела напряглись, словно готовились к удару в спину. Странная реакция, хотя и понятная - в неком роде. Не было такого божественного  создание, которое добровольно расставалось со своим инкогнито. Но только имя говорило само за себя: Диан Кехт - целитель, бог кельтского пантеона. Она слышала о нем достаточно чтобы не верить всему что было рассказано и чтобы уважать своего коллегу. Как и она Диан не прятался за чужими именами, выбирая личину подходящую... ему. Это было видно в его ауре, крепко переплетенной с телом. Эйр практически всегда использовала свое настоящее имя, привычное для слуха и несущее часть ее самой. Так же она не изменяла и свой облик, тысячелетиями оставаясь стройной сероглазой блондинкой скромной внешности. Смертные описывали обычно ее как практичную, неброской внешности женщину, исполненную достоинства, солидную, очень умелую и сведущую в своем деле и внушающую доверие с первого взгляда - она должны была быть, чтобы пациенты чувствовали себя рядом с ней спокойно, за что иногда приходилось платить.

Однажды, в годы разгула инквизиции, только благодаря вмешательству Ванадис ее не отправили на костер. Предводительница валькирий спасла ее, укоряя за опрометчивость и жалея, что она покинула своих подруг. Немногие относились к ней с такой трепетной нежностью, как дочь Ньюрда или Сиф и  Эйр ценила это.

Эйр так же ценила желание других богов оставаться самими собой, поэтому ответила на молчаливый вопрос Диана открытой улыбкой. В нем было что-то от подростка, который только вступает во взрослую жизнь. А это было не так. Насколько было известно богини, Диан был состоявшемся главой огромного семейства - не то что она.
Ее улыбка стало более светлой, а на щеках показались ямочки. Обращение целителя ее зацепило и в ее сознание прозвучало, как "леди Эйр". странный такой бог, но в чужой пантеон не лезут со своими законами.
- Официальная версия - единственная версия, - покачала головой богиня, продолжая улыбаться интерну. - Начальство сказало и приехала. У них была другая причина, - а она была в чем Эйр не сомневалась, - но не у меня. Я лечу всех. Мне все равно кто они и откуда, сколько у них денег и способны ли они вообще покрыть свое лечение страховкой. Но давай не будем углубляться в политику больниц, - маленькая ладошка легла на плечо бога, но тут же опустила, чтобы не мешать тому собирать волосы.
Диан Кехт казался Эйр таким юным и мудрым - одновременно.

И их беседа бы продолжалась и дальше, если бы не приехавшие машины скорой машины. Эйр не надо было повторять дважды. Она послушно побежала в приемное отделение, а из него к широко распахнутым дверям в зал, куда заезжали кареты скорой помощи. Санитары и врачи открывали двери, не дожидаясь пока заглушат моторы.
Время остановилась. Сейчас была важна каждая секунда.
Щелкали ремни безопасности и защелки каталок, выдавались отчеты с места аварии.
Эйр подбежала к ближайшей каталке и коснулась рукой шеи пациента, мужчины лет тридцати. Пульса не было и его аура исчезла - он был мертв:
- Статус?
- Водитель. Раздроблена грудная клетка, сильная потеря крови. Провели все мероприятия по реанимации и добились синусового ритма.
- Он мертв.
Санитар скорой удивленно посмотрел на Эйр:
- Еще минуту назад он был жив.
- Повторная дефибрилляция? - тут спросил врач скорой.
- Нет, - выдала богиня и, обойдя каталку, склонилась над девочкой.
Ее аура еще светилась, но была так слаба, если не вмешаться, то девочка умрет. Эйр скользнула взглядом по всем кто находился рядом.
- Диан помоги мне.

+1

6

Диан рад был бы спасать всех, но это было невозможно. Если продлевать жизнь каждому раненому, возвращать с того света всех умирающих, то на земле не останется места для новых поколений. Прадеды должны приносить себя в жертву правнукам, а не наоборот. Значит, спасать жертв ДТП тоже надо было не всех - именно на этом и настаивали законы мироздания. Кельт тенью следовал за Эйр и, пока она изучала состояние водителя, остановился у каталки с девочкой. Жизнь ещё теплилась в ней. Еле-еле. Диан вздохнул: она была очень похожа на его собственную дочь, когда той было... ну, лет пять. Этот вздох был вздохом облегчения - никаких признаков того, что ребёнок должен умереть, он не обнаружил. Значит, можно смело спасать. Тонкие бледные пальцы коснулись запястья девочки: ниточка пульса билась, постепенно истончаясь. Но от прикосновения руки целителя  девочке вдруг стало лучше: сердце забилось ровнее и сильнее. Диан Кехту не нужна была медтехника, чтобы отгонять смерть. но приходилось притворяться, что пищащие приборы - это то, что нужно для экстренного возвращения с того света.
Кельт бросил на Эйр взгляд, полный недоумения. Хорошо сказать "помоги мне, Диан", когда вокруг клубится туча народа. Он мог помочь ей как интерн, но эта помощь была бы ничтожно малой. И он мог помочь ей своей силой - как врачеватель. Но... но не при всех же! Диан Кехт немного побледнел, но тут же подошёл к скандинавской богине.

Каталки отправились в палату интенсивной терапии - всего две. Третья, с только что умершим мужчиной, покатила в направлении морга. Мать и дочь только предстояло спасти. По дороге кельт немного жульничал: постепенно число врачей, сопровождавших каталки, становилось всё меньше и меньше. Сила убеждения пока что сбоев не давала: у докторов внезапно находились очень важные дела. Даже куда более важные, чем спасение умирающих. Диан Кехту не хотелось лишних свидетелей.
До палаты пациентки доехали вполне себе живыми, но, если девочка имела все шансы спастись, то её мать медленно умирала. С каждым вздохом она подходила всё ближе и ближе к той грани, что отделяет мир живых от мира мёртвых. И Диан сомневался, что должен её спасать. Он видел печать смерти - женщине было суждено разбиться в этой аварии. Именно ей. То, что погиб её муж, нелепая случайность. Вот его-то как раз можно было бы спасти, не умри он по дороге.
Диан Кехт вздохнул ещё раз, и от этого вздоха зарыдал бы самый закоренелый злодей - столько грусти в нём было. Впрочем, предаваясь таким размышлениям, кельт успел прицепить все нужные проводки на все нужные конечности, хотя к приборам по-прежнему был нетерпим. Его движения, в отличие от мыслей, были спокойными и уверенными. Целитель знал, что девочка будет жить. Девочка должна жить.

- Поручаю её твоим заботам, Эйр, - мягко сказал Диан Кехт. - Но я умоляю тебя, не истязай ребёнка шприцами. Надеюсь, ты ещё помнишь, как запускать сердце?
Он покосился на дефибриллятор с выражением лица, которое можно было бы описать "это всё для любителей, настоящие мастера обходятся и так".
И отошёл к умирающей матери. Женщина была молода и бела, как бумага. При аварии ей зажало ноги с такой силой, что теперь вместо конечностей было два окровавленных куска. Кровь уже пропитала и бинты, и простыни, губы женщины медленно начали синеть.
Диан Кехт опустил пальцы в окровавленные тряпки. И кровь перестала течь. Запищали приборы, по экрану поползла прямая линия.
Кельт ждал - секунду, другую, третью. Потом взглянул на часы и сообщил: "Время смерти - 7 часов 15 минут".
Он надеялся, что Эйр поймёт. Он мог бы... да, он мог бы спасти эту женщину. Даже сейчас он ещё был в силах заставить её сделать вдох.
Но нельзя.
Это было против законов мироздания.

Отредактировано Dian Cecht (2014-10-16 23:13:21)

+1

7

[AVA]http://i.imgur.com/cTxe6Cs.jpg[/AVA]
Самое ценное что есть у смертного и чего нет у богов это жизнь. Хрупкая, короткая, но наполненная эмоция и переживаниями. И для Эйр Сканди, целительницы асов, это было самым важным. Любое создание имело право на жизнь: второй, третий и может даже шестой шанс ее прожить полностью. И богиня боролась со смертью всеми силами, что у  нее были. Она, невероятно давно, поднимала на поле битв воинов. Она выдирала их души из крючковатый пальцев смерти и возвращала в бренные тела. Она помогала юному поколению богов появиться на свет. Она лечила и исцеляла души и сердца и сейчас не собиралась отступать.

Эйр буквально ощущала холодное присутствие смерти: не валькирий - их бы она увидела, может это были крылатые посланники, может Гермес, а может Дама с Косой. Догадки. Догадки, которые заставляли искать подвохи в тихом биение сердца рядом.
Но ее отвлекал бог-целитель. Было в нем что-то что Эйр поначалу не заметила, а теперь это цепляло. Она просила его о помощи, как будущего врача, а не как бога и на его странную бледность лишь нахмурилась, подталкивая тяжелую каталку, чтобы ей помогли ее докатить до палаты интенсивной терапии.
Всю дорогу Эйр держала девочку за руку, пропуская по ее венам свою силу небольшими порциями, чтобы у малышки не случился шок.
О каких мучениях говорил Диан? Запускать сердце?
Эйр Сканди нахмурилась еще сильнее, внимательнее изучая не только ауру девочки, но и данные мониторов, к которым подключала ее медсестра. Все было в порядке. Ребенок был жив и ее жизнь будет длинной - Эйр позаботиться об этом. Богиня уходила от своих пациентов лишь когда опасность полностью исчезала...

А потом случилось то чего не должно было. Рядом запищал прибор. Сердце матери остановилось.
Это были десять секунд хаоса, когда в палату набежала вся смена интенсивной. Это были десять секунд полного не понимая, пока Эйр не добралась до кровати женщины. Она коснулась руки пострадавшей, а потом подняла на Диана холодный взгляд серых глаз полный разочарования. Как он мог?! Врач, целитель... Как он мог такое допустить?!
И богиня сделала то единственное, что могла что бы не дать малышке стать сиротой. Ее сила тонкой струйкой потекла по венам женщины, заставляя остановившейся поток крови вновь придти в движение. Монитор молчал, но богиня знала, что она уже завела сердце - надо было только подождать... Совсем чуток подождать, а за это время...
- Шесть миллиметров лидокаина, подготовить дефибриллятор на двести джоуль, - а пока медсестры готовили прибор,быстрыми движениями освободила грудь пострадавшей от одежды и начала массаж сердца.
- Готово!
- Всем отойти! - Эйр тоже отошла. - Разряд!
Тело женщины дрогнуло и ее аура заискрилась, прибор молчал, но мимолетная улыбка коснулась до этого плотно сжатых губ.
Эйр вернулась к пострадавшей, коснулась ее руки, делая вид, что проверяет пульс, а сама отдала еще своих сил.
- Подготовить десять миллилитров новокаинаида, разряд на четыреста...
Медсестра ввела лекарство, пока другая готовила прибор. Три секунды, пять... Семь секунд и монитор пискнул, прямая линия дрогнула и медленно приняла вид синусового ритма.
Все выдохнули, а Эйр внимательно смотрела на Диана и если бы взгляды могли пригвоздить к месту, то ее бы это сделал.

А комната медленно пустела - персонал расходился по своим делам.
- Почему?
Единственный вопрос, который мучил богиню сорвался с ее губ, когда они остались одни в палате.

Отредактировано Eir (2014-11-01 00:41:15)

0


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (12/2011) Irish Christmas


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC