In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (12/01/2014) Люк, я знаю, кто твой отец!


(12/01/2014) Люк, я знаю, кто твой отец!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время действия: 12 января 2014 года
Участники: Гор, Лукас Гивайд
Место событий: Каир, Египет. Общежитие Каирского университета
Описание: иная дружба приводит к вражде. Иная - к спонтанному сексу. Возможны случаи с дракой, крепкой многолетней взаимовыручкой или постепенным затуханием интереса. Дружба Томаса Маршалла и Лукаса Гивайда в конечном итоге может закончиться сменой формы государственного правления Египта.
Во славу Ра!

0

2

В комнату мужского общежития при Каирском университете постучали. Обычный негромкий и непритязательный стук, такой предваряет явление взъерошенного соседа с просьбой одолжить конспект по чему-нибудь зубодробительному, презерватив или сковородку. Не предвещающий ничего особенного стук. Разве что исходил он от окна.
В условиях пятого этажа довольно-таки редкое явление.
- Ухх, привет, быстрей запускай, ветерзвездецкакой! - выпалил Гор, едва открылось окно.
Ввалился внутрь, едва не разодрав по шву видавший виды рюкзак. Тут же полез обнимать Люка, к которому, как в башню Золушки по бобовым стеблям (кажется, так, Гор что-то не вникал в современный фольклор смертных) забирался в окно.
Две недели назад Амон-Ра попросил своего верного воина приглядеть за его сыном, сблизиться с ним и раскрыть тайну его происхождения. Гор поклялся сделать для этого всё, и его земная личина, Томас Маршалл взялся за дело. Он нашёл только-только переведённого студента, заговорил, познакомился с ним. Улыбался, искал точки пересечения и общение интересы, но очень старался не навязываться, не давить собой. Да на такого и не надавишь.
Полюбить сына Ра было легко. Даже не из почтения к верховному богу, который доверил Гору свою плоть и кровь. Просто... Люк был полон приглушённого, не жалящего тепла, харизмы, отличался необычным взглядом на мир, чувством собственного достоинства и широкой душой. А ещё в нём чувствовался внутренний стержень, столь важный для воина и правителя.
Гор, воспитавший пятерых сыновей, видел за ним большое будущее. Кто знает, к каким переменам приведёт Египет этот парнишка.
Сблизиться с Люком Гивайдом было сложнее, чем исполниться к нему симпатии. Смертным можно внушить многое, они сами дали богам такую силу. Но это не основа для настоящего доверия, а именно его хотел заслужить Гор. Он мог только лишь показывать раз за разом своё хорошее отношение, свою радость от общения и надеяться, что Томас стоит ответных тёплых чувств.
Оставалось лишь гадать, насколько это удалось. Гор специально не заглядывал в сердце Люка - всё должно было быть по-честному, без шпаргалок. На равных.
Сегодняшний день он выбрал для преодоления одной из ступенек той лестницы, что ждала Лукаса по праву его происхождения. В рюкзаке на всякий случай была припрятана энциклопедия мифов Древнего Египта. Открыв её чуть ранее, Гор замер над иллюстрациями в восторге и гордости: художник невероятно точно передал царственность солнечных соколов.
- Только не говори никому, что я тут. У меня слегка дикие проблемы в универе. Врезал одному иностранному хмырю, который плохо говорил о моих ро... Ну, в общем, за дело врезал. Деканат воет, само собой.
Ещё бы не выть. Профессора Нассара клинило между истым желанием исключить проблемного студента и пожеланием Сета, сдобренным толикой божественной силы. Так что полтора дня Томаса никто не трогал, а уж потом, как наставление Сета слегка померкло, наказание обещало грянуть с оттяжкой.
- Ты как сам, хорошо? Не лез никто? - тут, конечно, стоило уточнить "кроме меня. В окно. И вообще". - Питаешься хорошо? Я пирожки захватил и чипсы. И шоколад. И всякое такое. Сегодня важный день.
Гор хитро посмотрел на Люка, всем видом намекая, что ждёт расспросов о том, какой же.
[AVA]http://firepic.org/images/2014-05/23/df39vchkfew9.jpg[/AVA]

+3

3

Лукас вздрогнул от раздавшегося стука. Не смотря на то, что на все просьбы своих соседей он отвечал вежливым, крайне дипломатичным, но все-таки твердым отказом, потому что подобное обычно сопровождалось абсолютно бессмысленной беседой, которую у юноши не было желания поддерживать, они все равно стекались к двери его комнаты будто притянутые огромным мультяшным магнитом. Он даже подумывал весить на ручку двери галстук или носок, но решил, что перманентное пребывание этого интернационального знака крайней занятости породит ненужные ему слухи, от чего интерес к его персоне удвоится.
- Минуточку. – Лукас поставил жирную точку в конспекте.
Он машинально пошел открывать входную дверь, но что-то его остановило. В основном бессердечные законы физики и звуковые волны в частности. Стук исходил с совершенно противоположной стороны комнаты. Лукас поспешил к окну, потому как если до него добрались таким странным способом, то видимо случилось что-то экстраординарное, а так же была вероятность того, что кто-то сейчас сорвется с карниза. Лишний труп так же, как и галстук на ручке двери, мог привлечь к Гивайду излишнее внимание.
- Ухх, привет! – в комнату ввалился слегка навязчивый, но довольно забавный знакомый Гивайда.
- Привет, Томас! – Лукас на всякий случай выглянул в окно проверить наличие лестниц или других посетителей - он сам не смог для себя решить для чего именно он это сделал.
С Томасом Маршаллом Лукас познакомился через пару недель своего пребывания в Каирском университете. В мысленном словаре Гивайда для определения слова «забавный» была фотография Томаса. Стоит заметить, что его мысленный словарь весьма разнился со словарями других людей. И хоть от забавных людей в привычном понимании Лукас старался держаться подальше, считая их слишком назойливыми, Томас ему нравился. Не то чтобы прямо сильно, но его компания не вызывала у него легкого зудящего раздражения. Зайди, например, к нему Томас за сахаром (даже и через окно), он скорее всего даже поддержал бы вежливую беседу о погоде и преподавателях, пересыпая сахарный песок из одной посудины в другую.
Лукас закрыл окно, выслушал тираду Томаса об иностранцах, деканате и пирожках, одновременно с этим убирая со своего письменного стола тетради и учебники, методично расставляя их по полкам и раскладывая по ящикам. Мысленно зацепился за фразу о важности сегодняшнего дня, но лишь пожал плечами и понимающе кивнул – он не любил лезть в чужие дела, а у него сегодня не было запланировано ничего важного, значит дела априори были чужими.
- Я в порядке, - коротко и лаконично ответил Лукас. - Знаешь, я не думаю, что пирожки и чипсы – это хорошее питание, - наставительно заметил юноша, - но шоколад подойдет к чаю. С сахаром? – спросил он, ставя на стол две подставки под кружки и две же кружки с принтами из комиксов его мамы, которые достались ей то ли от восторженных фанатов, то ли от не менее восторженных спонсоров, а после достались Лукасу в качестве утвари, которую не жалко будет разбить в суете общажной жизни.
Да, теперь он был готов поддержать беседу на все сто процентов.
- Так ты залез ко мне через окно, боясь, что попадешься на глаза декану, или тебе просто наскучили традиционные методы?

+3

4

- Да ладно, отличное питание. Когда под рукой нет сусликов, само собой... Или ты хотел суслика?
Гор невольно вспомнил о времени, когда его выставили из общаги, а деньги невероятным образом утекли из пальцев. Пришлось переселиться в зоопарк. Там было очень мило: его кормили сусликами, им любовались, чесали перья. И да, то, что его называли "ути птичкой" тоже играло свою роль, привнося в отношения с людьми нотку духовной близости.
- С сахаром, пожалуйста.
Лукас принялся накрывать стол к небольшому чаепитию. Гор следил за его руками, вытряхивая из рюкзака принесённую снедь. Энциклопедия мифов пока дожидалась своего часа.
На столе появились чудесные кружки. Прекрасные. Кто бы мог подумать, что Лукас обладает настолько хорошим вкусом.
Даже не будь он сыном Ра, Гор возлюбил бы его за такую посуду.
- Клёво, - прокомментировал Гор, разглядывая со всех сторон картинку, на которой темноволосый юноша, осенённый светом золотого сокола, с размаха карает кого-то явно нехорошего. Повертел кружку в руках, любуясь. Отпил - и будто бы запечатлел на лбу юноши благословляющий поцелуй.
- Ну, мне не хотелось, чтобы кто-то знал, что я у тебя. Сегодня важный день... - повторил он, будто давая Люку последний шанс заинтересоваться. Потом решил, что такие уловки недостойны царя Кеметского.
Посерьёзнел - и это была уже не мимолётная серьёзность Томаса, который задумался о том, что бы ещё устроить этакого. В ней прослеживалась неподдельная искренность существа, защищавшего эти земли задолго до прихода арабов.
- Знаешь, я должен сказать тебе кое-что. Но сначала хочу удостовериться, что ты готов.
Гор выставил перед собой ладони: в правую лёг солнечный зайчик, проникающий сквозь окно. Греющий, лёгкий. Как обещание чего-то хорошего.
Свёл руки, перекидывая тёплый отблеск туда-сюда. Сжал кулаки и кивнул на них Люку.
- В какой руке?
На самом деле солнечный зайчик спрятался в сахарнице.
Сын солнцеликого Амона-Ра должен почувствовать. Тогда и можно будет начать рассказывать обо всём.
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/5/5/7/2/557272/81970402.png[/AVA]

+3

5

Лукас насыпал пару ложек сахара в чашку Томаса и удивленно взглянул на юношу, который восхищенно любовался самой обычной дешевой продающейся в любой полиграфии кружкой.
- Это мамины. – Лукас замолчал на секунду, но решил уточнить, - кружки. Да и комикс тоже мамин.
Он вовсе не хвастался, но, не смотря на некоторые разногласия, он любил маму, и его всегда радовало, когда люди по достоинству оценивали её творчество. Судя по всему, Томас был как раз из этой категории людей.
Комната Люка в общежитии была выдержана в весьма аскетичном стиле. Если это вообще можно было назвать стилем. Скорее, он просто не хотел, чтоб его комната была заставлена лишними предметами вроде стульев. Ему хватало одного узенького шкафа, односпальной кровати, стола, который менял не форму, но свое предназначение, стула и нескольких широких и длинных полок для книг. Поэтому, усадив гостя на стул, сам он сел на кровать, по-домашнему поджав ноги под себя.
- Нечто важное, да, я помню. Так о чем речь?
Томас резко изменил свое настроение. Они не были так уж давно знакомы, но Лукас почему-то почувствовал, что настолько серьезным его новый знакомый бывает не так уж часто. Солнечный луч, греющий его щеку, вдруг оказался в ладони Томаса, который будто насмехался над законами физики. Люк нахмурился. Он не был закоренелым скептиком по своему собственному выбору. Скорее он был не склонен к мистификациям в пику своей матери, считая, что все можно объяснить логически, не ссылаясь на религию или сверхъестественное. Но эта игра света… Выждав пару минут, придя к выводу, что это всего лишь забавное преломление лучей,  Люк подошел к Томасу и с самым серьезным видом пододвинул к нему сахарницу.
- Мне кажется, тебе нужно еще глюкозы. Ты что-то слишком…хм…перевозбужден, говорят это помогает успокоиться.

+2

6

- Да. Я знал!.. Ты ведь всё-таки его сын. Иначе и быть не могло.
Гор был горд Лукасом. Словно перенёсся на много веков в прошлое, в те времена, когда его сыновья только учились держать меч. Когда лёгкий клинок наносил тренировочному бруску стремительный и точный удар, в сердце Гора расплывалось такое же тепло.
Он улыбнулся одними глазами. Медленно разжал один кулак, показал Люку пустую ладонь. Разжал второй. Избавиться от похожести на уличного фокусника не удавалось, но Гора не волновали такие мелочи. Лишь бы Люк поверил.
Вера одного смертного - ничто для тех, кого раньше питал жар сердец всех жителей Кемета. Но в жилах этого смертного текла кровь Светоносного и сам он отличался пытливым умом и чистой душой; завоевать его доверие было во стократ важней и почётней, чем усилить свою паству. Гор не задавался вопросом, чем ему выльется приезд сына Ра в Египет. Он просто хотел стоять с ним плечом к плечу и смотреть в одну сторону.
Без лишней спешки, чётким движением, он поднял с сахарницы крышку. Соскучившийся взаперти солнечный зайчик вырвался на свободу, заплясал над белыми кубиками рафинада.
Гор взял кусочек сахара - на ту секунду, что его рука шарила в сахарнице, лучик света лёг на кожу совсем как обычно. Как и положено отблескам солнца согласно всем этим глупым законам, которыми смертные ограничивают свой мир, защищая его от недосягаемого для них. От того, что не способны понять.
Сахарный кубик опустился в чашку, канул на дно, медленно распадаясь.
- Люк. Ты веришь в существование древних богов этой земли? Ра, Осирис, Исида, Анубис, Гор, Себек. Ты веришь, что они - не только персонажи из мифов?
Под взглядом Гора жидкость в кружке заволновалась. Пришла в движение, забурлила. И разделилась на две не соприкасающиеся части, меж которыми была лишь прослойка пустоты.
Как море в древней легенде.
- Ты готов поверить?[AVA]http://static.diary.ru/userdir/5/5/7/2/557272/81970402.png[/AVA]

+4


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (12/01/2014) Люк, я знаю, кто твой отец!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC