In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (16.01.2014) What time is it? Bath time? Oh...


(16.01.2014) What time is it? Bath time? Oh...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Время действия: 16.01.2014
Участники: Имсет, Себек
Место событий: Лос-Анджелес
Описание: Неловко вышло, но откуда бы у крокодила манеры?

Отредактировано Sebek (2014-10-09 10:49:32)

0

2

После веселья на лайнере Себек чувствовала себя так, будто вернулись старые времена. Она пожрала столько людей за раз, сколько ей не доводилось уже очень, очень давно - и все эти души давали ей власть. Пожелай она - и Нил разлился бы, как встарь.
Вот что значит убивать во имя Осириса - и во имя себя.
Ей было жаль уходить с лайнера, но жертв там больше не осталось - только люди, нужные Владыке. И она ушла - прямо по воде, легко ступая босыми ногами по волнам, по спинам своих сыновей и мужей Себектет. Каждый из них удостаивался благодарности. Себеку не составило труда приказать течениям Нила принести рыбу для тех, кто был стар, или ранен, или плыл издалека и не успел получить свою часть добычи.
Сила кипела в ней, заставляла татуировку на спине сиять и шевелиться. И, если честно, Себеку хотелось одного - забраться в колодец в храме Ком-Омбо и лелеять свое могущество. Но стоило подумать о колодце, и во рту сам собой возник вкус - тот, который самый лучший, равного которому нет и не будет. Себек облизнулась и тяжело, шумно выдохнула.
Ее царь, ее Гор нуждался в ее помощи и заплатил за нее. И все обретенные силы Себек обязана была бросить на выполнение задания.

И вот сейчас она, злая и неподвижная, сидела рядом с трупом, которому выпала великая честь быть инструментом поиска. Но упоение боем и чувством-похожим-на-сытость прошло, и Себек ясно поняла, что не вернула себе и половины сил. Дара пророчества, на который она рассчитывала, не вернула тоже.
Усилия воли не хватило - не хватило и внутренностей человека. Себек поворошила в их влажной, холодной куче рукой, машинально облизала пальцы и стиснула зубы. Ей хотелось ударить мертвеца, отвесить ему пощечину, грызть и рвать его, как будто он специально не выдавал ей сведений.
Еще раз. Она сделает еще одну попытку - ей не много ведь и надо. Ей хватит намека, указания направления, чего угодно, хоть чего-нибудь!..
Ярость вспыхнула в голосе Себек неожиданно и ярко... и, возможно, это помогло. Отвечай, - зарычал на мироздание разозленный крокодилоголовый бог, и мироздание, испугавшись острых зубов(а вдруг, а вдруг), дало ответ.
Внутренности покойника лениво, медленно колыхнулись, как водоросли на речном дне, свились узорами - и на мгновение Себек снова научилась их читать.
Мгновения хватило.
Себек устало выдохнула, подтягивая острые колени к груди и утыкаясь в них лбом. Татуировка на ее спине снова стала просто рисунком.
Но так было правильно.
Она получила хорошую подсказку и заплатила за нее.
Лос-Анджелес, сказало мироздание. И найти бога в одном городе проще, чем найти бога во всем огромном мире.
Себек позволила себе слабость - посидеть, почти не дыша, - еще немного. А потом она выпрямилась, вдохнула, выдохнула и проводила в последний путь доброго подсказчика. Тот и в самом деле был добр - уверовавший в последний миг своей жизни в древних богов, он вернул Себеку толику затраченных сил.
Утирая рот и подбородок, Себек решила - надо уйти в воду. В родной стихии ей будет легче.

Путь из Египта в Америку занял у нее день. Перемещаясь из водоема в водоем, вылезая и утаскивая добычу в воду - иногда прямо на глазах людей - Себек шла к своей цели. И наконец, прибыла в Лос-Анджелес - истощенная, но гордая за себя.
Что нужно сделать, чтобы найти бога?
Что нужно, чтобы найти бога, который, может статься, и не желает, чтобы его находили? (Думать о таком печально, но необходимо.)
Разумеется, надо слушать.
Слушая шепот воды, Себек однажды нашел Гора на маленьком островке посреди Нила.
Слушая шепот воды, Себек собиралась найти его сына.
И она сидела, закутавшись в чужую одежду, напоминающая статую, но не живого человека. Себек шевелилась только для того, чтобы сомкнуть зубы на особо обнаглевших крысах, которые считали ее частью канализационного пейзажа и вовсю ползали по ней, забираясь под куртку или на голову.
Вода не подвела. Это тоже заняло порядочно времени, но вода не подвела.

Себек выбралась из канализации, осторожно, по дуге, приближаясь к оцепленному лентами и полицией месту. Себек чуяла кровь и чувствовала от этого голод, но приказывала себе не отвлекаться. Легко сделать шаг в сторону, попасться на глаза кому-нибудь из полицейских, приманить его к себе, как газель на водопое. Легко забыть, зачем она здесь, Себек себя знала.
Еще шаг. Себек застыла. За кровью и запахами всех бывших здесь людей она уловила тот, на котором была сосредоточена.
Запах Гора - и одновременно не его: не такой упоительный, не настолько солнечный, с нотками загробной жизни.
Запах Имсета.
Себек торжествующе оскалилась в небо.
Теперь она его не потеряет. Запах был достаточно свежим, Себек могла представить его в виде пучка колышущихся в воздухе нитей - осталось взяться за их концы и сделать шаг.
(Правда... рядом был еще один запах. Себек неуверенно наморщила нос и даже высунула кончик языка, словно надеясь попробовать запах на вкус и узнать его. Зверь? Не зверь?
Кто?..)

На деле, она проносилась по городу до засвеченного фонарями вечера - Лос-Анджелес путал следы Имсета, словно пытался спрятать сына Гора в себе.
Но Себек справилась.
Нашла.
Вынюхала.
И сейчас стояла, скрытая тенями, и смотрела на тускло освещенное окно.
Имсет был там, Себек могла поклясться в этом. Она чувствовала ауру божества, заставлявшую ее спину покрываться мурашками. Не царь, как отец, но принц, которому Себек тоже должна будет служить.
Она улыбнулась, представляя, как счастлив будет Гор. А пока он счастлив, счастлива и она.
Себек засунула руку себе в глотку, выуживая литровую пластиковую бутылку с питьевой водой. Открутив крышку, она вылила воду перед собой, сооружая себе таким образом небольшой коридор - прямо в квартиру Имсета, где, она чувствовала, сейчас было много воды.
И только оказавшись в ванной, полной пены, Себек вдруг вспомнила, как делают это люди. Они стучат в дверь. И входят через нее же.
А еще одеваются.
Впрочем, ее нагота в условиях ванны и пены была даже уместна, наверное? Себек решила, что да.
Встав на колени, она прижала руки к груди и склонила голову.
- Здравствуй, сын Гора, - проурчала Себек хрипло. - Помнишь ли ты острого зубами владыку Нила? Помнишь ли Себека, мой принц?

+4

3

Вода, вода, вода.
Это была его стихия. Нет, она ему не принадлежала, скорее наоборот – ведь это дитя принадлежит своей матери, а не она ему, несмотря на их неразрывную связь. Вода умела успокаивать, убаюкивала, отгораживала от целого мира.
Даже спустя тысячелетнее забытье она позвала его, приманила смутным ощущением, показавшимся единственно знакомым во всём обновлённом мире. Как давно это было. По какой-то причине вода являлась естественным барьером для рвущихся из-под контроля эмпатических способностей. Первое время после воскрешения Имсет спал в наполненной ванне, пока не наловчился ставить собственный блок, хотя, как оказалось, легче было научиться не дышать.
Он до сих пор мог задержать дыхание часа на два.
Вода, вода, вода…

Это была длинная ночь. Строго говоря, она длилась уже больше двадцати часов, лишь условно сменившись утром, а затем днём. Ночь продолжалась с тех пор, как Сутех решил устроить себе небольшое развлечение. Далее – как в той старой книжке: «и была кровь по всей земле…»
Нельзя сказать, чтобы Имсет не принимал участие в дебоше, или что он его не повеселил. Но если для Сета всё завершилось мирным сном на вершине своего откормленного самомнения, то Имсету предстояло немного поволноваться насчёт последствий. Это раньше люди ничего не могли поделать с прихотями богов и безропотно терпели все их выходки, но за несколько тысячелетий они научились многим неприятным приёмам. В первую очередь, они обучились не верить, не делиться силой; отрицать существование даже заснятого на телевизионные камеры человека, перевоплощающегося в ягуара посреди проезжей части. Вместо этого они всюду искали подтверждения, оставляли их запечатлёнными на бумажках, спешили всё учесть, пересчитать и оформить в надлежащем виде. Человечество сделало грязный ход, начав поклоняться бюрократии как истине.
И то, что почти все документы, из которых была соткана человеческая личина Имсета, остались в брошенной на месте преступления машине, создавало почву для пренеприятнейших последствий. Лучше было поволноваться о них. Глупо подставляться под удар, если можешь его избежать.
Шаг первый – в прямом и переносном смысле – лежал с одной по другую сторону запертой двери. Имсет с бессознательным ягуаром, взваленным на плечо, перенёсся на расстояние в метр, чтобы оказаться в апартаментах Сета. Никогда ему ещё не приходилось так глупо расходовать силы. Но предстояло побегать, и таскать с собой пустынного в качестве декоративной зверюшки в стразовом ошейнике было бы восхитительной в своём идиотизме идеей.
…Через четыре часа он обнаружил себя уговаривающим какого-то чернокожего паренька из восточной части города угнать его машину и понял, что рейтинг идиотских идей придётся обновить. Сам Амсети не рискнул появляться рядом с авто: слишком у многих очевидцев той ночи он вызвал смешанные чувства – настолько бурные, что кое-кто из дам, например, мог вместо опознания заорать и рухнуть в обморок. При других обстоятельствах Амсет посчитал бы это успехом.
А паренёк, кстати, согласился на дело с поразительной лёгкостью. Она оправдалась тем, что угонщик наотрез отказался возвращать машину в руки владельца. У него взыграла «гордость бедных» и ему вдруг стало принципиально важно показать, что чёрные парни из восточных районов не работают на золотую молодёжь в холёных костюмчиках и не берут их подачек. Поэтому остаток дня Амсет (великодушно) провёл в полицейском участке, задержанный за драку, где самозабвенно давал самые неубедительные показания, какие только мог придумать, подкреплённые божественным внушением.

Последняя стадия его проблем завершилась в сумерках, подальше от Даунтауна, где они наделали шуму, в квартире, которую он привык считать безраздельно своей. Честно говоря, он обожал это место: далеко от суетного городского центра и настолько обшарпанное, что смотрится стильно. Но чем реже его стало тянуть к одиночеству, тем реже он там появлялся.
А ещё там в ванной комнате было окно. Видимо, у архитектора был свой личный рейтинг идиотских идей и тяга к побитию рекордов.
За тот день, наречённый «самой длинной ночью», Имсет порядком вымотался. Пока вокруг появлялись всё новые и новые действующие лица, он действовал на автомате и далеко не всегда умно. Настолько, что теперь даже не мог себя похвалить. Зато он мог, это поддаться желанию отдохнуть от поддержания эмпатического барьера. Казалось, блок набирает мощь, как тон Шепарда, зудит, давит и высасывает силы. Ещё казалось, что лучше бы для релаксации подошла ванна полная коньяка. Или валерьянки. Но сойдёт и неизвестный науке химический раствор с предельно допустимой концентрацией пены.
С блаженными от усталости мыслями Амсет заснул под толщей радужных пузырьков.

Вода. Вода… Стоп!
Чужая аура расцвела внезапным фейерверком. Оглушающе близко.
У Имсета хватило времени только чтобы подобраться, вспомнить, что бритвенные лезвия – единственное оружие в условиях ванной, за исключением водяных пистолетов – лежат на раковине, и сообразить, что тянуться к ним поздно.
Это была… это был… кто? Во-первых, нарушитель спокойствия, вторженец, незваный гость. Во-вторых, бог. Но кто? Враг, друг?
Вода медленно опустилась ниже уровня глаз. Голос подсказал ответ даже прежде, чем обозримая белизна пены сменилась знакомой белозубостью. О, за эту улыбку должны были насмерть биться производители зубной пасты.
- Себек!!! – заорал Имсет, резким движением поднимая вместе с собой небольшое цунами. Быстрее, чем волна находит на берег, он обхватил бога-крокодила и сжал в объятиях.
Не враг… Но и не друг. Просто… Себек. И этого достаточно.
Когда-то давно Имсет не стал бы себя так вести со старшим богом, верным воином, соратником отца. Но сейчас он был до того рад ему, что не мог поверить счастью, даже ощущая под руками трогательные тоненькие плечи, гладкие как галька позвонки и скрытую под кожей твёрдость лопаток. Да и о неловкости беспокоиться не следовало: если из них двоих кого и могла смутить разнополая нагота, то скорее Имсета.
Он отстранился.
- Помню тебя, конечно. И рад, что ты в добром здравии, - мягко сказал Имсет. Не в силах сдержать улыбку добавил: - Иди сюда, - ещё раз крепко его обнял.
Он начинал смутно догадываться о причинах визита крокодильего бога. Не случайность привела его. Момент, когда слова будут произнесены вслух, лишит Амсета возможности радоваться его появлению.
Себек, пришелец из жизни до воскрешения, словно принёс с собой тот старый Египет, во всём его сияющем величии. У Амсета появилось такое чувство, что пока он стоит лицом к солнечно-золотым воспоминаниям о былом мире, за спиной у него разверзлась пропасть: его собственное прошлое. Если пришло время обернуться и заглянуть в бездну – да будет так.

Отредактировано Imset (2014-10-24 02:02:16)

+3


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (16.01.2014) What time is it? Bath time? Oh...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC