In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Прошлое и будущее » (08.1971) Дети кукурузы


(08.1971) Дети кукурузы

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время действия: Август 1971 года
Участники: Рафаил, Азазель
Место событий: Глубокая Задница, штат Небраска, СШП
Описание: Скажем Стивену Кингу «спасибо» за название. И за идею. И за сюжет.

0

2

Путь в тысячу ли начинается с фразы "Да знаю я короткую дорогу!"

Азазель знал короткую дорогу. Азазель был уверен, что знает короткую дорогу. Азазель настаивал на своем даже когда Рафик сопением начал выражать свое негодование, а после нагло поглощать все стратегически важные запасы шоколада, при этом умудряясь безбожно мандеть, упрекая своего падшего брата во всех смертных грехах. Его счастье, что небезосновательно.
Короткая дорога оказалась столь же запутанной, как самый популярный из эротических путей и открывала путешественникам восхитительные виды на поля засеянные рожью и поля засеянные ячменем, поля засеянные горохом и поля засеянные кукурузой.

Мотор старого фольксвагена, одолженного у обдолбанного хиппи, издавал звуки голодного адского пса, пережевывающего нехитрую конструкцию из сафьяна. Одно из целых стекол мелко подрагивало от музыки и тряски, на втором же окне кокетливо трепетала детская клеенка, с каждым своим взлетом обдавая архангела вместе с его трапезой очередной порцией дорожной пыли.
Азазель громко, с изумительной точностью не попадая в ноты, подпевал старине Оззи, требуя у Бога помочь ему и немедленно. То ли Отец был глух к молитвам своего падшего сына, то ли его не устраивали музыкальные данные, но, так или иначе громы и молнии на голову демона не сыпались, голос с небес не увещевал заткнуться, и даже знаков никаких Азазель не видел.
Подобное отношение к его творческим излияниям даже огорчало. Период черной, беспробудной депрессии, связанный с очередным отказом в издательстве, затягивался. От отпускания себя во все тяжкие Азазеля удерживал только Рафаил, на свою святую голову согласившийся отправиться с братом посмотреть на самый большой моток бечевки. Чего там смотреть – Заза не знал. Лично он хотел эту дурацкую веревку спутать, но архангелу пока о своих планах не докладывался. Сам все увидит. В свое время.

Несмотря на предвкушение порчи памятника народному дебилизму, настроение у Азазеля было самое мрачное. Не помогала ни музыка, ни третья по счету банка пива, ни исполинских размеров косяк, к которому демон то и дело прикладывался.
–  Почему Блока напечатали, а меня нет? – с выражением бездонной скорби на лице, наконец спросил демон вопрос, терзавший его всю последнюю неделю. – Ему уже все равно, а мне еще нет.
Из груди Азазеля вырвался тяжкий вздох, он сделал еще одну глубокую затяжку и передал косяк брату, опомнился, коротко выматерился, и хотел было затянуться снова, но тут под колеса машины ломанулся невесть откуда взявшийся мужчина. Фольксваген тряхнуло, окурок упал на колени демону. Противно взвизгнули тормоза.
– Сука, я из-за него штаны прожег, –  сквозь зубы выругался Азазель и отъехал назад, мстительно проехав колесами по телу еще раз. –  И трава кончилась…
Сей факт расстроил непризнанного поэта куда сильнее, чем испорченные джинсы. Он вышел из машины и пару раз вяло пнул тело, проверяя его на жизнеспособность. Жизнеспособным оно быть не могло, о чем свидетельствовали не только вывалившиеся на дорогу внутренности, но и торчащая из спины рукоятка ножа.
–  Вот что за люди сволочные пошли? –  огорчился демон, заботливо переворачивая тело, некогда бывшее совсем молодым, лет девятнадцати, мальчиком. –  Ну кто так убивает?
Немного посокрушавшись над трупом, он, наконец, вспомнил о Рафаиле. В сознании Азазеля даже мелькнула мысль о том, что брат тоже может быть огорчен, но по совершенно иному поводу, а потому попытался быть вежливым и равнодушно спросил:
–   Рафик, ты это исцелять будешь, или можем ехать дальше?

Отредактировано Azazel (2014-10-13 22:08:30)

+3

3

Машина, которую сумел раздобыть Азазель, прямо намекала на то, что падение его, было делом бесполезным и не несло никакой пользы. Потому что такую развалюху, мог достать даже Рафаил, а если бы он еще подольше поговорил с Гавриилом, подведя его чуть ближе к черте братоубийства, как бы не грешновато это было, то возможно, они ехали бы в приличном седане, и даже с кондиционером. Да-да, тем, что сейчас называли чудом техники, а не клеенкой, на которую семь лет подряд мочился Джими Смол. Рафаил не осуждал парня за позднее взросление. Разве что слегка его мать, что кормила его такой пахучей едой, запах последствий которой, не могли смыть даже с подобного материала.
Впрочем, чему же было удивляться тут, если Заза был единственным жителем преисподни, кто перебравшись в верхний мир снимал не пятизвездочный пентхаус, с видом на основные места скопления грешных душ, а весьма скромную, и это по оптимистичному настрою Рафаила, хрущевку на окраине Иркутска. Как ангел, Азазель был куда успешнее, чем после своего падения. Но, озвучиваться свои мысли Раф не собирался, он может и не числился в армии живых, но все-таки несколько опасался депресивно-суицидального друга за рулем автомобиля.
- Ты направляешь вопрос не к той инстанции, - как Рафа не старался устроить свои длинные ноги в ограниченном пространстве автомобиля, ему постоянно что-то мешалось. Преимущественно, конечно же ноги. А это он еще крылья спрятал, Зазе они видите ли действовали на нервы. Так то ничего, что ему даже молекулы кислорода в этом мире могли ударить по тонкой натуре, - между прочим, его ваша контора продвигала. Надеюсь, своей последней работой, он заслужил отдельную сковородку, - Опасливо покосившись на небо, Рафаил с заметным облегчением выдохнул, и отправил в рот, очередную конфету с цельным орехом. Если бы его запасы пустых коробок видел дантист, он бы уже мысленно подсчитывал сколько поколений его предков будут жить безбедно. Но, Рафаил был против коррупции и платного лечения, и поэтому явно не собирался уподобляться до банального кариеса.
Настроение было конечно не очень. Заза курил, Рафаил, и так не отличавшийся адекватностью чихал от запаха травы, и уже трижды обещал Брату, что если тот не бросит, он шибанет его такой дозой умиротворения, что Азазель долго будет улыбаться и разговаривать с ковриками в машине, а вокруг была кукуруза. И она нервировала. Вообще здесь воздух был не первой свежести. Рафа привык, что подобное встречалось, ну, к примеру в Африке, вы бы знали как воняют местные их Божки, это же уму непостижимо, как будто все их кровавые жертвы перед этим еще лет пять назад испортиться успели. Вот и здесь так. Запах был такой, сладковато-приторный, сильный, до ужаса. Рафа любил сладкое, но, не на столько ведь.
И ведь не зря все уповали на уникальное чутье Рафаила на неприятности. Ну, как все… Он. И только потому, что чутье в его случае не особо и требовалось… В общем, под ситуацию не плохо сошла бы молния. Ему. В голову. С контрольным в глаз. Интересно, он первый Архангел, который сидит в машине, что сбила ребенка? Дважды.
- Слава Отцу, это не мы его убили, - тут же выпалил Рафа, как только увидел нож. Ну, это было не так страшно, это же люди. Для них так банально убивать ближнего своего. Явно мало поводили они Моисея по пустыне, прежде чем представить заповеди. 
Романтично размазанные кишки по дороге намекали на то, что никаких талантов в исцелении не хватит, чтобы собрать парня обратно.
- Не говори глупости, я не Отец и не Иисус, в мои обязанности входит исцеление живого. А ты уничтожил все его шансы на счастливую жизнь. Хотя, возможно, впервые ты не главное виноватое лицо во всем происходящем.
Может Заза и не ощутил этого, но у Рафаила было стойкое ощущение, что они стоят на целой кучи… того, что люди называют кучами. Земля под ними вибрировала, возмущенная потусторонним вмешательством, а кукуруза, удивительно спелая для этого времени, угрожающе нависала сверху. Даже на таких лбов как они.
- Заза, давай отвезем его лучше… В больницу? – подталкивая собрата к машине, как бы между прочим предложил Рафаил. В высокой кукурузе ему то и дело виделись цветастые куртки местных жителей, а вот с ними он пока не был готов встречаться. Что-то ему подсказывало, что фразы “а не желаете ли послушать о Боге нашем и дьяволе их”, здесь воспримут ни как на прошлой недели в доме Иеговых. А Рафа так не любил конфликты, - и скажи, куда я дел тот том Библии? Она казалась внушительной.

+1

4

– «Слава Отцу, это не мы его убили!» - кривляясь передразнил Азазель. Еще и ладони к плечам приставил, помахав ими, как крыльями. Сплюнул. Что его действительно раздражало в курятах, так это желание оставаться чистенькими при любых обстоятельствах. Чтоб все были в говне, а они – Д`Артаньяны в белом. И, увы, Рафаил не был исключением.  Да будь у Азазеля такая возможность – он бы еще раза три сбил этот труп. А потом еще один, для закрепления материала. Чтобы в кудрявую башку архангела раз и навсегда втемяшить одну простую древнюю истину: смерть остается смертью вне зависимости от того, кто в ней повинен. Но это было как-то… не по-демонически.
Азазель еще раз обошел тело юноши, брезгливо перешагивая через то, что из того вывалилось. В руке покойник держал какой-то предмет. Сев на корточки, демон не без труда разжал закоченевшие пальцы и увидел искусно смастеренное распятие из кукурузных стеблей.
–  Какой милый Иисусик! – умилился Заза, едва ли не ткнув распятием в нос архангелу. – Вот что я называю тягой к знаниям: живут в какой-то глубокой жопе, а о вере не забывают.
Как же, о вере. Слабый, едва уловимый отпечаток чужой ауры остался на кресте, от него тянуло чем-то гадким, липким, неуловимо знакомым. Хотя, возможно, Азазель и спутал внутренние ощущения с вонью, распространяемой трупом. Все это Зазе очень сильно не понравилось, хоть и спроси его кто – почему, он не смог бы внятно объяснить причины.
–  Ну и хер бы с ним, –  таскать Бог знает сколько времени с собой труп до ближайшей больницы, демону совершенно не хотелось. Даже для того, чтобы порадовать брата. –  Если в ближайшей клинике нет Отца или Его сына, то покойнику там точно никто не поможет.
Демон еще раз посмотрел на распятие и сунул его в карман рубашки, решив, что подумает об этом позже. Например, в том месте, где есть приличный алкоголь и нет этого густого, дурманящего запаха. Про Библию Азазель деликатно промолчал. Не признаваться ведь, что использовал святое писание для самокруток?
Он запрыгнул в машину, с третьей попытки захлопнул дверь и, дождавшись, когда Рафик попробует угнездиться в своем кресле второго пилота, включил музыку и повернул ключ зажигания.
«Finished with my woman 'cause she couldn't help me with my mind…» - начал было надрываться Оззи, но поперхнулся словами на первой же строчке, в колонках что-то хрипло выматерилось и хор монашек жизнерадостно затянул «Oh happy day, oh happy day, when Jesus washed…»
Как же Азазель матерился! Он вытащил кассету из проигрывателя, швырнул ею в Рафаила, ибо кто же еще мог быть столь же избирательным в дорожной музыке? Но монашеское пение не прекращалось, напротив, стало громче и проникновеннее. Если Заза и ненавидел что-то сильнее, чем слащавые христианские песенки, то это гребаных монашек. А когда одно столь неудачно гармонировало с другим, демона выводило на новые, невиданные прежде уровни ненависти.
Проигрыватель полыхнул, монашки замолкли посреди очередного вопля об Иисусе. Без них стало совсем тихо.
– Еще раз так сделаешь – убью, –  спокойно пообещал демон, одарив брата укоризненным взглядом. Но по его лицу как-то сразу понял, что Рафа к смене музыкальной волны непричастен. Хотя и очень, очень хотел бы.
– Все равно убью, – уже тише пробурчал Азазель, и повернулся к дороге.
Перед машиной стояла мелкая девчонка. В грязном платье, пережитке пятидесятых годов, с лохматыми сальными волосами и старательно целилась в них из допотопного пистолета. Если бы Заза был уверен, что девчонка выбрала своей мишенью архангела то он, может быть, и не стал бы давить на газ.
Из-под колес взвилось облако пыли, плотоядно заурчало чудовище, обитающее в моторе, раздался звук столкновения мягкого тела с твердой машиной.
– Ты видел, да, видел? Одни дети убивают других детей. Чертовски мило. А может…
Демон зло хохотнул, не без труда достал из-под сиденья запинанную банку пива, одним глотком ополовинил ее и только затем продолжил:
– А может где-нибудь поблизости Гаврюша обосновался? Это его стиль, мелких их же руками убивать.
Но к величайшему сожалению подобный расклад оставался где-то за гранью реальности. Конечно, если Гаврюша вдруг не решит ебнуться. Сначала – на всю голову, а потом и с небес.

0


Вы здесь » In Gods We Trust » Прошлое и будущее » (08.1971) Дети кукурузы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC