In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (05.03.2014) Святы и прокляты


(05.03.2014) Святы и прокляты

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[NIC]Abaddon[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/t/o0G58.jpg[/AVA]Время действия: 05.03.2014
Участники: Азраэль, Аваддон
Место событий: Бразилия, Рио-де-Жанейро, гора Корковаду
Описание: программа минимум - прогуляться по популярному туристическому маршруту, полюбоваться видами города. Программа максимум - встретить бывших коллег по цеху. И постараться выжить.

Отредактировано Abaddon (2014-10-23 21:48:06)

+1

2

-

[audio]http://pleer.com/tracks/7905164PmMz[/audio]

Они появились на смотровой площадке ровно в полдень, в символическую середину, после которой начинается увядание дня. И длится упадок - закат старого мира и начало новой точки отсчета, новой эпохи, где нет места ни Господу, ни сынам его. Где Люцифер раскрасит весь мир под безумный Диснейленд или сожжет дотла.
Два чернокрылых существа спустились с небес, только вот ангелами они не были. Разношерстный штат рекламной кампании сатаны потрудился, чтобы люди хорошенько рассмотрели и запомнили нового спасителя. Архангел чувствовал, как люди пропитываются первобытным страхом. Кто-то кричал, кто-то от ужаса лишился голоса и только сдавленно всхлипывал, а в глазах читалось одинаковое понимание и обреченность, пока еще запрятанные за пологом страха и надежды.
Под сень раскинутых рук Христа люди пришли за спасением. Эсраил не верил им – их вере. Сколько из них отрекутся от нее, сегодня, прямо сейчас и станут пред ним на колени только чтобы сохранить свою жизнь?
Все они - слепое стадо овец, готовое разменять одного пастыря на другого при первых раскатах грома.
Падшие могли убить каждого смертного здесь еще до того, как они сделают следующий вздох, но это было бы слишком прямолинейно. Слишком по-азраиловски и по-сарииловски, словно ветхозаветный Господь вновь послал своих ангелов покарать грешников и возвратить веру в души уцелевших. Но не было больше тех ангелов, а в кого обратились сыны Господа, пришли за другим – сегодня они эту веру заберут. Вырвут ее из человеческих душ, а в зияющих ранах поселят сомнение, отчаяние и страх –  благодатную почву для взращивания другой веры, в Денницу, что как на заре времен поведет их к истине, не потрудившись спросить чужого согласия.
В умах людей уже успел вызреть образ дьявола, и этот дьявол любил яркие шоу со смертельным исходом. Насмешливо демонстрировал свою безнаказанность и с особенной трепетной любовью - беспомощность небесного воинства.
«Смотрите, - говорил Сын Зари, - некому о вас позаботиться и утешить, отпустить грехи и принять раскаяние. Никто не придет. Никто не услышит ваши молитвы – кроме меня»
Глядя на отшатнувшихся подобно волне смертных Азраил вдруг понял, что нужно сделать. Он нашел ладонь Авы. Развернулся к падшему, другая его рука легла на чужую талию. Они продолжат свое шоу, в котором снова посрамят Господа, и падут еще больше. Это их собственный путь вниз, и он длиннее, чем двести двадцать  ступеней  к новому чуду света.
Они не договаривались, но Сариэль понял затею архангела с одного взгляда. Их вела беззвучная музыка. Неспешными текучими движениями падшие кружили по стремительно пустеющей площадке. Шаг, еще один, еще…  Огибая статую сквозь жгучий, словно наэлектризованный от благодати, воздух. Где ступал Сариэль, земля шла трещинами. А внизу в давке погибали люди - ища спасение, смертные отказывали в нем другим.
Где-то сначала отдаленно возник звук, глухой приближающийся рокот, как вестник отдаленной беды. Вертолет заложил вираж вокруг одинокой пары. Замечательно. Они уже в новостях, и в умах людей  растет еще одно пронзительное «почему».
Почему здесь, почему сейчас, почему они. Ответом им было имя Денницы.
- Пора, - беззвучно шепнул Эсраил.
Два потока силы разошлись от ангелов смерти. Никому не скрыться – ни тем, кто еще только, проговаривая молитву, торопливо спускается по ступеням, ни тем, кто уже устремился прочь от Корковаду и ее оскверненной святыни. Смерть будет разной: от мгновенно развившейся болезни или милосердной остановки сердца, кто-то обратится прахом, а кто-то – сгниет заживо. Смерть найдет всех. Сбитой трепещущей птицей устремился к земле вертолет, и на мгновение грохот взрыва дополнил беззвучную музыку.
Когда-то они истребляли города, а сейчас вели дьявольский вальс под дланью Христа.
[AVA]http://firepic.org/images/2014-09/29/8k91fomel93m.jpg[/AVA][STA]слабоумие и "давайте потанцуем"[/STA][SGN]Это Миша, он главный, это Рафа, он милый, это Гаврюша, он осуждает, а это мы - те, кто проходил мимо... [/SGN]

Отредактировано Azrael (2014-10-17 22:30:17)

+4

3

[NIC]Abaddon[/NIC][STA]Слабоумие и шпильки[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/t/zE2Ji.jpg[/AVA][SGN]https://33.media.tumblr.com/6826d5d040070ce98d3b9e827cefe40b/tumblr_ncexzffYoE1rqpcxgo1_250.gif[/SGN]

"Бойтесь, бойтесь в час полуденный выйти на дорогу,
В этот час уходят ангелы поклоняться Богу,
В этот час бесовским воинствам власть дана такая,
Что трепещут души праведных у преддверья рая!"
(с) Мирра Лохвицкая

Романтики явно преувеличивали. Нет, не насчёт опасности - сила у "бесовских полчищ" действительно множилась в полдень. Преувеличивали они как раз насчёт трепета. В век просвещённости трепетать уже было не принято. Зато были приняты Твиттер и Инстаграм, куда выкладывали фото котиков, фото тортиков и фото с места катастрофы. Последние заставляли Аваддона умиляться до слёз. Даже во время бойни в Нью-Йорке находились те, кто не бежал, а продолжал снимать происходящее на мобильник. Им, кстати, позволили выжить, чтобы те донесли весть о появлении Люцифера в свой интернетик и размножили побольше копий. Черти усердно делали из Азраэля медийное лицо.
"Ну, улыбнись, - уговаривала Ава, бегая вокруг ангела смерти, и тут же вопила: - Неееет, не так! У меня уже пятый хомячок дохнет, когда ты так улыбаешься. Изобрази что-нибудь такое... ну, знаешь, искушающее. Тьфу! Нет, лучше вообще не улыбайся".
Дьявольская секретарша ходила за новоявленным "спасителем человечества", как приклеенная. Она тоже хотела быть популярной и совалась в каждый кадр с Азраилом. В итоге, её тоже стали узнавать. Но вместо страха и трепета у неё появился свой фан-клуб.

В назначенный день тоже нельзя было обойтись без фанфар. Падшие спланировали на крыльях прямо на туристическую площадку. Ава улыбалась, махала ручкой, а шпильки оставляли в асфальте обугленные следы.
- Привет, котятки! - выкрикнула она. - Не забывайте лайкать фото в Фэйсбуке! О-бя-за-тель-но!
"Котятки" попятились и побежали, спотыкаясь и падая в неожиданно появившиеся трещины. Земля расходилась прямо под ногами, обнажая зияющие провалы. Кто-то из убегающих развалился прямо на ходу, примерно на десятой ступеньке сверху. Просто взял и распался на свежие мясные куски, обильно заливая кровью землю. Звон в ушах Аваддона, вызванный некоторой святостью места, стал тише. Святости поубавилось.

Пока архидемон размышлял, как бы половчее свалить статую с Корковаду прямо на город, у Азраэля возникла прямо-таки гениальная идея. Деструктивно-инфернального вальса очень не хватало этому милому тихому месту.
Фрау Гофман любила танцевать. И даже умела танцевать хорошо, но офисный костюм не давал сделать ни одного мало-мальски широкого шага. Обидно.
Ава поморщилась. И костюм исчез - весь, до последней нитки. Остались каблуки, от которых по асфальту к стенам часовни потянулись трещины, остался резкий алый росчерк помады на губах - как кровавая рана на бледном лице. И достаточно.
- Ты только не убегай, душка, - доверительно посоветовала секретарша на случай, если до Азраила ещё не дошло, что дама больше не одета. Вообще с голыми бабами у ангела смерти как-то исторически не складывалось. Вот и сейчас, единственная такая в радиусе километра - и то Аваддон.

А люди продолжали умирать. Трещины в земле заполнялись кровью затоптанных, раздавленных, разорванных на куски. И эта кровь тянулась тонкими струйками к ногам танцующей пары. Алые ленты обвились вокруг лодыжек Авы и поползли вверх. Минута - и платье появилось: роскошного цвета свежепролитой крови, с длинной юбкой, шелестящей на поворотах, совсем как настоящее на вид. Только на ощупь всё было правдиво: обнажённая кожа и кровь.
Ещё через минуту Ава благодарно душила Азраэля в объятьях, вымазала ему лицо помадой и отчалила вершить злодейство. Статуя Искупителя всё-таки должна была упасть. Но не целиком, а по частям. Начать следовало с головы.
Аваддон взлетел вверх, кровавый шлейф сначала ринулся следом за ним, а потом обрушился на расколотый асфальт - будто ведро с кровью плеснули с двадцатого этажа.
"Поиграли - и хватит".
Секретарша одёрнула чёрную офисную юбку, поправила воротничок блузы и принялась деловито рушить монумент, который был раз в сто больше её самой. Статуя зашаталась от макушки до основания - и каменный Христос потерял голову.

Отредактировано Abaddon (2014-10-23 21:45:56)

+4

4

Кровавое платье впечатляло. Как и его отсутствие, однако мысли свои архангел благоразумно оставил при себе. А ну как «дама» засмущается.  Или в челюсть съездит.
- Позер, - с милой улыбкой сообщил Азраил. Хомячков вокруг не было, а Сариил уж как-нибудь выдержит улыбку ангела смерти - после радуги в аду не так страшно. Спустя минуту собрату достался нарочито укоризненный взгляд – за вымазанную кровью одежду и лицо, а Сариэль как ни в чем не бывало отправился рушить статую.
И шутки закончились, атмосфера разом прибавила серьезности и понимания – такой шаг не останется без ответа. Корковаду уже подернулась дымкой смерти, из святыни в одночасье превратившись в общую могилу. И это было только первым шагом падших, скромная жертва перед настоящим пиршеством смерти.
«Если дороги они Тебе, защити их…» - с печалью не о жертвах, но о Творце, мысленно воззвал архангел.
Вдохнул глубоко пропитанный кровью воздух, сосредоточился, закрыл глаза – чтобы увидеть. И сила смерти понеслась по склонам Корковаду, как гибельная сель, собирающая человеческие жизни. Перед внутренним взором архангела Рио-де-Жанейро светился огоньками душ. Где проходила энергия архангела, они тускнели, размывались – словно упавшая в воду капля чернил. Совсем скоро «Чудесный город» превратится в многомиллионное кладбище, увенчанное разбитой статуей Искупителя. В символ торжества Денницы и бессилия Господа.
Азраэль гнал свою силу дальше, дальше и дальше…
Отключившись от действительности, от сторонних мыслей, от всего – как прежде, во времена, когда еще никто не слышал имени Христа. Теперь это стало сложнее - падение ослабило архангела. Было и еще одно – церкви. Дыхание смерти наталкивалось на нерукотворную преграду, заставляя Азраила концентрироваться еще сильнее. Смотреть и искать бреши, а потом бить снова и снова, пока защищающая их благодать не поддавалась, и смерть не собирала свою жатву. Дома Божьи не принесут спасения – это увидят.
…Азраила сбило с ног и обожгло пламенем. Не огнем преисподней, но опаляющим сильнее, жгущим небесной благодатью. Оглушенного архангела отшвырнуло к подножию статуи. Как только красный туман перед глазами рассеялся, ангел смерти увидел собратьев.
Уриил и Иегудиил – его вчерашние братья и сегодняшние судьи.
«Если дороги они Тебе, защити их…» - в голове эхом прозвучали его же слова.
Рио-де-Жанейро получил спасение, а люди – надежду.
Архангел поднялся с земли, но не сдвинулся с места. Взметнулись темные глазастые крылья – если играть роль, так до конца. Эсраил молча смотрел на приближающихся бесстрастных собратьев. В мыслях не нашлось места сожалению, что через мгновение его жизнь оборвется. Глядя на разгорающийся чистейший свет в их ладонях архангел скорбел, что подвел Творца, мог подвести…  Думал, что привело сюда братьев - стремление защитить людей и покарать предателя или же воля Отца забрать его жизнь: избавить от настоящего низвержения или завершить существование отслужившего свое существа.
А еще – что у Сариэля хватит ума не ввязываться и убраться отсюда.
Ослепляюще ярко полыхнул свет.
[SGN]Отец называл меня "иди убей".[/SGN][AVA]http://4.firepic.org/4/images/2014-09/20/mjub4sng6co4.jpg[/AVA][STA]слабоумие и ##здец[/STA]

Отредактировано Azrael (2014-10-21 22:40:50)

+5

5

[NIC]Abaddon[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/t/o0G58.jpg[/AVA][STA]Слабоумие вредит вашему здоровью[/STA]Он уже давно ничего не чувствовал, когда убивал. Ничего. Давным-давно, когда число жертв только приблизилось к первой тысяче, Сариил преклонил колено и воззвал к Отцу. "Освободи меня, - просил он, - ибо сердце моё исходит кровью".
Но Создатель не поменял своего решения. И Сариил перестал скорбеть по тем, кто умирал от его руки. Став демоном, он получал удовольствие от уничтожения жалких созданий, столь любимых Богом. А потом исчезло и это.
Когда, рассыпая в воздухе мелкую бетонную крошку, голова статуи полетела вниз, Аваддон дрожал - от ощущения страшного святотатства, которое творил. Он понимал, что разрушение изваяния на Корковаду не останется ни незамеченным, ни безнаказанным. Вот-вот произойдёт что-нибудь эдакое, со спецэффектами. Например, разверзнутся небеса и огонь небесный поразит падших на месте. Или обезглавленный Иисус наклонится и подберёт свою голову с земли, пока она не укатилась и не задавила ещё кого-нибудь. Но небеса молчали, и Аваддон снова возложил руки на холодный бетон. По плечам статуи поползли, ширясь с каждой секундой, трещины. Потянулись вниз, к самому основанию - это и должно было стать кульминацией: когда монумент красиво развалится на неровные куски.

- Вот и всё, - шепнула Ава, хотя её никто не слышал. Ветер вцепился в растрёпанные волосы, с силой рванул назад, как будто пытался помешать. - Даже ты, Отец, бессилен помешать. Я знаю, что тебе всё равно, - как и всегда.
Крак! - бетонный Христос треснул пополам, и статуя загудела, будто заходясь в крике. Архидемон отряхнул руки, прослеживая траекторию падающих обломков. И тут внизу мелькнула вспышка. Потом ещё одна.
Аваддон выругался. Очистительный огонь. Братья, значит, пожаловали, провались они пропадом. Да ещё какие!
Можно было сколько угодно издеваться над Иегудиилом, называя его именем каждого несуразного чертёнка в Аду. Но вот встретиться с ним лицом к лицу демону бы не хотелось, особенно когда тот являлся в компании Уриила.
Архидемон сжал зубы, прячась за плечом полурасколотой статуи. Он ничего не мог сделать - только смотреть, как архангелы окружают Эсраила. "Беги, героический ты имбецил, - почти с ненавистью думал Аваддон. - Или решил сдохнуть смертью храбрых? Херовый из тебя падший, ой херовый".
Архангелы подходили ближе, и окутывающее их сияние жалило глаза даже с того расстояния, которое архидемон считал для себя безопасным. Аваддон щурился, вжимался в камень, но не уходил. Всё ждал чего-то.
Может быть, чуда.
Может, что сейчас архангелы подарят Азе букетик и поднимут его обратно на небеси.
Глупая надежда. Очистительный огонь нужен только для одной цели - выжигать саму сущность так, чтобы ничего не осталось. Ничего.
Азраил не уходил, даже не пытался отвернуться. Не шевелился, чтобы защититься.
По щеке Авы Гофман скатилась одна-единственная слезинка, одна капля крови.
- Ну уж нет, брат. Сегодня ты не умрёшь.
И Ава прыгнула.

Она была на земле уже через долю секунды. Заслоняя Азраила своим телом и распростёртыми крыльями, живым щитом бросаясь между ним и смертью. Небесный огонь ударил ей в спину, и от крика Аваддона, Ангела Бездны, содрогнулась вся гора Корковаду.
И Аваддона не стало.

Отредактировано Abaddon (2014-10-23 21:47:42)

+4

6

Сияющее пламя в руках архангелов несло в себе не наказание, не предупреждение – оно было концом всего. И ангелы, и падшие, погибая в сражениях, возрождались; энергия человеческих душ возвращалась на землю. Очистительный огонь же  становился завершением. Он должен был сжечь его дотла, оставить только память и имена на страницах религиозных трудов. И Азраэль свою судьбу принял.
А через мгновение его смерть забрал Сариэль.
Архангела окатило пламенем, но вместо боли он почувствовал оглушающий липкий холод – от осознания свершившегося – и гнев. Нечеловеческим усилием заставил себя остаться на месте. Не двигаться, не думать, не чувствовать – просто ждать, когда братья завершат начатое. Только руки отчего-то дрожали.
Но очистительный огонь не обрушился на падшего - архангелы обратили свой взор к Небесам, расправили крылья и оставили Азраила у порушенной статуи Христа, такого же пустого. Недвижимый и безмолвный он смотрел им вслед, и сильнее небесного огня его жгло непонимание – зачем  Отец оставил ему жизнь? Было ли свершившееся Его замыслом, где погибнуть должен был Сариэль, а не он? От обреченных остаться безответными вопросов смирение падшего трещало как ветхая ткань. 
И как никогда  громко заговорила его темная часть, что родилась после падения. Она требовала немедленного ответа, жаждала упоительной мести, вела к падению… Ей возражало олицетворение христианского Эсраила - он уже пал, только гордыня мешает увидеть. Ослепленный ею, он не видит, как далеко простирается мудрость Его. А ведь достаточно приглядеться: архангел воззвал к Господу, и Он ответил ему. Творец остановил Денницу – не медийное чучело, настоящего Люцифера – и заодно чужой смертью напомнил погрязшему в сомнениях сыну, что тот слишком часто стал оглядываться назад. И это было правильно. Только пустоты внутри не становилось меньше.
А Азраил, настоящий Азраил безмолвно скорбел, понимая, что эта смерть на его руках. Сариэль пожертвовал собой ради него, Сариэль верил ему, а он его предал. Он даже не подумал, что когда-то Сариил первым предал Творца.
От беспорядочной мешанины мыслей, многоголосья и сомнений раскалывалась голова.
И Азраил отступил в глубины подсознания, сомкнул усталые глаза. Вместо него пробудился Малах га-Мавет – его первое созданное Создателем обличье, безукоризненный исполнитель с камнем вместо сердца.  Отброшенный в чертоги разума он чутко дремал – никогда не отпуская сознание полностью - и ждал своего часа.
И наконец – дождался.
Архангелу стало спокойнее, он чувствовал, как возвращается чувство иррациональной уверенности и правильности.
Малах га-Мавет не знал сомнений и не умел скорбеть.
А все, что осталось от Азраэля, коченело и отмирало. Падший чувствовал, как по нутру расползается могильный холод, обращая все ненужное в прах – в агонизирующем перепуганном городе ангел смерти рождался заново. И здесь Малах га-Мавету было самое место.

[AVA]http://3.firepic.org/3/images/2014-10/22/j1wbpq8bmkla.jpg[/AVA][NIC]מלאך המות[/NIC]

Отредактировано Azrael (2014-10-23 11:45:00)

+5

7

[NIC]Sariel[/NIC][STA]Resurgam[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/t/ViZHJ.jpg[/AVA] Всё оказалось совсем не так, как он думал. Умирать было не страшно. Умирать было больно, но недолго - всего миг, и тело архидемона исчезло во вспышке ослепляющего света. Аваддон уже не видел, как архангелы покидают разорённую святыню, как поднимает голову тёмный, мрачный Малах Га-Мавет. Ему было уже всё равно.

Куда попадают после смерти те, кто предал Отца своего? В Ад? Но Ад уже не страшил того, кто провёл там много тысяч лет. Аваддон всегда боялся исчезнуть безвозвратно, не оставив после себя ничего. Именно это с ним и случилось. Луч света рассёк его на мириады частиц, и волею Господа у князя падших стало на одного слугу меньше.
Забвение тянулось целую вечность. Забвение длилось одно мгновение. Удар сердца - и огромная невидимая ладонь сжала остатки сущности Аваддона. Жалкие клочки гордыни и скверны. Сияние полилось от длани Господней, и, когда пальцы разжались, сияние соткалось в крылатую фигуру.
"Да будет воля Моя", - сказал Господь. Ветвистая молния прорезала небо, лестницей соединяя грозовые тучи и залитую кровью невинных гору Корковаду. Треснула земля, разламываясь крупными кусками, комки грязи полетели во все стороны.
Молния погасла, но сияние ещё трепетало у самой земли, как огонёк свечи. Вытягивалось, сужалось, словно тянулось к небу, рисуя на ткани сумрачного дня солнечный росчерк.
Медленно начал проявляться силуэт - сначала смутный, но с каждой секундой всё более отчётливый. Будто умелый художник прорисовывал черты быстрой кистью, оживляя рисунок.

Когда свечение почти исчезло, будто его и не было, архангел Сариэль выбрался из воронки, созданной его появлением. Деловито осмотрелся, будто явился осматривать достопримечательности. Сила пела в каждой клеточке его существа. Сила вернулась, и Сариил только сейчас начал осознавать, сколь много потерял при своём падении. А ещё он начал понимать, что прощён. Отец снял с него все грехи за одну добровольную искупительную жертву. «Нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя». Всё-таки пишут что-то дельное в Евангелии.
Перемена в облике брата не укрылась от Сариэля. Архангел чуть заметно поморщился и пробормотал что-то вроде: "Я же на минуту, всего на минуту оставил его одного. И вот."
Ладонь, всё ещё слабо светящаяся благодатью, коснулась плеча ангела смерти.
- М' алах Га-Мавет, - Сариэль говорил так, будто заклинал ядовитую змею. - Тебе придётся уйти.

+3

8

Безмятежную синеву затянули наплывающие друг на друга набухшие грозовые облака. Они хмурились, готовые разверзнуться и смыть пролившуюся кровь, оплакать погибших и разбить короткие мгновения тишины доказательством могущества Творца. И в подтверждение яркий росчерк прорезал полумрак - небеса гневались, небеса скорбели, небеса несли Его волю. В треске электрических разрядов, в тяжелых выдохах дрогнувшей от удара молнии земли ангел смерти слышал голос Создателя.
Он обернулся, и увидел, как из воронки еще окутанный сиянием благодати поднимается Сариэль – теперь уже архангел. В сознании га-Машита родилась и обернулась ясным пониманием мысль – Отец простил падшего сына.
И это было наилучшим утверждением и Его могущества, и Его милости.
Глубоко внутри в тяжелом сне заворочался Азраил. Малах га-Мавет знал, что архангел обрадовался бы возвращению своего брата, обнял его и от души врезал в челюсть – за безрассудство и невысказанным вслух предупреждением на будущее, понимая, что возвращению в ад Сариил теперь предпочтет смерть, а лезть грудью на амбразуру не перестанет никогда. Просто потому что это был Сариэль.
На лице ангела смерти не дрогнул ни один мускул – больше камень, чем живое существо. Вновь он расправил обмякшие, обожженные крылья, отступил, разрывая недолгий контакт с архангелом – Сариэль прав, Малах га-Мавет должен уйти. Возможно, Сариил гнал его - чтобы вернулся другой; задумавшись об этом, га-Машит ответил архангелу мертвым взглядом ангела смерти.
…и в тишине – настолько оглушающей, словно весь мир затаил дыхание – родилась еще одна вспышка света, чистейшего и первозданного, в сердце ангела смерти после мгновенного изумления расцвела искренняя, теплая радость.
В смятении Малах га-Мавет  порывисто шагнул к окутанной сияющей благодатью, словно сотканной из света фигуре. Не чувствуя в себе сил поднять взгляда, опустился на колени и коснулся лбом свечения у ног Его. Всеобъемлющая аура Создателя всегда приносила утешение и покой, после падения он взывал к Нему в мольбе укрепить его дух и не дать погрязнуть в грехе.
А сейчас пред Ним ангел смерти ощущал себя бесконечно грешным; верил, знал, что помыслы его известны Создателю. Он не смел ни о чем просить, ни даже молить о прощении. Сердце га-Машита рвалось от раскаяния – за содеянное и упущенное, за сомнения: в себе и в воле Его. Крылья ангела смерти горели - скручивались и тлели перья, один за другим лопались уцелевшие глаза. Созданного Его светом, но пропитавшего мраком, Малах га-Мавета жгло благодатью - сильнее, чем небесным огнем.
Ангел смерти дрожал – но не от боли.

[AVA]http://3.firepic.org/3/images/2014-10/22/j1wbpq8bmkla.jpg[/AVA][NIC]מלאך המות[/NIC][STA]-[/STA][SGN]«...И Ангел Господень вышел и напал на ассирийской лагерь; Сто восемьдесят пять тысяч, число им. И когда они возвратились утром - все уже были мертвы. (Исаия 37:36)»[/SGN]

Отредактировано Azrael (2014-10-25 14:49:15)

+2

9

Сложно было поверить в прощение. Он ведь столько грешил, столько убивал, столько раз оступался и падал. Сариэль не думал, что Создатель когда-нибудь сможет принять блудного сына обратно. Но решения Отца всегда были неожиданными. Смертные любили повторять что-то про "неисповедимы пути", и, будучи демоном, Аваддон всегда смеялся над этим. Он не верил в Великий План. Ему казалось, что мир давно катится под откос именно потому, что за ним уже никто не следит. Что мир надоел даже тому, кто потратил на него целых семь дней божественной работы. Подумать только, целых семь!
И вот теперь, всё неверие Сариэля рассыпалось прахом. Он начинал верить, потому что ему позволили вернуться. Архангел до сих пор чувствовал прикосновение Божьей длани, бережно накрывающей остатки его сущности. Собирающей его воедино.

Теперь Создатель пришёл следом. Раньше даже, чем Сариил успел понять бесполезность своих попыток достучаться до Малах га-Мавета, пришедшего на смену Азраилу. Раньше даже, чем он успел расстроиться как следует и врезать мрачному ангелу в челюсть - чтобы брат хоть встряхнулся немного и вернулся обратно.
Не успел. Свет небес залил гору Корковаду, и кровавый пейзаж скрылся в ослепительном сиянии. Где-то внутри источника света просматривалась фигура, но архангел не вглядывался. Слишком больно было глазам. Малах га-Мавет преклонил колени, Сариэль рухнул ниц, вжался лицом в землю, как кающийся грешник.
Он слышал голос Отца - тот звучал прямо в его сознании. Голос велел искупить содеянное зло, голос велел нести утешение и исцеление. Словом, по воле Божьей Сариэль оставался охранять Бразилию, которую ещё недавно с таким азартом опустошал. И ему следовало приступить к своей работе немедленно.

Архангел никогда не умел работать с людьми, но Господу это, безусловно, было известно. И сложность задания была своего рода испытанием. Сариэль повернул голову в сторону брата, чьи крылья, подаренные дьяволом, сгорали в сиянии благодати. Снова стало больно от мысли: они снова будут по разные стороны. Неужели не вернутся те времена, когда два ангела служили Богу вместе, вместе выполняя Его волю?
Но Сариэль уже привык быть один. Теперь у него были еще миллионы душ, которые надо было согреть, спасти, исцелить. Задача почти непосильная.
Сариил вздохнул, закрываясь крыльями, как мягким пернатым одеялом. И исчез.

Малах га-Мавет ждал.
Его крылья продолжали гореть. Осыпались пеплом перья и сухожилия, выгорали кости, и когда за его спиной остались обожженные обломки плечевых костей ангел смерти услышал Творца. Отец велел возвращаться к Деннице – служить ему, следовать за ним, исполнять чужую волю - пока Он не призовет его обратно.
И эхом отозвались прозвучавшие перед падением слова -  хранить свет в своем сердце. Свет, который ангел смерти едва не погасил сомнениями. Как никогда он понимал: страшны не грехи, не кровь, которой он вдоволь обагрил свои руки, а сомнения в своем Создателе. Внимая Его голосу, га-Машит выпрямил спину, не вставая  колен и не поднимая головы. Вздрогнул, когда его головы коснулась Его рука. Неверяще поднял взор, успел разглядеть только гаснущие очертания фигуры в слепящем свете. И сияние благодати исчезло. Несколько долгих мгновений ангел смерти не двигался, только смотрел невидяще перед собой, пока в его душе не оформилось отчетливое понимание – сегодня прощение получил не только Сариэль.

+1


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (05.03.2014) Святы и прокляты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC