In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (18/01/2014) Триллер "Недоеденный"


(18/01/2014) Триллер "Недоеденный"

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время действия: 18 января 2014 года
Участники: Себек, Гор
Место событий: Лос-Анджелес, США
Описание: он же "Романтичный каннибализм-2".
Гор был предан сыном и потерял веру в себя. Себек застрял в чужой стране без сил.
Самое время для кормления крокодилов.[AVA]http://sd.uploads.ru/aDdUP.gif[/AVA]

+2

2

Стоило перенестись в Город Ангелов, как под ступню дико больно попался камень.
Не дрогнув ни единым лицевым мускулом, Гор с силой обрушил на него ногу, вдавливая в землю. И ещё раз. И ещё. Он топтал проклятую помеху до тех пор, пока не осталась лишь тёмно-серая пыль с примесью асфальтовой крошки. А потом опустился прямо на землю и долго, бесконечно долго рассматривал цветовые переливы праха, в которых растворился камень.
Вставать не хотелось.
Но пришлось.
Вторые сутки он жил на сцепленных зубах.
Нужно было держаться.
Нужно было сообщить супруге печальные новости и успокоить её, насколько возможно. Она потеряла сына. Ей требуется поддержка.
Нужно было рассказать сыновьям. Они лишились брата, следовало привнести в их мир уверенность и ясность.
Нужно было забрать Себека, оказавшегося в чужой стране и неспособного вернуться в Египет. Он оказался в США только из-за просьбы своего царя.
Дела, важные, неотложные, срочные и необходимые дела. В заботе о других Гор ещё мог функционировать.
Но к моменту прибытия в Лос-Анджелес он чувствовал себя так, будто в груди громыхает давно вышедший из строя механизм, лишь по старой памяти повторяющий покорёженными запчастями контур себя прежнего.
Поэтому приступил к делу с отчаянным пылом. Прочесал город, пытаясь прочувствовать знакомую ауру покровителя Нила. Проверил места, которые могли ему понравиться. Заглянул в полицейский участок и зарылся в сводки о пропавших людях.
Нигде ничего. Сотовый отсчитывал безответные гудки.
Ближе к вечеру Гор снял номер в первой попавшейся гостинице. Сменил пропитавшуюся духом канализации одежду. Снова попытался позвонить.
Когда стало ясно, что Себек не откликнется, Гор полез в сумку. Достал оттуда флягу с водой, открутил крышку. И принялся переливать её в стоящий на столе графин.
Вода пахла Кеметом и древней силой. Воспоминаниями и плодородием. Войнами прошлого и верой в будущее. Нилом.
- Себек, я пришёл. Я жду тебя, - чётко произнёс Гор водам Нила.
Он повторял свой зов через равные промежутки. Называл адрес или просто говорил, что ждёт. Просил прийти - и с неудовольствием слышал в голосе собственную потребность, а не заботу о соратнике.
В конце концов он прибег к последнему методу.
Взгляд остановился на ладони. На руке воина, созданной для того, чтоб держать меч. На руке сына, принявшего корону и прилагавшиеся к ней обязанности по праву рождения. На руке отца, тысячи раз гладившего своих мальчишек по головам или трепавшего по плечам. Подбрасывавшего до высокого потолка, а затем толкнувшего в пропасть предательства.
Следы вонзавшихся в кожу ногтей уже разгладились. Осталось лишь воспоминание об истекающих алым полумесяцах. Гор перечеркнул память об этом острым ножом и пролил кровь в графин.
Теперь жидкость, игравшая за стеклом, стала красной, как воды великой реки в период разлива, несущие жизнь и плодородие Египту. Гор повторил зов. Подождал.
Перебинтовал руку. Переставил графин на тумбочку у изголовья кровати и улёгся.
Он ждал. Он ждал, сколько мог. Даже в темноте и бездеятельности - ждал.
А потом всё-таки начал думать.
В груди кололо - остро и болезненно. Будто бы вонзался осколок ребра. Или наоборот, не хватало куска сердца. Механизм скрипел и пропитывал душу ржавчиной.
Гор был отцом пятерых сыновей и гордился ими так беззаветно, так верил в них, что сейчас оказался в перевёрнутом мире без точки опоры.
Вчера Имсет произнёс такие слова, после чего не удавалось воспринимать себя как раньше.
А вдруг остальные тоже так считают? Что он погряз в ненависти и давно не отличается от Сета. А может, даже хуже. Тот ведь улыбается, отнимая жизни. А Гор ненавидит, пытаясь закрыть всех грудью. Что важнее: поступки или сопутствующая им эмоция?
Но в глазах Имсета не было признания того, что деяния Гора как-то отличны от поступков Сета. Оба воюют, убивают и умирают. Одинаково. И при этом Гор испепеляюще ненавидит.
Не стал ли он вести войну не во имя света и благоденствия, а только чтобы уничтожить врага?
Вдруг так же считает Хатхор, но молчит, ведомая женской мудростью, страшась гнева мужа?
Но даже мысли о своей неправоте были не так мучительны, как то, к чему они привели. К Имсету, переметнувшемуся на сторону пустынного. К тому, каким опасностям подвергаются его жизнь и сердце. К тому, что он может совершить. И что может сделать с ним Сет.
Механизм ещё держался, но детальки рассыпались. С треском.

С огромным, во всю Землю, облегчением Гор стряхнул с себя горькие и пугающие мысли. Он увидел, как в ночном мраке блеснули белки глаз. Только их и увидел.
- Привет, - сказал он, приподнимаясь в кровати. - Рад видеть тебя, острый зубами. [AVA]http://sd.uploads.ru/aDdUP.gif[/AVA]

+4

3

Себек чувствовала опустошенность.
Она выползла на улицу и вдруг поняла - как холодно. Она едва-едва помнила это ощущение, едва-едва вспомнила само слово "холод". Асфальт леденил босые ступни, холод пробирался куда-то внутрь, в желудок и там оседал, будто она проглотила разом целый айсберг.
Впрочем, и тогда бы ей не было так холодно.
Возможно, желудок заменял Себеку сердце - в том, что касалось переживаний.
Вот сейчас она подумала: "Мой царь", - и стало еще холоднее.
Себек не сердилась на принца - просто потому что не могла заставить себя сердиться на того, чей запах так напоминает о Солнце Кемета.
Но Себек думала, как отнесется к произошедшему Гор, и ей казалось, что если она откроет рот - для разговор ли или для еды - холод пойдет у нее горлом.
Себек привычно запустила руку в глотку, выуживая мобильник.
Связь сбоила. Это тебе не древние времена, не переговоры через плоские камни с выемками, в которые залита вода Нила. Это нынешнее, человеческое, эфемерное, ненадежное, но лучшего у них нет.
- Мой царь, - сказала Себек в трубку, прижимая ее к уху обеими ладонями. - У меня важные вести.
Она сделала паузу, чтобы проглотить подступающий к горлу холод.
- Имсет... - сказала она и поняла, что все ее слова падают в тишину.
Ее царь не слышал ее.
Себек вздохнула и спрятала мобильник. Может статься, ей повезет, и Гор перезвонит... до того, как Себек уснет слишком крепко.
Он очень устала.
То есть на самом деле устала.
Себек прошлась по улице (каждый шаг обжигал холодом), без особой охоты прибрала дохлую собаку, а после недолгих поисков нашла вход в подвал, где были горячие трубы. Почти прижавшись к ним, Себек закрыла глаза и уснула.

Во сне ей казалось, что ее зовут. Она вздыхала, открывала глаза, которые оставались затянутыми третьим веком, вытягивала руку, и несколько раз ей удавалось кого-то поймать - кого-то, кто незамедлительно отправлялся в ее желудок. Каких-то небольших животных - крыс или котят, что тоже приходили сюда греться.
После этого она снова засыпала.
Возможно, она проспала бы так всю зиму, но сначала ее ноздрей коснулся запах - это был запах теплой, живой крови. Свежий, острый, смешанный с запахом реки и солнца запах, чуять который было все равно что окунуться в горячую ванну (без пены, никакой пены, никогда).
Себек открыла глаза и слезла с трубы.
Ее царь звал ее... все это время. Волна глухой досады на себя нахлынула на Себека - и сошла.
Она даст совести как следует погрызть себя потом - а пока надо следовать зову.
И Себек последовала.

В комнате пахло Нилом, кровью и Гором.
Он тут, приподнявшийся на кровати, тянущийся к ней.
- Мой царь, - шепнула Себек, сделала несколько порывистых шагов и упала на колени перед кроватью, обхватила Гора руками, прижимая к себе.
Слова не были нужны - уже давным-давно.
- Мой царь, - только и повторила Себек.

+4

4

- Совсем плохо? - спросил Гор, обхватывая Себека так, что меж тел не оставалось зазоров. Намертво.
Вопрос был излишним. Аура повелителя Нила казалась поблекшей, выцветшей. И пахла совсем по-другому.
Не вода, питающая Кемет в течение тысячелетий, а болотная ряска.
Даже если не смотреть взором бога, его усталость можно было прочувствовать на доступном человеку уровне. Ледяная кожа. Тихий голос. Цепкие объятия, когда просто нет сил отпустить.
- Я пришёл за тобой. Мы вернёмся вместе, на родине тебе будет легче восстановить энергию.
Гор ожидал чего-то подобного. Ещё когда он сам был в Каире, один из его крылатых посланников нашёл Себека, сидящим в каком-то тёмном подвале, недвижным. Гор взглянул глазами птицы и понял: верный соратник вымотался.
Очень вымотался. Но не до конца. Последним, что увидели птица и Гор, была бездонная пасть с частоколом зубов.
- Выпей, - сказал Гор, лишь на секунду размыкая объятия, чтоб дотянуться до графина. - Это вода Нила, она должна хоть как-то помочь. Думаю, моя кровь не повредит.
Он предлагал это питьё, как дают чашку бульона больному, сделавшему первый шаг к выздоровлению. Главное, что у Себека хватило сил добраться до номера. А всё остальное можно наладить.
Главное, что он по-прежнему считает его своим царём.
Гор обнимал Себека тем крепче, чем сильней ему самому нужно было быть обнятым. С силой растирал плечи и спину, проходился ногтями - чтобы его присутствие чувствовалось и было неоспоримым. Своим теплом и касаниями прогонял холод, который казался бесконечным, необоримым, но Гор был не из тех, что легко сдаются.
Утешал без слов, ровно дышал, обвивал. И изо всех сил не говорил: "Спасибо, что попал в ситуацию, когда тебе нужно протянуть руку. Когда я способен и должен тебе помочь. Если мне придётся сидеть без дела, я сойду с ума. А если кто-то попытается сочувствовать мне, я, наверное, его убью. Спасибо, что обессилел. Спасибо".
Гор крепче вжался лбом в прохладную кожу, сливающуюся с темнотой.
Он обнимал девушку, которую много веков назад, за три дня до своего двенадцатилетия одолел в поединке - и это было первым его триумфом. За ним следовали и иные, более значимые для Кемета. Но та победа стала краеугольным камнем для остальных. Без неё ничего бы не случилось, Гор не стал бы таким собой, каким знал себя. Не достиг бы своего предназначения.
Себек был первым, кто признал его, и самым верным. Как оказалось, верней, чем его собственная плоть и кровь.
Мысли снова приблизились к обрыву, из которого не выбраться, не взлететь, как ни бей крыльями.
Гор укусил себя за губу.
- Я видел репортаж смертных с места происшествия с лайнером. Шествие твоих сородичей выглядело очень впечатляюще. Совсем как в старые-добрые времена, когда мы были силой, поддерживающей небосвод и велящей реке нести свои воды. Красиво и пугающе. Божественно, - голос оттаивал, согревался, как кожа Себека, если много-много раз провести по ней всей ладонью и выдохнуть на неё. Оживал. Гор действительно был тогда впечатлён. - Слышал, там была перестрелка. Смешно: смертные пытались противостоять богу, пожирающему своих врагов. Расскажи мне о том, как всё было.[AVA]http://sd.uploads.ru/aDdUP.gif[/AVA]

+3


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (18/01/2014) Триллер "Недоеденный"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC