In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (10/02/2014) Но ты знаешь, ведь гончие взяли мой след


(10/02/2014) Но ты знаешь, ведь гончие взяли мой след

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время действия: 10 февраля 2014, ближе к ночи
Участники: Садрагиэль, Гамаюн
Место событий: Нью-Йорк
Описание: Гамаюн загнали на дерево несколько адских гончих, решивших, видимо, совершить вечерний променад в окрестностях любимого ресторанчика оперной дивы. Птицам, конечно, положено сидеть на деревьях, но человеческая половина и человеческая оболочка Хумай оказались не в восторге, что и попытались выразить появившемуся будто из ниоткуда Садрагиэлю, который решил если не добить, так застраховать (не путать с подстраховать) Гамаюн.

Отредактировано Gamayun (2014-10-24 15:52:18)

0

2

В мире, где теория вероятности злостно насмехается над здравым смыслом, возможно всё. Случается, что монетка двадцать раз подряд падает решкой вверх. Случается, что эта монетка отскакивает в сторону и попадает в прямиком в глаз матёрому уголовнику, который вовсе не рад подаянию и достаёт тесак размером с бедро взрослого мужчины. Возможны даже полёты зелёных свиней мимо окон небоскрёба, пусть это и значит, что толпа накуренных художников-абстракционистов решила устроить вызывающую инсталляцию.
Так и Садрагиэль временами вспоминал о страховой фирме, которую, вроде как, считал своим детищем в мире смертных. Помимо пары сотен обычных вполне себе прямосмысленных деток от смертных женщин и даже одного ФтМ-транса.
Большую часть времени фирмой заведовал Хитклифф - тихий и неприметный, незаменимый человек, в одиночку способный не только очистить авгиевы конюшни, но даже разработать для коней более сбалансированный рацион, разрешить конфликт меж конюхами и мимоходом найти причину хромоты призового рысака. Если бы не он, Садрагиэль бы точно не удержал свою фирму и никогда не видел бы прибылей.
Но в этот день он решил: довольно пользоваться добротой (и промытостью мозга, хе-хе) бедняги Хитклиффа! Пора самому взяться за дело!
Хороший босс всегда знает, как работает самый мелкий винтик в его компании. Так что Садрагиэль решил побыть страховым агентом - этой рабочей лошадкой, этим впаривателем полисов и знатоком человеческих душ. Ну действительно, не подписями же документов или разработкой стратегий ему заниматься.
Первые несколько клиентов сдались удручающе легко. Оформив им договоры на страхование от всего на свете, Садрагиэль заскучал было. Но не тут-то было.
Его глаз лёг на Изабеллу Папаяни, оперную певицу, достаточно обеспеченную, чтоб заключить платиновый договор, и достаточно упрямую, чтоб упорно на него не соглашаться. Садрагиэль был в восторге.
И начал преследовать диву в лучших традициях сталкеров.

- Жизнь коротка - но прибыльна, если вы под защитой "Парк-Лейн и К"! - восклицал он, высовываясь из шкафа в гримёрной Изабеллы.
Буква "к" в названии фирмы расшифровывалась как "катастрофа", но это было не таким уж общеизвестным фактом.
- Застрахуйте себя от Конца Света - наживитесь на Апокалипсисе! - вопил он в открытое окно на шестом этаже.
- Застрахуйтесь у нас - и получите скидку на гроб, а также весёлую прощальную церемонию, которая надолго запомнится вашим родным и близким! - соблазнял он, схватив диву за ногу, когда она спокойно шла себе по улице мимо совершенно неподозрительной канализационной решётки.
- "Парк-Лейн и К" - выбор тех, кто не ждёт от будущего ничего хорошего! - радостно сообщал он, стоило Изабелле открыть холодильник. В ответ на милую просьбу демон передал молоко и получил дверцей по лбу, но не успокоился.
- У вас психическое заболевание, которое вам нравится? Застрахуйте его от излечения!.. Застрахуйте части тела от превращения в другие части тела!.. Застрахуйте свой гардероб от немодности!.. Налетай, горящие полисы! - то и дело звучал радостный голос везде, куда бы ни направилась певица. Отовсюду. Из люка в потолке лифта, из раковины, по внутреннему радио торгового центра.
Садрагиэль умел навязываться, как никто. И кайфовал от этого неимоверно.

Апофеозом вечера стал тот момент, когда он обнаружил Изабеллу сидящей на дереве. Можно был решить, что она прячется от одного страхового агента без страха, упрёка и совести, но беснующиеся под её ногами адские гончие считали иначе.
Милые зверьки. Похожи на помесь страстной любви дога, мясорубки, шредера и чёрной кляксы. А какие у них глаза... В них пылал весь голод мира. Садрагиэль не знал, откуда эти псины взялись в мире смертных, но испытал непреодолимое желание познакомиться с ними поближе.
Но чуть позже.
Пользуясь тем, что зверюги его не видят, он забрался на забор. Балансируя чемоданом и папкой с документами, прошёлся по его кромке. Подобрался поближе к ветке, облюбованной птицей счастья. Улыбнулся, обворожительно, чарующе.
- Эй, привет. Хочешь немного страховки? - вкрадчиво спросил он.[AVA]http://2.firepic.org/2/images/2014-10/13/g3e51hichmr6.jpg[/AVA]

+3

3

Изабелла Юрьевна Папаяни изволили прогуливаться.
Настроение было меланхоличным, погода располагающей к променаду, наряд к демонстрации гуляющей публике, репетиция уже состоялась, и заняться было совершенно нечем.
Хумай подумала, что для завершения её образа скучающей леди можно было бы зайти в небольшое, но любимое кафе, посидеть за чашечкой ароматного коньяка с кофе. Подумано-сделано. Гамаюн свернула за угол, решив сократить дорогу к кафе. Пройдя несколько метров, женщина услышала недружелюбное порыкивание за спиной. С достоинством оглянувшись через плечо, Изабелла Юрьевна сбилась с шага, уверенная, что ей показалось. Она обернулась, уставившись в... морды собак? Порывшись в памяти, Хумайя узнала адских гончих, зато они её, кажется, не узнали и рванулись, оглушительно лая.

Гамаюн не убегала, нет, разве её любовь к себе может позволить позорно сбегать от опасностей? Нет, конечно нет. Она совершила тактическое отступление очень быстрым шагом к ближайшему дереву, чтобы было время подумать и как-то образумить злобных тварей, вдруг решивших приобщиться к искусству и сожрать мировую звезду оперной сцены.
Гончие, злобно рыча, приближались, не оставляя времени на разработку подробного плана, поэтому Изабелле Юрьевне пришлось отложить размышления и вместо этого подпрыгнуть, ухватиться за сук, резво подтянуться, пролезть повыше и устроиться на толстой, удобно изогнутой ветке, вежливо и изящно показав средний палец преследователям. Нужно же учитывать традиции, привычки, повседневные мелочи и культурный срез страны, в которой оказалась.

Да, ситуация не очень приятная.
Достав заветную фляжечку из сумочки, Папаяни сделала глоток, прикрыла глаза на несколько мгновений, убрала фляжку на место. Что делать пока было неясно, помощи ждать неоткуда, поэтому стоило всё-таки пораскинуть мозгами.
Как же Гамаюн нравилось быть человеком! Разве, будь она прежней всезнайкой, получилось бы у неё огрести такие приключения?
Изабелла Юрьевна помотала ножкой в шикарной туфельке, замерла, пристально на неё глянув, сняла туфлю, прицелилась и от всей широкой русской души запустила в лоб одной из хрипло надрывающихся внизу гончих. Попала. От переизбытка чувств и мстительного удовольствия Гамаюн разгулялась и второй раз показала средний палец собачкам, попутно исполнив забугорскую:
- Who let the dogs out? Who? Who? Who?
Решив закрепить успех, Гамаюн сняла вторую туфлю, но с размаху запустила её не вниз, а куда-то вбок – на звук.
- А, это Вы, - Хумайя вздохнула, жалея, что у людей только две ноги, следовательно, нет возможности бросить очередную туфлю в приставучевого мужчину. Пистолет остался в номере гостиницы, более тяжёлое вооружение хранилось у Соловья, а пристрелить, ну или сбросить бренное тело доблестного работника страховой фирмы к собачкам, хотелось жутко.
- Дело в том, что в списке моих заветных желаний страхования меня, моего имущества, таланта и прочего, нет, к сожалению. Я Вам уже отвечала, уважаемый… Как Вас, прошу прощения? И даю честное слово, что дам знать Вам, Вашей конторе, кому угодно, если такое желание всё же посетит, мать Вашу. Предупрежу тоже.
Гамаюн повозилась на ветке, устраиваясь с максимальным комфортом, пошевелила пальцами ног, радуясь долгожданной свободе от каблучного плена, прислонилась спиной к стволу дерева и вновь обратила своё внимание на маньяка-страхователя, несколько последних дней неустанно бродящего за ней.
- Да и от смерти никто не застрахован, в этом и заключается её романтика, - философски заметила Папаяни. – Вот упаду сейчас в зубы этих зверушек, и всё. Хотя, это некрасиво: кровь, останки, разбросанные в абстрактных узорах по асфальту, собаки с перепачканными мордами… То ли дело Вы! Если лапушки накушаются мною, а Вы с забора оступитесь, то небольшой пролом в затылке можно будет замаскировать. Представьте: приличный костюм, хороший грим, лакированные отсветы гроба, чёрно-красная гамма… Вам однозначно пойдёт. Я бы на вашем месте задумалась.

Отредактировано Gamayun (2014-11-16 20:41:04)

+2

4

Над ухом просвистела туфля - громко, заливисто. Так подвыпившие подростки свистят вслед дамочкам в коротких юбках. Покачнувшись от неожиданности, Садрагиэль чуть не упал, но всё-таки сумел восстановить равновесие.
- Меня зовут Конрад Парк-Лейн, - представился он, сооружая на лице самое искреннее выражение радости профессионала.
У него был повод для гордости: клиентка, что совсем недавно категорически отказывалась от страховки, теперь допускала возможность, что вскоре заинтересуется своей защитой от непредвиденного. Более того, пообещала обратиться именно к "Парк-Лейн и К". Прекрасная подвижка, очень вдохновляющая.
- В таком случае, я подожду, пока это желание вас не посетит.
Садрагиэль уселся на заборе, пристроил чемодан и папку рядом с собой. Ему было удобно. Изабелле, по всей видимости, - тоже. Самая подходящая диспозиция, чтобы ждать неизбежного заключения договора страхования.
Они всегда в итоге соглашаются. Сначала пребывают в уверенности, что не нуждаются в страховании, что бессмертны и никогда не станут жертвами несчастного случая. А потом покупаются на уговоры, верят лести, начинают сомневаться. И ставят подпись.
Не кровью. Обычной синей ручкой. И деньгами.
Получив заветную подпись, Садрагиэль торжествовал ничуть не меньше, чем заключив договор на продажу души.
- Ну что вы, зачем рассуждать так самокритично. По-моему, в растерзании вас этими милыми собачками будет присутствовать определённая изысканность. Мне было бы интересно поглядеть, как это произойдёт. Уверен, получится красиво. Сколько секунд вы проживёте, когда они набросятся на вас? Какую ноту возьмёте во время первого укуса? Какой орган будет съеден сначала?
Псы, нимало не интересующиеся беседой, что развернулась вокруг их будущей трапезы, не оставляли попыток добраться до жертвы. Некоторые подпрыгивали, клацая зубами всего в нескольких сантиметрах от босых ног певицы. Другие пытались взбежать по стволу дерева, царапая его зубами и рыча, как старый мотоцикл. Ещё пара псов работала лапами в попытке подкопать корни.
Всегда приятно понаблюдать за тем, как другие работают.
- Пятна крови и обрывки одежды, что останутся на земле, сохранят для потомков. Место гибели сладкоголосой дивы Беллы будет огорожено специальной лентой и впоследствии станет объектом паломничества фанатов. Во всех газетах напишут о том, как трагически оборвалась ваша история и сколько костей растащили по частным коллекциям. Согласитесь, не каждый удостаивается такой славы.
С не предвещающей ничего хорошего симпатией Садрагиэль окинул взглядом Папаяни, которую так славно съели в его воображении. Та была босой, милой и почему-то до сих пор живой. Несмотря на все красочные перспективы.
Не понимает женщина своего счастья.
Ну ничего, для этого и нужны страховые агенты*!
Садрагиэль решил нести добро в массы, что в исполнении демона всегда заканчивается более чем плачевно.
Покрепче вцепившись в забор левой рукой, он свесил правую вниз. Помахал ладонью над землёй, свистнул.
- Цыпа-цыпа, - позвал он. - А кто хочет вку-у-усную руку, а? Кто хороший мальчик?
Собачьи морды обратились в его сторону.
Первая гончая рванулась вперёд так стремительно, что глаза ещё несколько секунд высматривали её на прежнем месте, а сама она уже неслась к куску мяса, что любезно предлагал себя.
За мгновение до того, как острющие зубы сомкнулись за его запястье, Садрагиэль отдёрнул руку. И схватил пса за шкирку, дёрнул вверх. Лишённая земли под лапами, зверюга замерла в замешательстве, но тут же опомнилась, начала изворачиваться в попытке отгрызть памятный кусок нахала. Садрагиэль подтянул пса к себе, заглянул в пылающие глаза, в ощеренную пасть, с которой сыпались хлопья слюны.
- Сидеть! - рявкнул он и со всей дури врезал псине лбом по маковке.
Перед глазами у него заплясали фейерверки, но и гончая притихла. Ненадолго, да много времени и не требовалось.
- Не хотите застраховать себя от дождя из собак? - светски поинтересовался Садрагиэль у Изабеллы и метнул в неё гончую, которая уже в полёте пришла в себя и обозначила это хриплым рявком.
Хохотнув, Садрагиэль снова свесился с забора. Под ним крутился целый десяток очень голодных снарядов. Ещё столько же не оставляло надежды опрокинуть дерево и полакомиться свежей дичью. Садрагиэль не мог не порадоваться чужой настойчивости, пока снаряжал в полёт следующую псину.

*вообще-то для другого, но какая это мелочь пред лицом вечности.[AVA]http://2.firepic.org/2/images/2014-10/13/g3e51hichmr6.jpg[/AVA]

Отредактировано Sadragiel (2014-11-16 17:22:30)

+1


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (10/02/2014) Но ты знаешь, ведь гончие взяли мой след


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC