In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (03/02/2014) Не на жизнь, а на смерть


(03/02/2014) Не на жизнь, а на смерть

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время действия: 03/02/2014
Участники: Golem, Santa Muerte
Место событий:  из Колумбии через тернии в Мексику
Описание: Голем обречен быть Солдатом удачи всю свою жалкую не заполненную особым смыслом жизнь. Как любое живое существо, он стремится к саморазрушению, делая это более сознательно и целенаправленно, чем среднестатистический исполнитель рока. Последнее (как он надеется) задание приводит Йозефа в места, в которых обитает пусть и не иудейская, зато очень даже Смерть. Глиняный защитник надеется оборвать свое существование именно здесь, но последний ход в шахматах всегда остается не за ищущим...

0

2

[AVA]http://savepic.org/6295295.png[/AVA]
Это было обычное задание, одно из многих. Да, уровень опасности велик, но для людей, не для него. Человеку, пережившему обе мировые войны и кое-какие войны помельче не снятся кошмары. Кстати говоря, Йозефу совсем не снились сны и это было сплошной мукой.
Некоторые бывшие солдаты изводят себя мыслями и воспоминаниями оп прошлых битвах, кричат ночью, сражаются с невидимым противником, причиняют боль своим близким. Он же не чувствовал всего этого, но был проклят иначе. Голем помнил все до единой свои жертвы: их лица, имена, обстоятельства. Глиняный защитник помнил свою ярость и действия противника во всех войнах, которых принимал участие. Иногда эти воспоминания были последовательны, иногда они происходили будто одновременно, подменяя одни детали совершенно не подходящими ко времени другими.
Он ложился спать, закрывал глаза и не видел снов, просто лежал без движения, тело инстинктивно принимало позу, как тогда на чердаке Староновой синагоги. Но облегчения не было, сон не уносил мысли, которые гнездились в его глиняной голове. Он притворялся спящим, чтобы спутники не волновались.
К слову о спутниках. Их было пятеро, они встретились на землях Колумбии. Задание было простым - захватить Хосе Рохаса, который на тот момент был одним из десяти самых могущественных наркобаронов Колумбии, вывезти его в Мексику и передать в руки заказчика.
История там была мутной, вроде бы они должны были объединить империи по средством женитьбы Хосе на Анхелите, дочери мексиканского партнера, но свадьба сорвалась. Рохас оказался слабым на передок, да к тому же любителем более мужественных представителей человеческого рода. Но это не касалось Голема, совершенно не касалось.
А вот касалось его кое-что другое. Дело было сделано и Хосе оказался у них в грузовике со связанными руками и черным мешком на голове. Они пересекли часть Панамы до порта, а дальше отправились по воде, минуя государства с их таможенными проверками, до полуострова Юкатан.
Сначала все шло гладко, их это даже удивляло, но на территории Мексики начали происходить странные вещи. Жара и влажный климат дела свое дело, но ночью среди листвы они видели странные тени, слышали странные звуки. А потом Диего пропал.
Он отстал всего на несколько шагов от процессии, а затем тихо исчез, ничего не оставив позади. За ним ушел Хуан, тот кричал во сне, а потом открыл глаза как-то ночью и набросился на Грега с ножом. Ему удалось отбиться, но Хуан, обезумев, кинулся во тьму, где послышался крик отчаяния и страха, практически звериный вой.
Грег страдал дольше, постоянно молился, съедаемый паранойей, а потом вышиб себе мозги прямо там, перед Хосе, чей мочевой пузырь уже в которой раз не выдержал.
Втроем с Густавом и добычей они добрались до небольшого аэродрома, с которого на частном самолете должны были отправиться в глубь страны. Но Голем выбрал другой путь, он понимал в глубине душе, если таковая имелась в глиняном сосуде, что найдет здесь то, что искал больше всего за все эти годы.
- Я снаю, сто ты искать смерть сдесь, - произнес напоследок Густав с ужасным австрийским акцентом. - Смотри не ошибись.
Австриец впихнул Хосе в самолет и на прощание криво ухмыльнулся своими исполосованными шрамами губами.
- Не ошибусь.
Голем оставил оружие и форму здесь в аэропорту, взяв с собой только машину. Он доехал до небольшого городка Фелипе Каррильо Пуэрто, находящегося на полуострове, зашел в первый попавшийся мотель с баром, взял бутылку текилы и сел за столиком на террасе с твердым намерением дождаться темноты и смерти.

+3

3

Мексика - не самая гостеприимная страна из ныне существующих. Она дружелюбно приветствует гостей, но предоставляет им самим заботиться о себе. С широкой улыбкой на лице подскажет верное направление, не предупреждая о том, что идти в пустынные земли ближе к ночи не спасение от беспощадно жалящей жары, а чистой воды самоубийство. По самым разным причинам.
Американцы, эти любители задрать нос повыше и споткнуться на ровном месте, относятся к Мексике с плохо скрываемым пренебрежением. Мексика улыбается, и молча платит тем же. За пару десятилетий и десятков случаев кровавых расправ над служителями закона gringo наконец научились не соваться дальше, чем дозволено.
Она почти не вмешивалась в происходящее. Только тогда, когда ее просили. Кто ж виноват, что просили часто и усердно. Мексиканцев трудно удивить. Размеренная  с одной стороны, и столь непредсказуемая жизнь по более, чем паре-тройке причин способная оборваться в ближайшие полчаса, накладывает свой отпечаток. А уж к чудесам, их, своеобразным мексиканским чудесам, суеверные жители давно уже привыкли.

- Эй, красавица, подвезти?
Машина притормозила, стекло опустилось, и из окна выглянул водитель. Третий за полтора часа ее пешей прогулки по шоссе. Не самое популярное направление, особенно ближе к ночи, оказалось достаточно людным. Медленно остывающий асфальт грел босые ноги.
Она улыбнулась, молча покачала головой. Смерть уже выбрала собеседников на эту ночь. И на следующую.
Водитель переглянулся со своим другом, пожал плечами, тихо перекинулся парой фраз. Loca, негромко смеялись они, la chica es totalmente loca. И были правы. Девушка, на ночь глядя бредущая в одиночестве по дороге должна быть сумасшедшей.
- Поехали с нами. До города еще...
Так и не договорив, мужчина отшатнулся, скороговоркой пробормотав молитву резко нажал на педаль газа. Завизжав шинами и раскидав гравий, машина рванулась вперед.
Белея костью вокруг черных провалов глазниц, Бланка рассмеялась, помахав вслед незадачливому самаритянину.

Они все боялись смерти. Темнота, неизвестность, что-то дикое, первобытное просыпалось под покровом ночи и не давало уснуть разгулявшейся фантазии, воплощающей в перешептывающихся тенях - чудовищ, в перекликающихся голосах ночных птиц - предвестников беды, пытливо и судорожно ищущей знаки и предзнаменования. Святой оставалось только ждать, вступая лишь в нужный момент. Сбросив привычно деловое обличье - дань времени, она вновь бегала босиком по песчано-высушенной палящим солнцем земле, ходила рядом с гостями кругами, едва слышно позвякивая тонкими золотыми браслетами, окольцевавшими щиколотки. Еле слышно шуршала подолом юбки с воланами, скрываясь в темноте, и безмолвно наблюдая за группой людей, самонадеянно решивших, что они могут пересечь ее земли без приветствия и разрешения.
Или почти все. И не только люди.

Кто ищет, тот всегда найдет. Так или иначе, в том или ином виде. Ближе к ночи в бар подтягивались местные сливки общества - получающие солидную доплату к основному жалованью полицейские, местные трудяги и торгаши. Немногочисленные туристы благоразумно разошлись по номерам, не горя желанием обогатиться знаниями о ночной жизни Мексики, а пожилой бармен равнодушно протирал стаканы, нарезал лаймы, и только молча поглядывал на разношерстных клиентов исподлобья.
Мариачи, отведав текилы, подкрутили усы, нахлобучили сомбреро, и лихо прозвенели струнами гитары первые ноты corridos и rancheras. Наступала ночь, еще одна среди множества других. Что бы ни произошло вчера, этим днем, все пройдет и забудется в веселом ритме мексиканской гитары, шустрой разноцветной пляске; останется на дне стакана.
Бланка самозабвенно отплясала одну песню, вторую, впервые за пару лет отодвинув привитый современностью и влиянием Штатов образ. Раскланялась, широкой улыбкой отвечая на аплодисменты одобрительные возгласы. Игриво махнула подолом юбки, сердечно попрощалась с каждым из музыкантов, кого, хулиганя, дернув за ус, кого похлопав по плечу и потормошив широкополую шляпу. Шумно взобралась на высокий стул у барной стойки и щелчком пальцев подозвала бармена.
- Текилы, сеньор, не пожалейте! И ему, - Бланка кивнула на чужестранца, сидящего неподалеку с практически опустевшей бутылкой, - Угощаю.

Отредактировано Santa Muerte (2014-11-03 15:05:28)

+2

4

[AVA]http://savepic.org/6295295.png[/AVA]
В месте, где он находился, было не очень людно, что позволило рассмотреть всех посетителей. Йозеф сидел здесь уже порядочке количество времени, чтобы прикончить несколько шотов и заесть все это дело лаймами. Он улыбался и время от времени посматривал по сторонам. Ничего не происходило.
Через час Йозеф был все еще полон надежды, через два стал прикрывать левый глаз больше, чем правый, что свидетельствовало о приличной степени опьянения, через три отчаялся и стал было подумывать, что вся эта затея оказалась напрасной.
"Вот так бездарно потерять время," - он покачал головой и уронил подбородок на грудь, но потом будто опомнился, тряхнул головой и вытер не запачканной лимонным соком рукой глаза. Смерти в лесах могли быть результатом плохой воды и в следствии галлюцинаций или же это были дикие животные.
- Чушь! - выплюнул он, будто муху изо рта в плохом чешском ресторане.
"Это не было случайностью! Просто не могло быть ею."
Музыканты оживились, Йозеф повернул голову и увидел танцующую девушку в белой юбке с воланами. Что-то в этом было очень мексиканское, прямо мурашки по коже пробежались бы, если бы эта кожа не была такой толстой. Он выпил еще.
Танцы прекратились и девушка заказала ему текилы. Она что, слепая? Не видит, что у него еще половина бутылки осталась. Голем сжал пальцы в кулак, злость подбиралась к горлу, как ком плохо прожаренного мяса. Он чувствовал, как накатывает волна ярости, грозящая вырваться наружу.
- У меня достаточно выпивки, - мрачно произнес глинняный человек и потряс бутылкой, - но, если от туда не видно, я могу подойти и показать, - пьяная усмешка искривила его губы.
Голем поднялся на ноги, взял бутылку, не до конца сжимая ее, грозясь выронить, и поплелся к тому месту, где сидела благодетельница.
- Вот, видишь, как много? - он потряс бутылкой и ее содержимым перед самым носом танцовщицы, опираясь на барную стойку, чтобы не упасть.
Бармен, протиравший прилавок, остановился, чтобы грозно посмотреть на посетителя. Ему это прекрасно удалось, благо масса позволяла казаться грозным в любой ситуации.
- Эй, мучачо, не буянь, у нас приличное заведение.
- А ты мне тут не это вот! - слабо запротестовал Голем, но тут же смягчился. - Ладно, хермано, не буду, прости. Может, потанцуем? - теперь он обращался к девушке. - А ну, ребята, вдарьте! - крикнул куда-то в толпу и застыл с протянутой рукой.
Тиха мексиканская ночь. Сверчки где-то вдали отмеряют секунды его ожидания, а девушка все не дает. Руку, естественно. Ведь сердце никто пока не просил. Ошалелым взглядом на эту картину смотрят музыканты, бармен шарит рукой под прилавком, видимо в поисках двустволки. Так дай же свой ответ, чикита, не ставь всех в еще более неудобное положение.
Девушка так и не ответила, но это было меньшей проблемой из всех возможных. В ворота некрасиво, но громко постучали. Ногой. Створки распахнулись и вежливые люди в темной форме с бронежилетом, поясом, каской, автоматом и всеми делами ворвались в тихую и уютную атмосферу маленького мексиканского бара.
- Всем оставаться на местах! - крикнул один из них по-английски.
- Это не твоя юрисдикция, специальный агент Андерсон. Распоряжаться тут будем мы! - тут же крикнул второй тоже по-английски, но с сильным испанским акцентом.
Голем схватил девушку за руку, притянул к себе и вместе с ней упал на пол, изобразив удивление и испуг. Что до остальных посетителей, они бросились в разные стороны. Толстяк в углу попытался махнуть через забор, трое тощих местных перевернули стол, достали стволы и приготовились выживать, женщина в центре композиции завизжала и бросилась на пол, музыканты дрожали за своими инструментами. Бармен не успел и слова сказать, как в лицо ему прилетела бумажка, в которой было сказано, что все действия являются правомерными и за разгром власти ответственности не несут.
- Нам нужен Рохас, эти - просто приграда, - кричал специальный агент отстреливаясь.
Лежа на полу на мягкой привлекательной женщине, Голем пах алкоголем и лимонами, смотрел даме в глаза и нежно сжимал ей запястья, чтобы та не вырвалась.
- Предлагаю медленно ползти к входу в гостиницу, - ворота были заблокированы, - там есть черный выход. На счет три, - он не считал один и два, это было для слабаков, сразу крикнул "три", вскочил, рывком поднял женщину, и, придерживая ее спину, заставляя пригнуться, побежал ко входу в гостиницу, где они укрылись от пуль.
- Верь мне, - сказал Голем, - если хочешь жить.
Для выпившего половину бутылки текилы он двигался с особой прытью.

+2


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (03/02/2014) Не на жизнь, а на смерть


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC