In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (8.03.2014) Архангелы выходят на тропу войны


(8.03.2014) Архангелы выходят на тропу войны

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время действия: 8 марта 2014.
Участники: Габриэль, Сариэль, Бальтазар (Янус), Люцифер и где-то как-то даже Азраэль.
Место событий: Германия, центральный "офис" так называемой Новой церкви.
Описание: У кого-то международный женский день, а кто-то работает. Михаил поручил Гавриилу разобраться с Новой церковью, и Гавриил честно пошел разбираться в своей манере. А кого и взять в напарники для такого дела, как не недавно вернувшегося Сариила, которого это боевое крещение может утвердить в его полноценном возвращении на путь праведный? Однако и на этом нелегком пути приходится подчас столкнуться и с неожиданностями, и с заблуждениями, и если бы только с ними...

Отредактировано Gabriel (2014-11-08 20:21:02)

0

2

Время стало течь быстрее. Гавриил замечал это по тому, как много у него накапливалось дел. Людей стало больше, умирать они начали чаще, и в отсутствие Азраила ему приходилось выполнять двойную работу, однако забирать души всегда было лишь частью его обязанностей. Дело было в другом. Время действительно стало течь быстрее.

Михаил поручил ему разобраться с так называемой Новой церковью уже давно, но до сих пор Габриэлю приходилось откладывать выполнение этого поручения. Сначала было «явление» Люцифера в Нью-Йорке, потом эта волна пошла дальше, потом он наводил справки, потом его задергали умирающие. В смутные времена потребности всегда превышают возможности. Раньше им хватало ресурсов, но раньше и мир был меньше, и число падших не столь велико. И Отец чаще направлял их. Тогда все было хорошо – для всякого, кто не грешил сверх меры. Иногда Гавриилу казалось, что это было вчера, однако чаще – что вчера было месяцы назад: настолько насыщенные выдавались дни.

Как известно, всему свое время, и ни одно событие не должно свершиться ни позже, ни раньше, чем ему предназначено. Сегодня Габриэль почувствовал, что время Новой церкви пришло. Он не испытывал по этому поводу ни тревоги, ни радости, ни предвкушения. Только извечный внутренний императив, удачно совпадавший с внешним, и еще усталость. Ему бы следовало уже давно взять отпуск лет на сто. Или хотя бы на пару дней. Однако это было невозможно, а архангелы не привыкли тратить время на бесплодные мечтания.

Новая церковь была насквозь порождением тьмы и не имела право ни именоваться церковью, ни бросать тень на свет человеческих душ – и это необходимо было теперь дать понять всем и каждому, кто знал о существовании этой противоестественной «организации». Гавриил не сомневался, что он мог позвать с собой любого из братьев, и любой пошел бы с ним. Но он выбрал Сариэля. Отчасти потому, что Сариил лишь недавно возвратился к ним, и не стоило обижать его недоверием и обделять поручениями, даже если они были перераспределены между другими столетия назад. Отчасти потому, что прежде Новой церковью заправлял Аваддон, и не было на небесах никого более осведомленного о ней, чем Сариэль. Кроме, разумеется, Отца, который знает все, но тревожить Его из-за таких мелочей уж точно ни к чему. И Гавриил обратился к Сариилу.

– Михаил велел уничтожить так называемую Новую церковь, – просто сказал архангел своему собрату. – Ты поможешь мне в этом, Сариил?

Недолгое время спустя они вместе с группой ангелов были уже на земле, в Германии, в Бонне, запечатлевшемся в памяти Джабраила как резиденция кельнских архиепископов и город, где с особой жестокостью и размахом свирепствовала «священная инквизиция», в которой не было ничего священного. С тех пор прошло четыре века, и город сильно изменился, но камни мостовых еще хранили память о крови, кострах и людях, за душами которых спускался архангел. 

Гавриил первым снизошел на крышу одинокого небоскреба на берегу реки. Мало кто знал, что помимо многочисленных офисов респектабельных немецких компаний 46 этажей этого здания скрывают в себе и центральный офис Новой церкви. К несчастью, это создавало дополнительные трудности для тех, кто пришел уничтожить приют порока – люди, которыми он окружил себя, не имели никакого отношения к делам падших, и это усложняло задачу.  Однако и демоны были рядом, Гавриил чувствовал их докатывавшейся до крыши небоскреба волной отвращения.

– Нураил, Атаил, – обратился архангел к двоим из ангелов, сопровождавших его, – люди должны покинуть это здание. Они охотнее подчиняются собственным правилам, чем знамениям свыше: найдите способ включить пожарную тревогу, это должно подействовать.

Ангелы исчезли, и Гавриил повернулся к Сариилу.
– Как высоко? – коротко спросил он. Ощущения и разум подсказывали, что демоны выбрали себе этажи повыше – тем, кто вышел из бездны ада, свойственно тянуться туда, откуда они когда-то упали. Впрочем, у некоторых со временем развивались фобии. Например, страх высоты.

Отредактировано Gabriel (2014-11-22 20:56:20)

+3

3

Если задуматься, то Бальтазар сделал для человечества больше, чем эти ваши музы. Тысячелетия упорного, кропотливого труда – бессонные ночи за расчетами и составлением договоров, и у вас появились пенициллин, 11 сентября, переменный ток и «Игра престолов». Пока остальные демоны резвились с монашками и инквизицией, Бальтазар оббивал пороги перекрёстков, штудировал юридическую литературу и создавал себе репутацию. Ведь она в деле купли-продажи душ – самое главное. Этот бизнес целиком и полностью держится на честном имени. Кто ж согласится продать душу, не будучи уверен, что получит за неё сполна? Как он любил повторять своим стажёрам, будь честен – и люди к тебе потянутся.
Бальтазару приятно было думать, что именно его репутация сыграла главную роль в выборе кандидатуры на роль регионального менеджера в корпорации «Новая церковь». Поначалу ему досталась Япония, но недавно руководство попросило переехать в Германию – там с управляющим произошёл неприятный инцидент, так что тот больше не мог исполнять свои прямые, косвенные, да и вообще любые обязанности. И Бальтазар сказал своё последнее сайонара.
Порядок в республике он навёл быстро – крепкой рукой дисциплинировал сотрудников, установил строгую систему штрафов и поощрений и пресёк на корню подработки на стороне. Вскоре сотрудники ходили у него по струнке. Представительства «Новой церкви» открывались в городах по обе стороны бывшей Берлинской стены.
И, как и всякий крупный бизнесмен, Бальтазар был готов к неожиданностям.
Штаб-квартира была хорошо защищена от посторонних – магические письмена, расположенные по периметру здания, можно было активировать простым нажатием кнопки – метафорически, естественно. День и ночь на территории находилась команда специалистов из самых жарких глубин ада, и своего часа ждала личная гордость Бальтазара – арсенал осквернённого оружия.
Что и говорить, полукровка превзошёл сам себя.
Пожарная тревога застала его по пути на планёрку. Он остановился прямо посреди стеклянного коридора и обернулся к своему помощнику Гансу. На лице Бальтазара застыло удивленное выражение, едва тронутой брезгливостью – так образцовая домохозяйка смотрит на таракана, неизвестно откуда появившегося на её чистой кухне.
Бальтазар сморщил нос и манерно протянул:
– У нас закрыты окна? А то как бы пернатые не поналетели, – на них у него был едва ли не нюх. – Свяжи меня со службой безопасности.
Пока Ганс ковырялся в руке, пытаясь нащупать вену, и чертил собственной кровью магические руны, Бальтазар изучал свой свежий маникюр. Наконец на том конце ответили.
– Велли, золотце, что за паника? Доложить обстановку, – какой бы патокой ни был полит голос Бальтазара, сквозь неё пробивался тон начальник, который привык к безоговорочному подчинению.
– У нас проникновение. Радары засекли несколько неавторизованных бессмертных.
Бальтазар закатил глаза. Заявиться к нему в центральный офис среди бела дня, без приглашения и даже без предварительной записи – у некоторых совсем нет совести! И почему эти парни просто не могут сидеть наверху и играть на арфах, как и должны?
Он повернулся к Гансу и недовольно протянул:
– Ненавижу, когда кто-то влезает в моё расписание. Теперь весь день насмарку!
Он протянул руку и на одном из ровных, блестящих ногтей вырос длинный заострённый коготь. Бальтазар проткнул им свою ладонь и позволил кровь немного вытечь, после чего быстро нарисовал на окне магический знак, позволяющий ему обратиться к каждому из своих подчинённых, находящемуся в здании – этакая телепатическая система демонического оповещения.
– Мальчики, несколько ангелов пришли к нам в гости. Будьте же гостеприимны, позвольте ребятам осмотреться – и проследите, чтобы ни один из них не покинул нас раньше времени.
Закончив, Бальтазар повернулся к своему помощнику и улыбнулся. Его улыбка не предвещала ничего хорошего – возможно, потому что состояла из сплошных клыков.
– Ганс, надеюсь, у тебя есть игла. Хочу наконец узнать, сколько ангелов поместится на её острие.

[AVA]http://savepic.org/6496119.png[/AVA][NIC]Baltazar[/NIC][SGN]В последнюю тысячу лет ему иногда хотелось послать в Преисподнюю письмо примерно следующего содержания: «Слушайте, здесь, наверху, уже можно прекращать работу; можно вообще закрыть Дис, Пандемониум и прочие адские города и перебраться сюда на постоянное место жительства; мы не можем сделать ничего, чего они сами уже не сделали, а они делают такое, что нам и в голову никогда бы не пришло, причем нередко используют электричество. У них есть то, чего нет у нас. У них есть воображение. И, разумеется, электричество».
(с) Терри Пратчетт[/SGN]

Отредактировано Janus (2014-11-25 12:45:48)

+5

4

Пожарная сирена заливисто верещала на всех 46-ти этажах. Выдрессированные немцы побросали насущные дела и в строгом порядке (а как иначе может быть в этой до одури скучной стране закона и порядка) потекли к выходам. В соответствии со схемами эвакуации, конечно же.
Ориас вскинул голову, прислушиваясь к ощущению чужой ауры. Он не мог с точностью сказать, сколько пернатых прилетело в славную страну Германию, но чувство присутствия было обжигающе сильным: или к ним нагрянул крылатый десант, или Господь всемогущий послал «избранных».
А система оповещения все надрывалась и надрывалась, раскатисто и предвкушающе отзываясь в черепушке демона.  Само собой, не было никакого огня, ни даже намека. Разве что метафорически – эдакий высочастотный предвестник маленького апокалипсиса. С запахом крови и сожженных перьев. Ориас улыбнулся улыбкой счастливой акулы. Он очень любил гостей. Особенно незваных.
Особенно с крыльями.
И эта любовь была такой сильной.
Он чувствовал вонь, для которой не стали преградой многочисленные перегородки, - ангельскую. Старательные мальчики, - мысленно похвалил демон, направляясь в сторону своих апартаментов. Не встречать же крылатых друзей с пустыми руками. Ориас чтил закона гостеприимства.
И снова улыбнулся.
-  Блядские чистоплюи.
Неплохой ход – выгнать всех людей из здания, чтобы не запачкать свои крылья человеческой кровушкой. А ну как Отче разобидится за порчу любимых игрушек. Ориас очень давно не поднимался на небесах, но был уверен, что Отче по-прежнему сохранил свою трогательную привязанность к смертным и оставил неизменным одно правило – игрушки могли убивать друг друга, дохнуть от заразы, собственного идиотизма и нашествия помидоров-убийц, но если их жизненный путь укорачивали крылатые, Он сердился. Очень. Прям-таки не-го-до-вал, с молниями, громом, дешевыми спецэффектами и бесплатным полетом в преисподнюю для борзых ангелов.
Ориас знал не понаслышке.
Он неторопливо поднимался по этажам. Приглядываясь, прислушиваясь…
Боковым зрением уловил движение – конечно, не ангел. Всего лишь замешкавшийся клерк. Человек озадаченно уставился на существо в строгом костюме и с явно не подходящим к его внешнему виду острым клинком.
- Ты разве не знаешь, что здесь пожар, – доверительно сообщил Ориас. Клинок в его руки тихо пел – древней песнью крови и смерти.
Демон оценивающе посмотрел на человека – сгодится.
- Я тебе помогу, - безапелляционно заявил Ориас и коротким замахом снес ему голову.
Не то чтобы это действительно нужно. Когда-то, очень давно Ориас сам придумал этот простой ритуал – окроплять лезвие кровью перед сражением, и ему нравилось следовать этому правилу. Ему почудилось, что меч отозвался – на неслышимых человеческому слуху частотах. Ну точь-в-точь как ультразвуковой свисток для собак. Демон подумал, что надо бы дать клинку имя. У всех мечей были имена, это даже Джордж Мартин знает, тот еще садист.
С такими мыслями Ориас появился на этаже, где обитало начальство. Вот было бы забавно, если бы сейчас со звоном полопались стекла и здесь действительно появились крылатые коммандос, а где-то на периферии зазвучал трубный глас Уриила, цитирующий штампы из полицейских сериалов.
Сдавайтесь, вы окружены! Все, что вы скажете, может и будет использовано против вас! А нет, последняя фраза уже отдавала запашком дешевой порнушки. Так или иначе Ориас отчаянно жалел, что Уриил не вертолет, который можно душевно раздолбать из рпг.
Ориас очень не любил своего создателя.
- И напитки, напитки не забудьте! - вдогонку добавил демонам «мальчикам». Ангелы издревле читерили со святой водой. А чем они хуже?
- Намечается веселье? – обращенная уже к Бальтазару прозвучала больше утверждением, чем вопросом. – Это очень мило с их стороны зайти проведать старых друзей. 

[STA]requiem[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/QfhY2.png[/AVA][NIC]Orias[/NIC][SGN]Когда я тебе расскажу, ты выпрыгнешь из окна.[/SGN]

+5

5

Сариилу было интересно, когда же его призовут. Он не верил в то, что так называемая "семья" примет его с распростёртыми объятьями. Не верил в то, что его ещё помнят как архангела. Аваддоном, приносящим с собой тысячи бедствий, он был куда дольше, чем хорошим мальчиком. Стоило ли питать какие-то иллюзии? Отец был всепрощающ и всемилостив, если уж простил блудного сына. Но о милосердии архангелов нигде не говорилось. Поэтому Сариэль предпочитал держаться подальше от собратьев. И потом, он был страшно занят. Трагедия на горе Корковаду стала событием года. Тела погибших до сих пор не успели извлечь из-под обломков статуи Христа. Куски мяса доставали прямо из глубоких трещин в земле, а почва покрылась твёрдой глянцевитой корочкой запекшейся крови. Это всё сделал Аваддон, а разгребать пришлось тому, кем он стал. Господь повелел Сариилу стать утешителем, спасителем мятущихся душ, проверяя его собственную веру на прочность. И архангел послушно утешал. По всему Рио произошли десятки ангельских явлений. Очевидцы рассказывали, как сияющая ладонь утирала слёзы, а чьё-то почти осязаемое присутствие уменьшало невыносимую скорбь по погибшим родственникам. Архангел медленно учился работать с людьми, но страдал. Быть добрым пастырем ему не нравилось. Он никогда не умел утолять чужие печали. Даже с собственной не получалось, так что куда там до людских бед.
Гавриил явился очень вовремя. Прошло всего три дня с момента бойни на Корковаду, а Сариэль уже едва не двинулся умом. За предложение разрушить немецкую Новую Церковь он ухватился, как утопающий за соломинку. Его не смущало то, что его пригласил один из тез братьев, с которыми он никогда не был особенно дружен. Как не смущало, что и рушить предстоит творение рук своих. Он возводил своё творение годами. Знал все его сильные и слабые стороны. Церковь была могущественной - а как иначе? Аваддон ведь столько сил в неё вложил.
Главный офис корпорации в Бонне был хорошо защищён. Но далеко не так хорошо, как завод за пределами городской черты. Всё-таки в офисах работали исполнители. Высокопоставленные, много чего знающие, но исполнители. Ава Гофман считала их расходным материалам. Они им и были.
Стоя на самом краю крыши, Сариил прислушивался к своим ощущениям. Скверна растекалась по этажам, подрагивал чуть заметный контур демонической защиты. Люди покидали здание под вой сирены, но без паники. Архангел усмехнулся: он не зря долгие годы притворялся немкой. Хладнокровная личина здорово помогала успокоиться и самому её носителю.
- На десятом, - усмехнулся Сариэль, отвечая на вопрос Гавриила. - Я не хотел лезть слишком близко к небесам. Хочешь, я устрою тебе экскурсию? Нам всё равно придётся идти туда. И не сомневайся: там ловушка. Некоторые я строил сам - на совесть. В конце концов, меня всего три дня не было. Не думаю, что успели назначить кого-то другого.
У него внезапно зачесался нос. "Не к добру", подумал Сариил, потёр нос пальцем и добавил:
- А может, и назначили. У нас была большая текучка кадров, все привыкли быстро меняться.
Он и сам не заметил, как легко и быстро сказал "нас", будто его ещё связывало что-то со служителями Ада. Но снова падать Сариэль не хотел. Он бы умер скорее, чем вернулся. Возможно, именно это и предстояло.
Он обернулся к Гавриилу.
- Я не вижу смысла ждать слишком долго. Люди уже ушли. Остались только те, кто нам нужен, хотя я не понимаю, что это даст. Убьём этих - Денница назначит новых. Надо выжечь это место, выжечь дотла, чтобы даже памяти не осталось. Помнишь, как горели города по воле Господа?
Сариэль ещё раз посмотрел вниз на толпящихся на площади людей и резко, будто провалился через крышу, переместился вниз. Он подобрался так близко, как только смог, выжигая защиту там, где она была поставлена по его приказу или его руками. Появились и новые символы - их автора архангел пока распознать не мог, но самонадеянно считал, что вскоре сообразит, как уничтожить и их. Он уже не скрывал своё присутствие. К чему прятаться? Сариэлю всегда было плевать на маскировку. Он всегда вламывался, как слон в посудную лавку, но тогда, тысячи лет назад, его защищал Азраэль. Сделает ли Габриэль для него то же самое? Это можно было выяснить всего через несколько минут.
По стёклам офиса поползли трещины, мигнули лампы. Сариэль пробовал свою силу, вспоминая, каково это - снова быть солдатом Господа.

+5

6

Они никогда не скрывались, не нападали из-за угла, не били в спину исподтишка. Они всегда приходили прямо, открыто, громко заявляя о своем прибытии. В этом смысле нынешний случай в сущности ничем не отличался от других. О появлении ангелов падших предупредил вой пожарной сирены – и, конечно же, россыпь демонических заклятий, понатыканных в здании и чутко отреагировавших на незваных гостей. Многие из расставленных ловушек были известны Сариэлю, и Гавриил подумал о том, что взять его сюда было хорошей идеей. В этом было нечто правильное, гармония завершенности.

Гавриил коснулся ладонью плеча брата.
– У них, Сариил. У них.

Удивительно, но Сариэль, кажется, был даже рад возможности уничтожить то, что возводил и оберегал Аваддон. Впрочем, может быть, ничего удивительного в этом не было. Гавриил просто не мог представить себя на его месте – не хватало фантазии. Он наблюдал за Сариилом не потому, что сомневался в нем – сомнений не было – но потому, что не мог понять, что сейчас испытывает его новообретенный собрат. Радость, облегчение, ярость, сожаление, решительность? Габриэль смотрел на него и не видел ответа. И все-таки он не сомневался: потому что Отец всеведущ, и Сариэль не смог бы вернуться, если бы это не было правильно. Нет, подвоха от него Гавриил не ждал. А вот от засевших в здании демонов – сколько угодно.

– Ты лучше знаешь, – согласился архангел. – Направляй.

Они подождали еще всего несколько мгновений, которых хватило на то, чтобы Сариил высказал свое мнение. Все уничтожить, «выжечь дотла». Так поступали демоны и так поступали архангелы. И если уничтожали и те, и другие, то какая между ними разница? Но разница была, и Гавриил это знал. Не «хорошие» и «плохие», не «добрые» и «злые» – эти определения не могли быть критериями. Добро тоже бывает жестоким, а силам света приходится причинять боль не реже, чем силам тьмы. Возможно, их методы иногда выглядели схожими, но одна сторона несла спасение, а другая – вечные муки, и очистительный огонь был только во благо. С его помощью они уже не раз выжигали скверну иногда из целых городов. Нечто подобное предстояло сделать и сейчас.

– Я помню, Сариэль, – сказал архангел и коротко кивнул. В этом кивке было все: подтверждение едва отзвучавшим словам, согласие на полную ликвидацию офиса Новой церкви, знак готовности и сигнал к действию.

Сариил переместился в тот же миг – Гавриил почувствовал его внизу – ясный белый вихрь среди липкой осклизлой тьмы. Он переместился следом. Сариэль уже самозабвенно разрушал демонические символы, попадавшиеся у него на пути. Пока демоны не вышли им навстречу, Габриэль предоставил действовать брату: тому нужно было снова почувствовать свою силу, и лучше до того, как они войдут в прямое столкновение. До тех пор Гавриил решил не растрачивать усилия – эта схватка могла стать не просто серьезной. Он уже чувствовал падших так близко, что почти различал в их потемневшей энергии знакомые потоки и индивидуальные черты.

– Бальтазар, – негромко произнес он. – Ориас.
И много, очень много демонов низшего звена. Гавриил поднял взгляд к потолку и вознес Господу короткую молитву. Ощутившая свою востребованность сила высвобождалась, разворачивалась и расправлялась, как крылья архангела, уверенно, мощно, ровным непрерывным потоком, терпеливо дожидаясь того момента, когда ее, наконец, сможет выплеснуться через край, трансформируясь из чистой веры в совокупную энергию материи и духа. Габриэль направил часть этой силы на защиту – свою и Сариэля – потому что именно он шел впереди и рисковал принять на себя первый удар.

Но демоны не были бы демонами, если бы появились только с одной стороны. Это был первый эшелон, мелкие сошки. Гавриил не вступал в разговоры. Почуяв присутствие за спиной, он с разворота поприветствовал демонов чистым потоком испепеляющего света.

+2

7

Офис Новой церкви наполнился движением, словно кто-то завёл часовой механизм. В центре этого стоял, скрестив руки на груди, Бальтазар, и внимательно следил за подчинёнными, время от времени приободряя их обещаниями вернуть медленных и нерадивых обратно в котёл, где он или его предшественник их и нашёл.
Слова появившегося Ориаса звучали скорее приветствием, чем конкретным вопросом, поэтому Бальтазар просто закатил глаза – мол, да, приятель, у некоторых нет никаких представлений о деловом этикете.
Неожиданно Бальтазар замер, к чему-то прислушиваясь. Паутина защитных заклинаний, оплетающая всё здание, передавала ему сигналы о происходящем. Там, где нити были разрушены, в пробоины, как инфекция, входили ангелы.
Их энергия была настолько чужой и неуместной здесь, что даже само здание откликнулись: загудели стены, зазвенели стекла, а пол под ногами завибрировал.
– Вот за что ненавижу их – так за дешёвые спецэффекты, – пробормотал Бальтазар.
Тут рядом с ним появился Ганс. Не столько появился, сколько возник. Вид у помощника был такой, будто он случайно выпил спирт из банки, в которой кто-то законсервировал гусеницу.
– Это Аваддон и Гавриил, – сообщил Ганс и сделал красноречивую паузу. – Они добрались до третьего уровня. Сейчас с ними низшие, но они не задержат надолго. Если архангелов не остановить, через десять минут они прорвут оборону и продвинутся ближе к тебе.
– О, милый, сейчас нее лучшее время для непристойностей.
Признаться, Бальтазару было даже любопытно познакомиться с прежним управляющим. Но судя по происходящему, как раз навыками общения одиозный Аваддон – или как там нынче звучали его позывные – не обладал: сразу в бой, не тратя времени на слова.
Очень полезное умение в 12-м веке.
А Ганс не унимался.
– Отправить низшим подкрепление? Может, кого-то из ударных?
Бальтазар пощелкал пальцами, собираясь с мыслями. Мысли, как назло, лезли сплошь и рядом несерьёзные.
Они же ангелы смерти, да? Ну конечно, вечно одни только ангелы смерти. Мамонты вылезли из своих склепов и хотят размять хоботы. А мне потом всё разгребать весь беспорядок и возиться в отчётами. Куда же подевались ангелы смеха, мюзиклов и жизни? Наверняка в Ирландию.
– Они же фанатики! Будут идти напролом, пока не умрут или не убьют всё вокруг. А я однажды уже наступил на грабли. В мультиках смешно, а вот в жизни не очень.
Считайте Бальтазара романтиком и мечтателем, но он свято... ладно, не свято, но уже точно искренне – так вот, он искренне верил, что большинство конфликтов можно решить с помощью конструктивного диалога. Так почему бы противостоянию неба и ада быть исключением?
– Выведи меня на громкую связь, – велел он.
И уже через несколько мгновений над полем боя несколькими этажами ниже раздался его сочащийся мёдом голос.
– Уважаемые ветхозаветные гости, вы ведете себя как язычники. Возможно, вы не заметили, но на дворе уже 21-й век, а у нас есть кофе, грудастые секретарши и конференц-зал. Предлагаю встретиться там и обсудить ваши претензии.
Должны же у них быть хоть какие-то претензии помимо импульса разрушать всё вокруг? Бальтазар провёл на земле слишком много времени, чтобы верить в любовь с первого взгляда, утягивающее бельё или противостояние добра и зла.
Он повернулся к Ориасу и, как бы ища поддержки, спросил:
– Как думаешь, они вообще слушали меня?
Некоторые настолько эгоистичны, что в разгар боя не уделяют внимания даже важным объявлениям по громкой связи.

[AVA]http://savepic.ru/6498720.png[/AVA][NIC]Baltazar[/NIC][SGN]Аватар от (с) баб люси[/SGN]

+1

8

Вокруг полыхало! Пока все еще метафорически, но дело уверенно шло к разрушениям. Пожалуй, Ориас поспорил бы с кем-нибудь на ящик Шато Марго 1975 года, сколько этажей этой стеклянной башенки уцелеют по результатам ангелодемонического саммита. А ведь какое многообещающее начало! Волны приторно чистой ангельской энергии, всполохи тягуче-темной силы! Тонкий привкус смертей – пока к вящему разочарованию демона дохли только низшие. Ну ничего, ничего, это только вопрос времени.
Противоборствующая сила смешивалась, будто ребенок, выпачкав ладони в черной и белой краске, лупил по холсту, где не остается ни черного, ни белого. Только серость, только грязь. Вот ведь забавно.
Знавал Ориас и одно очень подходившее на роль увлеченного дитя существо. Такой же заигравшийся, капризный и по-детски жестокий. Сидит себе наверху, отрывает мухам крылышки и полосует земляных червяков. Не своими руками, конечно же.
Когда архангелы пробьются сквозь изрядно заправленную низшими мясорубку он непременно озвучит им свои мысли, от такого кощунства у них повылезают перья. Ироничные мысли демона сменились более насущными. После короткого доклада Ганса Ориас глубоко втянул воздух, сделал несколько шагов в сторону, шумно вдыхая, словно шел по следу.
- А я гадал, от кого же так смердит, - растягивая слова, произнес демон, обернулся к Бальтазару и оскалился.  – Аваддон. Как это трогательно.
Трогательного в этом было мало, веселого – тоже. Это Ориас понимал даже сквозь свою увесистую самоуверенность. Желание сыграть в боулинг головой Аваддона от этого становилось не меньше. Нет, ну вы подумайте, еще вчера тряс сиськами и щеголял на каблучищах, распугивая демонят когтями и постной рожей, а сейчас снова при мече и щите. Неужто на Небесах все настолько плохо?
Секретаршу Люцифера Ориас видел только единожды, но с уверенностью мог сказать, что для небесного десанта от нее слишком несло грехами. Тут демон переключил мысли с колыхающегося бюста Аваддона на идею Бальтазара.
- Если и слышали, им похер, - глубокомысленно заключил Ориас. – Они слишком узколобые для дискуссий. У них есть приказ, и нет собственной воли…
Демон явно собирался продолжить свою философскую мысль о внутреннем составе пернатых, однако вдруг замолк и снова втянул носом воздух. На этот раз на его лице отразилась искренняя радость – ну точь-в-точь как у голодного тигра, который вдруг набрел на целое стадо вкусных полосатых лошадок.
- Ты чувствуешь? – лошадка – а вернее, небесная курочка – была совсем где-то рядом.
Ориас незамедлительно быстро пошел, куда вело чутье, его внутренний компас, который если и сбоил, то очень редко. Выбранный в качестве форпоста кабинет остался позади. На мгновение замерев на лестнице, демон поднялся на два этажа выше.
Чутье вместе с клинком пели умиротворяющим дуэтом.
Ориас шел сквозь покинутые кабинеты. Из разбитого окна врывался ветер, щедро расшвыривая наспех оставленные бумаги и документы. Демон покачал головой – варвары и только.
И, наконец, нашел, что искал!
Спустя несколько минут он вернулся к Балтазару, таща за собой потрепанного, но еще живого ангелка.
- Ты посмотри, кого я нашел! – радостно объявил демон и швырнул добычу на землю. И вспомнил, что так и не поинтересовался, как же ангела угораздило оказаться совсем одному и далеко от пернатых собратьев.
– Может ты потерялся? - сочувственно спросил Ориас. - Или решил погеройствовать, безмозглая ты курица?
Он не рассчитывал на ответ – даже ангелу затруднительно говорить, если шею придавливает к земле чужой ботинок. Демон на время потерял к нему интерес и переключил внимание на Бальтазара.
- Дай угадаю, наши гости не ведут переговоры с террористами.
[STA]requiem[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/QfhY2.png[/AVA][NIC]Orias[/NIC][SGN]Когда я тебе расскажу, ты выпрыгнешь из окна.[/SGN]

+2

9

Ребята, я дико извиняюсь, что пишу сюда, но ни рекламной темы, ни гостевой не нашла, чтобы задать вопрос там. Может, кто-то подскажет, куда делись темы для вопросов партнёров, гостей и рекламщиков? Пропала наша партнёрская страница, а спросить не знаю кого.
Форум Скрытый город.

Отредактировано Follower (2015-02-08 14:45:14)

0

10

Follower, здравствуйте) Дело в том, что ролевая закрыта, поэтому скрылись и все рекламные-гостевые разделы.

0


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (8.03.2014) Архангелы выходят на тропу войны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC