In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Основная игра » Hi, làm máu chia sẻ? (03.2014)


Hi, làm máu chia sẻ? (03.2014)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

*Привет, кровью не поделишься? (вьет., гугл пер.)

Время действия: начало марта, 2014
Участники: Энлиль, Асмодей
Место событий: Вьетнам, провинция Тэйнинь, захудалая безымянная деревушка.
Описание:
Энлиль релаксирует в Богом забытом в прямом смысле этого слова месте, восстанавливая нервные клетки после общения с сестрой (женой/дочерью/матерью?). И совсем не подозревает о том, что выездная донорская акция в лице одного конкретного Асмодея, уже спешит агитировать его на сдачу крови во благо "мира во всем мире".

http://sa.uploads.ru/ZUH6J.jpg

Отредактировано Asmodeus (2014-11-09 02:50:02)

+1

2

Энлиль чувствовал непонятное раздражение. Хотя чего уж там непонятного: спасибо, по традиции, следовало сказать импульсивным шумерским богиням. Когда во время очередного каприза жены владыка воздуха вдруг понял, что действительно хочет ее задушить, он решил, что пора взять паузу – и просто переместился в пространстве. Он даже не подумал толком, куда именно хотел попасть – главное куда-нибудь подальше от Нинлиль и прочих пагубно воздействующих на психику элементов бытия.

Место, в котором очутился Энлиль в результате этого спонтанного перемещения, сложно было назвать хотя бы деревней. Так, несколько домов в восточном стиле. Вокруг много зелени, тепло и мошкара. Определив в одной из хибар местный салун-бар-притон или как это у них тут называется, шумер поправил воротник рубашки и невозмутимо направился прямиком к единственному в этом захолустье заведению, нисколько не смущаясь неуместностью собственного делового костюма в здешних краях, забытых богами и цивилизацией.

Внутри его встретил навязчивый и стойкий во влажном воздухе запах крепкого – и дешевого – алкоголя. Лучше не придумаешь. Древний верховный бог в захудалом деревенском баре черт знает какой страны – смена обстановки что надо. Энлиль неторопливо прошел вглубь помещения. На одном из столов лежала газета, и он пробежал взглядом по заголовку. Все-таки Вьетнам. Нет ничего хуже вьетнамской змеиной водки. По этому поводу Энлиль решил напиться.

Он успел опрокинуть в себя пять стопок, прежде чем нечеловеческое присутствие стало невозможно игнорировать. Впрочем, это было и не божество, поэтому шумер не предпринял попытки исчезнуть, не расплатившись. Как-то несолидно верховному богу линять от демона… кем бы он ни был. Так что до последнего момента Энлиль не соизволил даже обернуться, чтобы посмотреть, у кого так зудело окончательно испортить ему день. А когда он все-таки посмотрел на это явление, то понял, что мог бы этого не делать – толку все равно никакого.

– В компании не нуждаюсь, – лаконично заявил он и потянулся за шестой стопкой.

+1

3

[AVA]http://sa.uploads.ru/sAXoW.jpg[/AVA]
-Зато она в тебе, кажется, нуждается…
Крикливая группка вьетнамцев окружила Энлиля, их глаза-щелочки пылали праведным гневом. Пять мелкокалиберных преступных лбов, все сплошь грязные, вонючие и явно не настроены шутить. Они гарланили как на базаре, требуя свою долю, лопотали что-то про «верни товар, падла, а не то станешь кормом для крокодилов». У одного в руках оказался автомат, дуло которого совершенно неприлично ткнулось шумеру в плечо. Остальная же братия предпочитала старые добрые охотничьи ножи. Меньше шума, больше крови... хотя, насчет количества крови Асмодей мог бы и поспорить.

За несколько часов до этого.
Кругом еще февраль, но на юге Вьетнама о холодах не слышали. Только о тайфунах. Влажная, зеленая и таинственная воронка. Слепое пятно для мировых религий и рассадник языческих верований. Культы птиц и Матери Богини, легенды, передающиеся из уст в уста; и чем дальше от цивилизации, тем сильнее чувствуется мистический дух. Вьетнам - страна, действительно практически отрезанная от Бога. Процент монотеистов крайне низок, поэтому атмосфера здесь концентрированная и тяжелая для представителя одной из них. Иными словами, человек сказал бы, что ему нечем дышать. Асмодей задыхался, но в то же время испытывал практически детский восторг, чувствуя себя эдаким Индианой Джонсом. Не то чтобы раньше ему не доводилось бывать во Вьетнаме, но это каждый раз как в первый. Ощущение собственной слабости и уязвимости пронизывает до самых кончиков ногтей, словно...
-Я у вас прямо, как голая девственница на алтаре. - Доверчиво поделился своими соображениями демон с улыбчивой старушкой. Та в ответ предсказуемо-щербато улыбнулась, поглаживая блеющую козу по шерсти. Ей льстило внимание голубоглазого иностранца, хоть и смысл его слов не разобрать. Асмодей широко улыбнулся в ответ.
Старый грузовичок трясся на многочисленных колдобинах, козы в кузове подблеивали в такт тряске и разбредались кто куда. Но их владелица, кажется, совершенно не волновалась по этому поводу.
Путешествовать по вьетнамским глубинкам по-человечески было гораздо интереснее: встречать местный люд, слышать их крикливые голоса, чувствовать запах потных тел, соломы и навоза. Кругом грязь и нищета, у которых свои порядки и законы. Здесь обычно не бывает туристов, только самые отважные исследователи и поклонники культуры. Сейчас Асмодей соответствовал не только этим стандартам, но и почти слился с местным населением по количеству грязи на одежде, общей немытости и небритости. Впрочем, роль грязного бомжа ему всегда удавалась на отлично. Прямо даже обидно, что здесь своей вонью никого не смутишь.
Грузовичок подбросил до ближайшей остановки (остановку характеризовало лишь большое людское сборище с тюками разных цветов и размеров), где Асмодей и дама-с-козами решили сойти. Прежде чем продолжить свой путь, старая вьетнамка сняла с себя такую же старую соломенную шляпу и с неизменной улыбкой протянула обаятельному попутчику. Да, Энлиль на свою человечью морду был чудо как хорош, эдакий породистый засранец. Первые пятнадцать минут после превращения Морольф яростно надрачивал на свой новый облик, стоя перед зеркалом. Но потом решил, что рука устала.
-О, неужели это мне? Подарок? - Он принял шляпу и рассыпался в благодарностях, тронутый до самой глубины души.
Вьетнамка громко расхвалила его голубые глаза и удалилась, подгоняя свою скотину прутиком. Он даже успел позавидовать скотине, на миг представив свою беззаботную козью жизнь в этой богом забытой дыре... Тогда слова "Люцифер, Ад, ангелы и демоны" не имели бы никакого значения. Значение имело бы только два аспекта - надо посрать и надо пожрать. Хотя, не будем врать, с первым аспектом и так проблем не возникало. И не всегда в переносном значении.

Впрочем, мы удалились от главной темы на повестке дня.
Найти Энлиля было делом не простым, пришлось напрячь всех своих деток, разбросанных по различным борделям то тут, то там. Подловить угрюмого шумера никому не удавалось, ибо слишком уж размыт и непостоянен оказался божественный след. Но потом ему просто повезло засечь всплеск эмоций и силы, и постепенно, следуя по золотистой ниточке, Асмодей смог размотать сей запутанный клубок. В шумерские семейные дрязги он лезть не собирался (и вообще очень уважал чужую личную жизнь, особенно божественную, где каждый секс и рождение - словно плод больной укуренной фантазии), но, тем не менее, они помогли отыскать желаемый обьект. Пропитанная силой кровь верховного божества пахла так же сладко, как междуножье молоденькой нимфетки для педофила. Но Асмодей был уверен, что просто так говорить с ним по душам Энлиль не станет, и уж тем более не станет донором.
Поэтому, с ним нужно будет подружиться, найти, так сказать, общий язык. Помочь снять стресс и все такое... А затем уж поведать о своих благородных намерениях.
Уж снимать-то стресс Морольф, конечно, хорошо умел. Даже лучше тайских массажисток.
-Товар не годится, боюсь нашу сделку придется расторгнуть. - Он скорбно вздохнул, катая между пальцев белую щепотку и пробуя на язык.
-Что ты сказал, мразина американская?! Где наши бабки?! Здесь все, как договаривались!
-Нет-нет, за эту муку я тебе только поссу в ладошки...

Крикливые вьетнамцы копошились, суетились, как маленькие грязные обезьянки, гоняли несостоявшегося скупщика по всей деревне, не стесняясь палить из автоматов. Асмодей, инсценируя побег, успел и наркоту прихватить для пущего веселья. Местные к такому уже, кажется, привыкли, поэтому реагировали как-то вяло. Ну совсем никакого драйва!
К слову, добирался до Тэйнинь как человек он не только интереса ради. Здесь демон действительно чувствовал себя слабее, посему применение способностей приберегал до нужного момента. Вот сейчас он и обернулся серой жирной крысой, дабы пробежать по грязной улочке до местной пропитушки, где отчетливо ощущалось божественное присутствие. Преследователи послушно, как собаки, сидели на хвосте.
Крыса забежала за барную стойку, где обернулась черноволосой женщиной, во всем облике которой сквозила почти карикатурная порнушность - сиськи, шевелюра, округлось жопы и пухлота губенок. Один из любимых образов... дорогая, сладкая Бонита. Приторная, как тянучка, прилипающая к зубам. Женщина хищно ухватила бармена-официанта-"кассира" в одном лице за щиколотку и резко дернула к себе. Пожилой пьянчуга-вьетнамец даже и понять ничего не успел, как ему провернули голову почти на 360.

Настоящий момент.
Водка. Автомат, вьетнамцы и один костюм. Почти как ночь, аптека, улица, фонарь.
-Зато она в тебе, кажется, нуждается…
Бонита обворожительно оскалилась, облокачивалясь о стойку то ли локтями, то ли сиськами, когда Энлиль обернулся. И в ту же секунду в ветхое, полуоткрытое помещение ворвалась стайка галдящих и очень злых вьетнамцев. Все они чего-то требовали у мирно пьющего за столиком шумера.
-Эй-эй, мальчики, что происхооодит?! - наигранно драматично проблеяла дама, невесть откуда нарисовавшаяся инопланетянкой в этом бомжатнике. И плевать, что сама она выглядела не лучше, а пахла и того хлеще. - Ну так же нельзяяааа! Что вы раскричались, распугали тут всех посетииителей? - Бонита вспорхнула к столику и вклинилась в недоумевающую компанию. Приобняла Энлиля за плечо, почти уткнув того мордой в четвертый размер. Галдеж даже притих от такого внезапного поворота. Театр абсурда был в самом разгаре:
-Чем вам не угодил этот солидный джентльмен? - все это, разумеется, на вьетнамском.
Кажется, каждый член преступной братии попался на удочку размера XXL (причем член - в прямом смысле слова) Всего-лишь щепотка внушения и никакого мошенничества. У одного из вьетнамцев в кармане замызганной жилетки торчали такие же замызганные игральные карты. Черный взгляд Бониты промасляно за них зацепился.
-Ты вообще кто такая?! А ну отошла, не то без сисек останешься!
-Да лааадно тебе, не гундось, щелкоглазый. - Бонита так сладко улыбнулась, что суть оскорбления до чужих мозгов не дошла. - Давай-ка лучше перекинемся в картишки. Я вижу, вы здесь все любители. Что вам стоит обыграть слабую женщину? - и каждое слово отзывалось где-то на здворках сознания неоспоримой истиной - "да, она действительно слабая", "да, чего нам стоит обыграть?" - Если выиграете... заберете его. И меня впридачу. Трахнете хорошенько. Прямо здесь, вот на этом столе, - она хлопнула ладонью по затертому дереву, играя бровями, - хотите, а? Хотите же? - "Да, почему бы не выебать эту сучку?"
Разумеется, всю эту срань можно раскидать, как кегли хоть сейчас. Можно... Но нужно ли?
Злость затерлась за похотливыми ухмылками, по Энлилю взгляды скользили уже почти равнодушно. Второстепенно. Бонита присела ему на коленочку и шепнула в ухо кокетливо:
-Меня зовут Бонита. Но для тебя просто Бонни. К слову, я не буду мухлевать... так ведь интереснее, да? - вьетнамец вытащил карты из кармана, перемешивая колоду.
-А если выиграешь ты? - в узких глазах читалось предсказуемое "все равно оба сдохнете".
-Откушу тебе член, - громкий, нестройный мужской хохот сотряс помещение.
-И вообще, почему бы нашему другу тоже не сыграть? - Женщина вопросительно изогнула бровь, кивнув в сторону Энлиля.

Отредактировано Asmodeus (2014-11-25 23:27:19)

+3

4

Демон оказался мало того, что демоном, так еще и бабой. Сегодня, во всяком случае. Почти карикатурно пошлой бабищей с губищами, грудищами и не менее выдающейся задницей, которой Энлиль пока не видел за стойкой. Хотя с таким же успехом там могли обнаружиться какие-нибудь козлиные ноги с копытами.  И эта красота утверждала, что нуждается в его компании. Впрочем, как выяснилось через секунду, нуждается не она, а толпа озверевших вооруженных вьетнамцев. Знала, значит.

Вьетнамец с автоматом – это хуже, чем обезьяна с гранатой. Впрочем, эти образчики человеческих экземпляров были не менее крикливыми и суматошными, чем их собратья по разуму и уровню интеллекта. Дуло автомата непочтительно уткнулось Энлилю в плечо. Это ему не понравилось, однако, продолжая игнорировать резкую перемену обстановки на несколько секунд дольше, чем это было возможно, шумер неспешно опрокинул в себя шестую стопку местной водки.

Судя по активности, с которой вьетнамцы на него напирали, они действовали не под неслабым внушением (что было сложно и трудозатратно), а в искреннем порыве, и были очень и очень злы на него персонально. То есть, они были убеждены, что это он – причина их неудовольствия, в то время как шумер был убежден, что это не так. А это означало, что кто-то – не будем показывать пальцем – имел наглость воспользоваться его обликом в своих целях, да еще и знал, где его искать. Это притом, что четверть часа назад Энлиль сам понятия не имел о том, что окажется во Вьетнаме. Предвидение? Неприятно. Хуже только всезнание, но демонов, которые могли бы похвастаться таковым, владыка воздуха не знал.

Шумер неторопливо, с чувством собственного достоинства, поправил воротничок рубашки, прежде чем дать ответ всем и разом, но грудастая дама ловко пресекла процесс в зародыше, устроив целый спектакль, в котором Энлиль против воли оказался одним из действующих лиц. Он мог бы разозлиться. Он и разозлился. Но демонстрировать свой праведный гнев было слишком предсказуемо и скучно, и потому шумер решил поступить иначе – подыграть. И укусил Бониту за грудь, которой она почти ткнула ему в лицо.

Продолжение спектакля показало, что борзометр у этого демонического создания не то что заклинило, а давно вынесло подчистую. Предлагать каким-то задрипанным чухонцам сыграть в карты на верховного шумерского бога – наглость непомерная. Даже Энлиль, к своему удивлению, почувствовал, что впечатлен. Ярость здешних туземцев ему, разумеется, ничем не грозила, шумер в любом случае не стал бы возиться с ними слишком долго. Беспредельное демоническое нахальство стоило, пожалуй, чуть большего внимания. Как минимум, имело смысл узнать, что за тварь посмела с ним связаться, прежде чем разбираться со степенью фатальности ее дальнейшей судьбы.

– Отчего бы и не сыграть, – согласился Энлиль.

Обещание не мухлевать от демона звучало феноменальным оксюмороном. Шумер усмехнулся и хлопнул Бониту по заднице, без спросу примостившейся к нему на колено. А вот обещание откусить вьетнамцу член звучало весьма правдоподобно, и в этот момент Энлилю было уже ясно, что бедолага обречен. Впрочем, заслужил.

– Если выиграю я, вы останетесь здесь и будете пить свою поганую водку, пока не сдохнете, – сообщил вьетнамцам глава шумерского пантеона и подразумевал под этим, что именно так все и будет в случае его выигрыша, да и то только потому, что тогда он, может быть, будет добр, и у него найдется масса более приятных дел, чем организованная расчлененка вонючих вьетнамцев.

– А ты, дорогуша, скажешь мне свое настоящее имя, – закончил шумер, елейно глядя на Бониту.

Узкоглазым, по-видимому, обещание Энлиля не понравилось, но его самого это мало интересовало и уж точно не беспокоило. Если этой любительнице пожевать мужские члены действительно охота перекинуться в картишки, пусть сама успокаивает своих полоумных вьетнамцев. В конце концов, не она ли все это затеяла.

0


Вы здесь » In Gods We Trust » Основная игра » Hi, làm máu chia sẻ? (03.2014)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC