In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Альтернатива » Одиссея 2333


Одиссея 2333

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

В безднах космоса движется звездолет "Арго". Весь его экипаж - двое астронавтов, Меркури и Дженюари, да робот-дроид. На них возложена важная миссия - исследовать район чужой галактики и подобрать планету, пригодную для жизни людей. Им нужно выбрать из трёх планет, отмеченных как наиболее похожие на Землю. Однако со временем астронавты начинают подозревать: они не те, кем себя считают, и отличить истину от иллюзии не так-то просто.
http://savepic.org/6479077.jpg
[AVA]http://savepic.org/6445285.png[/AVA][NIC]january[/NIC][STA]Что ты можешь противопоставить пространству и времени?[/STA]

Отредактировано Janus (2014-11-13 02:25:15)

+2

2

Саунд

[audio]http://pleer.com/tracks/55487442O3q[/audio]

Когда он проснулся, в голове было мутно и туманно, как всегда бывает, когда спишь дольше, чем нужно.
Верхняя стенка криокамеры отъехала, он ухватился за её бортики и сел. Медленно оглядывался вокруг, поначалу не понимая, где оказался. Белый и серый цвет повсюду, почти больничная чистота и аскетизм. Кажется, он всегда любил аскетизм, но сейчас вдруг почувствовал себя лишённым чего-то важного.
По лицу стекала сильно пахнущая жидкость – специальный раствор. Мокрая прядь упала на глаза. Он убрал её, ладонями растёр лицо, сбрасывая влагу вместе с остатками затяжного сна. Было приятнее называть это сном. Холод подступил медленно, но неотвратимо: стягивая мышцы, заставляя кровь бежать быстрее. Это был приятный холод, он бодрил и напоминал о том, что спустя долгое время анабиоза чувства возвращались к нему.
Уже через десять минут он высушился, переоделся в комбинезон с бейджем «January» и занял своё кресло в кабине управления, по правую руку от капитанского.
Космический корабль «Арго» достиг первого пункта назначения. В иллюминаторе можно было увидеть кольца Сатурна – и сферу за ним, искрящуюся, подвижную. Кротовая нора, червоточина в ткани пространства, оказалась не такой, как он представлял. Глядя на неё, Джей думал о ночной дороге и огнях города, исчезающего позади. 
Зачем он согласился на это? Сложный вопрос. Он был хорошим пилотом. Он сказал, что это его выбор. Но предложи ребёнку чемодан конфет – разве он откажется? Предложи мечтателю всё пространство и время – и он возьмёт его.
Джей тряхнул головой. Безделье – верная дорога к грусти и тоске, чувствам недопустимым и даже губительным в дальнем космосе.
– Протей, как шли дела без нас?
– Пока вас не было, я пытался устроить вечеринку, но бортовые компьютеры оказались слишком занудливыми.
– И мы все им за это благодарны, – пробормотал Джей, усмехаясь. Протей – а вернее,
Proteus-ARM7 – был первым роботом, чьё программное обеспечение предусматривало чувство юмора. Не всегда уместное, впрочем.
– Дай мне данные со всех точек наблюдения.
За просмотром сообщений, полученных от трёх астронавтов-разведчиков, его и застал капитан Меркури. Знавший Джея не первый день, он по одному только хмурому виду мог понять: что-то не так.
– Нет сообщений от Азарии. Совсем, – Джей поднял глаза, отличавшиеся друг от друга цветом радужки. – Только отчёт об удачном приземлении, но его мы получили ещё на Земле.
Двенадцать разведчиков – двенадцать планет: когда на землю обрушились одна экологическая катастрофа за другой, встал вопрос о выборе нового дома. Первопроходцы с поистине самоубийственной миссией отправились в дальние Галактики, чтобы найти для человечества другой мир. Образовать колонию где-то там, за пределами света Солнца, и переселиться в неё казалось единственным выходом.
Из двенадцати только трое вышли на связь, из троих только двое прислали данные. В глубине души Джей надеялся, что сообщениям Азарии что-то помешало: они не прошли сквозь пространственный тоннель. Там, по другую сторону червоточины, «Арго» получит все отчёты, что за долгие годы затерялись по пути.
– Азария может быть жив. Его планета ближе остальных.
Впрочем, сначала им нужно пройти горловину кротовой норы.

[AVA]http://savepic.org/6481979.png[/AVA][NIC]january[/NIC][STA]Что ты можешь противопоставить пространству и времени?[/STA][SGN]http://savepic.org/6471739.gif
[/SGN]

Отредактировано Janus (2014-11-18 11:24:32)

+3

3

Меркури не видел снов. Он привык к этому не только благодаря симуляторам криосна, но и по причине постоянных размышлений об успехе операции. Когда ложишься с одной мыслью и просыпаешься с ней же, у видений прекрасного будущего не остается шансов. Да и есть ли оно, это прекрасное будущее? Большой вопрос с огромным вопросительным знаком.
Он не был тем, кто сдается и предпочитает грязь возможности найти другое более эффективное решение. Они говорят, что были рождены в пыли и станут копаться в ней до конца дней, не давая возможность следующему поколению вдохнуть чистый воздух полной грудью. Нет, он не остался бы умирать в грязи, но не потому, что желал бросить опустивших руки. Он не оставался потому, что верил и, что уж скрывать, всегда любил летать.
Слегка пошатываясь, откашливая криожидкость из легких, Меркури проверил собственные жизненные показатели и направился к кабине управления. Там, его встретили трое: второй участник экспедиции, чрезмерно саркастичный робот, который попытался отдать честь при виде капитана, и плохие новости.
- Мы можем не получать данные из-за аномалий, которые возникают по вине червоточины, - Меркури проверял данные, которые Протей вывел на экран с дополнительными комментарии. - Кто проверял его настройки? Может снизим уровень сарказма? - он посмотрел на Джея, слегка улыбаясь, больше для того, чтобы подбодрить его.
Их путешествие только начиналось. Ни у кого из них не было сожалений, но были страхи и огромный груз ответственности, порожденный ожиданиями. Не боится только глупец, не пытается победить, преодолевая страх, еще больший глупец.
- Если там есть аномалия, у нас будет очень мало времени, чтобы собрать данные, вернуться и передать их на землю, поэтому не будет терять ни минуты.
Звучало это куда проще, чем выглядело на самом деле. Первым серьезным препятствием на их пути станет именно  нора. В ней сошлись две точки пространства, которым никогда не суждено было сходиться. И время настало.
Оба члена экипажа должны были надеть скафандры и занять свои места в кабине управления. Протей начал обратный отсчет до отключения автопилота, Меркури чувствовал, как его ладонь потеет, касаясь рычага управления. Это была смесь из страха, воодушевления и интереса - коктейль Молотова, который взорвется сразу же после того, как робот скажет:
- 1. Отключаю автопилот. Кэп, все в ваших руках.
Душа Меркури. Вся сущность Меркури. Все, чем он когда-либо был, все, что он есть и, чем смог бы стать, взорвалось, а потом похолодело. Капитан нажал на рычаг и корабль двинулся вперед.
- Мы подходим к червоточине. Медленно, хорошо и медленно... - он будто уговаривал сам себя.
Перед ними парила сфера. Сказать, что она была черной невозможно, различные переливы всех оттенков вселенной, звезды и газовые образования, астеройды - все это как словно застыло внутри, как в янтарном шарике. Меркури выдохнул и нажал сильнее, стабилизируя траекторию, коснулся нескольких кнопок на панели.
- Это...это прекрасно, - миллиарды миллиардов звезд отражались в его шлеме, проникая внутрь, переливаясь в радужке голубых улыбающихся глаз.
Корабль шел стабильно несколько секунд, затем пошел быстрее, ведомый неведомой силой, будто по трубе, которую кто-то заполнил водой, чтобы пустить туда ребенка на надувном матрасе.
- Не пытайтесь выравнять курс, Кэп, мы здесь бессильны, - прокомментировал робот.
Движение ускорялось, мимо неслись огни и всепоглощающая темнота, Меркури вдавило в кресло. Он думал, что уже чувствовал это, когда-то он был в таком же темном и безнадежном месте. Но этого просто не могло быть, ведь прежде он никогда не сталкивался с дырами в пространстве.
И вдруг все закончилось. Корабль выплюнуло на той стороне в холодные объятья космоса с чужими звездами.
- Поздравляю! - раздался радостный голос Протея. - Вы выжили.

[NIC]MERCURY[/NIC]
[AVA]http://savepic.org/6451251.png[/AVA]
[SGN]http://savepic.org/6442050.png[/SGN]

Отредактировано Hermes (2014-11-13 23:31:55)

+2

4

Полученная через разведывательные зонды информация подтвердилась – эта планета действительно подходила для жизни. В рамках теперь уже устаревшей теории. Практически – переселение на нее означало, что человечество из одной могилы перепрыгнет в другую. Многообещающая аналитика обратилась в пустышку, стоило вмешаться человеческому фактору.
«Планета Смита» действительно оказалась почти копией Земли - на том же этапе ее существования.
Пугающее сходство придавали и опоясывающие планету кольца из обломков, льда и пыли, нестабильные из-за близости Гаргантюа. Будто чья-то невидимая рука раздавила некогда целостный спутник. Такой будет Земля через несколько столетий – вымирающей и уже безлюдной.
Здесь можно выжить, но не жить. Несколько десятилетий, век. Самый оптимистичный сценарий на основе собранных данных предполагал около двух веков. Для оставшихся на Земле людей такой срок мог бы стать шансом – вырваться из крепкой хватки гравитации; запустить еще один «Лазарь», если кто-то из первопроходцев сгинет без вести; искать малейшую лазейку, чтобы избежать вымирания.
Для новорожденной колонии даже два столетия означали приговор. В этом и заключалась единственная и критическая ошибка сделанных еще на Земле выводов о пригодности этой планеты.
Сожалел ли он о том, что одна из самых многообещающих точек назначения оказалась наполовину высушенной пустыней? Сожалел – только потому, что своим отчетом он понизит и без того скудные шансы человечества выжить.
Азария размышлял, сколько еще ошибок, таких же фатальных, непростительных ошибок закралось в их вычисления, сколько из них увидят непригодные к жизни миры, а сколькие - не смогут добраться до места назначения. Слишком много факторов выступало против человечества, но у них не было права сдаваться и отступать.
Они должны выжить.
Азария всегда воспринимал веру -  любую веру - с изрядной долей иронии и скептицизма. В его мире точных величин и вычислений никогда не было места такому эфемерному понятию. А теперь ему, на забракованной им же планете, находясь в полной информационной изоляции, оставалось только иррационально верить.
Что проект «Лазарь» сработал, и хотя бы один из двенадцати добровольцев отправил обнадеживающие данные.
Что на Земле за минувшие десять лет нашелся кто-то, воскликнувший «Эврика!» и победивший притяжение умирающей планеты.
Что кто бы ни создал червоточину – он присматривает за человечеством.
Наконец, что люди все еще живы.
Зацикленный на повтор сигнал все еще отправлял отчеты на Землю, на случай если одно из сообщений  затеряется в глубинах космоса. Азария хорошо запомнил день, когда отправил первое. Еще на Земле он понимал, что только один из них снова увидит людей. Тогда он согласился без колебаний, теперь ему было страшно – от осознания.
Астрофизик не сомневался. В его голове не нашлось безумных мыслей любой ценой заманить сюда людей – только чтобы вырваться, не умирать здесь в одиночестве. Он словно… застопорился.
- В моей базе данных есть одна фраза. Оцениваю ее совместимость с текущей ситуацией в 95% - серьезно сообщил робот. Азария был готов поклясться, что механическую интонацию разбавила самая настоящая ирония. С его же легкой руки железяка Lutz успешно научилась копировать и воспроизводить эмоции людей.
– Умирать, так с музыкой, - бодро продолжил Люц, и сквозь речь робота пробились первые аккорды,  тишину разбавил хриплый голос прародителя джаза.
- Ты законченный циник, Люц, - усмехнулся астрофизик.
- По образу и подобию создателя, - тут же невозмутимо отозвался робот.
«…And I think to myself... what a wonderful world»
Когда Луи Армстронг умолк, Азария отправил отчет о непригодности планеты для заселения.
Десять лет назад.
[NIC]Azarias[/NIC][STA] Rage, rage against the dying of the light[/STA][AVA]http://6.firepic.org/6/images/2014-11/16/qoa954216dcd.jpg[/AVA][SGN]"Do not go gentle into that good night..." ©
http://4.firepic.org/4/images/2014-11/14/h0evytwd6lbj.jpg
[/SGN]

Отредактировано Azrael (2014-11-17 09:51:10)

+2

5

Джей старался сохранять спокойствие – пилоту нужен чистый рассудок – но происходящее слишком напоминало сон. На подлёте червоточина казалась тёмной звездой и притягивала, словно дар небес. Но Джей знал, что внутри, словно в троянском коне, скрываются духи и демоны космоса – и, принимая одно, ты неизбежно должен взять и другое.
Голос Меркури привёл его в чувство. Джей отбросил излишнюю мечтательность и сосредоточился на своих обязанностях – капитан отключил автоматику и взял управление кораблём на себя.
Впрочем, «управление» – слишком сильное слово.
«Арго», будто бумажный кораблик в реке, подхватило течением. Червоточина сама вела их. Их трясло, и Джей слышал ужасный скрип обшивки – будто весь корабль до последнего винтика был готов разлететься в стороны. Стекло его шлема загудело под давлением, но Джей ничем не мог себе помочь. Он повернул голову к боковому иллюминатору – и увидел, что пространство вокруг них покрылось рябью, заколебалось, будто раскалённый воздух над асфальтом. И что-то невыразимо знакомое было в этом, что Джей даже на секунду перестал дышать. Ощущение дежавю было настолько сильным, что на несколько мгновений заставило его позабыть о том, что он несётся на сверхсветовой скорости сквозь вселенную. Время и пространство, весь мир в их кабине сдвинулись с места, и он будто бы не в первый раз становился свидетелем этого. Он будто бы видел это прежде, где-то там… в уголке своего глаза.
Всё закончилось неожиданно. В какой-то момент тряска, скрип и закладывающий уши вой вдруг исчезли. Они оказались в совершенно новой галактике, и вокруг них были другие созвездия и другие планеты. К какой из них направиться в первую очередь?
Джей взглянул на капитана. Он чувствовал, будто должен рассказать ему о том внетелесном опыте, что испытал во время прохождения кротовой норы. Но слова застряли, показались слишком смешными, по-детски не соответствующими ситуации. Вместо этого он произнёс совсем другое:
– Протей, мне нужен обновлённый отчёт. И разбуди профессора Фьюри.
Третий член их экипажа до сих пор оставался в анабиозе, но если пройти сквозь червоточину без него было возможно, то в остальных вопросах требовалось его учёное мнение. В конечном счёте, они с Меркури лишь пилоты, инженеры и технические специалисты на службе у науки. А наука – там, в криокамере, два метра взрывного нрава и расистских шуток.
Джей уткнулся в экран, изучая их положение в новом мире. Кротовая нора выплюнула их неподалёку от голубо-зелёной планеты, опоясанной несколькими кольцами. А за ней, словно вход в потусторонний мир, была чёрная дыра.
– Это планета Смита.
Кратчайший путь – самый верный путь, ведь так?
Джей не мог сказать, почему он так надеялся, что именно эта планета окажется Той Самой. Они с Азарией не были друзьями – они вообще не были знакомы. Вот только что-то тянуло его сюда.
– Пандора присылает лучшие данные, но до них с Ясоном нужно ещё добраться, а Азария вот он, прямо перед нами.
Этот спор Джей мог вести сам с собой, потому что прекрасно знал, какие контраргументы можно привести: если остальные два «первопроходца» присылали данные о своих планетах регулярно, то Азария молчал. Только снова и снова транслировалось его первое сообщение о приземлении. Что бы ни произошло, он был одновременно жив и мёртв, и уловка в том, что единственный способ узнать наверняка – отправиться туда самим.
– У нас не так много времени, чтобы решить. Я думаю, глупо не попробовать планету, которая находится на расстоянии вытянутой руки.
Рука, которая бы дотянулась до планеты Смита, должна была быть исключительно длинной. Но, оказавшись столь далеко от родного мира, учись мыслить в космических масштабах.
– Глупо будет поселиться рядом с чёрной дырой, – раздался позади него хриплый голос и, обернувшись, Джей увидел высокого темнокожего мужчину, который на ходу застёгивал комбинезон. На груди белел бейдж «Fury».
Джей уже приготовился услышать шутку в стиле «Только чёрный может называть чёрную дыру чёрной». Но нет.
– Нам нужно бить наверняка, здесь мы только потратим время и топливо. Не знаю как вы, но я ещё хочу вернуться домой.
«Вот тебе и учёное мнение», – горько подумал Джей.

[AVA]http://savepic.org/6481979.png[/AVA][NIC]january[/NIC][STA]Что ты можешь противопоставить пространству и времени?[/STA][SGN]http://savepic.org/6471739.gif
[/SGN]

+2

6

Все закончилось также быстро, как началось. Чужие звезды чужой галактики холодно мерцали, не выдавая собственных секретов. Меркури радовался, что не высказал это вслух, наверняка робот заметил бы что-то типа "а чего ты ждал, ковровой дорожки и оркестра?" И был бы прав. Ожидания открытий на первых минутах никогда не оправдываются, а напротив лишь разъедают исследователя изнутри. Нужно отбросить нетерпение и обратиться к фактам, что и сделал Джей. Еще он решил обратиться к голосу науки, который, к сожалению, звучал как прокуренный бас огромного лысого человека.
Меркури закатил глаза. Он никогда не любил подход прямо в лоб, а для Фьюри это было, кажется, единственным возможным вариантом, не смотря на то, что он был мужем науки. Что поделать? Характер всегда накладывает весомый отпечаток на род деятельность, пусть даже такой благородный род деятельности, как исследование новых миров, спасение миллиардов жизней.
О нет, отнюдь не это стало причиной для Эдмунда, он всегда пекся о собственной шкуре, что в его понимании включало трех бывших жен и нескольких детей, к которым он не питал нежных отцовских чувств. Зато в этом выводке фурий распознавался характер папаши и ненависть к нему же.
Сам Фьюри говорил, что хочет поскорей отправиться к новым мирам, ведь на Земле было столько пыли, что даже белые стали похожи на черных.
Меркури закатил глаза, что ту же приметил Фьюри.
- Подбери кудри, девочка моя, мы здесь для того, чтобы найти планету и вернуться обратно.
Пилот развернулся в своем кресле лицом к ученому, чтобы посмотреть в его черные в тусклом свете рубки управления глаза. Без колебаний Фьюри бросил бы умирать каждого из них, если бы мог управлять кораблем, столько ярости таилось за мускулистыми плечами этого человека. Но, с другой стороны, не суди и не судим будешь. Где-то он это уже слышал.
- Мы должны проверить все варианты. Да, самые перспективные данные прислала Пандора, но Азария расположен к нам ближе всего, -  он кивнул Джею, ища поддержки. - Если мы не проверим Азарию, а на ней условия окажутся лучше, чем на Пандоре, мы окажемся в дураках и, выражаясь твоим языком, "очерним миссию".
Фьюри криво усмехнулся, но тут же стал серьезным:
- Жить возле кротовой дыры - абсурд.  То, что может случиться, обязательно случится. Вы знаете это! - его ноздри раздували, указательный палец оттопырился в сторону пилотов.
Случиться может все, это правда. Но наверняка есть причина тому, что они вышли именно возле этой планеты. Не проверить ее было бы абсурдом.
- Послушайте, а затем примите решение, - Меркури повернулся к роботу. - Протей рассчитай запасы топлива на две планеты и выведи на экран, - секундная пауза и данные были предоставлены. - Нам хватит на две планеты размеренной и без глупостей, а также на обратный путь. Данные с Азарии могут не поступать из-за близости к червоточине, но они также могут оказаться обнадеживающими. Мы спустимся туда ровно на час, возьмем образцы, оценим ситуацию и вернемся к основной станции, огибая нору, передадим сигнал на Землю. Если нас не устроят данные, мы отправимся на Пандору. Время есть, если действовать слаженно и быстро.
Фьюри чесал бороду, смотрел на данные по топливу и был недоволен.
- Есть за и против этой планеты, - наконец сказал он, - и самое огромное против весит прямо за нами, переливаясь всеми оттенками черного! Если вы хотите загубить миссию, то я предпочту оказаться подальше от этой клоаки, а именно на Пандоре! - хриплый бас набирал мощности, если бы перед ученым был стол, он непременно по нему бы стукнул кулаком.
Но стола не было и времени тоже.
- Тогда я не вижу другого выхода. Голосуем. Кто за полет на Азарию?
Меркури поднял руку, посмотрел на Джей, на которого надеялся больше всего на этому корабле, но вместо него ответил Фьюри:
- Я против и ты, - он указал на второго пилота, - будешь дураком.
- Воздержался, - сообщил Протей.
- А ты вообще молчи, пока провода не выдернули, - гаркнул Фьюри.
Голосование закончилось на двух "за", все расчеты и приготовления совершены. Корабль отстыковался от станции и направился к поверхности планеты, входя сквозь тугую неподатливую атмосферу Азарии, приземляясь на ее поверхности.
Через минуту Фьюри будет ликовать потому, что оказался прав и планета не пригодна для длительной жизни. Затем он будет злиться из-за потраченного времени и израсходованного топлива, его ярость увеличится  сто крат, когда Меркури откроет люк и спустится на поверхность планеты, чтобы добраться до разбитого лагеря с целью забрать данные. И в конце концов ученый устроит истерику из-за того, что кто-то из пилотов разбудит пребывающего в анабиозе первопроходца, ведь это значит, что количество кислорода у них снизится.

[NIC]MERCURY[/NIC]
[AVA]http://savepic.org/6482516.png[/AVA]
[STA]Мы начинаем забывать, кто мы такие...[/STA]
[SGN]http://savepic.org/6442050.png[/SGN]

Отредактировано Hermes (2014-11-18 15:32:20)

+2

7

Иногда ему казалось, что прошло всего лишь несколько месяцев с момента, ставшей новой точкой отсчета его существования. Он отчетливо помнил, как вышел из гибернации и увидел мерцающую в межпланетном пространстве величайшую надежду человечества. Помнил полет сквозь червоточину на сверхсветовых скоростях вне влияния пространства и времени; чужую галактику с гигантской черной дырой вместо Солнца.
Иногда же он был уверен, что его рейнджер покинул Землю бесконечно давно.
Азария неплохо справлялся с перспективой прожить в одиночку остаток жизни на необитаемой планете. Лучше, чем представлял себе на Земле. Так он думал, пока утомленный непрекращающимся режимом выживания разум не начинал играть с астрофизиком злые шутки. Он посылал сны, пугающе реалистичные и до одури тоскливые. Азарии снилось, что рейнджер выплюнуло из червоточины, и он сразу же угодил в гравитационное поле Гаргантюа. Где-то дальше, в обращающихся вокруг черной дыры планетарных системах могли быть пригодные для жизни миры, но ни одного из них человечество никогда не сможет достичь.
Дыра в пространстве-времени оказалась не спасением, а всего-навсего чьей-то злой шуткой.
Рейнджер неумолимо уносило к горизонту событий - пока и корабль, и астрофизика не разрывало на части… Азария «просыпался» – как бывает, когда взволнованный кошмаром человек, наконец, пробуждается от тяжелого сна. «Вспоминал», что люди преодолели гравитацию, и нашли новый дом на планете Смита – точной копии Земли.
А потом просыпался в реальности – на полупустынной планете.
Когда он обмолвился дроиду о повторяющемся с завидной регулярностью сне, Люц резонно предложил поднять в воздух рейнджер и на остатках топлива сгонять заглянуть за горизонт событий – одним глазком. Если, конечно, они уже закончили со всеми делами здесь, - уточнил не в меру циничный робот.
Сны уходили и возвращались. Шло время и похожие друг на друга дни.
Азария с головой ушел в работу – в конце концов, перед ним был целый неизведанный мир со своей экосистемой, с условиями, что позволили ему существовать и после того, как закончился запас жизнеобеспечения. С излишней дотошностью он собирал и обрабатывал данные. Обо всем: о влиянии черной дыры на планету, об оставшихся образцах органической жизни, о последовательном изменении климата и ландшафта… Если ему не хватало знаний,  бросал и переключался на иное. Но не останавливался. Смутно понимал, что нет ни единой возможности передать эти данные на Землю и что сознательно заставляет себя работать только по одной причине – чтобы не рехнуться раньше времени.
Чтобы не думать – о будущем.
В безмятежной синеве небес Азария увидел яркий росчерк. Нестабильные обломки из колец и прежде попадали в атмосферу, но в этот раз было что-то не так… На короткое мгновение астрофизик решил, что окончательно сошел с ума.
- Это шаттл, - еле слышно произнес ученый, словно боясь словом разрушить и без того невозможную в его понимании картинку.
- Шаттл? – переспросил Люц, мгновенно включаясь в ситуацию. – Предположу, что длительное пребывание в одиночестве привело к галлюцинациям, и что, возможно…
- Уймись, - резко оборвал Азария, и робот послушно умолк.
Нет, это не было галлюцинацией. Теперь он уже был уверен – по мере того, как шаттл приближался к поверхности, астрофизик смог разглядеть его, а затем – услышал гул турбинных двигателей.
Азария не мог поверить.
И не мог понять – почему?
Почему люди сюда прилетели. Он же послал сигнал о непригодности планеты. Не дошел? Затерялся? Что-то изменилось за эти годы на Земли, и люди вспомнили о первопроходцах? Или они нашли новый мир? Азария попытался застопорить шквал вопросов в его голове, и не смог. Он не обращал внимания ни на шквальный ветер, верный предвестник надвигающейся пыльной бури, ни на новую порцию острот от железяки – до рези в глазах всматривался в шаттл. Забывая дышать и моргать. Смотря и по-прежнему не веря своим глазам.
Даже когда рейнджер коснулся земли.
Даже когда, наконец, он увидел людей - впервые за десять лет.
В сознании перемешалась искренняя радость и какое-то смутное опасение – чего-то, чему Азария не мог дать ясного определения.
- Кто вы? Почему прилетели? – наконец, спросил астрофизик, переводя взгляд с одного человека в скафандре на другого.
Ни один из них не был ему знаком.
– Я отправлял отчет… - Азария тряхнул головой, заставляя себя привести в порядок мысли, напоминавшие фейерверк в черепной коробке.
- Атмосфера пригодна для дыхания, - продолжил он, тут же понимая, что об этом они и сами догадались – раз он стоит перед ними и все еще дышит. - Господи, не думал, что когда-нибудь снова увижу людей.
Астрофизик улыбнулся.

[NIC]Azarias[/NIC][STA] Rage, rage against the dying of the light[/STA][AVA]http://6.firepic.org/6/images/2014-11/16/qoa954216dcd.jpg[/AVA][SGN]"Do not go gentle into that good night..." ©
http://4.firepic.org/4/images/2014-11/14/h0evytwd6lbj.jpg
[/SGN]

Отредактировано Azrael (2014-11-20 01:40:38)

+2

8

Джей проголосовал за высадку на планете Смита, и за это Фьюри наградил его таким уничижительным взглядом, словно уличил в предательстве. Джею было неприятно, но не более того – отчего-то он знал, что отправиться туда нужно. Это было не предчувствие, а что-то более значимое, о чём он не решился бы заговорить с другим экипажем.
Он словно видел это своим правым глазом.
– Да, мы переселимся сюда, будем жить долго и счастливо, но всё равно умрём в один день. Всем человечеством, – с пророческим видом заявил Фьюри.
Джей отвернулся, чтобы надеть шлем скафандра, и даже спиной чувствовал его неприязнь.
– Я могу подсчитать вероятность того, что планета Смита окажется пригодной для колонизации, – раздался рядом голос Протея, настолько дружелюбный, насколько может быть таковым голос робота.
– Некоторые вещи не поддаются математическому анализу, дружище.
– Неверно.
А может, он прав, как прав и Фьюри. Может, это Джей – тот, кто ошибся, повёлся на поводу у каких-то своих эмоций и поставил всю миссию под угрозу. Так или иначе, менять решение было поздно, и Джей, включив автоматическую систему управления, переместился следом за остальными в шаттл.
Протей получил сообщения Азарии сразу после того, как они вошли в атмосферу планеты, миновав плотный слой льда и пыли, кольцом опоясывавший ее. Все до единого отчеты, отправленные исследователем за десять лет.
Черт.
– Непригодна. Твою мать, эта сраная планета не подходит нам! – гремел голос Фьюри за спиной, пока они сажали шаттл. – Я говорил вам – говорил, что не стоит сюда лететь. Но нет, нашей Белоснежке нужно было пойти самым простым путём.
Джей молчал – ему было нечего сказать.
Снаружи оказалась твердая поверхность. Пустынная, ветреная местность – и станция, сигнал которой и приманил их сюда. Оттуда навстречу им быстро шёл человек, за которым двигался робот – ранняя версия модели Протея.
Когда Азария приблизился и заговорил, Джей поднял «забрало» гермошлема и улыбнулся.
– Мы – миссия проекта «Лазарь». Меня зовут Дженюари. Я пилот. Это Меркури, наш капитан, а это профессор Фьюри, физик. Мы не получали ваших отчётов – видимо, гравитационное поле Гаргантюа не пропускало их. Они дошли до нас только что.
– Мать моя женщина, ну поцелуй его ещё, – Фьюри прошёл мимо, не забыв задеть Джея плечом.
Джею часто говорили, что иногда его доброе сердце мешает разглядеть правду. Но кому принадлежали эти слова? Чей женский голос он не мог вспомнить? Ответов у него не было.
Он разочарованно переглянулся с Меркури.
– Прости, кэп. Мне очень жаль.
В конечном счёте, кто-то должен был оказаться неправ.

[AVA]http://savepic.org/6445285.png[/AVA][NIC]january[/NIC][STA]Что ты можешь противопоставить пространству и времени?[/STA][SGN]http://savepic.org/6471739.gif
[/SGN]

+2

9

“I may not have gone where I intended to go, but I think I have ended up where I needed to be.” Douglas Adams
Надежда всего человечества заключается в успехе миссии двенадцати пионеров и группы из трех астронавтов плюс несколько  роботов. Двенадцать человек разлетаются в разные стороны, чтобы найти пригодные для жизни планеты, трое астронавтов получают данные об этих планетах и делают выбор всего из трех ближайших, возле которых оказываются на выходе из кротовой норы.
Никто не ожидает провала потому, что провал означает не только смерть 12ти плюс три, а смерти миллиардов людей на уже почти потерявшей надежду планете. Эти трое всего лишь люди, хотя приняли на себя обязанности богов. А люди ошибаются, бывают обмануты собственными иллюзиями, идут наперекор судьбе, доказывают себе и всему миру свою правоту, чтобы ошибиться снова. С богами такого никогда бы не произошло. Ведь правда?
Разочарование чувствовалось практически физически. Этому поспособствовал толчок в бок от Фьюри на выходе из шаттла. Меркури не был одним из тех, кого можно было вывести из строя одной неудачей. Он рассчитал топливо и знал, что ошибка не была фатальной, хотя внутри что-то гложило и одновременно чувство казалось знакомым.
Им явно нечего было делать на этой планете, но встреча с астронавтом и его слова... Это было именно то, что могло заставить капитана улыбнуться, не смотря на  абсолютную бесполезность их действия, о чем постоянно напоминал огромных размеров ученый.
Меркури приложил руку к воображаемому козырьку, когда Джей его представил. Он смотрел на Азарию и нечто более ценное, чем источник информации. Капитан видел надежду в глазах умирающего, благодарность и мудрость, которой никогда не будет во взгляде обладателя всяческих аттестатов и дипломов, который сопровождал миссию.
Никто в этом или каком-то другом мире не заслуживает умереть один в темноте и холоде без возможности получить поддержку от другого живого существа, пусть даже не такого, которого ему хотелось бы видеть. Никто.
Но кто они такие, чтобы это решать? Не боги же, в конце концов!
Что он там сказал? "Господи, не думал, что..." Господи. Это так, - Меркури не смог подобрать слов даже мысленно.
- А? - из ступора его вывел голос пилота. - Мы оба голосовали, тебе не за чем брать вину на себя. Мы все рассчитали и у нас есть ресурсы на, - Меркури не договорил, вместо этого он обратился к Азарии. - Что мы можем забрать с собой? В каком состоянии твой шаттл? Горючее еще осталось? - было глупо на это надеяться, да и ответ пришел сам в виде голоса голой правды.
- Это барахло! Тут нечего использовать, только мусор! Какого хрена, парни? Мы будем сидеть здесь до второго пришествия?! Пока мои дети на Земле не состарятся и мне не придется платить алименты? Нет, я не против, но только тогда вся эта затея, - Фьюри обвел руками временную станцию Азрии и приземлившийся шаттл, - окажется напрасной, некого будет спасать!
- Мы договаривались о часе, мы в графике, - сквозь зубы выдавил Меркури, поднимая забрало шлема и впервые вдыхая воздух неведомой планеты. - Советую не терять его, а обсудить с Азарией дополнительные ресурсы. Джей, на два слова, - он кивнул в сторону.
Фьюри постоял секунду, сжав кулаки, оценил ситуацию и принял решение обсудить, бросив напоследок:
- Ничего без меня не обсуждайте, гимнасты- на все горазды! Ненавижу гимнастов!
Огромный человек злобно повернулся к новому знакомому, подошел почти вплотную.
- Существование Бога научно не доказано, чтобы ты знал, а теперь сообщай состояние оборудования.
Тем временем в нескольких шагах от разгорающегося диалога Меркури тяжело вздохнул, глядя в глаза разного цвета. Он знал об этом и раньше, просто как-то не придавал значение. А сейчас ему вдруг показалось, что в одном из них отражается не его собственное лицо, а что-то, чего не было видно до самого горизонта. Капитан активно заморгал и видение исчезло, пришлось списать все на новый состав воздуха.
- Послушай, я знаю, что говорил насчет топлива и ты видел цифры, - быстрый взгляд в сторону беседующих. - Если Пандора окажется пустышкой, хотя она не должна, там превосходные данные, у нас не останется выбора, - он выразительно склонил голову на бок, - нужно будет отправиться к третьей и тогда у нас возникнет проблема примерно в сто килограммов, ведь домой мы уже не попадем. Ты готов к этому, Джей?
Разговор в кулуарах оказался не очень долгим, ведь топлива не оказалось совсем, о чем сообщил вопль Фьюри. Ученый схватил Азарию, брызжил слюной и угрожал бросить подыхать на этой планете, как тому и следовало.
- Фьюри, я настоятельно рекомендую оставить человека в живых, - донесся голос Протея.
Оба пилота бросились в "горячую точку".
[NIC]MERCURY[/NIC] [AVA]http://savepic.org/6482516.png[/AVA] [STA]Мы начинаем забывать, кто мы такие...[/STA]
[SGN]http://savepic.org/6442050.png[/SGN]

+3

10

По мере того, как первичное изумление отступало, возвращая Азарии ясность рассудка, он начинал понимать сказанное - не только на эмоциональном уровне. Значит, проект «Лазарь» - вторая его часть, великой задумки на спасение человечества, все-таки стартовал. Говорило это в первую очередь о том, что та малая вероятность, что они найдут способ побороть уничтожающую земную атмосферу заразу, уперлась в безапелляционный ноль.
Бушевавший в рассудке ученого шквал вопросов так и не думал утихать. Усилием Азария сдерживался, чтобы не заваливать людей новыми и новыми расспросами, полагая, что для этого еще будет время, должно быть. Он чувствовал чужое разочарование, невольно вспоминая собственное. Информация об этой планете была самой обнадеживающей. Как и все Азария осознавал все риски первой части «Лазаря», но отчего-то он ничуть не сомневался, что его планета – та самая.
Порой он не понимал, откуда в нем это спокойствие, эдакая вывернутая на максимум стадия принятия неизбежного. Без гнева, без злости, без попыток спастись любой ценой – словно что-то заложенное в его подсознание, недоступное его пониманию.
Вот и сейчас, кое-как справившись с эмоциями, его разум уже оценивал ситуацию с точки зрения астронавтов. Азария понимал невеселые последствия приземления - на преодоление гравитационного колодца непригодной для жизни планеты уйдет лишнее топливо. Ненужная, недопустимая трата в их обстоятельствах.
Помочь им он ничем не мог, о чем честно сообщил. Топливо его корабля закончилось уже очень давно, его хватило, чтобы после приземления еще раз поднять рейнджер в воздух, совершить короткий ознакомительный полет над поверхностью планеты и методом определения наименьшего из зол выбрать место для лагеря на оставшийся отрезок существования. Сам рейнджер напоминал груду металлолома – все, что было полезного внутри, Азария переоборудовал и использовал.
Рациональное спокойствие астрофизика смело, стоило заговорить третьему участнику спасительной миссии. Азария окинул внимательным взглядом надвигающиеся на него два метра негодования. Если излишнюю раздражительность он мог списать на чрезмерную восприимчивость ученого от неудачи, то дальнейшее просто не поддавалось пониманию.
Ответить на словесный выпад он не успел – Фьюри набросился на него с угрозами оставить на этой планете. И тут выдержка ученого дала ощутимую трещину – Азария попросту ему врезал. Крепко и от души. Разумеется, на этом обмен любезностями не закончился – удар только распалил Фьюри, и ситуация стремительно начала набирать градусы по шкале неадекватности.
Вот он, рациональный расход и времени, и ресурсов – прилететь на пустую планету и бить друг другу морды. Азарии очень хотелось спросить, откуда создатели "Лазаря" выкопали этот светоч науки, достойный образец человека разумного.
Потасовку прервали пилоты, растащили их в стороны.
- На земле закончились адекватные люди? Что, вашу мать, с вами произошло там за десять лет? – зло бросил Азария.
- Спокойно, Дженюари, я не буду на него бросаться, - он поднялся. Стер тыльной стороны ладони кровь с разбитой губы.  - Если это единственное ваше научное сопровождение, приглядывайте за ним.
Такие, как он, пожертвуют кем угодно. Их отчаянное желание сделать все правильно – как горизонт событий. За ним наука обращается в чистое безумие.
- Капитан, через четверть начнется пылевая буря, взлетать будет еще сложнее.
Недвусмысленный намек, что им пора поторопиться. Вот ведь ирония - когда он увидел в небесах шаттл, ощутил надежду, что не останется на этой планете до конца дней своих, а теперь, глядя в горящие злобой глаза Фьюри, понимал, что, скорее всего, этот рейнджер улетит без него.
И он тоже чувствовал разочарование – от того, во что угроза вымирания превращает людей.
[NIC]Azarias[/NIC][STA] Rage, rage against the dying of the light[/STA][AVA]http://6.firepic.org/6/images/2014-11/16/qoa954216dcd.jpg[/AVA][SGN]"Do not go gentle into that good night..." ©
http://4.firepic.org/4/images/2014-11/14/h0evytwd6lbj.jpg
[/SGN]

+2

11

Джей молча смотрел на капитана, не соглашаясь, но и не вступая в спор.
Выбор есть всегда. Мы можем полететь к Ясону.
Почему-то ему не нравилась мысль о том, что планета Пандоры станет следующей. Это было то же чувство предопределённости – инстинкт, который привел их к Азарии. В тот раз Джей ему доверился, но разве из этого вышло что-то хорошее?
Для Азарии – да.
Но космос – это не то место, где ты можешь быть благородным, милосердным или гуманным. И уж точно не место, чтобы быть героем.
Дженьюари никогда не считал себя мистиком, однако когда сталкивался с явлением, отчётливо попахивающим сверхъестественным, воздерживался от реакции, оценки или комментариев. Он старался оставить это за скобками нормального хода событий. То, что не названо, не существует.
Джей не был религиозен и не верил в чудеса, но когда они случались, относился к ним с осторожным почтением. Он был исследователем и как никто другой понимал, что на земле и над ней есть гораздо больше вещей, чем написано в учебниках физики. Однако Джей не знал, что с ними делать.
Он не успел ничего ответить, потому что с той стороны, где они оставили первопроходца и Фьюри, раздались звуки драки. Не сговариваясь, Меркури и Джей бросились к ним, растаскивая сцепившихся мужчин в стороны. Джей схватил Азарию и держал, пока тот не пришёл в себя.
– Ты прав. Все, кто отправился в эту миссию, неадекватны. Просто в случае Фьюри это сразу бросается в глаза.
Их готовили к перегрузкам. К любым условиям, которые они встретят в дальнем космосе – к мчащимся прямо на корабль астероидам, к тому, как проходить сквозь кротовые норы. Но никто и не думал, что их проблемы будут столь… земными.
– Послушай, Фьюри неплохой человек. Просто ты встретил его в мудачий период. Но когда придёт время, ему хватит характера сделать то, что должен. И он не подведёт нас.
Он убрал руки от астрофизика, бросил короткий взгляд через плечо на спорящих Меркури и Фьюри. И сказал единственное, что было уместно:
– Идём, я помогу тебе собрать вещи.

Шаттл оторвался от поверхности планеты, когда пылевая буря уже подступала к бывшему лагерю Азарии. На корабль вернулись в молчании, и сразу приступили к делу. Джей занял своё место за приборной панелью и подозвал робота.
– Протей, рассчитай наши ресурсы с учётом нового члена экипажа.
– Я могу вывести также и оптимистический прогноз.
– Ты можешь рассчитывать оптимизм? – не поверил Джей.
– Нет. Фактически это будут два одинаковых расчёта. Просто один я буду сопровождать радостной интонацией, используя выражения «к счастью» и «не всё так плохо».
– Знаешь же, как приободрить, – хмыкнул Джей, который сильно сомневался, что у роботов бывает хоть какая-то интонация.
– Вы все умрете, жалкие создания. Пандора открывается, и в ней – ваша смерть.
Джей не сразу понял, что услышал. Потом решил, что это очередная шутка работа.
– Что ты сейчас сказал?
– Простите, сэр?
– Про Пандору. Ты сказал что-то про Пандору.
– Не подтверждаю.
– Нет, я точно слышал. Ты сказал, что Пандора откроется и убьёт нас.
– Подобные прогнозы недоступны моим расчётам. У меня есть лог нашего разговора.
Робот вывел на экран стенограмму, и Джей со смесью непонимания и смущения прочитал:
[JANUARY] Протей, рассчитай наши ресурсы с учётом нового члена экипажа.
[Proteus-ARM7] Я могу вывести также и оптимистический прогноз.
[JANUARY] Ты можешь рассчитывать оптимизм?
[Proteus-ARM7] Нет. Фактически это будут два одинаковых расчёта. Просто один я буду сопровождать радостной интонацией, используя выражения «к счастью» и «не всё так плохо».
[JANUARY] Знаешь же, как приободрить.
[JANUARY] Что ты сейчас сказал?
[Proteus-ARM7] Простите, сэр?

Джея тупо уставился на экран. Этого просто не могло быть – он точно слышал, как робот говорит о Пандоре. Механический голос, пророчащий беду, до сих пор звучал в его ушах.
– Возможно, вы испытываете синдром космической адаптации. Он нередко сопровождается пространственными и звуковыми иллюзиями. Я могу прозондировать ваш организм и оценить вашу бесполезность в гарнах.
– Держи свой зонд подальше от меня и давай уже чёртовы расчёты! – разозлился Джей.
Роль вестника с плохими новостями вновь досталась ему.
– Ситуация следующая. У нас осталось две планеты, для удобства буду называть их именем исследователя, который там находится. По данным, которые присылают Пандора и Ясон, обе планеты пригодны для жизни: там есть атмосфера, есть вода. У Ясона климат теплее, зато у Пандоры есть предпосылки для возникновения жизни. Вот только обе планеты равноудалены от нас, и заскочить «по пути» не получится. Нам нужно выбрать, куда отправимся. Если первая планета подойдёт для колонизации, нам хватит топлива, чтобы вернуться на Землю. Если же нет… Что ж, в таком случае у нас останется ещё одна планета, которую нужно проверить.
Он бросил взгляд на Протея. После произошедшего Джею не особенно хотелось иметь дело с роботом. Что бы это ни было – программный сбой или глупая шутка, допустимая слишком повышенным уровнем юмора, – Джею было жутко от сказанного роботом. Он тут же разозлился на себя за глупую впечатлительность и решил, что на этот раз не позволит каким-то предчувствиям возобладать над голосом фактов.

[AVA]http://savepic.org/6560635.png[/AVA][NIC]january[/NIC][STA]Что ты можешь противопоставить пространству и времени?[/STA][SGN]http://savepic.org/6471739.gif
[/SGN]

Отредактировано Janus (2014-12-05 18:45:13)

+2

12

Фьюри бесился словно зверь в клетке, благо на корабле было достаточно места, чтобы не терпеть его присутствие в шаттле. Звуки же его терзаний все равно доносились до экипажа. Мужчина громко топал, бормотал что-то себе под нос, давал обещания, которые собирался сдержать, но которыми не стал бы гордиться ни один взрослый человек находившийся в сознании.
В какой-то момент ученому показалось, что ему отвечают, он повернулся, чтобы вступить в горячий спор, который вполне мог перерасти в мордобой, но никого не обнаружил. В помещении был он, его злость и эхо уносящихся прочь и засевших в сознании слов о смерти на Пандоре, которая всех их поглотит или что-то в этом роде.
Пожалуй, это и стало его холодным душем. Фьюри тряхнул головой и рассудил так: чем больше лишних телодвижений, тем меньше кислорода. Лишнего человека всегда можно оставить на Пандоре, чтобы вернуться домой налегке. К сожалению, для этого нужны были пилот и капитан, в иной ситуации он оставил бы с радостью и их тоже.
В помещение зашел Меркури, чтобы пригласить ученого обсудить следующие действия, он, кажется, удивился спокойствию и скорости, с которыми тот дал согласие и немедленно исполнил.
Уже становилось традицией слушать о плачевном положении вещей от Джея, а затем принимать тяжелые решения, препираясь с Фьюри. Эта традиция могла бы стать хорошей, если бы не ситуация, в которой они оказались.
Меркури ожидал всплеска агрессии и очередных угроз после "если же нет", но ничего такого не было. Огромный мужчина уставился в пол, будто вспоминая что-то. Космос - это не место для промедления, да и нужно было кому-то начать, так что капитан высказался первым.
- Если выбирать из этих двух, шанс есть у той, на которой возможно зародится жизнь. Показания четкие, удаленность от дыры хорошая. Это может сработать.
Он снова покосился на Фьюри, тот тяжело молчал. Капитану никогда бы не пришло в голову, что молчание этого человека может выглядеть еще более устрашающим, чем вся та желчь, которая разбрызгивается на окружающих во время горячих высказываний.
- Но я не ученый, - еще одна пауза, - думаю, лучше послушать специалиста, - становилось уже неловко. - И нас теперь четверо, Азария тоже получает право голоса.
Кажется, это взбодрило Фьюри. Он резко поднял голову и злобно уставился на нового члена экипажа.
- Он, - указательный палец был направлен в сторону мужчины, - не имеет тут никаких прав и пусть будет благодарен за то, что мы делимся с ним воздухом.
Это была одна из тех ситуаций, в которой все могло закончиться очень коротким расследованием убийства в космосе, если бы Азария оказался темнокожим с фамилией Ву.
Фьюри обвел всех взглядом и, выдержав театральную паузу, выдавил сквозь зубы:
- Пандора.
Что его так тревожило? Все без исключения здесь думали о самом худшем исходе, но надеялись на лучшее. Все были готовы к смерти, а, если не были, то думали о ней не раз и не два. Две планеты с отличными показателями и такая реакция.
- Хорошо, - подытожил Меркури, переключая внимание на двух других членов экипажа. - Капитан корабля должен быть рациональным и расчетливым. Именно этого вы от меня ждете. Как я уже говорил ранее, все шансы есть у Пандоры и я поддержу этот выбор, но, - он попытался сказать это как можно более профессионально, но такое не могло прозвучать никак иначе, кроме как наивно, и даже безответственно, - мне кажется, и я не могу дать никакой аргументации, кроме интуитивных ощущений, что нужно лететь на Ясон.
- Тебе кажется? - вступил Фьюри, ступор которого как рукой сняло. - Ему кажется! Ты не партнеров для танцев выбираешь, девочка моя. Подбери кудри и слушай, что тебе взрослые говорят.
- Я еще раз повторяю, это мое ощущение, которое не имеет под собой никакой аргументации. И я поддержу мнение более компетентных участников группы в этом вопросе.
- Ну так вот и молчи! Кажется ему...
Меркури злился, он не мог этого объяснить, но иногда чувствовать такие вещи. Интуиция подсказывала или это был бессознательный анализ каких-то деталей? Кто знал, но это работало и каждый раз. Однако в космосе полагаться на интуицию он все же не рискнул.
- Джей, Азария, ваше слово.

Отредактировано Hermes (2014-12-11 00:59:15)

+2

13

Происходящее все еще воспринималось сквозь легкий ступор непонимания и вместе с ним неверия. За последние несколько минут Азария уже дважды предполагал развитие ситуации, и  дважды ошибался. Он молча пошел к лагерю вместе с предложившим помощь Дженьюари.
Забирать, в общем-то, было нечего – кроме данных сомнительной полезности и циничного робота. Все остальное – бесполезный хлам. Видимо, пилот хотел быть уверен, что новый член экипажа уже достаточно остыл и приближается к необходимой отметке адекватности.
- Неужели эта планета успела наскучить? – из размышлений Азарию выдернул механический голос Люца. – Сэр…
- Не заткнешься, останешься здесь, - снова оборвал его ученый, прежде, чем тот успел выдать поток рожденной в его вычислительном модуле ереси.
Когда шаттл оторвался от земли, Азария  почувствовал смазанную радость. Еле заметную, будто выгоревшую под жаркими лучами аккреционного диска Гаргантюа. Глядя на быстро удаляющую поверхность, он, наконец, осознал – он только что получил второй шанс.

Все они думали о возвращении на Землю, особенно Фьюри. Земля в их сердцах звала их обратно, крошечный голубой шарик, бесконечно далекий отсюда. Отчасти ученый понимал их желание попасть домой. Может, у кого-то из них там осталась семья, может это говорило чувство общности – что там, вместе, они сильнее. Может, во весь голос вопила чертова иррациональная надежда, странное не поддающееся объяснению чувство, протянувшееся сквозь пространство и время.
А если вычистить разум от эмоциональной шелухи, то во весь рост встает один-единственный вопрос – зачем им возвращаться на Землю? И рядом с ним насмешливо возвышается уже готовый ответ, неприятный, отдающийся паскудным могильным холодком в хребте.
Незачем.
Жестко, больно и правдиво – в лучших традициях рационального мышления.
Когда рейнджер Азарии вырвался из крепких объятий родной планет, лучшие умы не покладая рук бутлыхались среди ограничений технологии и знаний, силясь найти разгадку. Азария улетал с мыслью, что они ее найдут. А теперь понимал, что минувшее время ни на шаг не приблизило людей к исходу с умирающей планеты.
Теперь все человечество – это четверо астронавтов и генетический материал на борту, а все, кто остались на Земле – погибнут. Без сомнений, все на этом корабле отчетливо понимали эту простую и невеселую истину. Даже Фьюри – Азария был уверен, что за его агрессией кроется точно такое же понимание. Все они знали, но молчали. Некоторые даже трижды правдивые мысли лучше оставлять невысказанными.
Гравитация, бессердечная ты сука! – навязчиво болталась в черепушке ученого услышанная где-то фраза. А вместе с ней мысль – когда же он сам успел настолько одичать, что более похож на механического Люца, нежели на живого человека.
Азария оторвал взгляд от дисплея с обезличенными данными по каждой из планет. Посмотрел на Меркьюри, когда тот обратился к нему и Джею.
Можно ли рассматривать предчувствие, как некую силу, способную отодвинуть безжизненную статистику и внести в нее свои коррективы? Такую же необъяснимую, как подсознательный зов вернуться на Землю? Азария точно знал, что если она и существовала, то у него отсутствовала как таковая. Свое решение он принимал, основываясь только на фактах, что успел изучить.
- Больше шансов у Пандоры, - коротко отозвался ученый. Ее показатели действительно выглядели более многообещающе. Если они ошиблись, останется Ясон, а если и тот окажется пустышкой, то в истории человечества появится жирная точка.

[NIC]Azarias[/NIC][STA] Rage, rage against the dying of the light[/STA][AVA]http://6.firepic.org/6/images/2014-11/16/qoa954216dcd.jpg[/AVA][SGN]"Do not go gentle into that good night..." ©
http://4.firepic.org/4/images/2014-11/14/h0evytwd6lbj.jpg
[/SGN]

+2


Вы здесь » In Gods We Trust » Альтернатива » Одиссея 2333


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC