In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Основная игра » [01.02.2014] Да, дорогая. Я тебя понял.


[01.02.2014] Да, дорогая. Я тебя понял.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время действия: Началось все с 01.02.2014г.
Участники: Belial, Lilith.
Место событий: Швейцария, Цюрих.
Описание:

Вместо тысячи слов (с)

http://oneberry.ru/files/images/544778185/4w1w2U2C7351.jpg

+1

2

Поль Дюпон знал толк в продаже талантов. Ему удавалось даже полную бездарь преподнести как редкий бриллиант - и убежать прежде, чем публика его освистает. В этот раз убегать было не нужно: кабаре Crazy Horse было бездонным кошельком, откуда можно было бесконечно долго черпать деньги. А всё благодаря девочкам, которые эти деньги зарабатывали. Их было не больше сорока - танцовщиц из разных стран мира, отобранных по самым жёстким стандартам. Не только за исключительную артистичность, пластичность, раскрепощённость, но и за внешние данные. Все были хороши - а как иначе? - но главной звездой была Флёр. Поль понятия не имел, как её зовут на самом деле, потому что не видел ни одного её документа, подписанного как-то иначе, чем Fleur de Lys. Он не представлял, есть ли у неё паспорт и счёт в банке, да это и было неважно. Флёр приносила деньги. Огромные деньги, которые Поль мог тратить.

В этом была ещё одна странность танцовщицы - она никогда не требовала гонорар, как другие, да и вообще будто не задумывалась о деньгах. Поэтому её долю хваткий менеджер сначала просто откладывал, а потом присвоил себе. Он ждал скандала, но женщина так и не вспомнила о том, что нужно забрать свои деньги. Поэтому каждый месяц месье Дюпон, дрожа от жадности, отправлял на свой счёт в солидном швейцарском банке сразу две зарплаты - свою, довольно приличную, и чужую, отличавшуюся парой лишних нулей. Флёр по-прежнему ни о чём не спрашивала, и менеджер окончательно расслабился.

А потом она всё-таки пришла. Небрежным движением плеч сбросила шубку - Поль едва успел подхватить - села в кресло и улыбнулась. Менеджер даже похолодел от ужаса, надеялся, что Флёр явилась не за деньгами, но чутьё бывалого пройдохи его не подвело.
- Les fillettes хотят купить платья к новому шоу, - доверительно поведала она, как всегда мешая английский и французский. Как Поль ни пытался, он так и не смог определить её национальность. - Вот и я хочу!
Флёр подалась вперёд, ткнула менеджера пальчиком в грудь:
- Но я хочу самое лучшее и выберу его сама. Дай-ка мне денег, mon ami.
Поль уже давно готовился к этому разговору, поэтому без труда выдал не раз отрепетированную фразу:
- Прости, Флёр, дорогая, но наши доходы очень скромные в последнее время. Ты звезда, и я не могу обидеть тебя, предложив гроши. А достойную тебя сумму я пока выплатить не в состоянии...

Он долго распинался о своём почти-банкротстве, и к концу его длинного монолога глупышка даже чуть не расплакалась от жалости. И, конечно, больше не стала требовать денег. Потребовала свою шубку обратно и ушла.
Но история на этом не закончилась. Флёр действительно прониклась сентиментальной историей менеджера до глубины души, но всего минут на пять, пока шла до машины. Она вскоре забыла про Поля, но не про новое платье с потрясающим воображение ценником. Её нужны были деньги - и она знала, где их найти.
Как только автомобиль тронулся с места, она тут же ткнула в единственный номер, который был записан в её блестящем золотом айфоне, и велела плаксивым голосом:
- Котик, набери лапушку, у меня бедаааа!

Несколько часов спустя "котик", он же демон-секретарь, с поклонами проводил Лилит в кабинет Велиара. В дороге Лилит успела прийти в себя и уже снова была готова блистать и покорять сердца. Велиар успел полностью погрузиться в работу и снова не обратил на блистательность гостьи никакого внимания.
Женщина уселась на диванчик, сложила ручки на коленках, как примерная школьница, и стала ждать. Как только Велиар отодвинул от себя документы, Лилит вихрем сорвалась с места и с плачем бросилась ему на шею.
- Mon amour! C'est un cauchemar catastrophique! Я разорена! Я умру в бедности! У меня нет денег, чтобы купить платье! - она была безутешна и потому к английскому и французскому добавились арабский и иврит в неравных пропорциях. Рыдания могли растрогать даже самое жестокое сердце, но из глаз страдалицы не пролилось ни единой слезинки. Она не была уверена, что тушь не потечёт.

Отредактировано Lilith (2014-11-20 22:30:38)

+1

3

- Excusez moi, ma cherie. Что это за платье, которое ты, tu, ma cherie, не можешь купить на свои средства?
Французский действовал на Лилит успокаивающе. Отчасти потому, что сама женщина его отчего-то иррационально любила, отчасти потому, что его в свою речь вплетал Велиар, привычно снисходительно и покровительственно. И несмотря на то, что даже общепризнанный язык любви и поэзии демон умудрялся привести в деловито сухое, лаконичное состояние.
Держать Лилит на шее было несколько неудобно. Волнистая копна прически загораживала экран ноутбука; глубокое, на весьма расплывчатых и спорных гранях приличия декольте норовило переместиться вровень с его лицом, окончательно затмевая вид на рабочий стол и мир вокруг.
- На пятьдесят миллионов триста девяносто две тысячи восемьсот сорок семь евро и шестьдесят три цента, если быть точным.
Велиар мягко усадил звезду бурлеска на колени. Придержал за талию, не позволяя упасть. Развернул и отодвинул немного в сторону, открывая себе необходимый обзор и пространство для действий.
Лилит была ценной находкой. Настоящим профессионалом своего дела.  А именно - в том, как лучше раздеться. Под музыку, улыбаясь и сияя. С фанфарами, громкими аплодисментами, протяжными восклицаниями восторженной толпы, и кокетливо вздернутой бровкой.
Всегда ищущий новые и ценящий старые таланты Велиар признавал, что дар танцевать Лилит явно получила от Бога. В подробности для чего именно Создатель наградил бывшее свое творение демон не вдавался, но предполагал, что Адам бы оценил. Будь у того хоть крошечный зародыш мозга.
Самого же демона не столько интересовал чужой талант, сколько умение извлекать из него прибыль. Лилит зарабатывала прилично - об этом судила бухгалтерская отчетность кабаре, в котором она работала. Сорок процентов дохода приносили живые выступления на постоянной основе. Около двадцати пяти - индивидуальные заказы, в основном приходящиеся на имя Флер и еще нескольких танцовщиц. Пятнадцать процентов приходились на коммерческие фотосессии для глянцевых журналов, съемки различных рекламных продуктов, клипов. Еще десять - пятнадцать процентов занимала физическая продукция - диски с записями, плакаты, сувениры, статуэтки, кружки, футболки. Даже белье. Последние пять процентов включали в себя отдельные и редкие интервью, внеплановые выступления, выгодную разницу курсов валют.
За тем, чтобы Лилит всегда получала все необходимое и сразу следил один из его подчиненных. Женщина называла его ласково "котик". "Котик" курировал все - начиная от расходов на реквизит и бытовые затраты до вопросов сопровождения в турне, представительском размещении, своевременной сводке о клиентах с индивидуальными заказами - Велиар не любил, когда кто-то теоретически может попытаться испортить его вещь. И предпочитал ситуацию предупредить, чем потом лишний раз тратить собственное время и силы на то, чтобы продемонстрировать наглядно, почему так поступать не стоило.
Так или иначе, Велиар поручил заботу о возникающих и еще не возникших вопросах другому. И до сего момента он был уверен, что подчиненный неукоснительно выполняет все от и до. Других демон к себе попросту не брал - не выживали.
Пара кликов мышью - и на экране сгенерировалась и открылась банковская выписка с лицевого счета мисс Флёр де Лис за последний месяц. В графе поступлений скупо значилась цифра ноль. Из последних тридцати транзакций высветились походы в кафе и кино. Цифры общего баланса карты держались в пределах той нормы, в которой можно существовать в целом безбедно и праздно, как, собственно, и делала Лилит, но все равно не были теми, которые ожидал увидеть Велиар. В общей сложности не хватало сорока миллионов. И тридцати восьми евро.

+1

4

Он был слишком спокоен, слишком хладнокровен - так что Лилит могла бы часами сердито выговаривать ему, что он "не обращает на неё внимания". Разумеется, это было неправдой: ей доставалось ровно столько бесценного времени, сколько Велиар считал нужным ей выделить. Но Лилит всегда, всегда было мало.
- О, эти ужасные цифры, - жалобным голосом говорила женщина, одной рукой обнимая покровителя за шею, а второй превращая его аккуратную причёску в нечто авангардное и явно не офисное. - Почему всегда столько цифр? Я разорена, а ты всё про какие-то цифры! Хочу пирожных!
Это был сигнал "котику", что пора озаботиться питанием заезжей дивы, иначе случится что-нибудь, что нарушит размеренный режим работы офиса. Конечно, всегда оставался запасной вариант: Велиар на правах хозяина как офиса, так и самой Лилит всегда мог выставить разбушевавшуюся дамочку вон, но... Алгоритмы всегда давали сбой, если дело касалось испорченного механизма, а ведь первая жена Адама была именно таким. Её можно было наказать, но она не понимала сути наказания - а значит, оно было бессмысленно. Можно было бы лишить её энергоснабжения, можно было бы сломать и выбросить - а она едва поняла бы, что умирает. С Лилит можно было обходиться только одним способом - отвлекать, как ребёнка. Переключить её внимание на что-нибудь яркое и красивое, необычное и запоминающееся. И на какое-то время она и правда становилась тихой, пока необычное не превращалось в обыкновенное. Лилит быстро привыкала ко всему хорошему.
Сейчас женщина мерила шагами кабинет, рассуждая вполголоса:
- Это самое прекрасное, отличное, дорогое платье haute couture, мой дорогой, так почему бы мне не купить его? А если у меня нет денег, то почему бы тебе не купить его? Это было бы... логично?
Она едва ли понимала смысл слова "логично", как не пользовалась законами логики в своей повседневной жизни. У пятилетнего ребёнка было больше шансов освоить теорию относительности, чем у Лилит - просто связывать вместе причину и следствие.
Лилит лихо развернулась на каблуках, прошелестели юбки:
- Ну так что, есть у меня деньги или нет? Помнится, я слышала... - тут её речь превратилась на какое-то мгновение в невнятное бормотание, не имеющее смысла. С французского Лилит легко перешагнула на итальянский, продолжая бесцельно бродить по комнате. И внезапно её голос снова набрал силу, стал чище, звонче, без томного мурлыканья, которое обычно было ей свойственно. Повернувшись к Велиару, она отчеканила фразу чётко, как усердно выученную:
- Хорошо иметь славу щедрого государя, - цитирование Макиавелли давалось ей только тогда, когда она была в сознании. Сейчас Лилит смотрела прямо и смело, явно наслаждаясь недолгим возвращением, и продолжала, перемешивая слова мыслителя и свои: - Однако ж мы помним, что владычеству Цезаря пришел бы конец, если бы он, достигнув власти, прожил дольше и не умерил расходов. А если Поль Дюпон продолжает обкрадывать тебя - а забирая у меня, он забирает у тебя - то не худо бы тебе умерить его расходы вместо него. Иначе твоя щедрость выйдет тебе слишком дорого.
Краткий период просветления закончился, едва начавшись, и Лилит покачнулась на своих каблуках, быстро приобретая свою обычную капризность и беспомощность. Со всего маху она уселась на пол, подвернув лодыжку, и захныкала от боли.

+1


Вы здесь » In Gods We Trust » Основная игра » [01.02.2014] Да, дорогая. Я тебя понял.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC