In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (13 апреля 1204 год) Для ассасин-кридинга пригодно.


(13 апреля 1204 год) Для ассасин-кридинга пригодно.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[STA]Христос с дымком[/STA]
[AVA]http://sa.uploads.ru/OX2Uk.jpg[/AVA]
Время действия: 1204 год, четвёртый крестовый поход, Падение Константинополя.
Участники: Иисус, Мария, чернь.
Место событий: Константинополь
Описание: 13 апреля 1204 года Константинополь захватывается рыцарями Четвёртого крестового похода, которые его сжигают и практически полностью разоряют. Город становится столицей Латинской империи крестоносцев.
Отпуск удался.

Фотки

http://dic.academic.ru/pictures/wiki/files/69/Eug%C3%A8ne_Ferdinand_Victor_Delacroix_012.jpg

Отредактировано Jesus Christ (2014-11-22 04:16:26)

+1

2

[STA]БОГатый бомж[/STA]
[AVA]http://sa.uploads.ru/NuQba.jpg[/AVA]
Ad notam, ему вовсе не нравилась погода.
Из-за непрекращающегося вторые сутки дождя, блестящий серебром мрамор улиц пускал от редких солнечных лучей косые блики, которые нет - нет, да мазали по его затуманенным от бханга глазам, с расширенными пьяными зрачками. Навес из прошитого коноплей тростникового волокна подрагивал под тяжестью воды, которая не отбивала дробью капель, а лилась из прорвавшегося, дырявого неба.
На другой стороне улицы, случайные азиатские торговцы, по глупости попавшие между молотом крестоносцев и греческой наковальней еще прошлой весной, молились своему Богу. Бог же их и вправду слышал, пожалуй, слишком отчетливо. Еще один глоток прохладно скользнул в глотку, разливаясь, впитываясь в слизистую, проникая в ткани и кровь мягкостью недавних теплых восточных ночей. Иешуа медленно опустился на подушки, расположенные прямо на ступеньках возле запертой двери его последнего дома, покручивая в руке чашу, в которой еще плескалась грязная, на первый взгляд, жидкость.
Он не помнил имени нового полководца. Тот кричал на площади о том, что грязь под их ногами смоет кровь матерей этих мразей и что-то там еще. Войско воодушевлялось слабо. Иешуа чувствовал это по запаху.
Величайший из когда-либо построенных человеком городов пах грязью, восточными благовоньями, которые жгли, чтобы прибить трупный запах, мясом (хоронить в стенах было негде уже давно, никакого выхода кроме костров не оставалось) и неистовым страхом греков.
Дождь очищал улицы и издевательски тушил костры, в которых потрескивали угли из великих и не очень воинов.
Белые стены Акведука, уходящие дальше способностей пьяного зрения, отбрасывали на город причудливую дырявую тень. Где-то далеко играл ребек.
Сумасшедшая внешняя и внутренняя тавтология момента и древний наркотический напиток заставляли Иисуса идиотски улыбаться и думать о том, что будет, если начать скрещивать животных вне их видов: утконос в соболях на некоторое время завладел всем его внутренним вниманием и он не сразу понял, что человеческие крики брани, боли и ужаса в мгновение взметнулись в своей громкости до физиологического максимума, когда все звуки превращаются в один, зависающий в воздухе.
По Великой стене прошла дрожь, мелкая крошка известняка осыпалась свежей пылью на мокрую улицу. Куски побольше. Обломки камней.
Раскудрить твою черешню, они действительно ломали стену.
Иисусе заливисто хохотнул и принял максимально удобную для обзора захвата города позу, развернувший вместе с подушкой на два часа.

Отредактировано Jesus Christ (2014-11-22 04:14:39)

+1

3

Оглушающий грохот осадных орудий сливался с бешеным воем истребляемых греков, создавая ни с чем не сравнимую какофонию звуков. Мария взирала на это с обычной удовлетворенной ухмылкой. Чужие страдания и смерти нисколько не заботили ее и даже доставляли странное ощущение удовлетворенности и отомщенности. В голове мелькнула мысль, что сегодня, может быть наконец-то, убьют и осточертевшего ей мужа.
Тем временем в почти тысячелетней стене города уже образовалась существенная брешь, в которую тут же хлынул бешеный и охочий до крови поток крестоносцев. Мария устремилась туда же. Официально у нее было такое право — надо же было оттаскивать раненных с поля боя.
Перешагнув через остатки вала, она быстро пошла по узкой улице, подобрав тяжелые, уже успевшие набрать воды и крови юбки. Красные тамплиерские кресты словно бы выключились и потухли, стремясь по цвету слиться с простой холщовой тканью ее сестринского одеяния. Кто сказал, что женщин не берут в тамплиеры? Явно тот, кто недооценил ее тяги нарушать различные людские правила и глупые предписания. Лазейка как всегда была найдена. Точнее был найден некий барон, который по глупости своей на ней женился. После женитьбы барон принял решение вступить в орден и отдать половину своего состояния в дар храмовникам. Конечно, же по своей воле. Мужик сказал — мужик сделал. Жене же не оставалось ничего кроме того, чтобы загадочно улыбнуться и вступить вместе с ним. К сожалению, пылкий француз не получили взамен ничего, кроме возможности изредка держать в своих руках ладонь своей непорочной жены, ибо правилами ордена было запрещено все остальное.
А дальше началось интересное. Путешествовать по Востоку под эгидой финансового красного креста было удобно, безопасно и увлекательно. Тем более с персональным охранником, который, к своей чести, оберегал ее и заботился. Во время путешествия Мария решила совместить приятное с полезным. У ушлых храмовников она выучилась учету, двойной записи и сложным процентам. Еврей же не может считаться полноценным евреем, без знания сложных процентов.
Словом она развлекалась как могла. Период Расставания Мария всегда делила на временные отрезки, которые были посвящены путешествию, изучению профессии и поиску какой-нибудь безделушки-артефакта. Путешествие и обучение были позади, а вот вещицу стоило бы искать по-шустрее, потому что долгожданная встреча могла случиться со дня на день. Именно на это она и рассчитывала, пробираясь в осажденный город. О хранимых тут сокровищах ходили легенды.
Мария накинула на себя ореол отражения - ей не нужно было лишнее внимание сейчас. Она лавировала между лужами, низвергающимися с навесов водопадами, между стычками и трупами. Ей определенно нравилась атмосфера Константинополя в текущий момент. Больше ненависти, люди! Рвите друг друга, убивайте.
Пробравшись вглубь города, она остановилась, чтобы осмотреться. Неожиданно в лужу прямо перед ней бултыхнулся камень, окатив деву грязищей прямо по голым ногам. Мария святотатственно выругалась именем свекра — видимо, усердные катапультчики продолжали крошить стену, не испытывая никакого уважения к ее почтенному возрасту.
Неожиданно краем глаза Мария заметила знакомое свечение. На нее как обычно накатила волна волнительной тошноты, сердце забилось в аритмии, адреналин заструился по венам, а под ложечкой засосало. Ошибки быть не могло. Мария определила направление и быстро пошла в сторону источника ауры. Она не колебалась ни секунды, начиная свое движение.
Подкралась она со спины, склонила голову набок и слегка коснулась бока развалившегося на подушках Иисусе носком ноги в сандальке.
- Что интересного показывают?
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/3/6/6/6/36662/82129142.jpg[/AVA]
[NIC]Marie de Montfort[/NIC]
[STA]Semper fidelis[/STA]

Отредактировано Maria Magdalena (2014-11-23 01:52:15)

+1


Вы здесь » In Gods We Trust » Незавершенные эпизоды » (13 апреля 1204 год) Для ассасин-кридинга пригодно.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC