In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Основная игра » (02/03/2014) зомби по имени Гав


(02/03/2014) зомби по имени Гав

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/10/7a8ef59ab2294bd6ae45825f5ed31728.png[/AVA]
Время действия: 02 марта 2014 года;
Участники: Иш Таб, Михаил;
Место событий: Мексика, Гвадалахара;
Описание: Так уж повелось, что все, кому не хватает денег или силы, испокон веков отправляются в Мексику. Вот и партия низших демонов, сбежавших под шумок из Ада, смогла обрести личное счастье именно в далёких, выжженных солнцем землях. Когда катастрофически не хватает могущества для создания собственных материальных оболочек или же овладения телами живых, в бой идут одни мертвецы.

[audio]http://pleer.com/tracks/12449156JgS4[/audio]

+1

2

Америка никогда не была молода. Она была грязной, старой и потрёпанной, словно портовая шлюха, ещё до появления первых поселенцев. Зло затаилось там в ожидании.
И сейчас это зло было очень недовольно.
– Грязные католики! – Изуми скомкала газетный лист и отбросила его в сторону. Вообще-то новость о том, что на окраине Гвадалахары опять видели разгуливающего мертвеца, она прочитала в интернете. Но недостаток современных технологий заключается в том, что гнев можно выместить только на самом компьютере, но никак не на статье, которая тебя и разозлила. На этот случай Изуми хранила под рукой стопку старых газет.
Ну а католиками она называла всех, кого ненавидела.
Она схватила свое пальто, распихала по карманам пачки сигарет и вышла прочь.
Гвадалахара, в сущности, не принадлежала западной культуре. Как и вся Мексика. Сотни лет болезней, деградации, бедности, рабства, жестокости и насилия наложили особый отпечаток на местных людей. Город был зловещ и хаотичен, словно кошмарный сон. Никто не был по-настоящему близок ни с кем, и дружба, любовь и доверие не значили ничего, когда люди брались за ножи. Оружие здесь носили все, кто хотел, и случись копам открыть стрельбу в баре, как с ними расправлялись сами же граждане. Копы тут имели не больше власти, чем мойщики посуды. А когда дело доходило до линчевания, под рукой всегда оказывалась верёвка.
Место, куда направилась Изуми, находилось в центре Гвадалахары. На улице, один за другим, толпились ночные клубы, все как один: неоновая вывеска, несколько бугаев у входа, а внутри – грохот и тьма. Такие места словно специально были созданы для того, чтобы в них пропадали без вести, став жертвой кровавых ритуалов. Но большинство клубов просто были местом досуга для богатенького сброда либо прикрытием для наркотрафика. За исключением одного, где действительно проводили кровавые ритуалы.
Изуми шла мимо людей, слившихся в экстазе и отвращении: они льнули к стенам узкого коридора, вдыхали наполненный опиатами дым. Их лица, разрушенные временем, пороком и метамфетамином, если и поворачивались к непрошенной гостье, то взирали на неё с отсутствующим выражением. Их души давно покинули тело.
Вот только Изуми была здесь не для того, чтоб писать сценарий социальной документалки.
Охранник у внутренней двери попробовал остановить её, но замер, так и не решившись протянуть руку. В комнате, куда она вошла, было чисто и тихо. Вокруг разливался полумрак. У дальней стены возвышался алтарь, центром которого служил испещрённый магическими символами череп. В кожаном кресле неподалёку сидел мужчина. В его руке дымилась сигара. Он был очень красив. Кожа его был чёрной, но не блестящей, по виду она напоминала бархат. На лице блестели белки глаз, а когда он заговорил, в зубах сверкнуло золото:
– Смотрите-ка! Кто-то пришел за своей шубой из далматинцев.
Изуми, не дожидаясь приглашения, плюхнулась в кресло напротив. Чиркнула спичкой и закурила. И сказала тоном столь холодным, что затушил даже свечи на алтаре:
– Я пришла к тебе, шаман, не для того, чтоб слушать оскорбления. Не забывай, с кем говоришь.
Он склонил голову и посмотрел на неё как-то сбоку. Дым от его сигары и её сигареты двумя тонкими линиями поднимался вверх и смешивался в одной точке, будто что-то в центре помещения притягивало его к себе.
– Прости, если сказал лишнее. Я думал, тебе нравится висельное чувство юмора, – он снова ухмыльнулся, довольный каламбуром. – Чем я могу помочь богине?
Изуми подалась вперёд, протянула руку, стряхивая пепел в хрустальную чашу на его подлокотнике, хотя обычно не утруждала себя такими мелочами, как использование пепельницы.
– Я хочу знать, чья магия поднимает мёртвых из могил. Вы, вудуисты, любите играть со смертью.
Вот только смерти не нравится, когда кто-то пытается ею управлять.
Шаман встал и медленно направился к алтарю. Помедлил возле, коснулся черепа. И, не оборачиваясь к Изуми, ответил без толики прежнего веселья:
– Слуги Папы Легбы здесь не при чём. Мы общаемся с мёртвыми, но не призываем их в наш мир. Но я видел одного из тех, о ком ты говоришь. Это не магия. Это что-то другое, что-то куда более опасное.
Шаман повернулся к Изуми, и она увидела: лицо его сковал ужас.
– Что-то, что пришло сюда из глубин ада.

[AVA]http://savepic.org/6551232.png[/AVA][STA]Бог тебя любит, а я тебя пырну.[/STA]

Отредактировано Ish Tab (2014-11-25 21:42:58)

+3

3

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/10/7a8ef59ab2294bd6ae45825f5ed31728.png[/AVA]
После потери крыльев (пусть и неофициальной) что-то в архангеле неуловимо изменилось. Сначала было ощущение беспомощности и пустоты, затем пришлось учиться быть бескрылым, для ангела это сродни человеческой инвалидности. Однако, несмотря на всю испытываемую гамму переживаний, Михаил не жалел о содеянном. Мир всё ещё не раскалывался на части, а значит, архангел поступил правильно.
Пытаясь как-то заглушить эхо от образовавшейся внутри пустоты, архистратиг ещё активнее окунулся в работу, благо сейчас у Небес не было права на бездействие и ни секунды на промедление. Зло расползалось стремительно по всей земле, просачивалось сквозь ставшую совсем тонкой грань между материальным и духовным мирами.
В чём же заключалась перемена, коснувшаяся личности архангела? Раньше он ни за что не ступил бы на земли индейских богов.

Дух архангела в теле птицы парил над городом, исследуя, прислушиваясь к голосам, всматриваясь в ауры. Здешние божества были необычайно сильны, земля, пропитанная памятью о кровавых ритуалах, всё ещё была для них надёжным источником. Так же ясно Михаил видел, что зло, пришедшее на эти земли, было чуждо этому месту, но было близко по сокровенной сути своей вестнику Бога.
Заложив ещё один вираж, архистратиг сосредоточился на поиске того, кто хотел найти ответы и защитить свою землю от неизвестного врага.

— Вы совершенно правы, — архангел выступил из тени. — Низшие демоны, предпринявшие попытку обрести своё место в мире смертных. Им не хватает сил для того, чтобы вселиться в живых, но поднять мёртвого – проще простого.
Дым обвивал архистратига спиралями, гибкими драконами со змеиными телами. В этой комнате его силы как будто тускнели, выцветали.
— Прошу прощения, совсем позабыл представиться. Моё имя Михаил. И я хотел почтить ваших мёртвых, вернув их в могилы.
Архангел в первую очередь решил позаботиться не о живых. Отметив данное обстоятельство и добавив его в список собственных действий, требующих анализа, Михаил пришёл к выводу, что в нём стало меньше сострадания.
— Богине не следует отказываться от помощи, я не запишу вас в должники.

+3

4

Появившегося мужчину Изуми узнала сразу, и ей даже не нужно было дожидаться, пока он представится.
Когда-то в другой жизни она подсмотрела видение падшего ангела о рае и его страже, что так верно охранял вход в обитель единого бога. Теперь она видела этого стража во плоти.
Поэтому она плотоядно улыбнулась.
– Я и не буду.
Зачем же отказываться от помощи? Как ни парадоксально, богиня самоубийств не обладала склонность к суицидальному героизму. Да и сильной-независимой женщиной себя считала.
Она вообще не считала себя женщиной.
Изуми поднялась, обошла Михаила по кругу, осматривая с головы до ног, и весело, даже добродушно, поинтересовалась:
– Так, значит, это ты – тот гусь, что ведает местной евангельской лавочкой? В тебе чего-то не хватает.
Она замерла, принюхиваясь. И действительно, Михаил разительно отличался от того, каким был в видении Садрагиэля. В нём отсутствовало что-то важное. Что-то ключевое, составляющую основу ангельской энергии и силы. Что-то, что он потерял…
Возможно, волосы.
– Похоже, сейчас у твоего стада новый пастырь. Не имею ни малейшего понятия, зачем вы оба явились в мою священную обитель.
Если уж Люцифер и Михаил хотят выяснять отношения, то пусть делают этот через суд. Хоть высший, хоть Гаагский. А вот земли майя пусть минует чаша стать полем боя католиков – здесь и так высокий уровень преступности.
Шаман напомнил о своём присутствии деловитым покашливанием, что было весьма любезно с его стороны – обычно жрецы вуду более эффектны в своих действиях. Обычно в этом замешаны кровь, петух и пляски под бой барабанов.
– Тот мертвец, о котором ты говорил. Где ты его встретил, шаман?
Бокор неуверенно покосился на Михаила. Как правило, жрецы древних богов испытывают некий дискомфорт, находясь рядом с христианскими вершителями правосудия. Что уж поделать – инквизиция.
– Бар неподалёку от границы. Это пограничная территория, никем не охраняется. Там собирается всякий сброд – дальнобойщики, байкеры, сбежавшие преступники, продавцы телевизоров.
Как по Изуми, так отличное место, чтобы затеряться или воскреснуть из мёртвых.
– Он называется «Пляшущий гринго». Открывается на закате и работает до восхода солнца. Гнусное местечко.
Шаману хватило ума – а может, побоялся Михаила, – чтобы не добавить: «Как ты любишь».
Изуми достала сигарету и, прежде чем прикурить, поинтересовалась у архангела:
– А не хочешь ли ты купить мне выпивку? Я знаю одно подходящее место.

[AVA]http://savepic.ru/6513722.png[/AVA]

+2


Вы здесь » In Gods We Trust » Основная игра » (02/03/2014) зомби по имени Гав


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC