In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Альтернатива » End of the Universe


End of the Universe

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Место: Вселенная.
Участники: Чез Уоллес (Миктлантекутли), Алекс Крайтон (Азраил).
События: двух не обремененных моралью, но богатых фантазией заключенных, ждет незавидная участь - отправиться в протеиновый банк за все те прегрешения перед законом, что они успели натворить за свою недолгую жизнь. Как уже говорилось, фантазия у них исключительная, а оная, помноженная на сильное нежелание  становиться частью коллекции Его Божественной Тени, и вовсе караул. А тут так удачно подвернулся под загребущие руки страдающий пищевым расстройством Лексс. (И за что только несчастному жуку такое наказние?)

http://4.firepic.org/4/images/2014-12/14/le0aqu0wa5sx.jpgЯ — Лексс, самое могущественное оружие уничтожения в двух Вселенных. Меня вырастили на Планетоиде Кластере, который управляется Его Божественной Тенью. Еда там была хорошая. Мой капитан... мои капитаны два сбежавших заключенных. Я для них взрываю планеты, когда они перестают спорить и решают, какую взорвать. Раньше они были заключенными, но теперь получили ключ, пока я переживал последствия питания малопригодной для еды планеты, а охранник протеинового банка что-то замкнул в моих системах. Если он выжил, я надеюсь, он пополнит его содержимое...

[AVA]http://2.firepic.org/2/images/2014-12/17/jl5mjqxn5imr.jpg[/AVA][STA]solar ehoes[/STA][SGN]Агония,
огонь и я.[/SGN][NIC]Alex Chriton[/NIC]

+1

2

[NIC]Chaz Wallace[/NIC][STA]Pirates could happen to anyone[/STA][AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/4/1/9/1419342/82250499.jpg[/AVA]Презабавнейшая же штука – обстоятельства, что всегда складываются неожиданно. Практически все события, даже те, которых стоило ожидать, о коих бы пристало догадываться, имеют обыкновение рушиться на башку непременно в то время, когда о них забываешь напрочь. Впрочем, было бы довольно опрометчивым решением внезапно запамятовать о том незатейливом факте, что спустя какие-нибудь считанные часы ржавая посудина, кем-то по ошибке прозванная космическим кораблем, под звуки фанфар доставит-таки твою помятую не первой свежести тушку на гребаный планетоид – и твой богатый внутренний (в буквальном смысле этого слова) мир пополнит собой завидную коллекцию протеинового банка. История, в общем-то, не нова, и делать ставки в попытке обскакать пенитенциарную систему Божественного Порядка – едва ли тянуло на поступок, созвучный с благоразумием. Но когда речь заходила о благоразумии?
Вообще говоря, в полости отдельно взятой черепушки бывшего шахтера, по совместительству космического пирата, а ныне транспортируемого на суд заключенного Чеза Уоллеса каких только волшебностей помимо исполненных нестандартными идеями мыслишек сомнительной нормальности не водилось. Как-то раз, во время очередного мистического путешествия по сферической панораме собственного сознания, вызванного воздействием на организм токсических испарений в недрах очередного разрабатываемого его командой астероида, Чезу в голову явилось неожиданное откровение о том, что в котелке у него отирается эдакий забавный зверек – карликовый папегойский гамадрил с неоновой шерсткой и большими флюрными глазами. Маленькая хитрожопая пакость страшно любит точить волшебные грибы, крутить рогалики из извилин и биться головой о мозжечок. А еще эта вертлявая пушистая зараза так смешно вращает ушами под всякий там околокосмический хардкор. Временами он не прочь бойко почесать задней лапкой ЦНС, а в минуты настроений депрессивных горазд капризно испустить слюни, слезно печалясь, когда деревья отчего-то начинают расти сверху вниз. Этот паршивец забавно прыгает. А самое его любимое занятие – разбежаться от дорсальной доли в сторону ростральной и со всей дури убраться о бюнгеровы тяжи. Иногда он уходит в запой вместе с нейробластами; иногда весело торчит со спонгиобластами – словом, сущее умиление, да и только. Короче говоря, живучая дрянь оказалась: крепкая, стойкая, дешевым пойлом не раз закаленная – так просто не возьмешь гаденыша, а потому, плотоядно облизываясь, зверек невиданный плевать хотел на собственное внеплановое обнаружение и продолжал лениво пожевывать серенькую биомассу, обильно пузырясь при этом ядовитыми слюнками и вдохновенно почавкивая. Надо полагать, именно в тот момент в мозгу Уоллеса и зародилась долгоиграющая затея воспользоваться своим служебным положением, взыскав с нерадивого работодателя честным трудом выстраданное, и похлопотать на предмет улучшения жилищных условий для себя, любимого, и сотоварищей. Признаться, с чего именно все началось, Чез не помнил, хоть ты умри, но так или иначе итогом лихих пиратских приключений бравых шахтеров явилась горстка трупов бывалых рудокопов, парочка пойманных властями идейных вдохновителей и нехилый запас упертого из-под носа Его Тени иридия весом в несколько тонн, любовно заныканный в самой непроглядной заднице Вселенной.
До присоединения к стыковочной платформе Кластера оставалось меньше часа, и Чез с завидной самоотверженностью предавался самому безыдейному занятию, за которым только можно было застать заключенного, приговоренного к скоропостижному уничтожению, – он спал. Безвольно повиснув на тюремных ремнях, Уоллес беспробудно дрых, расплываясь во сне идиотской улыбкой, вероятнее всего, представляя себя то ли на фоне залежей цельнотянутого иридия, то ли опять-таки себя, но уже осчастливленного выгодным сбытом награбленного. Не то чтобы Чез являл собой эдакого рубаху-парня неробкого десятка с притупленным чувством самосохранения и сильной мотивацией отойти в мир иной молча, с достоинством и непременно гордо поднятой головой – скорее он придерживался мысли о том, что подумать о расфасованном по пакетикам родном ливере, похныкать, поплакаться и побиться в истеричных конвульсиях он еще успеет. А пока можно хотя бы выспаться напоследок.
Меж тем радужные сновиденческие картинки горе-пирата, распустившиеся буйным цветом под механический голос бортового компьютера, были самым бесцеремонным образом стерты пронзительным воем сигнала о ЧС. Что-то со звоном ударилось в металлическую перегородку, что отделяла транспортируемых заключенных друг от друга, корабль пару раз ощутимо тряхнуло – видимо, сказался некорректный вход в верхние слои атмосферы. В следующую секунду замки, удерживавшие весь преступный контингент пассажирского состава корабля на местах, с лязгом автоматически отщелкнулись, выпуская неконтролируемую криминогенною массу на свободу. О том, в чьих руках тотчас же оказалось управление кораблем, нет нужды уточнять – перевес ожидаемо перешел на сторону большинства, по большей части не обремененного раздумьями об отстаивании высоких моральных принципов и слепом следовании букве Закона. Тюремный транспорт, де-юре все еще подконтрольный Его Тени, де-факто живо превратился в эдакий мобильный плацдарм для претворения в жизнь местечкового идеологического переворота с последующим вооруженным захватом власти.
Стыковка прошла успешно, посадка выдалась вполне мягкой, законный экипаж корабля выпустили, как и подобает, в первую очередь, с почестями – ногами вперед. На этой радостной ноте, впрочем, торжество уголовщины как-то живо замялось нагрянувшими отрядами дронов. Заключенные, невпопад отстреливаясь, хаотично отмахиваясь разнокалиберным подручным хламом, под восторженные взвизгивания ошалелых от полномасштабного сбоя компьютерных голограмм местных законников бросились врассыпную. На счастье бегать Чез в свое время научился прилично, равно как и сумел усвоить одну простую истину, что геройство в этом мире никому нахрен не сдалось, и своя шкура – она как-то к косточкам ближе, греет лучше, и вообще эстетичнее, когда оная просто есть. Мигом смекнув, что ежели и уносить ноги, то не медля ни секунды, Уоллес драпанул с места не хуже ужаленного в задницу павиана, живо просачиваясь в норовящие захлопнуться двери. Едва ли он представлял, куда мчался, но мысли в этот момент сами собой волшебным образом из головы улетучились за ненадобностью – надо полагать, в целях общего неотягощения организма чужеродными субстанциями сомнительной полезности. Одно Уоллес, однако, пока бежал, осознал со всей ясностью: с этой ебнутой на весь энергосиловой каркас планетки следовало валить, и чем скорее – тем лучше.
Очередная дверь заблокировалась за спиной, отрезая все пути к отступлению. Чез обернулся – взгляду предстал протяженный проход, более всего напоминавший мост. Не утруждая себя построением догадок на предмет того, куда вел этот путь, беглый зек бросился напрямки. В просторном помещении, куда ворвался взмыленный от безостановочной беготни Чез, тем временем продолжал мирно трудиться местный чувак в идиотском костюме и с выражением пришибленного благоговения на лице. Костюм и полное отторжение от бреда насущного во всем поведении со всей очевидностью выдавали в названном субъекте увлеченного своей работой специалиста по биокоду. Не долго думая, Уоллес схватил первое, что попалось под руку. Импровизированное оружие оказалось самой заурядной монтировкой – инструментом едва ли незаменимым в работе персонала подобного профиля.
– Код доступа к бортовому компьютеру, – скороговоркой выпалил Чез, выставляя перед собой монтировку.
Биолог замер, картинно отвесив челюсть и выронив из рук какую-то скользкую дрянь. Дрянь тотчас же благоразумно отползла в сторону, оставляя за собой на полу бледно-желтый лоснящийся след.
– Ты оглох? Живо, я сказал!
Уоллес медленно, но верно начал выходить из себя – он терял драгоценное время с этим тормознутым утырком, но как бы то ни было без кода доступа корабль не сдвинется с места.[SGN]Wake me up for breakfast, if I'm not dead. ©[/SGN]

Отредактировано Mictlantecuhtli (2014-12-29 19:49:10)

+1

3

Старая посудина неслась сквозь черную бездну, лихо убавляя минуты существования пока еще жизнеспособного груза. Сам груз представлял собой кучку сброда разной степени сомнительности и аморальности. Объединяло их одно – все они допрыгались и свое отлетали. Когда это гребучее ведро приземлится на Кластере, их расфасуют по пакетам и… Что будет дальше с его бренными останками, Крайтона не особенно интересовало.
Какая нахер разница, если ты уже мертв?
Тяжелый взгляд упирался в металлическую перегородку, а мысли словно завязли в густом дегте. Пожалуй, его буйное подсознание сейчас делало лучшее, что могло – оно бездействовало. Ни панических припадков, ни приступов страха – ничего. Надолго ли? А хер его знает… Пока Алекса все устраивало. Ну, разумеется, кроме того, что через полчаса он превратится в фарш, и закончится увлекательная игра «кто кого дальше пошлет». А так все зашибись.
Крайтон и до одури справедливая система правопорядка уже давно упражнялись в красноречии и посылах друг друга в самые отдаленные и не обозначенные на звездной карте уголки Вселенной.
Система послала нахрен Крайтона и выкинула его из космодесанта. Небезосновательно, конечно, но кого это сейчас волновало.
Крайтон послал систему и стал контрабандистом.
Система не раз норовила ухватить его за яйца.
Крайтон с искренней любовью сбивал патрульные корабли.
Увлекательные кошки-мышки в космических масштабах.
Он не терзался, не сожалел и уж тем более не раскаивался. Бездумно разглядывал лист железа – не видел смысла брыкаться, когда нет ни единого шанса сохранить свою шкуру и подышать чуть дольше, чем отмерил им всем заносчивый ублюдок с ярко выраженной манией величия.
Время от времени перегородка начинала дрожать. Это означало, что на подвешенного за ней мудака снова напал приступ истерии. Впрочем, в этот раз вполне объяснимой (даже простительной, не будь Крайтон тоже мудаком) – оставалось всего лишь каких-то полчаса до того, как каждого из них передадут выблядкам закона и порядка и освежуют в порядке живой очереди. Тут даже против воли Крайтона по его нутру пробежал неприятный холодок. Не в человеческой природе идти добровольно на заклание, во всяком случае, уж точно не в привычках Алекса. Всегда он до последнего выдирался, вылезал, разгребал свалившееся на него дерьмо – в какую задницу не загнали бы его обстоятельства.
В этот раз задница имела вполне конкретное направление и означенное название – протеиновый банк. Большая жирная точка в недолгой, но живописной истории Алекса Крайтона.
Словно в подтверждение мрачных мыслей раздался тихий всхлип.
- Не заткнешься, сука, сдохнешь еще раньше, чем из тебя вырежут все дерьмо, - хмуро пообещал Крайтон. И пусть он точно так же болтался в ремнях, как до усрачки напуганный зек, и у него не было иного способа воплотить свою угрозу в жизнь, кроме как словобрехательного, в словах его прозвучала та непоколебимая уверенность, что заставила собрата по несчастью мигом успокоиться.
Радости это Алексу, впрочем, не прибавило.
Корабль мелко завибрировал – а вот и привет, планетоид! Здравствуй, протеиновый банк, я так, сука, по тебе скучал… Развить дальше циничные мысли Крайтону помешал совсем уж неожиданный щелчок креплений удерживающих его ремней. Еще того, как он окончательно врубился в то, что произошло, Алекс с излишней поспешностью сбросил с себя ремни – словно те могли ухватить его и привязать обратно.
И увидев таких же охреневших от привалившего счастья зеков, он понял – вот он блядский шанс. Крохотной просвет в той великой жопе, куда их затолкала длинная рука вселенского правосудия.
Теперь бы только его не упустить.
Захватить управление кораблем, пристыковаться… все это было мелкой ерундой по сравнению с тем, что предстояло дальше. Настоящее веселье началось, как только охрана стыковочных шлюзов изобразила правдоподобное удивление, а затем принялась методично отстреливать бросившихся врассыпную зеков.
Пожалуй, перспектива быть пристреленным все-таки получше, чем угодить в капсулу для освежевания. Размышляя подобным образом, Алекс ни в коем случае не примеривал эту скорбную участь на себя – он уже увидел ничтожно малую долю вероятности выжить, вцепился в нее мертвой хваткой, и теперь метался как психический горный козел по техническим коридорам. Отстреливался, прятался, метался, судорожно соображал и, конечно же, бежал. В какой-то момент ему показалось, что он обежал этот гребаный планетоид уже пару раз, а коридоры и не думали заканчиваться. И тем более – охрана.  Крайтон очень отчетливо понимал – с каждой безвозвратно минувшей секундой, будет все тяжелее выбраться. Эта мысль отдавалась подстегивающей злостью и придавала еще ускорения.
Это самое ускорение и осознание вплотную подобравшегося пиздеца вывели - буквально выбросили! -  Крайтона в просторное помещение. Взору его предстала примечательная картина: спина представителя местных костоправов и еще один заключенный. 
- Или я тебе башку прострелю, - сходу врубившись в ситуацию, ласково пообещал биологу Алекс. И пофиг, что нечем – местный абориген его все равно не видит, а эффект неожиданности может добавить тому недостающей решимости.
Или самый древний инстинкт взял свое, или у мужика, наконец, закончилась стадия перезагрузки, но он пролепетал что-то, что в коротком изложении звучало, как «ничего-у-меня-нет-не-убивайте-пожалуйста».
На его несчастье, между ним и заключенными, была одна существенная разница – ему в спину не дышала смерть (ну, если на секунду позабыть о двух зеках), а вот беглецам, в отличие от человека, нечего было терять.
Плохое сочетание, знаете ли. И, похоже, биолог это быстро смекнул – в продолжение сбивчивой речи булькнул про «разобраться на месте». И даже неуверенно шагнул к чудовищного вида биомеханической капсуле. Молодец, сообразительный парень, только  делал он все настолько мучительно медленно – так, что у Крайтона аж зубы сводило. Тычком в спину он ненавязчиво намекнул, что неплохо бы поторопиться:
- Сотворишь херню, выброшу.

[AVA]http://2.firepic.org/2/images/2014-12/17/jl5mjqxn5imr.jpg[/AVA][STA]solar ehoes[/STA][SGN]Агония,
огонь и я.[/SGN][NIC]Alex Chriton[/NIC]

+1

4

[NIC]Chaz Wallace[/NIC][STA]Pirates could happen to anyone[/STA][AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/4/1/9/1419342/82250499.jpg[/AVA]Пока биолог старательно подбирал с пола челюсть, Уоллес повернул голову в сторону раздавшегося голоса и озадаченно покосился на его обладателя. Ошметки арестантских ремней на плечах и запястьях, взмыленная перекошенная физиономия и полуошалелый взгляд сходу выдавали в нем такого же почетного клиента самой стабильной во всей «Лиге 20 000» организации с жизнеутверждающим названием «Протеиновый банк». Угрозы, конечно, звучали сущим абсурдом, учитывая тот факт, что чувак явился угонять космическую летающую букашку голыми руками, которыми удастся, ну, разве что чисто физически открутить чужую балду при должной сноровке. На бедолагу в идиотском костюме, впрочем, емкая обрисовка возможных перспектив на ближайшие несколько минут подействовала безотказно. Каким-то чудом он наконец сумел наладить связь своего языка с собственным же речевым центром и выдать какой-то бессмысленный набор слов, из которого в общих чертах выходило, что без его заточенных под органические деформации мозгов парочке зеков отсюда не выбраться.
– Ну, так и хуле ты вылупился? – взвился Уоллес, нервно размахивая монтировкой. – Шевели штанами.
Схватив обезумевшего от страха биолога за шиворот, Чез грубо пихнул того вперед в направлении биомеханической капсулы, не преминув тут же коленом под зад придать ускорение. И когда, в конце концов, все трое оказались в «мухе», бывший шахтер почти нежно приобнял ценного заложника за плечи, приставив к ребрам последнего крючковатый конец монтировки.
– Если ты сейчас же не начнешь перебирать своими отмороженными щупальцами шустрее, я всажу эту штуку тебе в живот и выскребу нахрен всю твою вонючую требуху наружу, – промурлыкал он в самое ухо преданному служителю Его Тени, и без того уже готовому хоть сейчас же обделаться.
Спустя несколько секунд, биокапсула, бодро шелестя насекомыми крыльями, доставила их на платформу, смутно напоминавшую помесь жертвенного алтаря, пережившей зомби-апокалипсис вертолетной площадки и полости желудка какой-нибудь неведомой глубоководной монстроидной хуйни – в общем, на капитанский мостик высокотехнологичного космического корабля это циклопическое место походило в самую последнюю очередь.
Чез выбрался из капсулы, вытягивая за собой позеленевшего от страха биолога.
– Делай, что нужно, и поживее, а иначе… – он в сотый раз многозначительно потряс монтировкой, – я тебя предупредил.
Заключенные, все еще задерживаемые на этом гребаном планетоиде вынужденным ожиданием, нервно переминались с ноги на ногу, то и дело бросая раздраженные взгляды то друг на друга, то на бултыхавшегося в какой-то слизи биолога.
– Твою мать… – не выдержав, психанул Уоллес, замахиваясь своим незатейливым оружием, – да этот мудак издевается.
Мудак или, выражаясь яснее, вконец одуревший от страха биолог в ужасе вытаращился на занесенную над своей головой в угрожающей позиции железяку. Трясущиеся пальцы свело судорогой, органическая слизь под ними возмущенно булькнула – и в следующий миг яркий всполох рыжим энергетическим хвостом резанул по глазам, устремившись в сторону застывших в недоумении зеков. Отшатнувшись, Чез инстинктивно поднял руку, заслоняясь от световой вспышки, одновременно отмечая периферийным зрением, что его новоявленный товарищ по несчастью сделал то же самое. По ощущениям казалось, будто бы по телу ударили слабым зарядом электрического тока, но в остальном ничего не изменилось. Вот разве что заторможенного прихлебателя Его Тени и след простыл.
Встряхнув головой, Уоллес пару раз моргнул, изумленно уставившись на оставшегося уголовника.
– Это что, блядь, такое сейчас было?[SGN]Wake me up for breakfast, if I'm not dead. ©[/SGN]

Отредактировано Mictlantecuhtli (2014-12-29 19:48:45)

+1

5

Чудовищная биокапсула выпустила не менее чудовищные крылья и с бодрым стрекотом транспортировала их на корабль. Выбравшись из «мухи» и осмотревшись по сторонам, Алекс был готов поклясться, что летели они по направлению к огроменному кораблю, а вот прилетели… ну, первой ассоциацией было нутро некой неведомой и очень большой хрени. Крайтон аж моргнул – а ну как ошалевшее сознание подбросило россыпь глюков, но нет, ни странного вида мостик, ни до жути напоминающие органические мембраны стенки отсека никуда не исчезли. Как и хренова медлительность биолога. Не хватило ему надолго запало бодрости. Видно, понимал, что Его Хреновейшая Тень не погладит по головке за то, что он совсем по-мудачьи проебал корабль. Судьба у парня складывалась незавидная: либо двое зеков забьют до смерти, либо Тень на органы пустит.
Крайтону было справедливо глубоко плевать на несчастного биолога. Своя шкура ближе к телу, а хренов утырок, казалось, делал все, чтобы она, шкура, оказалась как можно дальше от своего обладателя. Например – в протеиновом банке.
Алекс переминался с ноги на ногу, оглядывался то назад, то на своего напарника, поминутно ожидая, что их скромную компанию разбавят головорезы Его Тени. Вынужденное ожидание бесило. А еще Крайтон поймал себя на мысли, что ни черта не понимает, что творит горе-биолог. За военную службу и незаметно сменившую ее карьеру контрабандиста Алекс повидал немало кораблей – от быстрых сверхманевренных истребителей до огромных разрушительных дредноутов. Было ли это высокотехнологичное творение или устаревшая на пару веков посудина, все они были сделаны из металла, а не, блядь, из чьих-то кишков.
С какой-то унылой тоской  Крайтон снова задумался о протеиновом банке – о том, как используется его содержимое, если на планетоиде появляются вот такие органические монстры. Биологу достался очень красноречивый и хмурый взгляд, обещающий невеселые перспективы, если тот, наконец, не перестанет возиться в соплях. И тут очень кстати пришелся дополнительный стимул от другого заключенного. Живописный вид быстро приближающейся монтировки снова привел в чувство трясущегося от страха человека.
Привел… да как-то не так.
Крайтон успел заслонить глаза от яркой вспышки. Его легонько тряхнуло – как от удара электрическим током. В мыслях бегущий строкой пронеслось отчетливое «пиздец», а вслед за ним уверенное обещание утопить биолога в соплях. С последним, правда, получилась заминка – проморгавшись, Крайтон увидел, что этого мерзавца как ни бывало. Зато ощущение пиздеца резко усилилось.
- В душе не ебу, - честно отозвался Алекс. – Куда этот хер делся?
Впрочем, даже если бы они знали его новое месторасположение в скромных масштабах двух Вселенных, это бы им ни разу не помогло. Отвести карающую длань правосудия могло только чудо – например, если эта хрень взлетит. Что будет, если она не взлетит, думать как-то не хотелось. Совсем.
Крайтон подошел к странному возвышению. В этом корабле вообще все было странное, начиная с него самого. Больше интуицией, чем запасом знаний об устройстве летательных космических аппаратах, Алекс догадался, что перед ним капитанский мостик. И бинго! Стоило ему взромоздиться, под ладонью появилась цифровая голограмма… две цифровые голограммы. И тут Крайтон начал понимать… Медленно, осторожно – словно боясь спугнуть внезапную догадку.
…которая перестала таковой быть, когда его напарник дотронулся до второй голограммы. Черный овал, который Алекс принял за обзорное окно, перечеркнуло графическое отображение звуковой волны. Одновременно они услышали механический безэмоциональный голос:
- Какую планету приказываете уничтожить, Божественная Тень?
Алекс неверяще посмотрел на заключенного – с выражением одуревшего и самого настоящего счастья.

[AVA]http://2.firepic.org/2/images/2014-12/17/jl5mjqxn5imr.jpg[/AVA][STA]solar ehoes[/STA][SGN]Агония,
огонь и я.[/SGN][NIC]Alex Chriton[/NIC]

+1

6

[NIC]Chaz Wallace[/NIC][STA]Pirates could happen to anyone[/STA][AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/4/1/9/1419342/82250499.jpg[/AVA]За время бодрого космического пиратства Уоллес нехило наловчился славно полировать морды, убедительно отжимать цельнотянутый навар, шустро отстреливаться и сноровисто выпускать кишки обидчикам подручными инструментами. За годы прилежного труда на рудниках на благо родной отчизны он научился качественно взрывать породу, добираясь до богатых рудоносных слоев, определять на глаз процентное соотношение вредных примесей и успешно ныкать добытое подальше от не в меру любопытных глаз и чужих загребущих ручонок. Но вот в чем Чез по-прежнему не смыслил ни черта – так это в космических кораблях. Нет, разумеется, ему хватало ума, чтобы разобраться, как заставить посудину взлететь, но на этом его познания в области высокотехнологичных летательных аппаратов, бороздящих необъятные просторы Вселенной, постыдно заканчивались. Однако тот монстр, в брюхо которого их доставила «муха», мог бы представиться кораблем лишь в самом горячечном бреду, а потому Уоллес безо всякой задней мысли подобно неразумному ребенку потянул шаловливые лапчонки к тому, о чем не имел ни малейшего представления. Мерцающая голограмма отпечатка ладони словно призывала до нее дотронуться, что Чез, всецело повинуясь обезьяньему инстинкту, и поспешил сделать в первую же очередь. И если бы внезапно переливчатая цифровая картинка обратилась, скажем, оголодавшей ящерицей Кластера, позарившейся на руку незадачливого заключенного, а заодно и его необремененную умными мыслями голову, Уоллеса бы тут уже не стояло. На счастье голограмма оказалась лишь голограммой, и оживила она вовсе не зубастую инопланетную фигню, а всего лишь корабль, который мозг меж тем по-прежнему отчаянно отказывался именовать таковым.
Тем не менее, несмотря на свою необразованность в плане идентификации отдельных единиц космического флота Его Тени, Чез все же имел смутное представление о загадочном пункте назначения всей той органической требухи, что так справно расфасовывалась по пакетам автоматикой протеинового банка. А еще в памяти то и дело всплывали разрозненные факты из истории полумифической войны с расой насекомых. При сложении этих двух затейливых умозаключений вывод напрашивался самый неутешительный… Хотя какой, к черту, вывод, когда эта мутировавшая хреноверть откликаясь на твое присутствие, беззастенчиво предлагала разъебошить в пыль ни много ни мало целую планету?
Взглянув на своего новоявленного напарника, Уоллес просиял, расплываясь в безумной улыбке буйнопомешанного.
– Эту! – радостно выпалил он, ни на секунду не задумываясь. – Круши блядский планетоид!
Чез едва ни подпрыгивал от внезапно привалившего по темечку счастья, уже предвкушая, как будет любоваться живописными пируэтами планетарных ошметков, мерно заполняющих Космос с медитативным безмолвием. Впрочем, запал живо увял, когда ровный механический голос корабля не замедлил откликнуться:
– Эта планета является членом Лиги 20 000. Мне не позволено ее уничтожать.
С лицом у Уоллеса тотчас же не задалось, впрочем, на то, чтобы смачно выматериться по этому поводу, у него не хватило то ли фантазии, то ли времени. Беглый зек лишь вопросительно взглянул на товарища по приговору и неуверенно полюбопытствовал:
– Ну, тогда валим?
К слову, куда конкретно валить, Чез представлял себе крайне размыто. В его собственном мозгу это направление определялось емким и безапелляционным «нахрен», однако точные координаты по-прежнему оставались загадкой. Более того, успев поднатореть в делах противоправных, он отнюдь не сбрасывал со счетов тот факт, что угон корабля подобного масштаба и весьма причудливых боевых возможностей незамеченным вряд ли останется. Однако и мериться причинными местами с Его Хреновейшей Тенью, продираясь на биомеханическом жуке сквозь глубочайшую жопу Вселенной, мечталось в самую последнюю очередь.[SGN]Wake me up for breakfast, if I'm not dead. ©[/SGN]

Отредактировано Mictlantecuhtli (2014-12-29 19:48:00)

+1

7

Ну, просто блядское межгалактическое Рождество!
Не без косяков – уж очень хотелось разъебать этот блядский планетоид вместе с дохреналлионом тонн человеческой требухи и, главное - вместе с Его Ебучей Тенью. Крайтон ничуть не сомневался, что распыленный на атомы социопат в черном балахоне стал бы прекрасным дополнением космического пейзажа. Может быть, когда-нибудь, через несколько миллиардов лет его бренные останки смешались бы с космической пылью и дали рождение захудалой планетке, которую определили бы для свалки всякого дерьма. Достойный финал для гребучего отморозка. С мечтательной улыбкой Крайтон вынырнул из упоительно-мстительных мыслей и переключился на настоящее.
- Валим! – подтвердил Алекс. – Куда-нибудь, куда угодно, подальше отсюда!
Отчего-то он был дофига уверен, что сейчас по щелчку пальцев мегаумный корабль унесет их подальше и от Его Тени, и от его фанатичных потрошителей. И в свете их соображений позволил себе немного расслабиться:
- Щас бы горло промочить…
Последняя фраза не несла особой смысловой нагрузки и ни к кому конкретно не адресовалось. Как-то незаметно желания зека стали чуточку шире, чем каких-то полчаса назад, когда он болтался в привязных ремнях в трясущейся развалине, а все мысли настойчиво крутились вокруг пластиковых пакетов с его внутренностями. Впрочем, едва ли это было надолго – высокотехнологичный корабль делал все, чтобы скрип зубов Крайтона услышали даже в соседней галактике.
- Моя органическая система способна воспроизводить воду, - невозмутимо отозвался голос – как предполагал Крайтон, голос самого корабля. - Если подразумевалась этил-содержащая жидкость, она в избытке для двух человеческих особей есть на этом планетоиде. Если по каким-либо причинам вы желаете сократить свое пребывание на нем, то ближайшее месторасположение – планета Кималли. Ее удаленность – пять световых лет. По результатам проведенного мною сканирования вашего психо-эмоционального состояния, я бы рекомендовал вам воздержаться от употребления подобных соединений.
И говоря, все это, корабль даже не подумал двинуться с места. Да он, блядь, издевается…
- Вот туда, твою мать, и полетели! – рявкнул Крайтон. Машинально обернулся назад, посмотрел на сотоварища – а может, все это большая такая наебка? Невеселая, но очень в духе развлечений Его Тени. Что бы ни творилось в головах двух зеков, первые подвижки на выход с этой паршивой планетки стали сроди свежему глотку воздуха. Не было ни вибрации после запуска двигателей (как бывает на нормальных кораблях), ни вообще каких-то намеков, что эта органическая хрень сообразила, что от нее хотят два человека. О том, что они, наконец, покидают пространство переработки неугодных системе зеков, говорила лишь быстро меняющая картинка в любезно предоставленном органическим кораблем обзорном окне.
Вот они медленно отстыковываются от планетоида, в считанные мгновения выбираются из гравитационного поля, и вот уже россыпь звезд на черном полотне слилась в единое красноватое марево – они перешли на сверхсветовую скорость.
За какие-то несколько блядских минут…
- Да что ты, блядь, такое? – не выдержал Крайтон.
- Я Лексс, самое могущественное оружие уничтожения в двух Вселенных. Меня вырастили на Планетоиде Кластере, который управляется Его Божественной Тенью. В моей системе возникли неполадки после употребления биологических останков непригодной планете, но после перезагрузки Ключа я чувствую себя значительно лучше.
Алекс не нашелся, что ответить – просто молча снова посмотрел на напарника. Не вписывалось это в его понимание, никак не умещалось в черепную коробку. Только что они были двумя смертниками, а теперь летят пить текилу на смертоносном жуке-корабле.
- Я все еще рекомендую воздержаться от влияющих на нервную систему веществ. И я голоден.

[AVA]http://2.firepic.org/2/images/2014-12/17/jl5mjqxn5imr.jpg[/AVA][STA]solar ehoes[/STA][SGN]Агония,
огонь и я.[/SGN][NIC]Alex Chriton[/NIC]

+1

8

[NIC]Chaz Wallace[/NIC][STA]Pirates could happen to anyone[/STA] [AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/4/1/9/1419342/82250499.jpg[/AVA]Охренеть! Громадный межгалактический жук был умнее парочки беглых зеков. Если не умнее, то уж точно сдержаннее, тактичнее, рассудительнее и… таки нет, все же определенно умнее. Корабль не только шустро откликался на любую, даже обличенную в самую непотребную словесную форму, команду, но и предусмотрительно участливо раздавал советы своим незадачливым пилотам, что все никак не могли окончательно оправиться от культурного шока и совершенно бескультурно привалившего шанса убраться к чертям с этой ублюдочной планетки заигравшегося выродка с маниакальной склонностью к садистским развлечениям и прогрессирующей манией величия.
Ровный механический голос корабля невольно ввергал и без того не претендовавший на звание гениального мозг Уоллеса в когнитивный диссонанс, когда заторможенное сознание судорожно вопрошало у себя самого, а не обкурилось ли оно часом?
Встретившись с не менее офигевшим взглядом напарника, Чез, не найдя, как прокомментировать словоохотливость корабля, лишь молча пожал плечами, разведя руки в немом бессилии – мол, не смотри на меня, я в душе не ебу, что за хуйня здесь творится.
К слову, употребление приснопамятной этил-содержащей жидкости в персональном рейтинге сиюминутных желаний Уоллеса нынче постыдно влачилось где-то в хвосте безо всякого намека на установление рекордов. Мозг и без того отчаянно мечтал, чтобы неведомая чудо-трава поскорей отпустила.
Они наконец сдвинулись с места – бесшумно, без намека на даже минимальную вибрацию, вызванную соприкосновением наружной обшивки корабля с верхними слоями атмосферы. Чез тупо следил за плавно струящимся радужным потоком сквозь прозрачную сферу в органическом корпусе корабля, и мерно перетекающая медитативная картинка, а также осознание того незатейливого факта, что они наконец-то сматывают подальше от ебучего логова Его Тени – все это в совокупности действовало на организм расслабляюще, ровно до той поры, пока биомеханический жук все тем же бесстрастным голосом не заявил о своем желании подкрепиться. В прямом смысле.
Мозг Уоллеса нервно стукнулся о стенку черепной коробки и так же молча живо выпал в осадок. В сущности, не было ничего удивительного в том, что космический транспорт, время от времени требовал дозаправки и обыкновенно сигнализировал об этом каким-нибудь чахло мерцающим светодиодом на приборной панели или звуковым оповещением – чем-то вроде бесхитростного гудения, нехило ездившего по ушам и тем самым не позволяющего себя игнорировать. Однако вся загвоздка заключалась в том, что в брюхе этого гигантского органического жука никаких, нахрен, светодиодов не было и в помине, как не было и самой приборной панели и даже какого-нибудь расшатанного подобия кресла пилота – только две светящиеся голограммы, безразлично парящие в воздухе, какая-то органическая скользкая дрянь, сплошь облепившая стены, и пузырящееся море соплей в нескольких футах под ногами, в котором давеча благополучно сгинул бедолага, биолог.
– Да я бы и сам не прочь что-нибудь сожрать, – задумчиво произнес Чез, ни к кому конкретно не обращаясь, а просто озвучивая свои мысли.
– Моя органическая система способна вырабатывать пропитание, необходимое для нормального функционирования антропоморфных форм жизни. Выводные каналы подачи пищи расположены во второй камере переднего сегмента, слева от мостика, – без запинки отрапортовал корабль.
Из всего услышанного Чез понял только слово «мостик». С нескрываемым недоумением он глянул на напарника, и оба, не сговариваясь, поплелись плутать по кишкообразным проходам в попытке отыскать местную столовую.
Спустя несколько минут блужданий по эндодермальным лабиринтам внутренностей гигантского жука парочка неустанно офигевавших зеков тупо пялилась на две шишковатые кожистые сосиски, конвульсивно содрогавшиеся при всякой попытке корабля выдать хотя бы что-то мало-мальски похожее на пригодную к употреблению пищу. С пригодностью, однако, у Лексса явно не задалось. Упомянутые сосиски выплевывали лишь блевотного вида и не менее блевотного запаха куски загустевшей массы, более всего напоминавшей высохший клейстер, нежели хоть что-то отдаленно смахивавшее на еду.
Чез брезгливо окунул палец в очередную порцию блевонтина и опасливо понюхал.
– Что это, мать твою, за дрисня? Хочешь сказать, мы должны это есть? – возмутился он, вертясь на месте и судорожно соображая, обо что бы вытереть палец. Привычно об штаны не хотелось – уж больно нелицеприятное впечатление производила  эта студенистая дрянь.
– Непригодные для употребления в пищу останки взорванной ранее мною планеты вызвали нарушения в алгоритме функционирования моих внутренних систем, ввиду чего я не способен воспроизводить надлежащего качества пищу, необходимую для питания человеческих особей, – не замедлил доходчиво разъяснить корабль.
– Так хуле ж ты раньше молчал?
– Вы не спрашивали, – ответил Лексс все тем же ровным голосом.
– Прозреть да скукситься… – Чез страдальчески взглянул на товарища и уныло простонал:
– Мы же тут окочуримся от голода за пять световых лет. [SGN]Wake me up for breakfast, if I'm not dead. ©[/SGN]

+1

9

Назвать звездолетом странного биомеханоида у Крайтона никак не поворачивался. Из его системы классификации оных Лексс прочно выпадал, а заодно уделывал по разумности и, мать ее, технологичности всего известного Алексу летательного транспорта. Крайтон предпринял заведомо безнадежную попытку определить скорость их перемещения в межзвездном пространстве. Поискал глазами что-то хотя бы отдаленно похожее на интерфейс панели управления и системы выведения состояния корабля, но взгляд заключенного упирался только в органические стенки-переборки. Ну или в сопли – для разнообразия.
Мысленно махнув рукой, Алекс побрел за напарником в подобие местной столовой. Предложенная Лекссом жратва никак на оную не походила, на прошедшую пару раз через пищеварительный тракт какой-нибудь зверюги – вполне. Из внезапно проснувшегося чувства брезгливости Алекс поостерегся тыкать пальцами в странноватого виду кучу какого-то дерьма, однако не без любопытства наблюдал за зеком.
Чем бы оно ни было, для питания определенно подходило мало, во всяком случае «для нормального функционирования антропоморфных форм жизни». Крайтон уже открыл рот, чтобы озвучить вслух язвительные мысли, как его опередил товарищ по несчастью, в коротких и доходчивых выражениях выразив суть размышлений Алекса.
От ответа Крайтон несколько приуныл.
Очень разумно сбежать из лап Его Тени, чтобы передохнуть на борту почти-живого жука от голода. Заебись как смешно, прям-таки уссыкательно… Сквозь шквал разом прибавивших в мрачноватости мыслей Алекса пробилась одна-единственная, не впавшая в повальную истерию своих собратьев. Она была здравой, очень здравой, и при верном раскладе могла послужить эдаким антидотом для собиравшегося в мозгу Крайтона скопления мыслей, характеризующихся одним словом – пиздец.
- Лексс? – осторожно позвал Алекс.
- Я слушаю, мой безымянный капитан, - мгновенно отреагировал механический голос. – Мне будет проще обращаться к вам, если вы оба назовете свои имена или любые заменяющие их определения. В противном случае я буду называть вас «капитан номер один» и «капитан номер два», как только вы разберетесь между собой с порядковыми номерами. Однако должен предупредить, что выяснение месторасположения в иерархической цепи, могут вызывать сложности у представителей вашей расы вплоть до желания причинить друг другу физические увечья.
Алекс не без удивления глянул на напарника. А это летающее корыто еще, оказывается, еще и юморить умеет. Очень, мать его, к месту.
- Алекс… Алекс Крайтон, - пробормотал зек. В его голове снова замахала посадочными флажками та самая одна-единственная здравая мысль. – Сколько потребуется времени, чтобы добраться до планеты…
Тут он понял, что охреневший от стресса напополам с ахуем организм не удосужился запомнить название планеты.
- …с текилой, - выкрутился контрабандист.
- Если вы подразумеваете точку назначения полета, планету Кималли, то время прибытия – 3 часа 42 минуты, - ровно сообщил Лексс.
Если сказать, что Крайтон от услышанного охренел, то это не сказать ничего. Нет, он знал, что бывают быстрые корабли, очень быстрые, но все они по сравнению с озвученной жуком скоростью стыдливо переходили в класс подбитых и увечных улиток.
- А ты не ошибаешься? – невольно брякнул Алекс.
- Нарушения в функционировании моих системы не затронули области навигации, - коротко отозвался Лексс, и Крайтон мог поклясться, что в его тоне зазвучали снисходительные нотки. - Если у вас нет намерений надолго задерживаться на Кималли, я бы предпочел употребить ее в пищу после того как вы получите необходимые вам этил-содержащие или психоактивные вещества.
[AVA]http://2.firepic.org/2/images/2014-12/17/jl5mjqxn5imr.jpg[/AVA][STA]solar ehoes[/STA][SGN]Агония,
огонь и я.[/SGN][NIC]Alex Chriton[/NIC]

+1

10

[NIC]Chaz Wallace[/NIC][STA]Pirates could happen to anyone[/STA] [AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/4/1/9/1419342/82250499.jpg[/AVA]Насколько основательными могли бы стать потребности двух беглых зеков в том, чтобы задержаться на указанной межгалактическим жуком планете, Уоллес не знал. Не имел ни малейшего представления, равно как и о том, что именно являла собой выбранная первой точкой назначения планетка. Самому Чезу в данный момент было решительно насрать, куда и за каким бесом лететь – лишь бы подальше от гребаного Кластера с Его Хреновейшей Тенью и всей долбанутой Лигой 20 000 вместе взятой. И, судя по озвученному кораблем оставшемуся времени пути, отлетели они уже достаточно далеко. Правда, настолько ли достаточно, чтобы гарантированно не сделаться добычей космической паутины Его Тени?.. О точной степени развитости технического арсенала ублюдочного социопата в черном балахоне Уоллес осведомлен не был, но смутно догадывался, что силы двух беглых зеков и космического маньяка-потрошителя явно не равны. От невеселых мыслей о бренности бытия и при самом худшем раскладе собственной трагичной кончинушке отвлекал лишь голод, навязчивой идеей стучавший в башке. Вот она, животная первобытность человеческого мышления: стоит только выбраться из цепких лап смерти – и тут же разум переключается на примитивное чревоугодие. И хрен с ним, что выжил – главное не забыть вовремя пожрать.
От нескромных гастрономических запросов самого жука Уоллес аж невольно поперхнулся, подавившись собственными же слюнями.
– А не поплохеет ли, часом, от целой-то планеты? – чуть насмешливо поинтересовался бывший шахтер.
– Нет, еще один мой безымянный капитан, – раздался в ответ бесстрастный голос корабля. – Для надлежащего функционирования моих внутренних систем доля органической пищи в моем рационе должна составлять не менее 70%. В противном случае мой пищеварительный тракт испытывает нагрузку, ослабление которой требует больших энергетических затрат. В результате мне становится плохо, и я не в состоянии производить пищу для вас.
«Рацион…» «Пищеварительный тракт…» В голове Уоллеса крутились термины, когда-то знакомые еще из школьного курса биологии, но мозг наотрез отказывался состыковать услышанное с принципами работы любых мало-мальски известных человеку разновидностей летательных космических аппаратов, да и вообще с областью техники как таковой. Круче затейливых рассуждений об особенностях питания биомеханических межгалактических тварей было только это фееричное «плохо». Каким бы последним чайником Уоллес ни был в космических кораблях, он с уверенностью мог поклясться, что ни одно летающее корыто из тех, что ему довелось повидать за свою жизнь или хотя бы о котором посчастливилось услышать, не заявляло о своем самочувствии (если об оном вообще корректно было упоминать, когда речь заходила о технической исправности конкретной единицы летательного транспорта), используя для этого определения с ярко выраженной эмоциональной окраской. И если бы сейчас не в меру разговорчивый жук начал, скажем, сыпать отборнейшим матом в ответ на всякую новую исполненную идиотизма реплику незадачливых своих пилотов, Чез навряд ли бы сильно удивился. Но Лексс, очевидно, был кораблем слишком воспитанным, а посему о его соображениях относительно парочки двинутых уголовников последним было знать необязательно.
Мысли вертелись в голове заключенного, стучась одна о другую, а сам он тем временем продолжал тихо и в полный рост охреневать.
– Чез Уоллесс… – откликнулся зек в ответ на ненавязчивое напоминание корабля о необходимости как-то озвучить наименование своей тушки. – Достаточно просто Чез…
Вот, что значит криминальные элементы со стажем – никакого понятия об элементарных манерах. Хочешь узнать ближнего своего – познакомься с кораблем. Что характерно, именно кораблю первому и единственному среди этого космического паноптикума пришла светлая мысль в его центральную нервную систему, ежели таковая у него, конечно, имелась – а в этом Уоллес после всего увиденного и услышанного как раз совершенно не сомневался.
– Лексс?.. – подозрительно загадочно позвал горе-пират, глядя при этом на напарника и заговорщически ухмыляясь.
– Да, капитан Чез, – послушно отозвался корабль.
– А может, у тебя где-нибудь холодильничек с заначкой припрятан? Ну, на случай возникновения чрезвычайного положения.
– Если вы имеете в виду криогенные камеры, то они расположены в хвостовой части и предназначены для поддержания жизненно важных функций биологической оболочки органических форм жизни в состоянии анабиоза, – доходчиво разъяснил жук. – Моя конструкция не предполагает хранения резервного запаса продуктов. Я нуждаюсь в систематическом получении питательных веществ извне, и сейчас я очень голоден. Если я не поем, то не смогу удовлетворить ваши потребности в питании.
– Ладно-ладно, кончай нудеть, поняли уже, – нетерпеливо отмахнулся Уоллес, – будет тебе жратва. Но я бы все-таки поискал холодильник. – Последняя фраза была адресована уже Крайтону и представляла собой эдакое ненавязчивое предложение прошвырнуться по сопливым просторам с целью исследования склизких владений внутринасекомьей требухи на предмет обнаружения хотя бы чего-то съедобного. Предложение было воспринято товарищем по несчастью с ожидаемым воодушевлением, а потому живенько загрузившись в муху бывшие заключенные спустя несколько минут, бодро шелестя крылами, рассекали над морями слизи и мосточками кишок. 
Занимательные покатушки, однако, были прерваны посторонними звуками, что отчетливо слышались сквозь слои бесконечных органических мембран внутренностей корабля. И звуки эти не были похожи на привычное хлюпанье, потрескивание и характерное урчание изголодавшегося желудка, а больше смахивали на заунывные стоны. Молча переглянувшись и придя к выводу о необходимости выявления источника душераздирающих стенаний, заключенные, путаясь в нагромождении весьма сомнительного вида ворсистых отростков, оказались в длинном узком коридоре, по обе стороны которого в продолговатых нишах, обрамленных гладкими кожистыми перетяжками, гордо возлежа на постаментах, вдохновенно страдали о судьбинушке поломатой человеческие мозги.
– Опаньки, – радостно присвистнул Чез, плотоядно облизываясь, – что это у нас за интеллектуальный мясокомбинат нарисовался?[SGN]Wake me up for breakfast, if I'm not dead. ©[/SGN]

+1


Вы здесь » In Gods We Trust » Альтернатива » End of the Universe


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC