In Gods We Trust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (15/01/2014) Три мудреца в одном тазу...


(15/01/2014) Три мудреца в одном тазу...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время действия: 15 января 2014 года.
Участники: Сокар, Сет, Гор.
Место событий: Лос Анжелес, квартира Сокара.
Описание: кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро! А кто приходит вечером и без приглашения, рискует нарваться на неожиданную компанию.

0

2

Эдфу перестал существовать. Втянутая глубоким вдохом символизирующая его щепотка отменного кокаина отправилась в путешествие по человеческой оболочке пустынного бога. Замутненное сознание Сета уже покачивалось на мягких волнах наркоэйфории под влиянием канувших незадолго до Эдфу Кинополя, Абидоса, Хебену и Ком-Обмо. Без них Верхний Египет выглядел привлекательнее. Чище. Рука пустынного дрогнула, и оазис Харга – остатки кокса – рассыпались по столу, где песчаный вычертил белым порошком карту Египта. Кемет присыпало «снежком». Сет неопределенно мотнул головой, усмехаясь. Небрежно провел ладонью по столешнице – Верхний и Нижний Египет раскроило трещиной. Что-то не меняется даже сквозь века.
Пустынный обвел расфокусированным взглядом комнату. Со стены скалились причудливые, невесть где найденные языческие маски, и Сет улыбался им в ответ. В камине пел свою песню настоящий живой огонь. В треске пламени слышался перезвон драгоценных браслетов юных дев и упоительный лязг оружия. На втором круге созерцания удача улыбнулась песчаному, и пустынный нашел искомое – початую бутылку текилы - и  поймал себя на мысли, что Сокар отсутствует непростительно долго. И разум незамедлительно подсказал единственное рациональное действие - разбавить затянувшееся уединение хранителя некрополей своей восхитительной компанией и текилой.
В свете последних событий песчаный чувствовал, что ему нужен отдых, по-настоящему хороший отдых, и когда так своевременно в Лос Анжелес вернулся бессмертный путешественник, Сет не мог упустить такую возможность. План развлекательно-бескультурной программы составлялся по ходу пьесы. Начался он вполне привычно, за неспешными разговорами в баре, а продолжился неожиданно – в Диснейленде. Как выяснилось опытным путем, американские горки могут развеселить даже двух невообразимо старых богов. Особенно если они под ЛСД. Боги, а не горки. А потом было оно - высоченное колесо обозрения с безобразной мордой такого же безобразного мыша.  Уже позже Сокар утверждал, что безумная идея пришла в голову Сету, но пустынный точно помнил, что тот первым заикнулся о подходящей для полета высоте. А он… Он всего лишь развил мысль и поспособствовал ее воплощению в действительность - столкнул их обоих из кабинки.
Пустынный облизнул налипший на ладонь кокс, бесцеремонно распахнул дверь в ванную и увидел голову Сокара с дивно безмятежной улыбкой на упоротом челе. Все остальные части тела бога оказались сокрыты объемными хлопьями белой пены с пронзительно желтыми вкраплениями… При виде оных Сет даже прищурился, но нет, зрение его не подводило – при повторном рассмотрении желтые пятна действительно оказались резиновыми утятами. 
- Мы уже на йотубе, - с широкой улыбкой возвестил Сет.
Сбросил ботинки и, недолго раздумывая, залез в ванну. Устроившись напротив сородича, протянул Сокару текилу.
- Это в качестве компенсации за несуществующее детство или фетиш такой? – выудив из пены желтое чудовище, Сет скептически разглядывал утенка. – Он тоже упорот. Ты сам его разрисовывал?
[AVA]http://sa.uploads.ru/b0O2F.jpg[/AVA]

+6

3

[AVA]http://s1.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/06/2fe8c2f2747db9e934b4513ae1d3cf57.png[/AVA]
Город Ангелов – не лучшее место для встречи языческих богов, вроде как не их территория. Но кого в этом новом, изменчивом мире волнуют территориальные войны религий? Разве что всё тех же богов древности.

Совсем недавно стопы бога некрополей впитывали кровавую память старых улочек Праги, а сегодня Сокар уже в Америке, прибыл на запах смерти, в предвкушении приключений.
По укоренившейся традиции пристанище бог искал себе вблизи от мест захоронений. В Калифорнии даже кладбища сделались памятниками культуры, искусства и деятельной человеческой предприимчивости. Богу, ценящему и любящему истинную тишину упокоения, оказалось крайне трудно найти в этом кипящем жизнью городе место, не прошитое от и до золотыми нитями голливудской славы. Лишь «Голгофа» смогла порадовать покровителя мёртвых более-менее кладбищенской атмосферой. Распаковывая вещи в недорогой, но просторной квартире с видом на аккуратную полянку надгробий, Сокар решил, что в следующий раз, прежде чем въехать в новый город, он всё разузнает о местных некрополях. Отныне только самые благонадёжные хранилища усопших будут достойны внимания египетского бога.

Вечером первого же дня пребывания Сокара в Лос Анджелесе бога настигли самые неизбежные приключения из возможных. Сет проигнорировал стоическое молчание входной двери, клубы сизого дыма и состояние полнейшего улёта, в котором как раз находился бог некрополей, материализовался прямо посреди комнаты, представляющей собой памятник современному архитектурному минимализму. Пустынный не требовал от старого приятеля невозможного – не заставил сфокусировать взгляд, перестать раскачиваться и нарядиться в деловой костюм. Просто взял и потащил сие густое облако дыма в сторону парка аттракционов.

Сокар мало что запомнил из этого, несомненно, увлекательного похода. К примеру, в памяти накуренного божества чётко отпечаталась испуганная физиономия пятилетнего пацана и его родителей, не проникшихся идеей сделать мальцу первую татуировку на первый юбилей. Помнил продавца сахарной ваты, которому упорно хотел всучить связку воздушных шаров и связанного полицейского. Обрывки воспоминаний даже содержали красочную короткометражку о крестовом походе двух древних божеств в сувенирную лавку. Но вот все улики, касающиеся колеса обозрения, были изъяты из памяти Сокара подчистую. Заново осознал себя, уже находясь в квартире, в стадии лёгкого, довольно щекотного разложения. Богу не пришло в голову ничего лучше, чем погрузить свои мощи в ванную.

Вселенная была похожа на гигантскую резиновую утку и говорила. Рассказывала о слонах, черепаха, Коперниках и Бруно, взмахивала крыльями, рассыпая брызги звёзд.
― Вселенная, ты просто космос, ― именно этими словами Сокар поприветствовал Сета, решившего разделить с ним одно чугунное корытце на двоих.
— Шшшшш, побольше почтения, все они – Гор, ― заговорщицким шёпотом сообщил Сокар и на пару минут скрылся под пенной поверхностью воды.
— Это Эдфу у тебя в носоглотке? Красивый был город.
Двум богам явно было тесновато в одной человеческой ванне, но семейно-дружеские узы были сильнее тяги к удобству. Лягнув Сокара в голень, Сет в очередной раз нарушил чужое личное пространство.
― Все мои птенчики раскрашены мной, ― с гордым равнодушием резюмировал Сокар и отсалютовал в скрытую тенью часть комнаты. Там, за грудой полотенец притаился первый и единственный сосед бога некрополей. Он был безвозвратно и беспробудно мёртв, подобран Сокаром на «Голгофе», обогрет, изрисован таинственной вязью и яркими красками, и представлен миру усопших заново.
― У тебя за спиной в тени Царства мёртвых притаился мой талисман, я нарёк его Бадру. Надеюсь, вы подружитесь, ― ни одна эмоция не отразилась на лице Сокара, ни капля вменяемости не разбавила стеклянный взгляд.

Отредактировано Sokar (2014-06-08 23:27:37)

+6

4

Вечер пятнадцатого января Гор встретил в аэропорту Лос-Анджелеса, объясняя компании хмурых таможенников, зачем он ввозит в страну два мотка верёвки, наручники, кляп, биту, электрошокер и плеер с семнадцатичасовой записью, на которой повторяется фраза "Смирись, такова твоя судьба". Не говорить же, что всего лишь приехал к квази-отцу, желая сопроводить его к настоящему.
Пришлось на ходу изобретать небылицы о соседе, ассистирующем на съёмках фильма о похищении и позабывшем сумку с реквизитом, которую он, Томас Маршалл, чинно-благородно въезжающий в США с целью туризма, и захватил с собой по случаю. Ему не слишком поверили, несмотря на очень честные глаза и рассказы о том, как нерадивый ассистент плакал и валялся в ногах, прося привезти сумку с собой. Багаж задержали до выяснения обстоятельств. Вместе с ним пытались задержать и Томаса Маршалла, но тот обратился к адвокату. Божественному.
Гор имел больше опыта по части вынесения приговоров, но отлично себя показал и в новой ипостаси. Его отпустили с извинениями, напоили кофе и даже попросили передать подзатыльник соседу-ассистенту. Жаль, багаж всё равно не отдали. Так что, выйдя из аэропорта, он направил свои стопы в сторону лавочки хозяйственных товаров, а оттуда - в секс-шоп. В двух этих местах инвентарь был восстановлен в своей первозданной целостности, пусть и в несколько фривольном оформлении. Запись о смирении с судьбой не удалось раздобыть, но Гор решил, что в крайнем случае сам будет шептать это на ухо пленнику.
Других вариантов не было.
Разгул нападений на божеств всерьёз беспокоил небесного сокола. Боги переставали быть богами и оставались лицом к лицу с опасностями мира смертных. Имелись жертвы и среди египтян: Баст, покровительница кошек, лишилась своих сил. Неведомые злоумышленники сумели справиться даже с Сетом, а уж Гору было известно, какая это изворотливая зараза. Опасность близилась, в любой момент Осирис мог стать их мишенью. Гор не мог этого допустить, но понимал: кроме отца риску подвергаются многие его близкие. Никому не удалось бы охранять их всех сразу, поэтому требовалось усилить защиту тех, для кого это представлялось возможным. В случае Осириса выход напрашивался сам собой. Его можно было сделать сильней, слив с ним ту часть, что была отпущена повидать мир и набраться земного опыта. При всей симпатии к Сокару, это было необходимым шагом.
Ещё в прошлом Гор несколько раз порывался найти Сокара, одолеть и связанным доставить к царю мёртвых. Тот, несомненно, сумел бы поглотить свою блудную часть и переработать на благо Египта и всего мира. Гор не сомневался в отце ни на миг.
Но во время прошлых попыток его обнимали, накуривали, расписывали красками и фотографировали с мертвецами - в общем, до связывания и насильственной доставки пред очи Вечно благого как-то руки не доходили. Одна фотография даже обосновалась у Гора в бумажнике. Он доставал её, когда его начинали расспрашивать о делах любовных. Та девушка, что на этом фото так естественно смотрелась в его объятиях, была очаровательна. С одним-единственным недостатком - у неё были слишком холодные руки.
Новая попытка началась не очень удачно. Когда Гор вышел на родственника, тот сказался чрезвычайно занятым и предложил перенести встречу. В условленный день он не явился. Более того, его попросту не было в Египте. Подняв все свои связи, Гор напал на след: некто, зовущий себя Чензира Холдун, совершил перелёт из Праги в Лос-Анджелес. Остальное выяснилось уже к моменту прилёта и закупки инвентаря.
Если поначалу Гор ещё сомневался в том, правильный ли адрес подсказали его источники, то очень быстро растерял сомнения. Густой ароматный дым, лениво выползающий через полуприкрытую входную дверь, вполне мог заменить собой сияющий указатель: "Сокар - там!"
Перешагнув через порог, Гор окунулся в атмосферу расслабленного сумасшествия, что всегда нарастала вокруг бога некрополей, пусть даже он останавливался в гостинице и всего лишь на ночь. Со стен таращились маски, стол был покрыт белым порошком, на кровати валялись жутковатые принадлежности для татуажа и бальзамирования, в углу вместе с фикусом, чьи мясистые листья несли на себе отметины ножа и следы зубов, покачивалась связка воздушных шаров, крепящихся с полицейской дубинке. Внимательней Гор не присматривался - а ведь можно было увидеть ещё многое. Но он искал Сокара, а потому всего лишь обошёл комнаты, заглянул в шкафы, под кровать и в холодильник. Последнее явно было излишним, но зато стало явным: Сокара там точно нет. Обычно он отличался значительно меньшим числом рук и голов.
В итоге Гор остановился возле двери ванной. За ней журчала вода, сквозь неё доносились звуки речи и чувствовалось веяние божественной ауры. В ней проявлялись знакомые нотки, напоминающие о том, что некогда этот бог был частью Осириса. Но с ними мешалась иная энергия, пронизанная пустынным зноем. Эту силу Гор узнал бы спустя тысячу лет, слишком часто он подвергался её ударам и противопоставлял ей свою.
Но с чего вдруг Сокару и Сету делить одну ванную комнату?
Едва пустив эту мысль в голову, Гор испытал непреодолимое желание удариться лбом о стену. Желательно, несущую.
Нет, конечно же, этого не могло быть. Просто не могло. Ему показалось.
Вся квартира пропитана сладостным дурманящим дымом, он неосторожно дышал - вот и результат. Просто песчаный встретился ему дважды в течение короткого отрезка времени - и это после стольких веков блаженной разлуки. Сет всколыхнул былую ненависть, напомнил о себе, растравил раны на гордости. Вот и мерещится везде. Только и всего.
- Сокар! Это Гор, - окликнул он. - Мы договаривались о встрече. Кстати, я никого не хочу укорить, но мне казалось, эта встреча должна была случиться позавчера. И в Каире.
[SGN]Я на всякий случай в руку взял осколок кирпича и ответил: "Я не сука! Я - орленок Ильича!" (с)[/SGN]

+7

5

Утка крякала, кривила резиновый клюв и упорно что-то пыталась донести до пустынного. Сет прислушался, для лучшего понимания поднес ее  к лицу, пристально всматриваясь в разноцветные окосевшие глаза. Возможно, причиной тому была вольность художника Сокара, а, может, убойная доза кокаина. Одно Сет знал наверняка - даже в образе утки Гор не мог заткнуться. Он натужно пищал про престол Египта и грозился привести Гора-Анубиса и Гора-Тота. Разглядывая однообразных желтых уток, песчаный не мог определить, кто из них шакалоголовый, а кто – чересчур смекалистый бог. Но это только поначалу… Мгновением позже у покачивающейся меж хлопьями пены утки проросли длинные шакальи уши, а у его ближайшего собрата вытянулся клюв.
- Нахуй, - резюмировал пустынный и выбросил «Гора» из ванной. Следом за ним отправились Анубис, Тот, снова Анубис вплоть до полного очищения водного пространства от беспокойных созданий.
По завершении миссии внимание Сета переключилось на вынырнувшего из-под воды Сокара с креативным комком пены на малиновом ирокезе. И на его вопрос.
- Ты знал! Ты знаааал! Откуда? – песчаный попытался изобразить шутливое удивление, но быстро махнул рукой. В прямом смысле - вздымая кучу брызг. – Эдфу, а еще Абидос, Хебену…
Мысль пустынного нырнула в блаженную эйфорию, дополнила ассоциативный ряд и выдала ИДЕЮ.
- Саккара,  - с упоротым воодушевлением тут же возвестил Сет. Название города прозвучало как пресловутое «Эврика!». Впрочем, такая гениальная мысль и правда была сродни великому открытию, и песчаный не замедлил ею поделиться. - Поехали в Саккару.
И говоря «поехали», он подразумевал переместиться прямо сейчас. Прямым божественным рейсом из ванной в Лос Анжелесе к некрополям Саккары. Излишний энтузиазм пустынного всегда грозил если не неприятностями, то масштабными последствиями, а подкрепленный наркотическим опьянением и вовсе караул.
Сет уже оперся рукой о край ванны, собираясь растормошить совсем прибалдевшего Сокара, когда вдруг до него донеслось ощущение чужой ауры. Очень хорошо знакомой ауры, а вслед за ним голосовое подтверждение, что чувства его не обманывают. Многое из того, что произошло сегодня, пустынный мог списать на наркоту и был бы категорически прав, однако появление карающей длани всея Египта в этот длинный список не вписывалось.
- Ну блядь, - коротко высказал свое веское мнение пустынный.
Теперь и покусанному фикусу понятно, что Саккара откладывается на неопределенный срок. Нет, мысль о душевных посиделках за чаркой вина Сет не оставил, но появление Гора-не-утки внесло свои коррективы. Впрочем, и его явление обещало веселье.
- Заходи, не стесняйся, - не особо задумываясь, что Гор его не видит, приглашающе махнул рукой. С тем же результатом, что и пару минут назад. – Вежливые боги предупреждают, прежде бестактно вламываться и нарушать чужое уединение.
На этом внимание к Гору закончилось. Сет неожиданно вспомнил о мертвом друге Сокара, которого ему потрудились представить.
- Бадру, - повторил пустынный. – Подружимся, если он останется здесь, и ты не подбросишь его ко мне в постель.
А то ведь бывали прецеденты. [AVA]http://sa.uploads.ru/b0O2F.jpg[/AVA]

+5

6

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/06/655d00e5650d3d70be9a486bca2615aa.png[/AVA]
Вода глушила все звуки, что пытались прорваться извне, заменяла их вибрациями волн и всплесков. Хаотичное, казалось бы, движение воды, ограниченной объёмом чугунной ёмкости, создавало свою неповторимую музыку. Будто открытый космос, только в собственной ванне. Если бы боги могли выбирать специализацию, возможно, Сокар изменил бы разок смерти в одной из параллельных вселенных и отдал бы предпочтение воде. А что, ему наверняка пошла бы голова дельфина. Хотя в его случае это скорее был бы морской ёж. Или рыба-молот. Дельфины — для греков.
— Едемммм…, — всплыв после пятнадцатиминутного погружения, Сокар словно мантру пробулькал согласие на внезапное путешествие в его родную землю, в место, где раньше проводились самые пышные празднества в его честь.
Нечасто богу выпадала радость совместного купания с живым существом, к тому же родичем. Как и всякое создание, близкое к смерти, Сокар невероятно чутко воспринимал всё, что касалось жизни во всём её многообразии. Антроцитово-стеклянный взгляд бога вскользь проплыл по тесной комнатушке, на мгновение зацепился за жёлтые тушки резиновых утят, безжизненными кляксами сияющие на тёмном кафеле.
— Горушка! — воскликнул Сокар, резко вздымаясь из пенно-водного покоя и, словно морской угорь супергероической настроенности выплеснулся на пол. Только собрав всех утят в крепкие объятия, покровитель мёртвых ощутил некоторые перемены в атмосфере. Воздух заметно искрил от переизбытка двух враждебных энергий – пустыни и неба.
Улыбка вечно пьяного орнитофила слегка освежила серую физиономию Сокара, когда на его выкрик из-за угла показался самый настоящий, ни разу не резиновый, ни капли не похожий на утку сокол всея Египта.
— Настоящий бог никогда не опаздывает, — Сокар освободил руки, передав утят Сету на хранение, — Сегодня – позавчера, и мы в Каире. Немного фантазии (или галлюциногенов) и место-время перестанут иметь значение.
Не стеснённый узами ответственности за вудуизированные заменители настоящего отпрыска, бог некрополей раскрыл гостеприимные объятия навстречу Гору. За тысячелетия сложных внутрисемейных отношений, Сокар научился нейтрализующе игнорировать вражду дяди и племянника. Впрочем, как истинный ценитель постоянства, Сокар радовался, что в этом изменчивом мире нашлось место для таких прочных и не остывающих взаимоотношений.
— Мой светоносный сын, я пришёл к выводу, что ещё не время мне встретиться с некрополями Каира. Сначала Индия, язва и Дарджиллинг.
Не смотря на сложности, возникающие у людей и богов с осознанием всего размаха личности Сокара, бог ни на мгновение своей вечности (проведённой как в виде части Осириса, так и в созидательном одиночестве) не переставал считать Гора своим сыном. Даже не смотря на то, что всю сыновью любовь Осирис получал в одно лицо.
— Как добрался? Лакомился теми потрясающими булочками в кунжуте, что призваны скрасить многочасовой перелёт из пустынных земель в страну бетонно-стеклянных высоток? Будешь текилу? Южная Америка – интересное место, тебе там понравится, — ведя беседу, Сокар перемещался вокруг ванны в странном заторможенном танце. Прихватил с крючка мочалку, пара текучих па и вот он уже за спиной пустынного, намыливает футболку между лопаток. — Там тоже есть пирамиды.

Отредактировано Sokar (2014-06-26 10:54:17)

+5

7

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/5/5/7/2/557272/81388586.png[/AVA]
Гор стоял, полностью уйдя в размеренные, спокойные вдохи и выдохи, гипнотизируя дверь ванной так, будто она объявила о своём уходе мусульмане. Небольшая работа над собственным мировосприятием (действительно небольшая в сравнении с воспитательскими талантами Исиды) - и он вполне убедил себя, что Сокар не принимает ванну с пустынным богом. Это всё благовония. И слишком пламенная встреча пять дней назад. И опять благовония.
Поэтому, когда из-за двери его не-пригласил тот, кого там просто не могло быть, Гор отреагировал как всякий рассудительный бог без особых психических отклонений. Никак. Он ждал, пока позовёт тот, кто действительно присутствовал.
И ожидания оправдались. Услышав восклицание, Гор на всякий случай сотворил меч, щит и копьё из самого яркого света, что хранился в его душе, толкнул дверь и вошёл.
Как хорошо, что в ванной кроме Сокара никого не было. Случись иначе, не удалось бы избежать драки, а в памяти ещё были свежи последствия недавней стычки с Сетом в университете. Томас Маршалл заработал себе кучу проблем и даже подумывал о том, чтоб бросить учёбу. Впрочем, он подумывал об этом не меньше пяти раз в неделю.
К счастью, внутри неожиданно просторной комнаты обнаружились лишь бог некрополей, никто, ворох ярких резиновых утят и мёртвое тело. Солнечное оружие воссияло ярче, готовое к бою, которого, конечно же, не могло случиться по причине полного отсутствия соперников.
- Рад видеть тебя в Каире тринадцатого числа, - сказал Гор, обнимая Сокара, мокрого и голого, что неудивительно для того, кто наслаждался одиночеством и гелем для душа с запахом жвачки. Непроизвольно, в жесте вечного защитника, он плечом загородил почти-отца от ванной, в которой зияло выразительное пятно не-существования, обрамлённое зависшими в пустоте утятами. - Путь выдался спокойным, булочки - вкусными, кунжут - обильным. Благодарю за предложение, возможно, чуть позже я с удовольствием выпью.
Самое время было хватать и вязать Сокара, но Гор в очередной раз столкнулся с непримиримыми противоречиями. Беззаветная преданность отцу требовала одного, принципы взывали к другому. Сокар, пусть и являлся лишь частью души Осириса, был удивительно симпатичной личностью и явно наслаждался каждым мгновением своей жизни. Себя Гор без колебаний скормил бы Осирису, если бы знал, что это действительно поможет, но Сокара... Так было правильно, так следовало поступить, но почему-то не удавалось.
- Может быть, - одурманенный танец бога некрополей завораживал и завершился очень выразительной имитацией намыливания спины воздуху, Гор внимательно отслеживал каждое движение и крепче сжимал рукоять меча, - может быть, мы вместе побываем в Индии, выпьем желанного тобой чаю, а потом направим стопы к Осирису? Он хотел тебя видеть.

+5

8

Кокаин играл с сознанием Сета. Чудесный белый порошок затянул разум темными покровами необъятного космоса. Микровселенная пустынного бога творила свои процессы: в ней рождались и умирали звезды, вспышки сверхновых сжигали планетарные системы. Песчаный протянул руку, не заметив, что трогательные утята Сокара шлепнулись в воду… Пульсар, задетый бесцеремонным вторжением руки пустынного бога, разлетелся маленькими хохочущими крокодилами. Сет не увидел, как брошенные на произвол судьбы утки расправили крылья и перешли в новую высшую форму существования. В один взмах резиновых крыльев потеряли форму, исказили пространство-время и, сплетясь воедино, обожгли пустынного ослепительной вспышкой сверхновой. Сет интуитивно прикрыл глаза ладонью, а когда свет рассеялся, заворожено уставился перед собой. То, что раньше было дешевым пластиком и результатом упоротой фантазии Сокара, трансформировалось в черную дыру. Сет точно знал, что это ОНА, всем телом ощущал, как она неумолимо притягивает его к себе…
Вспышка. Сет попал в область гравитационного радиуса. Он улыбался и падал в искривленное пространство, пока Галактика-по-имени-Гор старательно не смотрела на космического путешественника.
Еще одна.
Черное полотно расчертил яркий след кометы. В ее красных отсветах тощий Сокар обнимал своего полусына.
…а потом Сет почувствовал, как бог некрополей усиленно пытается намылить ему спину. Сквозь футболку. И под напором этих нехитрых действий кокаин поднял белый флаг, сдавая гарнизон Черепушки Пустынного потрепанным силам разума.
Он проморгался, набрал в ладони воды и плеснул себе на лицо. Сознание все еще хранило варварские следы кокаинового нашествия, но соображать стало легче. Хебена подарила ему прогулку по Вселенной, Хебена была последней, а в укутанной клубами дыма гостиной – на столе его ждали еще города… И он к ним вернется. Пройдет разрушительным белым вихрем по располовиненному Кемету.
А пока, разглядывая старательно избегающего его Гора, Сет лениво перебирал варианты необычного поведения правителя всея Египта. Быть может, после недавней пылкой встречи в Каире у него произошел коллапс защитных механизмов и многовековое «яненавижусета» вытеснило подчеркнутое равнодушие. Или стадия отрицания скакнула в клиническую. Или American Airlines вместо кунжута насыпали в булочки львиную долю транквилизаторов. Или же царственная добродетельная пара, наконец, обратила взор себе под ноги, опередила авиаперевозчика и накормила «колесами» буйного сына.
- Что ты делаешь… - наконец, отреагировал на попытки постирать его футболку прямо на нем.
Выбрался из ванной, стащил с себя мокрую тряпку и бросил в воду, где ее тут же проглотил вечно голодный Себек. В один шаг Сет оказался рядом с сородичами и, раскинув руки, повис на их шеях.
- Я хочу сделать тебе еще одну татуировку, - повернув голову к Сокару, серьезно сообщил пустынный.
И эта идея тоже не терпела отлагательств. Точка опоры песчаного из загривков двух соколов сократилась до плеча бога некрополей.
- Вот здесь, - он ткнул пальцем в участок чистой кожи на спине. – Или…
Бог хаоса оттеснил Гора и с выражением глубокой задумчивости обошел вокруг сородича. Это уже становилось традицией - под глубоким кайфом Сет рисовал на Сокаре, а Сокар - на Сете и на трупах. Облик пустынного еще хранил выведенную богом некрополем фразу, смысл который был ведом одному ему.
- ...нет, мало места, - он решительно тряхнул головой. – Вот тут.
Пальцем очертил на груди границы будущего рисунка - под оплетающими тело бессмертного узорами.
- Здесь прошлое встретится с будущим, - Сет счет необходимым пояснить идею новой татуировки, и, обхватив за поясницу, потащил Сокара в гостиную. - А потом мы что-нибудь нарисуем на твоем полусыне... Гор, тебе нравятся утки?
Он точно знал, что у него есть татуировочная машинка.
[AVA]http://sa.uploads.ru/b0O2F.jpg[/AVA]

+5

9

распуш ми

[audio]http://pleer.com/tracks/44987345lVi[/audio]

Если бы антропоморфная персонификация ноосферы существовала, она наверняка бы нашла Сокара и уверенным тоном бывалого гипнотизёра сообщила ему, что он просто обязан открыть собственную кальянную. Всё же хипповатое гостеприимство бога некрополей не могло найти должного применения в лавке посмертных благовоний, так и впитывалось в потолок вместе с табачным дымом. Но сегодня был особенный вечер, стремительно обратившийся в ночь, сегодня Сокару предстояло, как минимум, спасти Лос-Анджелес от локального Конца Света.
Гор в полном боевом облачении освещал своим присутствием скромные апартаменты Чензиры. Сосредоточенное напряжение на юном лице бога-сокола несколько отвлекало Сокара от витания в фиолетовых клубах бессознательного. Растопырив в стороны руки, бог в полуприседе протанцевал вокруг Гора, гортанно клокоча мелодию, способную довести простого смертного до диареи, ну а в узком кругу египетских богов означавшую, что нет события радостнее, чем встреча полуотца и полусына.
— Из тебя вышел бы чудный светильник!
Пытаясь осторожно коснуться концентрированного сияния изрисованным пузом, Сокар походил на пациента психиатрической лечебницы, которому вдруг вздумалось помыть в костре голову.
— Люблю, когда ты приходишь, Гор, всегда зовёшь меня в путешествия. Это же так трогательно, когда отец и сын скитаются по миру вместе, попадают в невероятные приключения, знакомятся с кулинарными обычаями диких племён. Потрясающе! И Осириса навестим, ему без нас всегда скучно, я-то знаю, — пальцы Сета то и дело касались голой кожи бога некрополей, намечая границы будущей работы. Когда касание пустынного легло на поясницу, Сокар хрюкнул – щекотка сурова не только к смертным.
Предвкушение нового художества, которое совсем скоро может окрасить ещё нетронутый участок тела, доставило Сокару несколько прекрасных мгновений.
— Гор, присоединяйся, тебе понравится. Хочешь, я изображу на твоей спине сокола с распахнутыми крыльями? А руки и ноги обнимет узор лучистых солнц, — лишь встреча со Смертью могла затмить любовь Сокара к изображению таинственных узоров, что вместо слов и мыслей бороздили сознание бога. — Но сначала чай!
В доме Сокара никогда не бывало воды. Он попросту не доверял состоянию современной экологии, зато не сомневался в качестве алкогольной продукции. Поэтому все жидкости, имевшиеся в распоряжении бога, в тех или иных пропорциях, но неизменно содержали в себе спирт.
— С молоком? С сахаром? Я и лимончик порезал.
На пол посреди комнаты опустился поднос с фарфоровыми чашками, молочником и самым настоящим заварником, из которого доносился ни с чем не сравнимый аромат коньяка.

Отредактировано Sokar (2014-07-23 14:43:54)

+7

10

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/5/5/7/2/557272/81388586.png[/AVA]
- Осветитель из меня тоже неплохой, - поддерживая светский разговор, Гор только и успевал отдёргивать клинок от подступающего со всех сторон живота Сокара. Он совсем не мечтал случайно угробить своего почти отца. Вот для великой цели - это пожалуйста, это Гор сам бы первый умирать побежал. А в случайности нет ничего почётного.
Пустота страннейшим образом навалилась на плечи и дохнула в лицо крайней степенью наглости и безнаказанности. Гор не сдержался, зыркнул в её сторону, тут же успокоив себя, что отреагировал бы так же на любое несуществующее явление, которое по необъяснимой причине решило использовать его шею в качестве подставки.
Оружие тоже полыхнуло светом абсолютно так же, как и в ответ на чьё угодно предложение сделать татуировку Сокару. Да, точно. Кто бы ни высказал подобную идею, особенно, если этот кто-то по чистой случайности оказался бы очень пустынным и безмерно злым, Гор был бы возмущён одинаково. Совершенно точно.
Он чуть отстал от Сокара, погружённый в размышления, что лучше: позволить некой зловредной галлюцинации осквернить тело бога некрополей плодом своей больной фантазии, допустить, чтоб Сокар корпел над телом зловредной галлюцинации и тратил на неё душевные силы и вдохновение, или пожертвовать собой и обзавестись соколом на спине. Также существовал вариант пойти, незатейливо придушить галлюцинацию и подарить её труп степенному, очень мёртвому мужчине, что обитал в ванной. Очень, очень соблазнительно. Но Гор держал себя в руках.
Он вышел в гостиную как раз вовремя, чтоб увидеть, как голый мокрый бог накрывает на пол. День, начавшийся со вдумчивого и крайне смущающе-возмущающего обыска в аэропорту, просто не мог продолжиться в ином ключе.
- Мне просто молока, - тут Гор заглянул в молочник, как всегда, увидел там ликёр. - Нет, лучше просто лимон, - замоченный в банке спирта лимон весело подмигнул. - Ммм, я, пожалуй, воздержусь.
Тем, кто в компании Сокара хотел сохранить ясность мышления, стоило учиться питаться праной и солнечным светом. Последнее было не так уж сложно для небесного сокола.
- Что тебе нужно от Сокара, Сет? - можно было собой гордиться: в голосе не прозвучало ярко выраженного желания расчленить пустынного и разбросать части его тела по округе. Так, только жажда отпилить Сету пару пальцев. - Намерен использовать его в своих грязных интригах?
Допытываться у Сокара, в курсе ли он того, что его грязно используют, было не легче, чем проводить допрос шара предсказаний. Но Гор не мог не попробовать. Начать он решил издалека.
- Ты ведь в курсе, что Сет тебя обманывает? - спросил он, спасая свою чашку от заварника. - Его словам нельзя верить, в его обещаниях - гниль, его устремления кровавы и подлы.

+3

11

Она пробивалась сквозь пляску себе подобных в психоделическом трипе. Увязала в их ритме – свободном, раскованном. Чужой танец завораживал, а ее дорога одновременно походила на путь на Голгофу и путешествие по Стране чудес. Изнурительные прыжки по шляпкам разноцветных грибов под гулкие удары молота о деревянный крест. 
Роль Иуды досталась дорожке из Эдфу – кокаин с новой силой вдолбал по растекающемуся от одного только взгляда пространству. Звал сквозь яркие вспышки света, искушал поддаться наркоэйфории и спустить Великую Цель в сортир.
Но она помнила про нее.
Она – настойчива и упряма.
Она была Мыслью, которой удалось достучаться до удолбанного сознания бога хаоса.
Пустынный тряхнул головой – из глубин его упоротого разума проступил фрагмент воспоминания о будущем госте. Он медленно перевел взгляд сначала на Сокара, потом на Гора. Шестеренки его мозга завертелись быстрее, выстраивая генеологическую цепочку: Сокар-полуотец-Гора – Гор-полусын-Сокара – их-будущий-гость-сын-Гора.
- Блядь… - задумчиво изрек песчаный.
Снова глянул на нахохлившегося сокола. Вот какого хера принесло этого цыпленка? Более неподходящий момент появления карающей ручонки Египта придумать было затруднительно. Ну как затруднительно… Фантазия песчаного мигом подбросила пару вариантов, и на губах Сета расплылась широкая улыбка. Однако пустынный понимал, что скорее здесь появится танцующий стриптиз Аллах, чем Гор съебет обратно в свою египетскую клоаку и оставит бога некрополей наедине с песчаным. Развитое воображение сокола наверняка уже рисовало страшные картины расчлененки с участием Сокара, и, конечно же, его Долгом с большой буквы являлось защитить своего полуотца. И в подтверждение мыслей небесный заговорил, вновь сражая наповал свежестью и новизной своих речей.
Сет издал смешок, глядя Гору прямо в глаза. Похлопал себя по карманам в поисках телефона – тот нашелся в заднем кармане джинсов, промокший и неработающий. И шансы на возможный Апокалипсис местного масштаба существенно возросли. В другой раз пустынный так легко не отступил бы – развернул широкомасштабный флэшмоб «заставь Гора выйти в окно». Сейчас эту увлекательную игру пришлось отложить - в любой момент здесь мог появиться Имсет.
- Вряд ли ты поймешь, - обращаясь к Гору, доверительно произнес Сет, - но от Сокара мне нужен только Сокар.
Ладони пустынного легли на плечи бессмертного путешественника.
- Я вспомнил о нашем госте, – торжественно сообщил пустынный. Этой короткой фразы было достаточно, чтобы объяснить свое неожиданное исчезновение с их веселого праздника жизни, смерти и наркоты. – Вернусь и завершу твою татуировку.
Сутех расцеловал тощего бога в обе щеки, оттолкнулся от опоры сомнительной стойкости и нетвердой походкой двинулся к двери. Прежде чем перешагнуть дверной проем, он задержался у стола с рассыпанным коксом – наклонившись, в один вздох забрал с собой Аварис. Иногда лучше уничтожить город, чем оставить его противнику. Пусть даже он выстроен снежком на столе.
[AVA]http://sa.uploads.ru/b0O2F.jpg[/AVA]

+4

12

Вселенная, в которой жил Сокар, была нелинейной, внепространственной и в основном фиолетовой. В этой вселенной изукрашенные письменами трупы принимали ванну, резиновые утята могли почувствовать себя богами, а сами боги могли позабыть самую свою суть.
— Опять уйдёшь от меня голодным? Плохой из меня тогда хозяин, — Сокар не улыбался, но всячески излучал самые положительные эмоции в сторону Гора. Небесный сокол был сосредоточен, напряжён и явно недоволен происходящим, что не могло не огорчить покровителя мёртвых. — Ты всегда можешь заказать пиццу, раз уж мои запасы вызывают такое недоверие.
К огромному сожалению Сокара вопрос о татуировках так и остался неразрешённым. Терпение Гора всё же дало трещину и он не смог игнорировать присутствие своего песчаного дяди. Бог некрополей лишь поглядел на Сета через плечо и качнул головой, что можно было истолковать, как просьбу держать себя в руках и не поддаваться давним инстинктам.
— Из-под крана можешь попить, если не имеешь ничего против хитроумных американских водопроводов. Помнится, ночевал я как-то в канализации… Если сравнивать с мифами и легендами Древней Греции, монстры Тартара – хомячки по сравнению с тем, на что способна простая эволюция, — гостеприимный хозяин поднялся на ноги и, оказавшись рядом с Сетом, протянул ему чашечку ароматного коньяка.
— Что есть ложь? За свою долгую жизнь я уяснил один крайне интересный факт – правды не существует. Все мы придерживаемся собственной истины, каждого из нас питают личные заблуждения. Так и существуем, заворачиваясь в кокон из сонма различных точек зрения, недопонимания, нежелания слушать, — Сокар никогда не пытался примирить Гора и Сета, ему бы попросту никогда не пришло в голову заняться чем-то подобным. Бог некрополей полагал, что каждый из них имеет полное право на свою точку зрения со всеми вытекающими последствиями.
— До настоящего времени, если твой дражайший дядя хотел меня использовать, он сообщал об этом прямо, без всяких недомолвок. Так что у меня есть все основания полагать, что сегодня он здесь только для того, чтобы хорошо и душевно провести время, — Чензира провёл ладонью по спине Сета, касаясь рисунка, оставленного его рукой в одну из прошлых встреч. Там было изображено пророчество, о пророческом смысле которого никто из собравшихся не догадывался. В хитросплетении линий и фигур с большим трудом можно было различить третьего сына Гора со знаком пустынного вместо сердца. Сокару всегда очень нравилась эта татуировка, но сейчас она притягивала бога смертным холодом, исходившим от неё.
— И ты, Гор, мог бы просто насладиться тихой ночью, — бог некрополей быстро переместился от Сета к Гору и положил руку на вихрастую голову отпрыска.
Каждый был волен покинуть дом Сокара тогда, когда посчитает нужным. Бог никогда не придавал значения ритуалам прощания и приветствия. Он мог продолжить прерванный разговор спустя пару сотен лет, как ни в чём ни бывало. Сет решил уйти и Сокар не попытался это решение оспорить, просто принял. Кивнул уходящему и сосредоточил всё своё внимание на Горе, который остался. Те, кто остаются с нами, всегда нуждаются в нашем участии.
— Полагаю, нам и впрямь пора навестить Осириса, — Сокар посмотрел в широко распахнутые глаза бога-сокола и испытал непривычное чувство грусти. Ему было жаль сына, того, что на него в скором времени обрушится немало неприятных вестей. Старый бог знал, чувствовал, но так же понимал, что свою судьбу каждый должен принять достойно, не пытаясь ускользнуть от предначертанного.
— Но после мы с тобой непременно отправимся в Индию. Пообещай мне.

Отредактировано Sokar (2014-08-31 23:30:27)

+3


Вы здесь » In Gods We Trust » Архив завершенных эпизодов » (15/01/2014) Три мудреца в одном тазу...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC